Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.09.18. РОЛЕВАЯ ПЕРЕВЕДЕНА В КАМЕРНЫЙ РЕЖИМ.
ПРИЕМ НОВЫХ ИГРОКОВ ЗАКРЫТ.
Подробнее >>>
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"Словно в подтверждение ее мыслей, он схватил миску, полностью проигнорировав лежавшую рядом ложку, и начал жадно заглатывать пищу прямо ртом, точно голодный зверь, лишь изредка помогая себе пальцами. Это одновременно демонстрировало и то, насколько голоден он был, и то, сколь много в нем было от дикаря. Даже самозабвенно поглощая пищу, тот не забывал бдительно поглядывать по сторонам, оценивая обстановку. Каллисто поневоле задалась вопросом, откуда же он пришел и кем был раньше. Он не напоминал никого из тех, кого она знала - однако все они так или иначе были обязаны своим происхождением "Кадмусу", а значит, он был местным. Должен был быть."
>>>читать пост<<<
БУНТАРЬ МЕСЯЦА



Lance Alvers

БАННЕРЫ


LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [Весна 2003] Until down


[Весна 2003] Until down

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://78.media.tumblr.com/de1267610acb4a29d15760fff8ab8e2d/tumblr_olynhwWUee1w3diczo1_500.gif

https://media.giphy.com/media/r2RBew4O59xrG/giphy.gif

Название: Until down
Участники: Томас Уэйн (22 года, 4й курс), Эдвин Джарвис (20 лет, 2й курс)
Время и место: Гарвард, общежитие и окрестности
Краткое описание: Эдвин положительно влияет на Томаса, но вскоре их дорожкам суждено круто разойтись: Джарвис выбирает тему дипломной работы, а Уэйну встречается красавица Марта.
Прим.: продолжение

+1

2

Джарвис никогда не вставал легко, привычно засиживаясь каждую ночь за книгами и конспектами. Тяжело было не только из-за четырех часов сна, но и из-за нагретых двумя телами простыней и цепкой хватки сильных рук. Томас Уэйн вставал еще более тяжело. Будильники, просьбы и даже приказы игнорировались напрочь. Действовали тычки, опустевшая кровать и обещание бросить его одного, если в течении пятнадцати минут они не выйдут из общежития. Это почти традиция, сложившаяся за последние два года. Эдвин и сам не особо понял, когда и как все закрутилось, но глупо было бы утверждать, что ничего не изменилось, и их с соседом связывали лишь хрупкие узы терпения и вынужденного сосуществования рядом. Более того, в какой-то степени это пошло на пользу всем, разве нет? Томас Уэйн славится не своими загулами, а твёрдой позицией в лучшей десятке университета. Его спортивные успехи не уступают академическим. Можно за это простить ему пару вечеринок в семестр. Джарвис все так же твердо стоит на своем и никуда не ходит с той самой вечеринки на первом курсе. Но и не воспринимает в штыки, когда Уэйн отправляется отпраздновать победу своей футбольной команды. И вообще, с чего бы ему спрашивать разрешения...

Каждое утро - это пятиминутка самобичевания и самопознания. Эдвин спрашивает себя, как позволил втянуть себя в столь неправильные и обречённые на провал отношения, обещает себе приступить к давно придуманной тактике отступления, а после душа все так же стоит с книгами наперевес, поторапливая своего парня, чтобы не опоздать к первой лекции. Ему, разумеется, не стоит думать о Томасе, как о своем, просто иногда так выходит само собой. В конце концов, они же два года вместе... Хоть, в который раз повторяет он себе, он совершенно не знает, как все это произошло.
- Я сегодня задержусь, первая встреча с научным руководителем, - деловито предупреждает, заводя сонное тело в университетскую кофейню. Их странную парочку не то что недолюбливают, скорее лишь одну не очкастую часть, но Джарвис давно научился игнорировать человеческую зависть и банальную недалекость. - Не забудь, что тебе нужно подготовиться к завтрашнему тесту по уголовному праву.
Он как записная книжка Уэйна. В его голове задерживается удивительно много информации и мелочей. Научишься тут думать за двоих, когда второй каждый день забывает, что ключи от комнаты остались в его именной спортивной куртке. Но Джарвиса это уже как год не напрягает. Удивительная человеческая натура приспосабливается ко всему.

Они всегда расходятся у центрального входа - вместо прощания легкий взмах руки и никаких двусмысленных жестов. Не то чтобы они договаривались, все сложилось само собой. В их отношениях все складывалось само собой, что не могло не напрягать и не наталкивать на закономерные вопросы. Но Джарвис будущий психолог. И, как и все хорошие специалисты в этой профессии, он легко читает других людей, оставаясь сам для себя загадкой века. Ничего необычного. И все же... По-человечески он не может не думать о происходящем в его же жизни. Только делает это с непростительной ошибкой - стараясь абстрагироваться и не прибегать к эмоциям, будто изучая очередной случай из книги. Пока это особо не мешает, даже невозможно заметить просыпающийся деловой интерес к происходящему, плавно родившемуся из усиливающихся эмоций - страха, неуверенности и понимания тупиковости своих первых отношений. Джарвис лишь надеется, что все в рамках, что они все контролируют. В конце концов, как любит повторять Томас - они еще студенты, у которых есть право на ошибку, после все равно придется играть по другим правилам. Эдвин все старается понять, что так зацепило его в простой фразе. Но у него не выходит всерьез задуматься - он слишком серьезно относится к своей учебе, которая все еще главенствует в его жизни.

[AVA]http://forumfiles.ru/files/0014/0d/06/81535.jpg[/AVA]

+3

3

Третий курс пролетает мимо. Томас слишком занят своим новым соседом по комнате, чтобы всерьёз браться за учебу. И все же учеба постепенно входит в его жизнь, потому что Джарвис и ботаника связаны неразрывно, и всяк тот, кто жаждет быть с серым мышонком, обречён ботать вечность. Впрочем, у этого даже есть свои плюсы, и Томас умудряется не просто не вылететь с курса, а закончить в тридцатке лучших.
Расстаться на лето - самое тяжёлое, что с ним случается за последний десяток лет. Но к осени они вновь воссоединяются, и на этот раз уже больше не расстаются.
Странные, неназванные отношения между ними крепчают с каждым днём. Это видно не только им, это понятно всем окружающим. Забавно, не правда ли? Они такие невообразимо разные. Но человек привыкает ко всему, так и они оба быстро и неудержимо «привыкают». Томас готов спорить на все содержимое своего кошелька: у них обоюдная зависимость. И хотя нет в оппоненте ничего такого особенного, что обычно привлекает Уэйна, склонного западать на ярких и горячих, он все равно неминуемо попадает в этот плен. И знаете что? Совершенно о том не жалеет.
Постепенно они притираются друг к другу. Ночуют вместе, едят вместе, учатся вместе. И даже веселятся. Да-да, веселятся! Не совсем так, как привык Том. Они веселятся теперь иначе, но к этому тоже можно привыкнуть и находить свою прелесть в научных баталиях тет-а-тет, в долгих диалогах и ленивых вечерах в обнимку под старый фильм или «новинку» из библиотеки. Веселиться в старом стиле он также не забывает, но эти «загулы» становятся все реже, все спокойнее, все непродолжительнее.
Четвёртый курс разворачивается во всей красе. Они встречают Рождество вместе, Уэйн вырывается в топ-десять лучших учеников. Родители с преподавателями бьются в экстазе и восторгах от его учебных успехов. Всяк и каждый склонен признать, что эти ненормальные отношения весьма благотворно влияют на Томаса. Он теперь буквально образец американского студента, благочестив и воспитан, эрудирован и начитан, деликатен и сдержан, манерен в самых лучших британских традициях и даже жуёт овсянку с чаем по утрам.
..и все также пускает слюни на подушку, а ещё никак не может проснуться после ночи. Пожалуй, если бы не Эдвин, ничто в целом мире так и не смогло бы исправить этот избалованный элемент общества. Но Томас старается теперь: ради него, ради них и даже ради самого себя, хотя это и не просто признать. Ему нравится - нравилось - играть разбитного прожигателя жизни, но время все меняет. И вот вместо мятой футболки он носит рубашку с галстуком цветов факультета и даже чистенький пуловер сверху, прилежно причесывается и иногда даже цепляет на нос очки - для виду, разумеется, но девчонки за соседними партами просто тают (и ему все ещё нравится подобное внимание, черт подери!, хотя это и не имеет особенного значения теперь).

Это утро почти ничем не отличается от многих других. Крепкие объятия пустеют, хотя Томас цепляется за оппонента до последнего. Недовольно переворачиваясь, он шарит руками по остывающим простыням. После тяжело вздыхает сквозь сон и досыпает ещё немного, покуда ванная комната занята и у него есть немного времени. Ему даже успевает присниться некоторый сон деликатной направленности, хотя после пробуждения кроме смутных (и весьма приятных) впечатлений ничего не остаётся, и все же Томас все равно недоволен. Выглядит помято и даже что-то бурчит себе под нос. Он всей душой ненавидит эти «особенные дни», когда в их привычный размеренный ритм совместной жизни неминуемо что-то вмешивается. Встреча с научным руководителем, к примеру. Или тест по уголовному праву, будто он неладен.
- Так точно, мистер Зануда, - перед тем, как отпустить Эда на занятия, Томас шутливо изображает поклон, но тут же с улыбкой взмахивает рукой. Пусть британец не тревожится, он все исполнит в лучшем виде. В конце концов, не для того он столько трудился, чтобы именно сейчас спустить все в унитаз. Чертова уйма времени и сил потрачены, к чему же теперь артачиться? Ему и самому это нравится, не иначе.
- Увидимся вечером. Я куплю ужин, - скороговоркой обещает и первым отворачивается, чтобы успеть к началу пар добежать до своего корпуса. Он знает, как Джарвис не любит все эти прощания, а ещё как боится проявить на публике хоть крохотную эмоцию, а потому не заставляет его. Взмаха ладонью достаточно. Пока. В дальнейшем он непременно приучит оппонента к более горячим встречам и прощаниям, но сейчас ему хватает и достигнутых успехов в плане постели. Там, где они остаются наедине, словно стираются всяческие границы. Ох, кто бы знал, как очкастый серый мышонок бывает горяч! И кто бы ожидал подобной прыти или того, как быстро и охотно тот станет учиться и раскрываться.
Забываясь в утренних мечтаниях, Томас окрылённым несётся до своего учебного корпуса. На самом деле он всегда с нетерпением ждет окончания пар, чтобы воссоединиться с пассией, поэтому не отказывает себе в небольшом бонусном стимуле в виде воспоминаний и грёз - так время пролетает быстрее. Но сейчас рассеянностью играет с ним злую шутку, и он на полном ходу врезается в такую же зазевавшуюся. По классике жанра в разные стороны летят бумажки и книжки, и они оба в неловкости кидаются собирать рассыпанные пожитки.
- Ох, приношу свои извинения, - кротко лопочет Томас. Джарвис может им гордиться, ни грамма спеси, сама воспитанность. - Совершенно недопустимо с моей стороны не глядеть, куда бегу. Я могу загладить свою вину?
Он почти опаздывает. Но вежливость - добродетель. Том всякий раз спрашивает, как повёл бы себя Эдвин на его месте, и почти слышит, как тот хвалит его за «верные» решения.
Девушка перед ним лишь мотает головой и сердито заправляет чернявый тяжелый локон за ухо. Только сейчас Уэйн замечает, что она разгневана, и это немного сбивает его с толку. Ведь он искренне извинился! Чего ей ещё нужно?
В обычное время такой мелочи ни за что бы не выбить его из колеи. Но сейчас Том почти растерян. Девушка выхватывает из его рук ту часть книжек и бумажек, что он успел собрать, и резко трясёт перед ним листком с расписанием. У неё обнаруживается сильный шотландский акцент, когда она требовательно уточняет о расположении кабинетов.
«Новенькая,» - догадывается Том. Очень странно, что кто-то рискнул перевестись в это время в этот университет, но чего только в жизни не случается.
Стараясь не замечать встречной агрессии, парень расслабленно улыбается и деловито приглашает ладонью следовать за собой. Он целиком и полностью держит себя в руках и абсолютно точно не собирается ссориться с этой мисс.
Она вбегает в нужный кабинет первой, чуть ему стоит придержать дверь. Томас лишь пожимает плечами и шмыгает следом, потому что тоже направляется как раз на эту пару. Внутри неприятно скребется, ему бы не хотелось, чтобы их расписания совпадали, и хотя это глупая мелочная мысль, ему никак не удаётся от неё избавиться.

После уроков ему приходится шутками и прибаутками отбиваться от приятелей. Сегодня намечается какая-то очередная шумная вечеринка, но он давно не следит за оными, хотя продолжает оставаться достаточно популярной публичной персоной. Как у него это выходит? Том и сам не понимает, хотя - не скрыть - порой это доставляет ему ни с чем несравнимое удовольствие.
Ещё ему нравится, как смотрит Эдвин, когда их окружает толпа или Томас «я должен пойти» вынужденно отправляется на одну из тусовок просто во имя статуса и положения. Все это забавно.. Ему нравится дразнить оппонента. Есть в этом что-то. Не полноценная ссора, но зато предусмотрено горячее воссоединение. Все эти отношения в новинку и самому Томасу, так что он наслаждается сполна.
Уэйн ловит себя на том, что улыбается, бездумно смотря в раздобытый учебник. В библиотеке в это время пустынно и тихо, не шумная пьяная вечеринка, конечно. Но тем и лучше, никто не будет отвлекать от учебы и попеременных пошлых мыслишек, можно и позаниматься, и пофантазировать о своём..
За стол напротив опускается девушка, увлечённая своим чтивом. Том украдкой оглядывается - вокруг полно свободных столов - и переводит взгляд к оппонентке. Та самая вздорная девица.. Томасу делается неуютно. Он ещё раз украдкой оглядывается, чтобы убедиться, что вокруг хватает мест и территорий для уединенного чтения, и со вздохом притыкается в книгу. В обычное время он, несомненно, сумел бы разогнать тучи и ловко выкрутиться из конфликтной ситуации, по сейчас ему нет дела и нет желаний развивать эту историю. Так что он просто решает не замечать раздражитель, авось оно все само наладится.

[AVA]http://forumfiles.ru/files/0014/0d/06/57887.jpg[/AVA]

+3

4

Учеба увлекает. Эдвин легко теряет связь с реальностью и уж тем более счет времени. Отвлечь его от занятий или чтения книги - задача посложнее, чем разбудить Томаса Уйэна. Он заслуженно считается усердным и талантливым студентом, но ему не дается все слишком легко и просто, поэтому ему приходится стараться еще лучше - в конце концов, у него амбициозные планы, и ради будущего стоит проявить усилия. Настолько, что он уже запланировал свою дипломную работу, за которую обычно берутся в последний год обучения. Джарвис хочет провести настоящие исследования, взяться за реальный эксперимент, написать работу, уже достойную представить его в научных кругах. Ему пошли навстречу - и даже выделили научного руководителя, позволив за высокую успеваемость самостоятельно выбрать из числа лучших профессоров. Разве можно было упускать подобный шанс?
Встреча с профессором Левином, специализирующимся на социальной психологии и теории социального научения. Последнее особо интересовало Джарвиса, считающего, что именно эта теория Альберта Бандуры одна из лучших за все время существования психологии как науки. Учиться у его ученика - настоящая удача. Так что не стоило удивляться, что Эдвин забывает про время, общаясь с одним из выдающихся умов современности.

Проходит не меньше пары часов прежде, чем Джарвис все же улучает минуту на то, чтобы написать Томасу. Он обещался задержаться ненадолго, но точно не вернется в ближайшие пару часов. Научный руководитель готов провести с ним время и даже пожертвовать временно книги из собственной библиотеки - Уэйн должен понять всю масштабность происходящего для такого, как Эдвин. А потому он с чистой совестью возвращается к беседе, в который раз корректируя тему будущей диссертации. Профессор настаивает, что нет ничего интереснее, чем психопортреты лидеров мнений и «звездных» студентов, которые формируют у остальных либо стойкое желание к подражанию, либо бурный внутренний протест, чаще основанный на отрицаемой зависти и, лишь в некоторых случаях, собственной ассоциальности, про которой человека действительно не волнует общественное мнение и даже порицание. Но, что самое интересное - это изучить возможность не только влияния такого лидера на поведение и даже жизненные приоритеты других людей, но и понять, как корректировать поведение подобных людей для установки необходимого вектора действий толпы. В конце концов, куда идет пастух...

Джарвис вдохновлен. Ему нравится направление, которое ему задает профессор. Он не собирается злоупотреблять исследованиями и необходимыми экспериментами, свято веруя в простую клятву «не навреди», но зато видит потенциал подобной работы в будущем. Начиная от работы с такими лидерами с самой начальной школы, когда еще неокрепшие умы только раскладывают все по полочкам, выбирая между хорошо и плохо. И как удачно, что он решил начать работу заранее! Нет лучшего поля для наблюдений, чем студенческая среда, в которой ЛОМы играют наиважнейшую социальную роль. Все так прекрасно сложилось, что Джарвис готов ждать подвоха, но только не сегодня. Слишком хороший день. И несмотря на то, что за окном уже темно, Эдвин успевает заскочить в библиотеку. Теперь ему надо вынести с десяток новых книг, которые помогут ему в столь ответственном деле.

В библиотеке его знают и даже не просят студенческий билет. И все же собрать такую подборку быстро не представляется возможным. Джарвис даже пишет еще одно сообщение - он скоро вернется, совсем потерял счет времени. Иногда с ним такое происходит, но при этом его можно найти в этом самом месте, поэтому вряд ли Томас действительно волнуется. Скорее и сам активно готовится к завтрашнему тесту. Экзамены на юридическом факультете поспорят со сложностью со многими другими, носящими гордое название естественные науки, поэтому Джарвис больше его не отвлекает. В конце концов, минут через двадцать он уже будет в комнате, и они смогут обсудить прошедший день. Эдвин, признаться, стал почти зависим от подобных вечеров. Это и неудивительно - к хорошему привыкаешь быстро. П собеседник из Томаса был блестящий, это невозможно было не признать.

[AVA]http://forumfiles.ru/files/0014/0d/06/81535.jpg[/AVA]

+2

5

- Не думала, что учиться так весело.
Чужой голос становится неожиданностью для Тома. Он почти и забыл, что не один за читальным столом.
С трудом выныривая из собственных мыслей, он вопросительно приподнимает бровь. Болтовня в этом месте не приветствуется, так что он чтит закон святыни и краток в жестах.
- О, я о твоей улыбке. Когда глядел в книгу.
Томас чуть ведёт плечом. Ничего такого? Ничего особенного. Просто забылся и думал о своём. Вряд ли юридическое право могло в самом деле кого-то осчастливить.
- Завтра тест, - вполовину голоса все же отзывается. - Это нервное.
Девушка тихо хмыкает. Смех у неё отрывистый, задорный.
- Ты совершенно не похож на зубрилу.
- У меня здесь порнографический журнал под обложкой, - привычно шутит Томас, сопровождая прибаутку обворожительной улыбкой. Он надеется, что это смутит оппонентку и отобьёт ей желание к дальнейшему диалогу, но она, похоже, не из робкого десятка. Захлопывает свою книгу и решительно поднимается, Том следит в растерянности. И что теперь? Поверила в шутку, устроит шумиху или просто уйдёт? Хоть бы последний вариант.
Она обходит стол и складывает руки на груди. Стоит так близко, что он ощущает ее парфюм, достаточно тяжеловатый для мисс ее лет, стоит признать, но оно ведь как - на любителя.
«И что теперь?»
Уэйн не любит эти игры. Точнее, когда-то он сам был профи в том, чтобы подразнить и поставить оппонента в тупик, но сейчас он почти категорически против подобных.. заигрываний? Его вдруг осеняет. Ну точно! Девчонка, поди, его клеит.
Наверное, нужно сказать ей сразу, что он занят. Он.. занят..? Томас командует себе мысленную паузу. Постойте-ка. С каких пор он так думает и насколько это соответствует правде? Они с Эдвином никогда не говорили об этом, так что у него нет достаточно веских оснований, чтобы всерьёз так думать, но все же.. Это ведь очевидно. Всем и каждому! Или же..
- ..так ты идёшь?
- Что? - Том рассеянно возвращает внимание девушке. Она склоняется так, что он видит ее декольте. А она ничего так. В смысле, смелая.
- Вечеринка, - закатывая глаза, со вздохом повторяет. Терпение, очевидно, не ее конёк.
- Вечеринка, - медленно тянет Томас. Он что-то пропустил? В голове все никак не складывается дважды два.
У него завтра тест, ему ботать до ночи. Он обещал купить ужин. Они не виделись целый день, и Томас хотел бы вернуться пораньше. Никакой вечеринки в его планах абсолютно точно нет.
- Ты сбил меня утром. Проставишь пару шотов и можешь быть свободен, - замечая его настроения, девушка беззаботно машет рукой в жесте следовать за ней. - К тому же, я здесь новенькая и кто-то должен мне все показать. И раз уж за тобой все равно должок..
Какая хитрая. И однозначно смелая. Томасу нравится это в людях, он даже по инерции улыбается. Но быстро напоминает себе, что должен учиться. И ещё ужин и крошка Джарвис..
Телефон коротко вибрирует и высвечивает смс от Эдвина. Задержится.. Ну конечно. Этого стоило ожидать. Со вздохом захлопывая учебник по праву, Уэйн поднимается и кивком головы соглашается с условиями незнакомки. Раз уж он все равно абсолютно ничем не занят до ночи, можно бы и пропустить пару стаканчиков. В конце концов, Джарвис сам в этом виноват, у них мог бы быть чудесный вечер, но его величество задротство всякий раз выбирает не в его пользу. Что же.. В таком случае - вечеринка!

Домой Томас приползает едва ли не к утру. У него голова кругом и в ушах шумит, а ещё разбита губа и хлюпает нос, но это все мелочи, потому что он - отважный герой!
Отчаянно цепляясь за косяки и стены, доползает до кровати и падает на подушки, рукой нащупывает тёплый бок рядом, чтобы подтащить к себе поближе. Он почти совершенно не пьян, и все же разборок ему сейчас не хочется, ведь он безбожно опоздал к ужину. Который обещался купить, к слову, но совсем забыл, черт! Том шипит себе под нос, но слишком устал, чтобы в самом деле об этом сожалеть. Лучше подумает об этом завтра, а пока устало закрывает глаза. Нужно постараться выспаться, ведь сегодня ещё писать чертов тест, к которому он едва ли как следует подготовился.

[AVA]http://forumfiles.ru/files/0014/0d/06/57887.jpg[/AVA]

+3

6

Знания - это сила. Эдвин бы сейчас поспорил, что это тяжелый багаж. Очень и очень тяжелый, когда в твоем рюкзаке более десятка книг, а еще шесть ты стараешься унести в руках. Он мог бы позвонить Томасу и попросить о помощи, но не хочет дергать и отрывать от подготовки. Он вполне справляется и сам, заваливаясь в пустующую комнату. Это удивляет, так как Джарвис не заметил своего соседа в библиотеке. Впрочем... она слишком большая, чтобы это о чем-то говорило. Видимо, он тоже увлекся, поэтому не стоило волноваться. Тем более, что святая всех ботаников закрывалась уже через пятнадцать минут. У Эдвина как раз было время разложить свое новое богатство на и так забитых полках, пробежаться влажной тряпкой по всем поверхностям, поменять постельное белье и даже закинуть старое в прачечную в подвале общежития, да и вообще немного прибраться в комнате, ведь руки доходили до этого не то чтобы часто...
Прошло больше, чем пятнадцать минут. Парень озадаченно поглядывает на часы, где уныло мигают цифры, оповещая о том, что наступила полночь. Обычно они всегда предупреждали друг друга, если приходится задержаться, были в курсе спортивных и научных событий, которые влияли на их обычный распорядок, но... В этот раз ничего не подходило. Томас просто не пришел. Как в старые добрые времена, когда Джарвису было плевать...

Эдвин не сразу замечает, что недоволен. Более того, что даже порядком заведен и раздражен. Потому что ему совсем не все равно, но мистер Уэйн не счел нужным предупредить о своих планах, забыл про обещанный ужин и совершенно точно не сидит сейчас на кровати рядом, углубившись в уголовное право. Но когда через час Джарвис все же пишет робкое «Ты где?» и не получает ответа, то начинает волноваться. Территория их университета огромна, но он все же отправляется зачем-то сначала в библиотеку, после в госпиталь - мало ли что. Уточняет у несколько загулявших старшекурсников, интересуется видел ли кто-то Томаса из общежития, но никто не может дать внятного ответа. Где-то был, вроде видели, ничего конкретного. Эдвин вынужден вернуться обратно, успокаивая себя тем, что первым бы узнал, случись что с Уэйном - он сам вбил свой номер для экстренной связи, если с Томом что случится.  Но телефон молчит - даже ответного смс так и не приходит. Джарвис так и сидит на кровати, обхватив руками подушку и терроризируя взглядом входную дверь. Пока на улице не начинает светать.

Томас возвращается. Таким, словно отмотал эти два года назад. От него разит алкоголем, сигаретами и женскими духами. Он потрепан, на скуле через час-другой расцветет синяк, губа рассечена, и из носа гордо течет струйка крови. Хорошо, в таком плохом виде Джарвис видел его лишь однажды. И уж тем более не хотел бы видеть снова. Он ведь обещал... Беспокойство проходит по щелчку пальцев. Кроме возмущения и обиды, он ощущает досаду и разочарование. Эдвин считал, что они прошли этот этап, что у них не просто договоренности - прочные основы двухлетних отношений. И он даже немного растерян от того, что происходит. И от поведения Томаса прямо сейчас.
Парень решительно отбрасывает его руку и старается недовольным взглядом показать, что ждет объяснений. Уэйн не видит ничего, потому что почти засыпает от ночи кутежа, да и потому, что еще откровенно пьян. Эдвин раздраженно поднимается с кровати и нарочито громко в ванной собирает все необходимое. После уходит из комнаты, громко хлопнув дверью, чтобы вернуться со стаканом, полным льда. Он не собирается сейчас устраивать ему допрос или сцену, он вообще выше этого! Но через несколько часов будет экзамен, и Тому стоит там появиться, чтобы не умудриться потерять свое место в рейтинге в последний год обучения.
- Томас, давай, поднимайся, - в его голосе лед и вьюга, Джарвис силком усаживает его, откидывая ра подушки, уворачиваясь от загребущих рук. И уж точно не обращая внимания на несчастное лицо. - Пей. И сиди смирно.
Средство от похмелья у них завалялось случайно, ведь надобность в нес давно отпала. Можно сказать - повезло, что Эдвин домовитый. Он усаживается на край кровати, поставив перед собой таз с водой, перекись, полотенца и бинты, принимаясь за самые очевидные повреждения. И зачем вообще все это делает...

- Не дергайся. И пей, до дна, - он подталкивает его руку, а сам уже запихивает скрученные жгуты из бинтов ему в нос. Хмурится и обрабатывает разбитую губу перекисью, стараясь не слишком морщиться на уже забытый букет ароматов. Ему бы просто уйти и дождаться начала занятий в парке, но Эдвин не может вот так его бросить, даже если очень хочется. Очень-очень хочется...
- Откинь голову назад. У тебя через два часа экзамен, постарайся прийти в себя. Я сделал все, что смог, - сказал, как отрезал, рывком поднимаясь с кровати и отсаживаясь на подоконник. Его личное место уединения - когда он недоволен или растерян, всегда огораживался книгой, забиваясь в самый уголок. Ему, конечно, совершенно не хочется молчать, как обычно. Он жаждет объяснений и даже извинений, что заставил волноваться, но не научен высказывать обиды и требовать разговора. Ему на секунду даже совестно, что он вообще все это чувствует, Томас ведь взрослый человек и имеет полное право отдыхать и веселиться, просто... У них был уговор! Он обещал! Он не приходил всю ночь и даже не написал ему, не ответил... Ему уже наскучило? Просто не посчитал нужным? Даже не...вспомнил о нем на этой вечеринке? Это все так глупо и по-детски, что Эдвин злится уже на себя. Хмурится лишь сильнее и раздраженно хватает первую попавшуюся книгу, но никак не может прочитать ни строчки, слишком взволнованный и возбужденный. Но он все равно огораживается, несмотря на желание поговорить, он не готов, потому что все эти эмоции для него в новинку. И ему бы для начала хотелось остыть, осмыслить, а уж после обсудить. А пока пусть просто приходит в себя и идет на экзамен. Оставалась надежда, что после столь бурной ночи он все же не завалит тест.

[AVA]http://forumfiles.ru/files/0014/0d/06/81535.jpg[/AVA]

Отредактировано Edwin Jarvis (15.05.2018 08:18:31)

+3

7

Сознание пасует и пытается то и дело куда-то уплыть. Томасу почти начинает сниться сон в те короткие несколько минут, что его никто не трогает. И хотя тепло из-под его бока недовольно уползает, парень просто не может сейчас сосредоточиться на этом. Ему нужно немного поспать.. Хотя бы немного.
«Тепло» возвращается, принося с собой боль и тревоги. Теребит за плечи, сажает ровнее, обрабатывает лицо чем-то щипучим, вручает в руки стакан с ядреной штукой, которая ненадолго приводит Томаса в себя. Он с трудом концентрируется; он так устал и хочет спать, что его почти колотит.
Джарвис недоволен. Конечно же, он недоволен! Стоило подумать, что именно так и будет.
- Прости.. Я все объясню, - хрипло, неразборчиво бормочет Уэйн. Послушно залпом выпивает то, что ему велели, и почти сразу хлопается обратно на подушки, мгновенно вырубаясь, будто его битой огрели по голове.
Пара часов - слишком мало после такой ночи. Том с трудом «воскресает» положенное время спустя и даже выглядит не в пример лучше - стараниями Джарвиса, не иначе. И все же разбитая губа предательски распухает, а на скуле жизнерадостно цветёт синяк. Впрочем, это - последнее, о чем ему сейчас думается. Способный соображать чуть более ясно, Уэйн вспоминает всю тяжесть своей вины - и с трудом поднимается из кровати, чуть раскачиваясь от слабости. И где те времена, когда он гудел неделями подряд и мог не спать сутками? Дурное влияние мистера заучки, не иначе. К слову, тот находится на широком подоконнике, своём излюбленном месте уединения. Похоже, Эд устал не меньше после бессонной тревожной ночи, а потому дремлет прямо над выбранной книгой, которую - к слову - держит кверху ногами. Это яркий показатель состояния пассии: расстроен, потерян, сбит с толку, Томас даже закусывает губу от острого укола вины - но тут же болезненно шипит от собственной неосторожности, слишком больно после ночных боевых отметин, но этим неминуемо будит оппонента. Заметив, как тот сонно вздрагивает, парень склоняется ближе и заглядывает в его лицо с повинной улыбкой:
- Эй. Доброе утро. Спасибо, что дождался и уложил.
Пожалуй, ему стоит начать оправдываться прямо сейчас, но вместо этого Томас обнимает его за плечи и крепко прижимает на несколько мгновений. Его тепло должно утешить Джарвиса, даже если тот обижен или зол. В конце концов, все случившееся ночью - нелепая случайность и никогда больше не повторится. К тому же, когда мышонок узнает подробности, то обязательно его простит.
Но все это - чуть позже.
Отстраняясь, Томас болезненно трёт скулу и кидает быстрый взгляд на часы.
- Давай собираться, успеем по пути заглянуть в кафе до начала пар. Не злись, я все расскажу.
Чтобы Эдвин наверняка не осерчал и не вздумал убежать, Уэйн тянет его за руку за собой. Первым занимает душ, и покуда сожитель неохотно умывается у раковины рядом, начинает свой незамысловатый рассказ. Прямо со вчерашнего утра, когда сшиб на бегу незнакомую новенькую и которая после привязалась к нему с «должком». Не забывает упомянуть, как был сдержан, тактичен и терпелив. И как совершенно не успел предупредить о своём отсутствии, когда вдруг все и закрутилось.
Томас делает небольшую паузу, пока выбирается из душа и меняется местами с Джарвисом. Цокает языком, рассматривая лицо с боевыми отметинами в запотевшем зеркале. Что ж.. Могло быть и хуже, м? Немного крема и солнечные очки обязательно спасут ситуацию.
- Марта Кейн, - возвращаясь к рассказу, громко повествует парень, перекрикивая шум воды. - Я думал отделаться парочкой шотов и свалить с вечеринки, чтобы быть дома ещё до твоего прихода, но после появился тот придурок..
Томас тяжело вздыхает. С этого места его история больше походит на кинематографический вестерн, в котором он, без сомнений, главный герой, а его противник - антагонист всея планеты. Впрочем, так оно почти и есть. Заявившийся на вечеринку придурок был опасен и пьян, имел дурную репутацию в этой части города, да к тому же оказался гораздо старше веселящихся студентов. Так что Том по праву гордится тем, что отстоял честь девушки.
- Представь, она даже перевелась в наш универ, чтобы этот хрен ее не нашёл. Некоторые просто не умеют отпускать, да?
Он едко хмыкает, забывшись в своём повествовании. Если честно, он почти скучал по всей этой котовасии с вечеринками и разборками, однако вслух не говорит. Зато использует время с умом и уже почти готов и даже бодр и свеж. Может, преподаватель на экзамене и не заметит, что с Уэйном что-то не в порядке. Главное, собрать сейчас мозги в кучу и поднапрячь память, чтобы выдать все полученные за учебный семестр знания и не оплошать.
- Идём, угощу тебя кофе по пути. Ты ведь уже не злишься, правда?
Вся его история кристально чиста и прозрачна. Джарвис может расспросишь кого угодно, чтобы подтвердить его слова. Да Томасу и не хочется врать. К чему? Все это случилось на самом деле, и он действовал из лучших побуждений. Так сказать, оказался рыцарем и джентельменом - все, чему учил и чего требовал от него британский чопорный сожитель.
Вместе они покидают комнату и спешат к учебным корпусам. Томас терзается желанием клясться и божиться, что подобного больше не произойдёт, но он не особо верит в высшие силы. К тому же, Эдвин уже не выглядит таким обиженным. Так что Уэйн старается сохранить чувство собственного достоинства, в конце концов - они ведь не сладкая парочка, охочая до всех этих горячих драм, верно?
Верно же?
Том ковыряется внутри себя. С каких пор он оправдывается? Оглядывается на чужое мнение? Беспокоится о чужом комфорте? С каких пор ощущает вину за личные решения или подстраивает собственный график под чужие прихоти? Что это с ним. Как давно это началось и сколько будет продолжаться. Кому это нужно. Зачем это. Почему..
- О, - сбиваясь с мысли, Уэйн растягивает разбитые губы в кривой улыбке. - Это она. Идём, я вас познакомлю.
Вряд ли Джарвис жаждет знакомства с этой мисс. Возможно, прямо сейчас он ненавидит и его, и ее за компанию. Но ему придётся выдержать это, чтобы избавиться от лишних вопросов. К тому же это идеальный шанс для Томаса подтвердить свои слова и снять всяческие подозрения с себя.
- Марта! - он издалека машет рукой. - Как здорово, что мы тебя встретили. Ты в порядке? Идём, покажем тебе, где взять самый вкусный кофе в округе. Это Эдвин Джарвис, кстати, он с психологического.
Томас доволен собой. Ох, как ловко все получилось! Эд перестанет подозревать его сразу, как только лично убедится. Да и девчонке не помешает завести новых друзей, раз уж она решила здесь задержаться.
Черноволосая девушка оборачивается - и хотя выглядит не в пример лучше Уэйна, весь ее вид носит печальный отпечаток прошедшей ночи. Она бледна, не собрана и мрачна. Но при виде ребят чуть расслабляется и даже изображает улыбку.
- Ух, я думала, это снова он, - Марта неприязненно ведёт плечом и крепче прижимает к себе учебники, что держит в руках. Не нужно быть великим психологом, чтобы заметить, что она напряжена и напугана. - Прости за вчерашнее, не думала, что он так быстро меня найдёт. Вижу, тебе досталось, бравый герой?
- Все потому, что кто-то предпочитает плохих парней, - Том позволяет себе расслабленную улыбку. В конце концов, вчера он выиграл ту драку и вышел победителем.
- Ну тебя, - она отмахивается и протягивает ладонь Эдвину. - Марта Кейн, приятно познакомиться.
- Смотри, не запади на него, - словно в шутку разбивая ребром ладони затянувшееся рукопожатие, Том со смехом сгребает Джарвиса за плечи и прижимает к себе крепче. Лучшие друзья, шутки да прибаутки, не иначе. - Он слишком задрот и явно не в твоём вкусе.
- Как грубо, - девчонка едко кривит губы, кажется, и не пытаясь кокетничать вовсе. - Тащи свой кофе, мне нужно проснуться.
- Видишь? Не я один мертв этим утром, - слова скачут между ними, как мячики, но Томас не забывает втягивать в беседу и пассию. Просто знает, что тому неловко от новых знакомств, поэтому в такие моменты он остро нуждается в поддержке. - Давай, мистер Зануда, скажи, что лучше бы мы готовились к тесту по праву.
- Теееест! - горестно тянет Марта, и они в голос смеются, словно над какой-то общей шуткой, понятной лишь им.
Они оба громкие. И словно дружат с детства. Он достаточно едко подкалывает, она ведёт себя совершенно не женственно и не забывает возвращать ехидные издёвки, словно не боясь его обидеть. Обычно девушки вокруг Уэйна иные, они томно вздыхают и строят глазки, но Марта не такая. Она все ещё не слишком нравится Тому, но им ведь не детей крестить, верно? Это знакомство на один вечер, который уже прошёл. И все же вежливости ради он предлагает, когда все трое получают свои стаканчики с кофе, прежде чем разбежаться перед занятиями в разные корпуса:
- Если сдам чертов тест, предлагаю напиться вечером. Мини-вечеринка для избранных, как вам?
Он подмигивает Эдвину. И почти уверен, что они втроем больше никогда не пересекутся, просто потому что никому из них этого не нужно.

[AVA]http://forumfiles.ru/files/0014/0d/06/57887.jpg[/AVA]

+3

8

Время растягивается, издевательски медленно отсчитывая секунды. Минутная стрелка будто и вовсе замерла, лишь изредка все же нехотя двигаясь по циферблату. В какой-то момент Джарвис ловит себя на том, что смотрит на часы, забывая даже моргать. Наверное, ему стоило уйти, покинуть комнату и подышать утренним воздухом, а после сразу пойти на занятия, всячески избегая до вечера любого контакта с Уэйном. Но подобные глупости скорее подойдут девочке-подростку, поэтому он упрямо сидит в своем гнезде, не замечая момента, когда он и сам начинает дремать. Подобные волнения для него в новинку, а потому он измотан не только бессонной ночью, но и пережитыми эмоциями. Кто бы мог подумать, что его это так беспокоило... Хотя, с другой стороны, ведь если вы встречаетесь, это вполне нормальная реакция, разве нет? Несмотря на свою будущую профессию, пока еще Джарвис очень простой и прямой человек - даже если они с Томасом не проговаривали все, это не отменяет их отношений. Они взрослые люди, все ведь и так понятно. И именно поэтому Эдвин считает, что Уэйну стоило хотя бы написать смс о том, что он собирается идти на вечеринку. Как будто ему запрещали! Были недовольны, да, но не запрещали ведь...

Джарвис хмурится даже во сне. Острая обида и непонимание совершенно точно не способствовали крепкому сну, а потому он просыпается от малейших звуков. И тут же напрягается, будто сразу становясь меньше - так он выглядел после их первой и последней совместной вечеринки. Потом - после первой ночи вместе. Растерянный и растрёпанный, слишком недоверчивый и ожидающий подвоха. Прочитать его все так же легко, когда они одни, хотя на публике он и научился надевать маску отрешенного молодого человека, которому нет особого интереса до происходящего вокруг. Но здесь - здесь он честен, даже понимая, что проигрывает Уэйну, ведь у того язык подвешен и есть сто пятьдесят оправданий всему, только успевай уши развешивать. И ведь Эдвин развешивает...
Он замирает под теплыми объятиями, но они напрягают только сильнее. На вечеринке ведь точно случилось что-то нехорошее. И Томас понимает, что ему придется все рассказать, а еще... кажется, будто ему совсем не совестливо. И Джарвис обиженно поджимает губы, отрицательно качнув головой. Он не хочет ни в какое кафе. И историю уже боится услышать. И вообще и правда стоило просто уйти до его пробуждения, пусть бы сам искал его и думал, где он пропадает! Как будто Эдвин может где-то пропадать, кроме библиотеки...

И все же он идет. Как и всегда - словно привязанный к Уэйну, несмотря на то, что внутри все кипит от возмущения. Он нехотя пристраивается у раковины, даже не поворачиваясь ни разу в сторону Томаса, будто слушает вполуха. Но он точно не пропустил ни слова, хоть и не утрудился запоминать имя девушки - вокруг Уэйна всегда было много дам, это просто пришлось принять как данность. Удивительно, но никто из его поклонниц не волновал Джарвиса, поэтому стоило ли обращать внимание на очередную новенькую, которая пала жертвой синих глаз и обворожительной улыбки? Тут даже фыркать не надо, история стара, как мир. Студенческая вечеринка, всегда найдется смутьян, а еще тот, кто захочет навалять ему, отхватив по пути пару крепких ударов. Только вот почему это должен быть Томас? Может, потому что он и не собирался так быстро возвращаться домой?

- Я не злился. Это другое, - все же отзывается откуда-то из шкафа, тщательно подбирая слова. Он понимает, что что-то могло пойти не так. Он не понимает только двух вещей. И они мешают ему сразу и безоговорочно отпустить случившуюся ситуацию. - Тебе стоило написать до того, как ты пойдешь на вечеринку, это просто вежливость. И это было не пару шотов, верно?..
Джарвис тихо закрывает двери шкафа, набрасывает рюкзак на плечо и, наконец, смотрит на Томаса. Они оба прекрасно понимают, что Уэйн был чертовски пьян. И что он не пропустил бы подобные удары от пьяного крепкого паренька, стой сам ровно на ногах. И уж точно драка не могла длиться почти до рассвета. Просто он предпочёл праздновать свою победу в кругу новой знакомой и привычных тусовщиков, вместо того, чтобы вернуться в их комнату. И за все эти часы до или после он «не успел» ему написать.
Эдвин не говорит о том, как волновался о нем. Что глупо шатался по округе, пытаясь найти его даже в местном травмпункте. Ему кажется, что Уэйн должен это понять сам. Джарвис правда уже не злился на сам факт вечеринки, но он хочет услышать, что такого больше не повторится. Ни геройские выходки, ни алкоголь до утра, а тишина в эфире. Что он просто найдет время, чтобы чиркнуть ему пару слов. Но Томас молчит. Кажется, для него инцидент исчерпан, а Эдвину совсем не хочется выставлять себя истеричной половинкой, которая требует крови и клятв, потому что обиделась. Наверное... ему бы просто немного времени. Время само все это сотрет, он даже не заметит. По крайней мере, так оно должно работать. Наверное...

Томас рядом радостно восклицает, заставляя его вздрогнуть. Он совсем не готов сейчас знакомиться с участницей вчерашних событий, но кто его спрашивает? Только хорошее воспитание и манеры заставляют его натянуто улыбнуться и протянуть ладонь для рукопожатия. Он вдруг чувствует себя лишним - будто это они случайно встретили его, а теперь продолжают свой прерванный разговор, не стесняясь еще одного прибившегося. Они и правда знакомы лишь вечер? Что же, он был долгим, они успели найти общий язык. И это не обиженное наблюдение, это чистая правда - ему с Томасом не удалось так быстро наладить контакт, можно сказать, что лишь череда случайностей позволила им стать ближе. В конце концов, Эдвин просто не был так легок на общение. Он и сейчас больше отмалчивается или отвечает односложно, с трудом реагируя сразу на двух спевшихся звонких людей. Марта очень похожа на Тома - такая же громкая, яркая и харизматичная. Одна из тех, кто станет президентом какого-нибудь клуба, первой теннисисткой или пловчихой, а через год получит стипендию для социально активных девушек. Джарвис видит перед собой двух лидеров, которые притягивают взгляды. И его взгляд тоже, разумеется. 

История с баром словно обрастает маленькими деталями, но Эдвину не то чтобы интересно. Он не уличал Тома во лжи, он ему безоговорочно верил, поэтому просто дает этим двум вдоволь повальсировать в словесных пируэтах, пока Уэйн не бросает фразу об очередной попойке. На него тут же переводится возмущенный взгляд - что, не хватило утреннего похмелья? Нет и нет, Джарвис в этом не участвует, просто не его это. Выпить бокал вина во время ужина - это одно, а «напиться вечером» - совсем другая история. И судя по разбитой губе парня напротив, ему бы о последнем тоже стоило на время забыть.
- Простите, мне пора на занятия. Приятно было познакомиться, - дожидаясь паузы, Эдвин поспешно кивает и вскидывает ладонь, махнув на прощание. Кажется, он так и уйдет, не обратив больше никакого внимания на оставшихся ребят, но в последний момент он касается ладони Уэйна. Искренне желает ему удачи на тесте и просит обязательно после сообщить как все прошло. В этом сквозит и просьба предупредить, если они правда пойдут отмечать. У самого Эдвина планы всегда одни - учиться, учиться и еще раз учиться, поэтому с его стороны без сюрпризов. Он все же улыбается уголком губ и прерывает затянувшееся и уже становящееся двусмысленным прикосновение. Это очень неловко, Джарвис и сам не уверен, отчего вообще хотел взять Тома за руку и проводить до самого корпуса, а потому уходит очень поспешно, неловко прижимая к груди книги и стараясь удержать купленный Уэйном имбирно-пряничный латте. Он уже уверен, что они почти перешагнули за эту нелепое происшествие. И как только Том ему напишет, что все хорошо, все вернётся на круги своя. Возможно, они даже проведут этот вечер вдвоем за купленным ужином, как и планировали вчера. И совсем ничего не изменится в их выстроенном за два года мирке.

[AVA]http://forumfiles.ru/files/0014/0d/06/81535.jpg[/AVA]

Отредактировано Edwin Jarvis (18.05.2018 13:22:54)

+3

9

Том считает, что теперь все в порядке. Джарвис немного недоволен и в целом зажат, но это пройдёт. Главное, что он дал ему шанс объясниться и все терпеливо выслушал. Теперь дело за малым, вскоре британец переварит сам в себе и обязательно сделает правильные выводы. Обычно - с ним все именно так и работает.
Они почти прощаются перед учебой, когда.. Эдвин протягивает руку и берет его за ладонь. Сам. Первым. Прилюдно. Он.. никогда подобного не делал. Томас в легкой растерянности даже не находит слов, лишь с восторгом смотрит в лицо напротив, что от волнения и неловкости бледнее обычного.
- Конечно, я напишу, - скороговоркой обещает, а сам думает, как же все же обожает этого мышонка. Каждый раз тот умудряется удивить его. Когда кажется, что все эмоции и реакции изучены и освоены, он вновь и вновь подкидывает дров в этот костёр, заставляя пламя разгораться снова и снова.
Отдергивая руку, Эд застенчиво прощается и спешит скрыться. Издалека видно, как у него полыхают уши. Том смотрит ему в спину с глупой расслабленной улыбкой и мутью в глазах. Пожалуй, вечером он извинится снова, и уж на этот раз расстарается!
- Оу. Понятно.
Марта издаёт понимающийся смешок - и только это выводит Уэйна из мечтаний об уходящем мышонке, которому он преданно смотрит вслед все это время. К слову, о времени! Они ведь почти опаздывают. Томас первым делает шаг по направлению к их общему учебному зданию, подчёркнуто нейтрально уточняя:
- Что «понятно»?
- О вас двоих.
- Нечего тут понимать, - Том даже морщится. Романтическое настроение испаряется, словно и не было. Отчего-то ему совершенно не хочется признавать факт наличия между ними отношений. Не сейчас. Не перед ней. Да и вообще! Какие там «отношения», им бы научиться к совместному ужину не опаздывать.
- Нечего, - с неприсущей ей покладистостью соглашается девушка. - Я не осуждаю, просто..
Она выдерживает тактическую паузу. Томас знает эту уловку, как облупленную, сам играл на этом поле, но все же переспрашивает - и проклинает себя за этот идиотизм.
- Просто - что?
- Просто бабы у вас нормальной не было, - звонко смеётся Марта. - Попался!
- Хаха. Очень смешно.
Он хочет злиться, но внезапно ему действительно смешно. У него, самого Томаса, мать его, Уэйна, бабы нормальной не было, ха-ха!
Впрочем, задумывается он, возможно, у Джарвиса и не было. Почему они никогда об этом не говорили? И почему не говорили о том, что между ними сейчас? О прошлом или о будущем. Это ведь так просто! Среди обсуждений трудов дядюшки Фрейда и «как правильно разрезать артерию, чтобы не заляпаться», им бы стоило хоть разок поговорит об этом.
Об этом всем!
Том мысленно чертыхается. А после возвращает своё внимание оппонентке, которая все ещё ухмыляется, явно считая себя победительницей в этой короткой пикировке.
- Я бы поспорила с тобой на крупную сумму, которой у меня нет, стоит заметить, но наверняка имеется у тебя, - она хмыкает, - что быстро излечу любого из вас. Скажем, за месяц!
- Дура ты, - коротко подытоживает Уэйн и придерживает ей дверь в здание корпуса, хотя и хочется прошмыгнуть первым и захлопнуть точно перед ее носом. Как в детстве, когда мальчик дразнит девочку. Глупо, да? Конечно. Не к лицу ему, да и не к месту. Так что он сдерживается, а после спешит следом. Ещё нужно успеть пролистать учебник перед тестом, чтобы попытаться стимулировать память хоть немного.

К счастью, с тестом он справляется на «ура». Это, конечно, не А с плюсом, но твёрдая Би. Не зря Томас ботал эти полгода, как оказалось, в памяти осело множество полезных вещей, которые его и выручили; он попросту заболтал преподавателя и сумел «переплыть» в более знакомые темы и термины с тех, в которых был не силён - и теперь по праву собой гордился. Разве же не удача? Кому-то язык его враг его, а со своим Том всегда дружил.
Дожидаясь, когда оставшаяся часть группы закончит, он лениво набирает текст в телефоне. Монитор разбит и едва светится, буков разобрать почти невозможно. Покупка нового - не проблема для такого, как он. Но с утра просто лишнего времени не нашлось.. По большей части это и стало причиной того, что он не выходил в ночи на связь, но почему-то в своём утреннем рассказе упоминать не стал. Может, не хотел оправдываться. А, может, это была неважная мелочь. В конце концов, Эд ведь понял и простил, так к чему эти неуместные детали.
Он чуть щурит глаза, силясь разобрать, что же в самом деле пишет пассии и отправляется ли оно вообще? О, мучение! В плечо панибратски толкают, и Марта с ехидным хихиком приземляется на подоконник рядом, не желая торчать колом среди длинного коридора, полного нервничающих студентов.
- Нищебродствуете, мистер Уэйн? - смешливо уточняет и машет своей зачеткой перед его носом. Тоже сдала, надо же! А ведь после перевода такие быстрые успехи почти невозможны. Пока вольёшься, пока перестроишься, пока изучишь учебную программу. Вот даёт! Джарвис бы наверняка оценил.
- По твоей милости, - Том недовольно дергает плечом. Вчера у них выдалось безумное приключение, но повторять он не хочет, к тому же панибратства не приемлет. Но Марта ловко игнорирует его неудовольствие и опирается локтем о его плечо, заглядывая в потрескавшийся экран. Жутко хочется прикрыть рукой или потушить яркость, но Томас давит в себе этот детский порыв. Он взрослый и самодостаточный и ни за что не собирается оправдываться, хоть отсылай он фото члена декану психологического факультета, это его дело. А вот девчонка просто отбитая!
- Так должок в этот раз за мной? Идём.
Она ловко спрыгивает с подоконника и хватает его за локоть. Тянет так, что упираться становится неудобно. Он, конечно, сильнее, но у неё хватка будь здоров! Откуда только такая силища в крохотно девчуле.
- Это глупо. Я не пойду.. Отпусти.
- Что случилось, щеночку нельзя уходить со двора без разрешения? - она едко прищуривается, и почему-то это уязвляет Тома. Останавливаясь, он упрямо встряхивает рукой:
- Отпусти.
Эти шутки ему не нравятся, это очевидно.
- Не злись, я сглупила. Просто купим тебе новый телефон, чтобы вы снова были на связи. Идёт?
Томас думает, что будет злиться вечно. Ему неприятна ее манера общения и это показное братание, она не понравилась ему с того самого первого взгляда. И все же, к своему удивлению, он не злится. И даже кивает, показывая, что принимает предложение, ко всему - новый телефон ему действительно необходим.
Территории здесь огромные, но поблизости дельных магазинов нет. Так что им приходится потратить немало времени, чтобы добраться до места. У Томаса имеется собственное авто и даже личный водитель на случай дальних поездок, но Марта категорически против. Доберёмся и так, кричит она через плечо, первой зайцем впрыгивая на подножку отходящего трамвая. Он, конечно, во многое вляпывался, но такое с ним буквально впервые.
Дорогу до места он запоминает плохо, все наполнено треском старого трамвая, шумом толпы, ее глупым смехом и громкими выкриками, чтобы услышать друг друга. Лишь удивительным чудом они в итоге добираются целыми и невредимыми, хотя в какой-то момент Том уже и начинает прощаться с жизнью, боясь случайно разжать одеревеневшие пальцы и отцепиться от поручня, слетев с подножки под рельсы - методы путешествия Марты явно до добра не доведут. Но начать возмущаться он не успевает, да и не хочется оказаться очередным «мистером занудой», к счастью их маршрутки конечен.
В дорогом салоне сотовых девайсов он достаточно быстро выбирает себе один из последних моделей. Марта рукой показывает ему подождать ее снаружи, чтобы не мешать таинству оплаты, но уже спустя мгновение выскакивает из салона и с заливистым смехом орет во всю силу легких: «Бежииииим!», и ноги начинают бег против воли, Томас едва себя осознаёт - от кого бежит, куда бежит, почему и зачем бежит, но Марта бодрой козочкой скачет рядом, и он просто не в силах остановиться. Сперва за ними бегут, крича что-то вслед, но после отстают. Они пробегают, должно быть, не один квартал, после чего обессилено падают прямо в траву на ближайшем газоне. Том славится приличной физической подготовкой и первым бежит стометровку в университете или добровольцем участвует в значимых спортивных соревнованиях, почти везде выбивая медаль за призовые места, но сейчас он почти задыхается.
- Мы что, украли? УКРАЛИ?! Скажи, что я не прав!
Марта хохочет всю дорогу, как одержимая. Она все ещё до сих пор смеётся, не в состоянии ничего внятно ответить, и Уэйн начинает сомневаться в её умственных способностях или психологическом состоянии. И только «А с плюсом», подсмотренная в ее зачетке за сегодняшний тест, не даёт ему окончательно усомниться. Девчонка, без прикрас, умна. Но, похоже, безумна.
- Господи. Я возвращаюсь, чтобы оплатить. А ты можешь оставаться здесь, - Том почти зол и откровенно сердится. Это просто верх идиотизма! Чтобы он, один из Уэйнов, воровал чертов телефон, будто нищеброд, а после бежал прочь, как перепуганный пёс, и за ним гнались с криками и палками? Абсурд.
Марта ловит его за ладонь, возвышая на место, и наконец перестаёт хихикать. Смотрит серьезнее, у неё от слез большие блестящие глаза какого-то невероятного цвета бездонной синевы.
- Брось, я отправлю им чек сегодня же. Было весело, признай.
Отправить им чек с бонусными чаевыми сверху в знак извинения кажется необходимостью. Том все ещё сердится, но вынужден выдохнуть с облегчением. А после и улыбнуться. Таких приключений у него не было давно! Да что там - никогда. А после знакомства с Джарвисом и вовсе исчез всякий шанс на безумства, ведь они вели размеренный прилежный образ жизни, учили уроки, обсуждали поэзию и даже питались правильно. В этих отношениях не было и шанса на нечто столь глупое и спонтанное! Неуместное. Неправильное.
Чертовски веселое!
Томас откидывается на траву, раскинув руки, и с улыбкой смотрит в высокое небо. Да уж, получилось забавно.
- Больше так не делай, - поворачивая лицо к девушке, строго требует. Так, как это сделал бы Эдвин. Так, как он и сам теперь делал.
- Открой, - у неё удивительная способность к игнорированию. Девчонка тыкает ему коробкой в лицо, Том раздраженно отмахивается. Ну что за напасть! Она бесит его невозможно и неудержимо, он постоянно одержим желанием развернуться и уйти. Но вместо этого открывает чёртову коробку, раскидывая по газону бумажки и картон. Эд бы не одобрил. Черт возьми, он бы не одобрил весь сегодняшний день, начиная с ночи!
- Дьявол, - коротко, почти неслышно подытоживает парень себе под нос. Оказывается, все это так скучно. И сейчас совершенно не понятно, чего ему хочется больше, вернуться в их тихий совместный уголок или с головой кинуться в темный омут прежних развлечений.
Запуская новенький, блестящий на солнце телефон, Том подключает в него свою сим-карту. Все работает, как нужно. И номер Джарвиса он помнит наизусть. Открывает сообщения, чтобы написать ему о сегодняшней победе, наконец, но вместо этого неугомонная девчонка выхватывает у него девайс и профессионально вскидывает над их лицами. Раздаётся звонкий звук затвора. А вот и селфи! Она вскакивает с травы и торопливо что-то тычет в экран. Том устало трёт лицо ладонью, он даже просить и уговаривать не станет, пускай себе играется.
- Готово, - мисс головная боль Кейн быстро остывает и кидает телефон ему на колени.
Судя по всему, ей быстро наскучивают проказы. Тяжело, должно быть, развлекать подобную занозу. Неудивительно, что она связалась с тем парнем - должно быть, он развлекал ее до поры до времени, щекотал нервы и держал в тонусе. А после надоел, и она быстро потеряла интерес, решив уйти. Томас не психолог, конечно, но кое-чему научился у сожителя. Интересно, как скоро девчонке надоест и Гарвард с новыми знакомыми?
- Скучно, - подтверждает его мысли девушка. И смотрит куда-то в сторону так тоскливо, что ему делается совестно.
- Да. Я не самый крышесносный вариант для безумных прогулок.
- Вчера было весело.
- Да.
Нет, думает про себя, не было. Но вслух говорит другое. Хотя уже и знает, что наскучил ей своим околобританским занудством. Но это ничего, зато Джарвису нравилось. К слову, о нем.. Томас копошится в сообщениях, привыкая к новой навигации в новом телефоне, убеждается, что девчонка скинула пассии их общее фото на газоне, и лишь хмыкает. У неё и впрямь весьма сомнительное чувство юмора.
«Мы сдали, - отправляет новое сообщение вдогонку. - Группа отмечает в университетском баре, после пар загляни забрать меня.»
Он знает, что Эд не присоединится к компании. Но оставаться одному ему тоже не хочется. Пускай сожитель заглянет забрать его, а он покуда немного развлечется. Ему безумно хочется отвлечься от случившегося ночью и сегодня, но мысли постоянно возвращаются к Марте и ее забавам. Томас испытывает иррациональное чувство разочарования от того, что ей «скучно» и эта история подходит к концу. Он напоминает себе, что и вовсе не хотел с ней знакомиться, но сейчас почти раздосадован.
- Бар? - без прежнего веселья в голосе бесцветно предлагает девушка. Перемена в ней также очевидна, как огромная чёрная туча среди ясного неба, не заметить которую просто невозможно.
Он кивает - и вместе они возвращаются к университету, находят бар, а после расходятся по разные углы, хотя Том постоянно и мониторит за ней краем глаза, делая безразличный вид за барной стойкой и лениво поглощая бокал некрепкого пива за бокалом, чтобы оставаться хотя бы сегодня в трезвой памяти. Авось, эта черноволосая заноза не вляпается в новую неприятную историю? Кто-то же должен за этим проследить.

[AVA]http://forumfiles.ru/files/0014/0d/06/57887.jpg[/AVA]

+2

10

Эдвин не на шутку взволнован своим простым действием, а потому заявляется в класс непривычно рассеянным и будто даже немного потрепанным. Но он не обращает внимания на заинтересованные взгляды нескольких однокурсников, поспешно прячась за своей партой и стопкой книг. Он поступил импульсивно, наверняка поставил в неловкое положение Томаса, что совсем на него непохоже. Это прерогатива Уэйна - творить всякие глупости, пока самому не надоест. Пожалуй, влияние все же было двухсторонним, иначе это никак не объяснить. Один начал хорошо учиться и поубавил пыл в забавах, а второй выяснил, что все же может поддаваться иррациональным порывам. Не то чтобы тут действительно было о чем переживать, но Эдвин в отношениях словно подросток и все еще застрял в пубертатном периоде. В любви к учебе и хороших мозгах тоже есть свои минусы...
Джарвис неслышно вздыхает и старается сконцентрироваться на лекции. Впереди его ждут пять часов изучения нейронных связей и их нарушений, не самая простая тема, но в этот раз переключиться на учебу выходит не так легко. Он все еще рассеян, иногда ловит себя на том, что рисует что-то на полях тетрадки вместо того, чтобы конспектировать. Впервые в жизни ему хочется уйти, забраться в широкую постель, свернуться под боком Уэйна и провести так пару дней. Но разве Эдвин так поступит? Он упрямо высидит до конца и даже не забудет зайти в библиотеку, чтобы забрать то, что не смог утащить вчера. В конце концов, до вечера не так уж и далеко...

А потом ему приходит смс. Он как раз спешит к научному руководителю, чтобы забрать план будущей работы, когда получает фотографию Томаса и Марты, которые развалились на траве с таким видом, будто только что пробежали кросс или... Джарвис вовремя обрывает себя, но невольно хмурится - зачем ему вот это? Уэйн так быстро подружился с новенькой? Настолько близко, что шлет ему селфи вместо того, чтобы написать о том, как прошел тест? Иногда Эдвин не понимает, что у него на уме. От слова совсем. И это... расстраивает. Даже когда он через пару минут получает сообщение, что все отлично, снова будет в баре, так что соседу стоит за ним заглянуть. Появляется второе иррациональное желание за день - ответить, что Марта, кажется, отлично справится со столь нетривиальной задачей, а Эдвин предпочтет остаться в стороне от очередных загулов Уэйна. Разумеется, он не пишет ничего подобного. Он вообще не отвечает, посчитав, что так будет куда как разумнее. В конце концов, он никогда себя не обманывает и прекрасно осознает, что почувствовал ничто иное, как укол ревности. И это странно - ревнуй он к каждой девушке, что положила глаз на Томаса, можно было бы превратиться в неврастеника с паранойей. Так почему именно сейчас? В этом он пока не может разобраться, надеясь, что это просто мимолетная мнительность. Очевидно, что так сложилось, случайно совпало одно с другим, вот он немного и взволнован. Он знал, что Уэйну с ним не то чтобы исключительно интересно, понимал, что тому не хватает искры и безумия, но он никогда и не мог дать подобного, это было понятно с самого начала. А в Марте что-то есть... Это видно невооруженным взглядом - ее манера речи, умение держаться с малознакомыми людьми, звонкий голос и блеск глаз. Она не очень походила на тех гламурных девушек, что окружали Уэйна, она скорее... «свой парень», из тех, кто сначала становится другом. Может, дело и в этом. Эта девушка будто разом претендует на все позиции самого Джарвиса. И даже если ей это совершенно неинтересно, а сам недоделанный психолог только себя накрутил, настроение все равно критически стремится к нулю. Его не радует даже общение с научруком, библиотеку он и вовсе обходит стороной - все равно разом не прочитает все книги, но домой он так и не идет, хотя очень хочется. Он с час шатается вокруг бара, не решаясь просто зайти. Или опасаясь нарваться на сцену, где Томасу опять весело в окружении пьяных и веселых людей. И Марты, разумеется.

То, как гуляют и кутят юристы - отдельная тема для курсовой работы. Они словно пытаются нарушить всевозможные правила перед тем, как станут представлять закон. Сладковатый запах в помещении не оставляет сомнений, что курят здесь не только сигареты, а пары от алкоголя заставят захмелеть даже трезвенника. Эдвин после первого курса все еще старается избегать подобных мест, но если ты встречаешься с Уэйном, то полностью это сделать не получится. И ему приходится протискиваться между разгоряченных тел студентов, которые стеклись сюда после лекций и экзаменов, выискивая Томаса. Его наверняка стоит искать где-нибудь в самом эпицентре, вот там, где кричат «пей-пей-пей!» и держат конструкцию из какого-то музея пыток, в который и вливается бутылка с чем-то явно очень крепким. Поэтому Эдвин приятно удивлен, когда видит Уэйна у барной стойки с целомудренным бокалом пива в руках. Не первым, разумеется, судя по блеску глаз, но это и не «пара шотов», и даже не начало какой-нибудь опасной и пьяной истории. Кажется, он и правда просто зашел пропустить пару стаканчиков за удачно сданный экзамен, и Эдвина даже попускает. Тем более, что Марты поблизости и вовсе не обнаруживается.

Джарвис в такие моменты всегда чрезвычайно робок. Он вдруг просто оказывается в компании Уэйна, скромно притаившись где-то сбоку, дожидаясь, пока он обратит внимание. Среди болтливых и смеющихся лиц это сделать не так просто, но он всегда его замечает. Улыбается и ловко выхватывает из толпы, чем всегда вызывает недовольство окружающих. Джарвис знает, что они все о нем думают - выскочка, ботан, которые каким-то непостижимым образом привлек внимание местной звезды, а теперь точно каким-то обманным способом его удерживает. Человеческая зависть - еще один интересный феномен, который будет интересно изучить, поэтому чужое отношение не злит и не расстраивает - ему не менее любопытно и интересно в ответ. Все же университет - и правда кладезь для будущих научных работ.
- Как сдал? - когда становится чуть тише, обеспокоено интересуется, порой переживая за его отметки больше, чем за свои. Ему нестерпимо хочется еще спросить - как погуляли в городе с Мартой, но он вовремя прикусывает язык. Если Уэйн захочет, то сам расскажет. - Пойдем домой? Мы еще успеем купить ужин.
Эдвин тот еще домосед, ему неуютно в любом столь шумном и людном месте, он не так давно научился свободно себя чувствовать в полных лекционных залах, так что нельзя было просить от него все и сразу.
Кто-то рядом слышит Эдвина, и поднимается недовольный рокот - они пришли повеселиться, почему бы маменькиным сынкам не вернуться в кроватку и не оставить Тома в покое, пока тот отдыхает со своими друзьями. Эдвин никогда на такое не отвечает, с поистине английский спокойствием считая, что это ниже его достоинства. Уэйн всегда ловко ставил подобных товарищей на место, а после они все же покидали подобные злачные места, поэтому Эдвин все пропускает мимо ушей. Только выжидающе смотрит на Томаса, всем своим видом давая понять, что очень хотел бы вернуться в их комнату. Они и так провели прошлый вечер порознь, пиво ведь того не стоит, чтобы и сегодня разделяться? Только Уэйн знал и понимал, что порой Эдвин бывал нетерпеливым и даже требовательным, но только если дело касалось их двоих. Маленькие огрехи в спокойном и флегматичном характере британца. И это означало только одно, даже если вслух не произнесено - Джарвис соскучился, ему бы хотелось уединиться, и он даже не будет припоминать ему последние сутки. Он вообще все отпускал и больше не поднимал тему, если Том верно расставлял приоритеты в столь редкие моменты проявления эмоций своего партнера. И потом, он ведь уже повеселился, верно? Эдвин надеется, что не ему одному хочется вернуться в их спокойный уютный мирок хотя бы на этот вечер. Впереди целая череда выпускных экзаменов - Уэйн точно сможет наверстать упущенное за два года. А сегодня им бы наверстать упущенное вчера...

[AVA]http://forumfiles.ru/files/0014/0d/06/81535.jpg[/AVA]

+2

11

Томас почти превращается в каменное изваяние. Ещё никогда в жизни ему не было так напряжно просто сидеть в баре. Спина затекла, плечи с шеей тоже; может быть, не напрягайся он так и не косись так яростно в соседний угол, было бы проще. Но он косится, проклиная себя за слабость, и ощущает волну злости всякий раз, когда неугомонная девчонка вдруг расцветает в улыбке, что предназначена кому-то другому. Разговоров отсюда Том, конечно же, не слышит, но недоумевает, чем таким особенным может порадовать ее тот или другой оппонент. Большинство из них пьяны и неотесаны. Большинство из них и в подметки ему не годится! Тогда - какого хрена там происходит?
С каждым мгновением Уэйн злится лишь сильнее. Крепко сжимает в побелевших пальцах высокий стакан, пиво ему совершенно не помогает. Пожалуй, стоит переключиться на что-то покрепче, чтобы забить на ситуацию, но он все никак не может решиться.

А потом под боком появляется Джарвис, словно из ниоткуда материализуется на стуле рядом. Том не сразу его замечает, просто вдруг ощущает, как стянутые в тугой узел нервы медленно отпускает. Все же этот парень в самом деле благотворно на него влияет: помог подтянуться в учебе, угомонил гулящий нрав, выровнял настроения. Томас выдыхает носом и, наконец, только теперь отводит взгляд от Марты, переключаясь на оппонента.
- Ты пришёл! - старается звучать жизнерадостно, но получается как-то почти устало. Ему надоело это место, этот день и все эти мысли с настроениями в целом. - Я получил Би, можешь унижать мои умственные способности, согласен, заслужил.
Том раскидывает руки, словно покорная жертва, и закрывает глаза. Давай же. Издевайся. Смейся. Такой тупой мистер Уэйн, тут есть над чем поглумиться.
Но Эд сдерживается. И лишь мягко улыбается, после чего просит вернуться домой. Томас приоткрывает один глаз, убеждаясь, что камней в его огород не будет, и в жесте усталости вешается ему на плечи прямо так, как есть, сидя со своего стула, крепко обнимая. Он тёплый и пахнет весенней свежестью, книжками и чернилами, чем-то домашним. Это всегда успокаивает Тома. Сейчас он тоже ощущает умиротворение, но лишь на краткое мгновение, покуда краем глаза не цепляет веселящуюся в стороне девчонку. Вот же заноза! Чтоб ее, перешла же дорогу.
- Конечно, идём. Подожди секунду, я сейчас, - спрыгивая со стула, Уэйн залпом допивает остатки пива из своего стакана, подтягивает рукава уже порядком измятой рубашки и решительно ломится через толпу. Достигает Марты и хватает за локоть, выдергивая из хоровода пьяных плясок. Что-то импульсивно ей объясняет несколько мгновений, хотя от барной стойки, где остался Джарвис, ничего и не слышно, да и не видно толком. Но возвращается Том раздражённым и кидает взгляд на недовольных его уходом яростный взгляд человека, что готов убивать, так что ворчания быстро стихают.

Всю дорогу до комнаты он хранит мрачное молчание, очевидно что-то тяжело обдумывая. У него под боком имеется свой личный психолог, пускай пока и недоучка, но дать пару ценных советов может даже бесплатно и уже. Но ему не приходит в голову, что об этом можно просто поговорить. Обо многом можно просто поговорить. Все люди так делают, да?
Дома его нестерпимо тянет в кровать. Даже не умываясь перед сном, он просто заваливается в подушки и закрывает глаза.
- Я очень устал сегодня.. Давай просто поспим? - вяло бормочет, откровенно не способный к долгим вечерним разговорам и полюбившимся обсуждениям, что случались у них почти каждый раз перед сном, словно добрая традиция. Они рассказывали друг другу о текущем дне, обсуждали лекции и новые полученные знания, строили общие планы или просто бессмысленно что-то обсуждали. Но сегодня Том полностью выжат, физически и эмоционально. У него был сложный тест, бессонная ночь и в принципе эти несколько дней выдались стрессовыми, так что его абсолютно точно можно понять.
Некоторое время он молчит, будто действительно уснул. А после приоткрывает глаза и хрипло сонно спрашивает:
- У тебя когда-нибудь была девчонка? До меня.
Он почти спит, взгляд мутный и несфокусированный. Зачем ему эта информация прямо сейчас? Томас ощущает, что вряд ли уснёт, пока не получит четкий ответ. Хотя это самообман, конечно, и даже если ответ был, он совсем его не слышит, начиная дремать почти сразу после озвученного вопроса, что внезапно так остро взволновал его.

[AVA]http://forumfiles.ru/files/0014/0d/06/57887.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [Весна 2003] Until down


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC