Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.09.17 Отмечаем трехлетие школы :з
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"Гарри был сам не свой. Даже Питеру это было понятно и видно. Впрочем, любой бы почувствовал себя по меньшей мере не в своей тарелке, если бы стал носителем... Ок, пусть будет - инопланетного паразита. Сразу стоило дать этой черной фигне название. Такое оправдывающее и идеально подходящее название! Сложно было представить, что эта ерунда могла быть с этой планеты. Впрочем, до чего только ученые порой не доходят, но совсем не хочется думать о том, что подобное кто-то сотворил добровольно и, более того, оказался настолько при этом пустоголовым, что позволил этому сбежать."
>>>читать пост<<<
ЛАПУШКА МЕСЯЦА



Lillian Isley

БАННЕРЫ


LYL Красная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [24.04.17] What's your trouble, girl?


[24.04.17] What's your trouble, girl?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://i.imgur.com/LHHSqOl.jpg
Название: What's your trouble, girl?
Участники: Jean Grey, Lillian Isley
Время и место: 24 апреля, вечер, одна из смоллвилльских кафешек
Краткое описание: Замечая, что одна из постоянных клиенток кафе последнее время демонстрирует явные признаки депрессии, добросердечная Джин не может оставаться в стороне. Возможно, она сможет дать дельный совет? Или хотя бы поможет выговориться девушке, запутавшейся в сложном клубке взаимоотношений.

Отредактировано Jean Grey (14.07.2017 13:50:07)

+2

2

Час был уже довольно поздний. Смена Джин подходила к концу. Теперь нужно было успеть домой - позаниматься, доделать кое-какие уроки и повторить материал перед завтрашним семинаром по истории. Что и говорить, совмещать работу и учебу порой бывало сложновато, особенно в конце учебного года. Однако Джин не могла уйти, не убедившись кое в чем. Выглянув в зал, она быстрым взглядом окинула полупустое помещение кафе, привычно задержавшись на одном из столиков в дальнем углу.
Конечно, она была там. Пэм Айсли - девушка, которую невозможно ни с кем перепутать, даже если бы и не было при ней постоянно тяжелого баллона с кислородом, а из носа не торчали бы прозрачные трубки - печальное свидетельство тяжелого заболевания, о каком не каждый и слышал. Она все равно бы выделялась своей яркой, пусть и болезненной внешностью, своей естественной простотой и своим живым умом. Джин привыкла видеть эту девушку в компании двух молодых людей, одним из которых был - кто бы вы думали? - ее собственный одноклассник, Джонатан Крейн. За годы, что они проучились вместе в старшей школе, Джин так и не удалось подобрать к нему ключик, и ей было очень любопытно узнать, чем же таким Памела Айсли смогла взять вечно нелюдимого и замкнутого Крейна, который чуть ли не шарахался от людей, когда кто-нибудь пытался с ним заговорить, но зато в обществе рыженькой одиннадцатиклассницы и своего друга казался совсем другим человеком: оживленным и даже (если это не было слишком смелым предположением) почти довольным жизнью.
Эта троица стала регулярно появляться в кафе где-то с октября прошлого года и быстро превратилась в завсегдатаев. Проходя мимо их столика, Джин часто улавливала обрывки их разговоров. Там обсуждались какие-то сложные материи, недоступные простым смертным. Слова были порой Джин совсем не знакомы, да и невозможно было разобраться в темах их бесед по отдельным словам. Здесь собирались люди, которые серьезно подходили к своему делу.
То, что Крейн плотно занимался наукой, Джин, впрочем, вовсе не удивляло. Равно как и то, что он сошелся на этой почве с Брюсом Беннером, слывшим в школе гением. Обоих за глаза (а когда и прямо в глаза) величали заучками и ботанами, однако Джин считала, что так могут говорить только очень недалекие люди. По ее собственному мнению, именно такие ребята становились со временем видными учеными и именно они двигали человечество вперед. Что же с того, что порой они казались людьми не от мира сего? Хорошо известно, что все гении слегка с чудинкой. Взять хотя бы Тони...
Впрочем, нет, Тони и так было многовато в ее жизни в последнее время, чтобы вспоминать о нем еще и сейчас.
Нет, в том, что Крейн и Беннер ушли в интеллектуальном развитии намного дальше своих одноклассников и уже в таком возрасте серьезно занимались наукой, ничего странного не было. Но вот то, что Памела была способна поддерживать научный диалог на их уровне - вот это было действительно удивительно. Джин поневоле стала внимательней присматриваться к этой девушке. Со временем она прониклась к ней глубокой симпатией. Пусть они ни разу не общались лично, если не считать тех случаев, когда Джин принимала заказ у их столика, Памела казалась ей очень приятным в общении человеком. К тому же, когда регулярно встречаешь кого-то, уже начинаешь считать его условно знакомым, даже если официально вы и не были представлены.
Каково же было удивление Джин, когда научные посиделки троицы в ее кафе вдруг резко прекратились. Она бы списала это на общешкольную занятость, поскольку чем ближе был конец учебного года, тем меньше времени у всех оставалось на приятное времяпрепровождение. Может, они с головой ушли в свои исследования или же просто сменили место сборов... Однако все эти теории оказались несостоятельными, потому что вскоре Пэм снова начала появляться в кафе, на этот раз - одна. Ее настрой полностью изменился. Не было больше того азарта и задора, с которыми она обсуждала очередную тему со своими друзьями. Теперь, казалось, какие-то тяжелые думы не давали ей покоя. Она забивалась за самый дальний столик, заказывала чай или лимонад, но часто даже не притрагивалась к ним, а так и сидела, уставившись в одну точку. Иногда она уходила почти сразу, а иногда засиживалась до тех пор, пока за окнами не начинало темнеть. Вот как сейчас.
Неужели она поссорилась со своими друзьями? Эта мысль расстраивала Джин. У них была такая чудесная компания! Ей не хотелось даже думать о том, что между ними тремя могла вдруг пробежать кошка. Конечно, дело могло быть совсем в другом и друзья Пэм могли не иметь ровно никакого отношения к ее печалям, однако и Крейн, за которым Джин украдкой наблюдала в классе, стал в последнее время еще мрачнее и неразговорчивее (если это было вообще возможно), так что следовало предположить, что дело носило все-таки личный характер. Но что могло послужить причиной? Не иначе как какое-нибудь недоразумение. Другого варианта Джин и представить не могла. Из-за чего могут разойтись вдумчивые и обстоятельные люди, к тому же сплоченные общим делом, которое, как ей казалось, они были намерены продолжать в будущем? Такой сценарий казался совершенно неправдоподобным. И хотя это было совсем не ее дело, Джин в тайне надеялась разобраться в причинах и следствиях и, если это было вообще возможно, как-то посодействовать воссоединению команды, успехам которой она начала искренне сопереживать.
В этот раз она не выдержала. О нет, она вовсе не собиралась лезть в чужие отношения, которые ее никоим образом не касались, однако Пэм выглядела так, будто ей просто необходимо выговориться, и Джин могла стать внимательным слушателем. Порой незнакомому человеку легче поведать о своих проблемах, чем близким. Кто знает, вдруг свежий взгляд со стороны поможет ей по-другому посмотреть на проблему...
Через пару минут девушка мягко поставила на стол перед Пэм стакан со сладким лимонадом и, улыбнувшись той, присела напротив.
- Это за счет заведения, - пояснила она. - Угощайся.
Это не было каким-то экстраординарным жестом. Они учились в одной школе, виделись чуть ли не каждый день и давно кивали друг другу при встрече... Да их уже практически можно было назвать хорошими подружками! К тому же, в подростковом возрасте идти на контакт гораздо проще.
- Не могу смотреть, как ты грустишь, - участливо добавила Джин, обозначив причину своего вторжения в чужое личное пространство. - Что-то случилось? Где твои друзья? Я так привыкла, что вас всегда трое.

+6

3

Отсиживаться дома вечно было сомнительным планом, но поначалу у Пэм даже понемногу получалось. На фоне нервного потрясения организм быстренько сдался, сложил лапки и подхватил воспаление, но.. Даже воспаление (и даже в ее ситуации) не могло длиться бесконечно. И вот ей все же пришлось вернуться в школу, в класс, на занятия в знакомые стены, ходить по тем же коридорам и дорожкам, но больше не втроем, как привыкла, а в одиночку. Это ощущение было для нее в новинку. Не сказать, чтобы девушка так уж сильно зависела от общества и окружающих, но то были посторонние люди, существование которых не имело для нее большого смысла, равно как и ее для них. Но с этими двумя - Беннером и Крейном - все было иначе. И отрицать это было бессмысленным, ведь.. Они сильно привязались друг к другу.
Пэм была честна с собой. Пускай и не могла назвать появившиеся чувства "любовью" в полном смысле, все же то была наисильнейшая привязанность, игнорировать которую больше не получалось.
Проблема заключалась в том, что не обязательно жаждать человека в полное свое распоряжение, чтобы трепетно любить его, поддерживать и заботиться, проводить кучу времени вместе. В ее мире, где отпущенные сроки бытия были крайне ужаты, все казалось слишком сложным, чтобы вмешивать и мальчишек в этот комок. Тратить время на интриги и самообман ей не хотелось. К тому же, после летнего разрыва с Барни ей совершенно не ждалось новых отношений. Она была не готова. Не сейчас. Но как было объяснить это мальчишкам, не задев их чувств, и без того ранимых? Нет, она не считала ребят неженками и сопляками, просто - она вполне осознавала, как сложно для подобных им было совершить столь смелые действия.

Не замечая за собой, Пэм вскинула руки и схватилась за волосы в жесте отчаяния. Ей даже было плевать, если это кто-то заметит.. Впрочем, к этому времени большинство посетителей из кафе разошлось, а ее столик прятался в дальнем полутемном углу, так что вряд ли она кого-то в самом деле могла заинтересовать.
Сидеть здесь одной также было ужасно. Почти также сложно, как пытаться не встречаться глазами с Брюсом в одном классе или избегать столкновения с Джонатаном в общих коридорах. Но, делая усилие над собой, Пэм все равно сюда заходила, просто потому что дома было сложнее держать лицо, а здесь, среди чужих незнакомых людей, что совсем не обращали на нее внимания, ей становилось чуточку проще.
Теплый ягодный чай в высоком бокале перед ней совсем остыл, но аппетита совершенно не было. Пэм посещали разного рода воспоминания и видения, покуда она активно предавалась унынию за этим столиком каждый вечер. Она то и дело прокручивала в голове все то, что они с ребятами говорили или не говорили друг другу, как смотрели и как вели себя, а после неустанно корила себя за то, что сама до этого довела. То, что для нее казалось теплой дружбой, сдобренной дружеской же симпатией, для ребят обернулось полным "крашем", но она совершенно того не хотела!
Или - хотела?
Роняя голову на стол, Пэм застонала. Все это было слишком сложно для нее. Ей не хотелось обманывать себя или кого-то из окружающих, но и признать правду было слишком непросто. Да и что здесь было признавать? Она ковырялась во всем этом каждый день, каждый вечер, каждую бессонную ночь и свободную между уроками минутку, но так ни к чему путному и не пришла. Нужно было сделать выводы, но - какие? Крутить роман сразу с двумя ей совесть не позволяла. Да и по правде, не хотелось ей крутить вообще никакие романы, не было у нее на это ни сил, ни желаний. И вообще! Она не из этих разбитных девиц.
"Памела Лилиан Айсли, - укорила она себя мысленно. - И как ты оказалась в этом болоте?"
Нет, пожалуй, она не жалела. Если бы отмотать назад и выбирать между новым знакомством с ребятами и полугодом одиночества в новой школе и недружелюбной атмосфере, она бы снова выбрала этот путь. В конце концов, даже ошибки - это опыт, это жизнь. Им втроем было очень весело, отрицать это бессмысленно! И то, что они все немного запутались сейчас.. Что ж, очень скоро все разрешится - и после они станут вспоминать эту глупость со смехом.

Скорее бы наступило то время, когда все наладится и снова будет легко.

Рядом опустился стакан, и Пэм вздрогнула, вскидывая взгляд. Она так увлеклась самокопанием, что почти не заметила, как на улице завечерело, посетители разошлись, и она осталась за столиком совершенно одна. Ощутив укол совести, рыжая неловко улыбнулась "подарку от заведения".
С этой девушкой они не были лично знакомы, но Пэм достаточно часто посещала кафе, чтобы считать незнакомку условно знакомой. К тому же, та училась в одном классе с Крейном, а Пэм рьяно следила за обстановкой вокруг Джонатана, хотя даже себе в этом не признавалась. Еще одна маленькая ложь для собственного блага в ее смутном мирке. Не слишком ли много тайн и недоговорок, мисс Айсли? Пэм нахмурилась сама себе, но после спохватилась и еще раз благодарно кивнула, встряхнув кудрями.
- Благодарю, - она обвила стакан пальцами, ощущая приятный холодок. Испытав острое желание приложить бокал ко лбу, чтобы немного охладить гудящую голову, Пэм заглянула в лицо напротив. - Это очень мило, за мной должок.
Играть дружелюбие ей даже не приходилось, рыжеволосая Джинни - так ее, кажется, звали? - производила приятное впечатление и, пожалуй, в обычное время они могли бы подружиться. Но здесь и сейчас они были абсолютно далекими незнакомцами, так что, конечно, Пэм не собиралась выливать на малознакомую девушку свои проблемы. Но лишь стоило Джин спросить, как Пэм накрыло с головой; нижняя губа задрожала, в носу захлюпало, а на ресницы навернулись крупные слезы.
- П-прости.., - дрожащим голосом испуганно пробормотала и потянулась за салфеткой. Этого еще не хватало! Что за глупости? Девушка из кафе лишь проявила заинтересованность из вежливости, да и то скорее оттого, что кафе пора было закрывать, а Пэм задерживала их всех, сидя тут неприкаянным призраком. И вовсе не стоило устраивать драму на ровном месте, просто..
Пэм прерывисто, глубоко всхлипнула и вдруг с ужасом поняла, как ей этого не хватало. Весь апрель она храбрилась и крепилась, играя невозмутимость, стараясь показаться сильнее, чем она есть. Улыбалась отцу, избегала парней, прилежно отвечала уроки за партой. Но на самом деле ей было жутко тяжело! И одиноко. И страшно. Она совершенно запуталась и не знала, что ей теперь делать.
Слезы сделались еще крупнее. От этих мыслей отчаянно хотелось разрыдаться навзрыд.
Пэм сделала над собой неимоверное усилие, чтобы этого не случилось, и судорожно отпила из принесенного стакана. Холодный сладкий лимонад немного охладил ее и приободрил.
Торопливо растерев щеки руками, Пэм еще более виновато улыбнулась дрожащими губами.
- Глупо вышло. Извини, что напугала! На самом деле все хорошо.
"Все совсем не хорошо, - отозвалось изнутри. - Расскажи ей, станет легче."
Испытывая глубокие сомнения на этот счет, девушка рассеянно оглянулась, будто стараясь найти иную зацепку для разговора или оттянуть время. Пожалуй, ей следовало подняться и сейчас же уйти, заплатив за заказ, но она все медлила, потому что на самом деле совершенно не хотела уходить и оставаться в одиночестве, брести до дома по вечереющей пустой улице и глотать слезы о том, о чем не могла рассказать никому вокруг.
- О, уже все разошлись.. Вы закрываетесь, да? - принялась юлить, вертя в пальцах стакан. - Извините за задержку, я уже почти закончила..
А потом вдруг глубоко-глубоко вдохнула, будто собиралась прыгнуть с обрыва в темную холодную воду - и решительно подняла покрасневшие глаза.
- Знаешь, сложно объяснить.. Не верится, что я оказалась в такой ситуации. Не подумай плохо, я не из тех, кто крутит парнями.. Да боже, кем я могу крутить, я же болеющий аутсайдер!
Пэм усмехнулась. Слова сами лились из нее, история никак не складывалась, в ней не было ни начала, ни объяснений толком, но разве это главное? Джине несложно будет уловить суть, тем более что взгляд у нее был спокойный и проницательный, так что Пэм поневоле успокаивалась и с каждым словом доверялась лишь больше. Та сумеет понять, поселилась внутри уверенность.
- Мы же просто дружили. Я ведь новенькая здесь, у меня совсем никого не было. А потом они оба.. Да еще и на первое апреля! Разве я могла предугадать? - рыжая хрипло усмехнулась. - И что мне оставалось? А потом я просто сбежала и сделала вид, что ничего не было.. Жалкое зрелище, да? Я знаю, что нужно было повести себя иначе, более взросло, но что я могла? Я просто...
У нее снова задрожали губы. Хотелось так много сказать, в первую очередь о себе: смешная, глупая, трусливая! Но и мальчишки тоже хороши, да? Как они могли так с ней? зачем кинули все это на нее, оставили с этим одну? Ее раздирали противоречивые эмоции, с которыми все никак не выходило справиться.

+7

4

Небрежным взмахом руки Джин отмела "должок". О чем вообще речь! Ею двигало лишь искреннее желание подбодрить девушку, сидящую напротив. Та выглядела настолько потерянной, что она посчитала: ей не повредит самая капелька дружеского участия. Однако она никак не ожидала, что один простой вопрос приведет к таким последствиям. Оказывается, не таким уж и простым был этот вопрос, и, пожалуй, ей стоило проявить чуть больше деликатности, а не спрашивать Памелу вот так в лоб, куда подевались ее друзья. Ведь и так было ясно, что именно в этом и крылся корень всех бед. Что ж, теперь она получила этому прямое подтверждение.
- Ох, прости, - с искренним раскаянием произнесла Джин, наблюдая за тем, как Пэм поспешно тянется за салфеткой, чтобы стереть выступившие на глазах слезы. - Это было ужасно недальновидно с моей стороны.
Она пододвинула к девушке стакан с лимонадом - лушее средство, чтобы запить слезы. В самом деле, если бы Джин самолично не видела сегодня в школе Беннера и Крейна, то по реакции Памелы могла бы подумать, что кто-то из них скоропостижно скончался - а то и оба сразу. Однако оба парня имели вполне здоровый, разве что меланхоличный вид, а значит, все было не настолько фатально.
Тем временем Пэм мужественно попыталась взять себя в руки и принялась извиняться за свою реакцию, а также крайне неубедительно заверять собеседницу в том, что все хорошо, хотя весь ее вид прямо говорил об обратном. Впрочем, Джин не стала давить на нее. К таким делам следовало подходить осторожно. Пэм сама ей расскажет, если захочет. Если же нет - что ж, это ее личное дело, во что посвящать посторонних, а что придержать при себе. А все же ей хотелось рассказать - это было видно. Слова застревали где-то в горле вместе со слезами, но пока не находили выхода. Джин терпеливо ждала, чуть склонив голову набок, пока Пэм силилась перевести разговор на что-то другое, и сказала лишь:
- Нет, что ты. Кафе работает до ночи, так что никто тебя не выгонит. Просто в будни редко кто здесь задерживается после девяти.
Этими словами она одновременно и успокаивала Памелу, и не давала той отыскать лазейку для того, чтобы в очередной раз убежать от самой себя. Если она все же захочет поделиться своими горестями, времени у них вполне достаточно.
И тогда Пэм наконец прорвало. Несмотря на все усилия сдержать слезы, они все-таки покатились из ее глаз, а вместе со слезами посыпались и слова, которые никак не складывались ни во что связное; и все же Джин смогла выхватить общую идею из этого потока отчаяния. Значит, дело было вовсе не в ссорах и не в каких-то обидах, как она изначально думала. Нет, здесь были замешаны материи более тонкие. Казалось бы, можно было предугадать такой поворот событий, учитывая состав участников научного кружка, но отчего-то Джин искренне не ожидала услышать ничего подобного. Эта троица всегда казалась настолько погруженной в свою работу, что сложно было представить, чтобы в их маленьком личном мирке могло существовать что-то еще. Кто бы мог подумать! Даже ученым (или тем, кто собирается ими стать) оказались не чужды обычные человеческие чувства.
Разумеется, во всей сложившейся ситуации, сколь бы ироничной она ни рисовалась, ничего смешного не было. И это в значительней степени усложняло Джин задачу. Если бы речь шла об обычной ссоре, можно было бы выслушать аргументы, рассмотреть вопрос непредвзято и выступить в роли третейского судьи. Улаживать конфликты Джин было не впервой. Но лезть в чужие душевные дела она, признаться, опасалась. Тут легко надавать советов, но не так уж легко им последовать. К тому же, сколько советов ни надавай, решать в итоге должна была Пэм и только Пэм. Джин не знала, к чему лежало ее сердце. Да и не было у нее самой большого опыта в таких делах, если уж быть совсем откровенным. В ее жизни случались лишь легкие увлечения, но ни одно из них не переросло ни во что серьезное. Ее большая любовь, как верила девушка, ждала ее впереди. Как это будет? Кто знает. И уж конечно, ей еще не доводилось оказываться в такой ситуации, когда двое юношей одновременно выражали бы свою заинтересованность ею. А именно это и произошло с Памелой, если она правильно поняла ее обрывочный рассказ. Впрочем, Джин была уверена, что поняла все правильно. И раз уж она затеяла этот разговор, идти на попятный она не собиралась, тем более, когда девушка перед ней так искренне переживала. Быть может, ей хотя бы удастся вытащить Пэм из ее деструктивного состояния и помочь ей настроиться на более конструктивный лад для разбора полетов.
- Слушай, если тебе нужно поплакать, то лучше это сделать, - мягко сказала она. - Тебе станет легче, гарантирую. На меня можно не обращать внимания, - Джин протянула руку и ободряюще сжала холодные пальцы Пэм. - Самое главное, ни в коем случае не называй себя аутсайдером. Ты умная и красивая девушка, и они оба это увидели. Есть, от чего растеряться. Но винить тут некого. Просто так уж сложилось. И не нужно стыдиться того, что ты испугалась. Я на твоем месте, думаю, тоже бы испугалась! Еще бы! Но выбирать всегда приходится девушке, даже если иногда это кажется несправедливым. Такова уж наша женская доля. А чтобы сделать правильный выбор, ты должна в первую очередь быть честной сама с собой. И первое, что ты должна у себя спросить, - Джин склонилась над столом и заговорщически понизила голос, - тебе кто-нибудь из них нравится? Ну, знаешь... по-настоящему нравится? Строго между нами девочками. Не бойся, я ни с кем не буду обсуждать эту тему. У любого спроси - Джин Грей не сплетница. Просто хочу помочь тебе разобраться.

Отредактировано Jean Grey (21.09.2017 10:36:39)

+6

5

Конечно, ей хотелось поплакать! Но делать это в кафе на глазах у посторонней девушки казалось верхом бестактности. И все же слезы продолжали бесконтрольно наворачиваться, так что Пэм едва успевала утирать их салфеткой.
- Спасибо, - чуть слышно пробормотала, делая глубокие вздохи, чтобы взять себя в руки. Стоило помнить о том, что любая сопливая слабость могла стоить ей после целой спокойной недели со всяческими неприятными последствиями и рядом осложнений, поэтому рыжая приказала себе не увлекаться драмой и поскорее успокаиваться.
Джин была к ней очень добра и вызывала доверие на интуитивном уровне. Принесла лимонад, коснулась ладонью. Чужое тепло утешало, к тому же держалась девушка весьма спокойно, что поневоле передавалось и Пэм. Она сама себе казалась глупой и маленькой, особенно на фоне рассудительной и сдержанной Джин. Как же нелепо все же выходило! Но они уже начали этот неприятный разговор - и глупо было сворачивать теперь, когда вся основная проблема всплыла наружу.

Пэм постаралась внимательно прислушаться к словам оппонентки и тщательно осмыслить их. Самой ей никак не удавалось придумать логичный и безболезненный выход из ситуации, но Джина звучала весьма убедительно. Это могло помочь..
Девушка глубоко вдохнула носом и позволила своим эмоциям быть естественными. Говорят, первое мнение самое верное. Она планировала довериться самой себе, но когда голос Джин в ее голове медленно повторил свой вопрос, ответ показался Пэм не слишком убедительным - и она испуганно распахнула глаза, на которых моментально собралась соленая влага.
- Нет.. Так не получается! Они нравятся мне оба.
Господи, как же мучительно! Рыжая снова застонала, обхватывая голову ладонями.
- Нет, нет, не так. Ты права, любить двоих одновременно не возможно, но дело в том.. понимаешь..
Она закусила губу, судорожно раздумывая. Нужны ли Джине правда и подробности, тем более что сама Пэм в настоящий момент сталась не слишком адекватна и не могла сейчас ручаться за собственную вменяемость. Ей безумно хотелось рассказать все, как есть, разложить ситуацию в разрезе и, возможно, с помощью оппонентки и самой трезво взглянуть на случившееся, но это означало бы, что необходимо начать издалека и препарировать собственные эмоции, чтобы по-честному и непредвзято взглянуть на всех участников.
- Понимаешь.. Они нравятся мне недостаточно.
О, боже. Теперь она звучит, как идиотка. Испуганно вскидывая ладони с растопыренными пальцами, Пэм отрицательно замотала головой. Нет, не так! Пожалуй, ей все же придется начать с самого начала, иначе Джин в самом деле посчитает ее ненормальной.

- Ох, постой.. Кажется, я должна начать с прошлого лета. Мы с отцом только переехали сюда, было много суеты и возни. Мы переносили вещи, собирали стеллажи, у нас магазинчик на первом этаже. Дом не был новым, в нем постоянно что-то ломалось и отваливалось. И тогда отец привел ремонтника - парня, что хотел подработать в свободное время. Он был циркачом и базировался неподалеку, поэтому постоянно приходил вовремя, и.. В общем..
Выдохнув, Пэм с видом сильно пьющего подростка на одном дыхании осушила стакан с лимонадом. Воспоминания не приносили ей положительных эмоций, голос сделался еще грустнее.
- В общем, я влюбилась. Сильно, очень. И думала, что это - навсегда. Знаешь, у меня не так много времени, чтобы завести отношения или размениваться на интрижки.. Но к осени мы расстались. Он продолжает работать у нас во дворе, и каждый божий день напоминает мне о потерянном. Тогда же я пошла в школу, ввязалась в тот химический кружок - и в моей жизни появились Беннер с Крейном. Они.. Хорошие. Понимаешь. Но...
Ее снова захватили эмоции. Горло сдавило, Пэм подняла на Джину несчастный заплаканный взгляд брошенной собаки. Она могла бы сколько угодно обманывать ее или себя, рассуждая на тему того, кто лучше - Джонатан или Брюс. Перечислять достатки одного и недостатки другого. Сравнивать, будто две модели одного платья, и выбирать то, что придется к фигуре и лицу лучше. Но правда была в том, что она была все еще не готова.
Ей хотелось казаться взрослой. Ее мама с папой к этому возрасту уже жили семьей. Она думала - всегда верила - что тоже так сможет, потому что мнила себя взрослее сверстников, ведь ей приходилось жить год за три, чтобы успеть все в своей коротенькой жизни. И с появлением Барни она уверовала в том, что нашла свой путь, свою судьбу, но после все рассыпалось.. Пэм казалось, что она сильная, отряхнется и пойдет дальше, не заметив. Но в реале ее все еще преследовали последствия и терзали призраки.
И сейчас дело все же было не в ребятах из кружка. Они были отличными, замечательными! Каждый был хорош по-своему. И, без сомнений, они нравились Пэм, очень сильно нравились. Как товарищи, как побратимы, как друзья. Возможно, иногда даже больше, но девочки способны испытывать спектр эмоций гораздо шире и многограннее, чем среднестатистический мужчина. И от сестринской нежности до полной влюбленности мог быть один шаг, а иногда - целая бездна.
- Я не люблю их.. Я никого не люблю, - с ужасом пробормотала себе под нос.
Вот в чем загвоздка. Ей могли нравиться парни, но она боялась снова довериться и полюбить. Вновь ввязаться в этот ужас, снова оказаться в тех же положениях, что и прошлым летом. Ей нравилось общаться, встречаться и веселиться с ребятами, но этого было достаточно. Отношения? Любовь? Нет уж, все это не для нее.
"Никогда больше," - упрямо поддакнуло внутри.

+5

6

Джин участливо наблюдала за Пэм, подбадривающе кивала ей или качала головой в нужных местах, побуждая продолжать свой рассказ. Она видела, с каким трудом той дается каждое слово. В этом не было ничего удивительного. Бедняжка совсем запуталась в отношениях со своими друзьями и никак не могла в них разобраться. Но, по крайней мере, сейчас она честно пыталась это сделать, а именно это ей и было нужно. Не бессмысленно прокручивать все про себя по неизвестно какому кругу, так и не приходя ни к какому решению, а проговорить свои проблемы вслух. Это помогало упорядочить мысли и порой - даже найти какое-то неожиданное решение.
Пока, правда, выходило не очень. Пэм никак не могла решиться сформулировать свои чувства, постоянно меняла "показания", почти испуганно пыталась взять назад каждое сказанное слово. Что-то сидело у нее внутри - что-то такое, в существовании чего она боялась признаться даже самой себе. Джин едва удержалась, чтобы не нахмуриться, силясь понять те чувства, что обуревали ее собеседницу. Что-то в ее словах было не так. Если оба, и Брюс, и Джонатан нравились Памеле только как друзья, в чем она пыталась убедить не то ее, не то саму себя, отчего она так переживала? Почему каждый раз, как о них заходила речь, на ее глазах появлялись такие крупные слезы? Что за внутренняя борьба шла у нее внутри? Джин даже засомневалась, стоило ли ей вынуждать несчастную так пересиливать себя. Она не была профессиональным психологом. Правильно ли она поступает? Не сделает ли хуже?
Но Пэм, очевидно, доверяла ей. Или ей действительно настолько необходимо было выговориться, что не имело значения, кто сидел перед ней. И вот, наконец, вскрылся тот самый недостающий элемент головоломки, который одновременно сделал ее переживания понятнее и запутал историю еще больше. Значит, был еще третий юноша. Или вернее было бы назвать его первым. Который и был виновником, вольным или невольным, этих слез.
Какая жалость, что все произошло именно так! Первая влюбленность часто заканчивается разбитым сердцем, но в этом случае... Джин казалось, что сама судьба должна была бы всячески оберегать эту хрупкую девушку от несчастной любви. У нее на мгновение сжалось сердце, когда она услышала от нее: "у меня не так много времени". Каково это: жить, зная, что тебе отмерян гораздо меньший срок, чем всем прочим? Разве это справедливо, что такая чудесная девушка, как Пэм Айсли, должна прожить так мало? И разве справедливо, что она должна тратить свое время на эти страдания? И пусть по первому пункту Джин не могла сказать ничего ободряющего, Пэм это было и не нужно. Как раз об этом она говорила спокойно. Это был факт, с которым она как-то жила уже шестнадцать лет. Но зато Джин могла помочь ей справиться с насущными бедами - а ведь это косвенно касалось и будущего Памелы - и теперь, отбросив прочь все сомнения, она наполнилась решимости вытащить собеседницу из этой пучины переживаний. Теперь, когда она узнала все детали этой истории, картинка наконец сложилась и она могла разбирать "дело" с большей уверенностью.
- Неправда, - спокойно сказала девушка, глядя в глаза Пэм, в которых читалась мрачная решимость никогда и ни в кого больше не влюбляться. - Ты все еще любишь того, первого, правда? Поэтому не хочешь никого больше впускать в свое сердце. Но стоит ли так цепляться за прошлое? Ты сама говоришь, что у тебя не так много времени. Значит, стоит потратить его на что-то более продуктивное, согласна? Например, начать строить что-то новое? - Джин снова утешающе похлопала Пэм по руке. - Возможно, не прямо сейчас. Возможно, сейчас ты действительно еще не готова выбрать кого-то. Но ты не думала о том, что Брюс или Джонатан могут помочь тебе залечить старые раны? Извини, если говорю слишком пафосно, - Джин улыбнулась. Может статься, то, что она говорила, было очевидно, однако кто-то должен был проговорить это для Пэм. - До сих пор ты смотрела на них только как на друзей. Попробуй взглянуть на них иначе? Кто знает... Они могут открыться тебе совсем с другой стороны.

+4

7

Пэм старалась не упускать ни слова. Слушала так внимательно, будто от этого зависела ее жизнь. Впрочем, возможно, так и было?
Все это время она бегала по кругу, неспособная отвязаться от колышка посреди своего двора; закрывая глаза, она представляла себя маленькой рыжей пони, которая протоптала дорожку вдоль забора своего дома, потому что не могла выйти за калитку, ведь Барни все еще был здесь, работал и иногда даже жил в пристройке сбоку от основного дома, в своей мастерской, и даже если у них всерьез не ладилось - это была ее привязь, ее якорь и одновременно камень, что тащил на дно и удерживал на месте, это были ее шоры, за которыми она не видела ничего, что происходило вокруг. А за хиленьким забором уже давно стояли другие люди, Крейн и Беннер, к примеру, Джинни и Эдди со своими забавными подружками-близняшками, малышка Табита и Каролина, а еще куча ребят из школы, с которыми она до сих пор не могла или не хотела сойтись, ведя шапочное знакомство и никак не в силах уделить им чуть больше внимания.
Быть может, Джин права? Быть может, ей давно пора отбросить старые цепи и шагнуть за калитку навстречу новому миру? Но.. Сердце в груди болезненно сжалось, когда она представила себе, как снимает с пони веревку и отпускает со двора. Как будет выглядеть Барни, вновь покинутый всеми, оставленный один в целом мире, огромном и неизменно враждебном к нему? Как он останется стоять во дворе ее домика, медленно отдаляясь, покуда не растворится в дымке вдалеке...
На глаза снова навернулись слезы, но скорее от облегчения. Да, теперь она знала, что можно - нужно - что она должна сделать.
- Что-то новое - это хорошо, - с трудом улыбнувшись, Пэм опустила взгляд ниже - туда, где Джина касалась ее руки. Как давно ей не было тепло от такого простого, легкого жеста. Замкнувшись в себе, отрастив целый слой защитных иголок после случая летом, она даже не осознавала на самом деле, какой злой и недоверчивой стала. Она могла шутить и улыбаться, но на самом деле стремилась оборвать все случайные контакты и ни с кем не сближаться. Джонатан с Брюсом легко миновали черту невозврата, остальным же не удавалось приблизиться и на чуток. Со всеми Пэм оставалась шапочно знакома и ни с кем не водила дружбу. И сейчас вдруг поняла, что ей не хватает компании, друзей, подружек, в конце концов, чтобы вот так вот посидеть и просто поболтать обо всем на свете, что волнует тебя и не только.
"Какая же ты глупая, Памела Айсли," - укорила она себя, а после с теплом кивнула девушке напротив. Джина не могла знать, как сильно сейчас рыжая была ей благодарна. Кидаться с признаниями и объятиями Пэм также не спешила, исчерпав лимит странностей на сегодня, но все же.. Уже сейчас она твердо решила про себя узнать эту девушку лучше. И не только ее! Она пропускала мимо столько людей. Пришло время наверстать упущенное.
- Спасибо, что выслушала. А что о тебе? - откладывая, наконец, салфетки, как знак возвращения в норму, Пэм остаточно всхлипнула носом. Ей хотелось узнать о Джине в ответ, зацепиться, удержаться. Это не было корыстным расчетом или приступом эгоизма, просто теперь Пэм хотелось расширить круг знакомств, чтобы отвязать эту чертову веревку от себя и последовать совету девушки из кафе, взглянуть на мир по-новому, позволить себе шагать вперед, узнавать новых людей, заводить интересные связи, может даже вновь влюбляться и разочаровываться. В конце концов, разве не в этом вся наша жизнь?
- Я точно видела тебя с парнем.. Постой, - пожевала губами, пытаясь припомнить и не ошибиться. - Высокий, всклоченный, такой забавный.. Тони Старк?
"Да нет, - тут же укорила саму себя. - Джин и Тони? Земля и небо, слишком разные. Никогда не поверю."

+4

8

- Вот это правильный настрой, - Джин тепло  улыбнулась Памеле. Девушка выглядела значительно лучше. Даже нашла в себе силы улыбнуться в ответ, и на этот раз улыбка получилась вполне искренней. Хоть в глазах ее все еще стояли слезы, а на лице отражалась внутренняя борьба, было уже понятно, какая сторона одержит верх. Она еще обдумает их разговор дома, и когда ее мысли окончательно улягутся, сможет рассуждать более позитивно. По крайней мере, Джин очень на это надеялась. В глазах Пэм читалось облегчение, как будто она и рада была отпустить прошлое, но что-то не давало ей это сделать, и вот, наконец, она смогла зацепиться за то, что было способно вытащить ее из этого болота. Джин была рада, что решилась заговорить с ней сегодня. Она искренне желала, чтобы у Пэм все сложилось.
- Не за что. Если захочешь поболтать - ты знаешь, где меня найти, - подмигнула она.
Должно быть, эмоции Пэм были так сильны, что в какой-то момент Джин действительно ощутила ее облегчение и постепенно охватывающую ту решимость изменить свою жизнь, как будто часть этих эмоций передались и ей. Или ей только так казалось, потому что ей хотелось думать, что Пэм сейчас испытывает именно это? Странно, но Джин начала подмечать за собой подобное не так давно. Столь ярко выраженная эмпатия до сих пор была ей не свойственна. Да и вообще она всегда считала, что в реальной жизни такого не бывает. Можно до определенной степени воспринимать эмоциональный фон другого человека, можно сопереживать... но вот так, чтобы именно ощущать чужие эмоции как свои собственные - такое бывает только в книгах. Но чем тогда объяснить то, что чувствует она сама?..
Впрочем, такие умонастроения накатывали на Джин лишь на пару-тройку кратких мгновений, и прежде чем она успела в очередной раз задаться вопросом, что же такое с ней происходит, неясное ощущение уже улетучилось, и она снова видела перед собой просто благодарно улыбавшуюся ей девушку. А ее следующий вопрос и вовсе заставил ее отвлечься от странных мыслей и озадаченно переспросить:
- Что обо мне? - почему-то она не сразу сообразила, о чем спрашивает собеседница, но тут же рассмеялась: - Ах, ты про Тони! Нет, мы не встречаемся. По крайней мере, не в том смысле, в каком все думают.
Она помедлила и прислушалась к себе. Да, пожалуй, ей хотелось с кем-нибудь поделиться своей историей, пусть даже она была и не романтического толка. Почему бы и нет? Памела поведала ей о своих переживаниях, так почему бы не поделиться в ответ своими... нет, не тревогами даже. А просто впечатлениями от общения с таким необычным субъектом как Тони Старк. Джин не могла назвать это проблемой, просто иногда это бывало странно, только и всего.
- Понимаешь... - она снова помедлила, подбирая слова. - Тони - своеобразный человек. Он очень умный. Наверное, даже... гений в определенных областях. Но при этом он совершенно не адаптирован в социальном плане. Скорее всего, это именно из-за высокого IQ. Не зря говорят, что все гении немного с чудинкой. Их мозги работают иначе и порой им трудно приспособиться к простой жизни в быту. Тони... у него навязчивые идеи. Ты наверняка слышала, об этом все говорят. Он всерьез верит в нашествие инопланетян и мировой заговор. Многие высмеивают его, но я лично не считаю, что это смешно. Мне его немного жаль. Мне кажется, это от одиночества и непонятости. С ним трудно наладить контакт, но я ношу ему домашку и стараюсь держать в курсе того, что мы сейчас проходим - это все, что я могу. Тони ведь почти не ходит в школу и мало интересуется теми предметами, которые не могут пригодиться ему в его борьбе с пришельцами. А мне не хочется, чтобы у него возникли проблемы с аттестацией. Они ведь возникнут, каким бы умным он ни был, если он ничего не будет делать. Выпускной уже не за горами, а после школы он сможет поступить туда, где его талантам найдется применение получше. Может, он даже оставит свои навязчивые идеи... хотя не знаю, - Джин вдруг коротко и нервно рассмеялась. - Знаешь, он так сильно верит во все это, что рядом с ним мне уже иногда самой начинает казаться, что все это реально существует. Я как будто тоже начинаю что-то такое слышать у себя в голове. Может это быть заразно?.. Впрочем, что я несу? - девушка хмыкнула. - Наверное, я просто очень внушаемый человек. Не обращай внимания. Я лишь хотела сказать, что Тони - мой подшефный, но никак не бойфренд. Парня у меня сейчас нет, если ты об этом хотела спросить. В прошлом году я встречалась со Скоттом Саммерсом из нашего класса, но мы расстались по взаимному согласию. Как-то не сложилось у нас, - Джин развела руками. - Так что даже не могу поделиться с тобой какой-нибудь особенной историей. Ну, глядишь, еще встречу своего суженого, тогда сможем с тобой обмениваться впечатлениями, - она хитро прищурилась. - А ты не зевай. Хорошие мальчики на дороге не валяются, нужно ловить момент, пока есть такая возможность. Если вдруг что, как уже говорила, буду рада тебя выслушать в любое время. Хочешь, обменяемся контактами? Я была бы рада и просто так поболтать с тобой как-нибудь. Мы, рыжики, должны держаться вместе, - шутливо закончила она. - Согласна?
Все шло так хорошо, что легкий укол в левом виске стал неприятной неожиданностью. Джин уже научилась распознавать это как первый признак надвигавшейся мигрени, которые повадились посещать ее последние пару недель. Это означало, что пора закругляться, иначе она сама скоро из приятного собеседника превратится в великую страдалицу, все помыслы которой сводятся лишь к тому, где бы прилечь и умереть. Впрочем, свою задачу она вроде бы выполнила: Пэм выглядела гораздо веселее и не похоже было, чтобы она собиралась вновь нырнуть в пучины рефлексии, едва они расстанутся. Тем не менее, Джин решила, что оставлять ее тут одну все же не стоит. Поэтому она заметила:
- А сейчас, думаю, нам обеим пора. Час уже довольно поздний, не стоит засиживаться. В Смоллвилле нынче неспокойно, - с этими словами она поднялась из-за стола и вопросительно взглянула на собеседницу. - Что скажешь? Пойдем? Может, нам будет по пути?

+1


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [24.04.17] What's your trouble, girl?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC