Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.09.18. РОЛЕВАЯ ПЕРЕВЕДЕНА В КАМЕРНЫЙ РЕЖИМ.
ПРИЕМ НОВЫХ ИГРОКОВ ЗАКРЫТ.
Подробнее >>>
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"В легком потрясении Риддлер созерцает приближающуюся к нему фигуру в ушастой маске и семейниках с подозрительно знакомым логотипом. Больше на Темном Рыцаре нет ничего, если не считать бэтпояса, нацепленного прямо поверх трусов, и это, пожалуй, шокирует даже больше, чем осознание того факта, что они с Пэм умудрились прокопаться аж до самой Бэтпещеры. То есть, у Риддлера тоже есть нижнее белье с его фирменным знаком, но он ведь не разгуливает в нем, выставляя всем напоказ. Возможно, он что-то пропустил, и трусы поверх костюма больше не в моде - теперь их носят вообще без костюма? Или Бэтс просто забыл пододеть костюм? Ну, всякое ведь бывает..."
>>>читать пост<<<
УЖАС МЕСЯЦА



Jonathan Crane

БАННЕРЫ


LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Паутина судеб » [13.05.2017] Спиритический сеанс и синий бес


[13.05.2017] Спиритический сеанс и синий бес

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://nepoznan-mir.ru/wp-content/uploads/2014/05/25215.jpg

Название: Спиритический сеанс и синий бес
Участники: Курт Вагнер, Тай Лонгшэдоу, Хайме Рейес, Табита Смит, Роуг Карлайл
Время и место: 13 мая, ночь с субботы на воскресенье
Краткое описание: Курт едва заселяется в школу Ксавье и еще не успевает познакомиться с обитателями, как те находят его сами; в это же время Тай и Хайме шутки ради решают причастить Табиту к своим языческим обрядам, когда все выходит из-под контроля. Несчастная Роуг вынужденно становится жертвой поднятого гама и рискует не выспаться этой ночью.

+3

2

Курт все еще был слегка взбудоражен. Слишком многое произошло с ним за такой короткий промежуток времени, и он до сих пор не сумел до конца осознать все перемены, произошедшие в его жизни. Появление странных способностей, которые до сих пор немного пугали его, приключения на окраине, где его сперва чуть не сбил автобус, а потом едва не рассекретили двое настойчивых подростков, и, наконец, чудесное появление профессора Ксавье и его невероятной школы... Курт даже представить себе не мог, что где-то существует школа для таких, как он! Но вот он находился в этой самой школе, и это совсем не походило на сон. Ну, разве что совсем чуть-чуть. Курт уже успел несколько раз ущипнуть себя, но так и не проснулся. Значит, это было правдой! От таких перспектив голова шла кругом. Неужели он сможет учиться, как обычные подростки, и получить полноценное образование? Более того, найти новых друзей среди подобных себе? Ведь, как объяснил профессор, все, кто учился в его Школе, были в той или иной степени необычными. Хотя, конечно, не настолько необычными, как Курт.
Юноша и сам не знал, почему, но он сразу поверил всему, что говорил профессор Ксавье. Казалось бы, история с мистером Джардином должна была сделать его недоверчивым, однако он сразу почувствовал расположение к этому незнакомому, по сути, человеку. Тот внушал доверие. Возможно, "внушал" было ключевым словом, учитывая то, что тот сразу сказал, что был телепатом, но... прислушиваясь к себе, Курт не находил в происходившем ничего, что противоречило бы его собственной воле. Разумеется, школа для ему подобных была его голубой мечтой и было очень боязно поверить в такую сказочную возможность - но вот он сидел в своей новой комнате и с ним до сих пор не случилось ничего плохого. К тому же, он видел при входе табличку на воротах - что-то про "одаренных подростков" - и, в целом, это место вполне походило на школу-пансион, какой она представлялась Курту. Никаких признаков зловещих лабораторий или коварных интрапренеров.
Профессор рассказал ему немного о себе и о Школе, показал, где находятся ванная и кухня, однако полноценную экскурсию по особняку, равно как знакомство с остальными его обитателями он оставил на следующий день. Курт был полностью согласен с таким раскладом. Ему следовало прийти в себя и осмыслить все случившееся как следует, прежде чем он будет готов к новым впечатлениям. И уж точно сейчас он не был готов к новым знакомствам. Курт слышал, как за дверью время от времени раздавались шаги и приглушенные голоса подростков (это служило еще одним доказательством того, что он не был обманут и здесь учились другие дети, вполне довольные этим фактом), и радовался тому, что двери здесь запирались изнутри. Он представить себе не мог, что бы случилось, если бы вдруг кто-то вломился к нему в комнату - по ошибке или движимый желанием познакомиться с новеньким. Все-таки даже среди "одаренных" он сильно выделялся, и профессор должен был сперва подготовить своих студентов, прежде чем представить им новенького. По его словам, учащихся в Школе было не так много, однако даже перед небольшой аудиторией Курт робел до дрожи в коленках. Это совсем не то, что выступать на арене цирка! К тому же, чего греха таить, он слегка побаивался, что его внешность даже для такого места может оказаться слишком "экзотической". Вдруг его здесь не примут? Поэтому без профессора он вообще боялся выходить из комнаты, хотя ему и было сказано, что он волен свободно гулять, где хочет. Лучше было дождаться утра, когда он будет официально всем представлен, а дальше уж смотреть по обстоятельствам.
Однако естественные потребности организма внесли свои коррективы в этот план. Некоторое время Курт терпел, но потом понял, что до утра не дотянет. К счастью, было уже далеко за полночь, и большинство разбрелось по своим комнатам, однако Курт по себе знал, что ночь - самое активное время для подростков, так что не факт, что большинство сейчас спали. На всякий случай он выждал еще сколько смог, прежде чем решился на отчаянную вылазку. Памятуя о том, к какому трюку прибегал Баки, он завернулся в покрывало со своей кровати, но еще некоторое время прислушивался к тишине в коридоре, чтобы убедиться, что тот пуст. Наконец, осмелев, он отпер дверь, осторожно повернул ручку и робким привиденьицем выплыл в коридор.
Дорога до ванной комнаты показалась бесконечной. За одной из дверей Курту почудились голоса, и он шарахнулся к противоположной стене, однако обитателям комнаты было вполне уютно в своей укромной компании и никто из них не собирался выходить. Юноша тихонько перевел дух и осторожно двинулся дальше.
Перед дверью ванной он тоже долго прислушивался, прежде чем юркнуть внутрь и поспешно запереться.
Закончив свои дела и вымыв руки, Курт снова завернулся в покрывало и чуть более уверенно выдвинулся в коридор. Очевидно, что большинство обитателей особняка, как ни странно, действительно спали, а та компания, что заседала в одной из комнат, отнюдь не стремилась привлекать к себе внимание и не собиралась бегать по коридорам. Однако сердце Курта все равно колотилось, когда он тихо крался по коридору обратно. Нервы его были натянуты до предела, а потому когда, почти одолев половину пути, он неожиданно для самого себя чихнул, Курт сам подпрыгнул, бросился было бежать, но запутался в простыне и огромным кульком мягко плюхнулся на пол, после чего в панике забарахтался, пытаясь подняться. Ему казалось, что своим чиханием он перебудил половину особняка и все вот-вот сбегутся посмотреть, кто это так шумит в два часа ночи. Воистину над ним довлел какой-то злой рок!

+9

3

Нет ничего лучше глухой ночи, чтобы творить глупости. Потому что именно под покровом темноты оживают все монстры и страхи, а уставший мозг придаёт даже случайным теням и шорохам особенный смысл. Только далеко за полночь ты готов поверить во все страшилки, что казались смешными в свете дня. И то, что в кругу друзей вызывало лишь иронию, ночью приобретает мистический налёт.
Конечно, пугать Табиту в очередной раз после всего случившегося Таю не пришло бы и в голову. Однако по несчастной случайности их класс как раз проходил тему мифов и легенд. О, как много юноша мог бы рассказать о тех байках, что слышал от деда! Если бы только одна глупая американка не заявила, что все это - детские выдумки и полнейшая чушь. Нет, они больше не враждовали, а даже почти дружили, но Таю вдруг сделалось смертельно обидно за своё культурное наследие, в которое он и сам почти не верил. Но ведь его золотистый дух существовал! И богиня погоды тоже! Что мешало быть реальным и всему прочему?
- Я тебе докажу, - обиженно пригрозил он тогда.
Возможно, Табита на самом деле нисколько не хотела его уязвить и брякнула (как и всегда) не подумав, а после они даже успели помириться, но сегодня юноша вспомнил обо всех насмешках и решительно собрал друзей в комнате под покровом ночи.
- Готовьтесь, - тщательно подпирая дверь изнутри, торжественно объявил: - Мы будем вызывать духов! Древних, как сама Земля, и могущественных, будто Мать Природа.
Именно в эту часть легенд он и сам не верил ни капельки, но шутить с настоящими духами ему не хотелось. Поэтому он выбрал самую фарсовую из баек, чтобы наверняка не обжечься, и рассадил друзей по кругу, воздев перед ними руки.
- Не пропускайте ни слова! Внемлите!
Заранее юноша нарисовал на полу круг мелком с непонятными, нечитаемыми завитушками. И даже расставил пару свечей, с трудом добытых где-то у соседей. Он уже предчувствовал, как наутро станет отмывать пол и соскребать с него воск, но просто не мог отказать себе в удовольствии. Видя, как недоверчиво вытянулось лицо Хайме и как испуганно побледнели щеки Табиты, Тай усилил натиск на их сонные умы.
- Я, будущий вождь племени, взываю!
Где-то на этом моменте на нем появился оперенный головной убор, рубаха с "лапшой" на рукавах и расклешенные штаны, больше похожие на ковбойские. Ко всему прочему для антуражу он даже стащил у деда "трубку мира" и научился раскуривать в ней безобидные травки так, чтобы не давиться дымом. Все это (по его скромному мнению) должно было создать нужную атмосферу и ввести ребят в околотрансовый анабиоз. Если они не станут спорить и не успеют заметить обмана, возможно - даже поверят.
- Прими эти души, великая Ишамулулу! - потрясая растопыренными пальцами и усиленно тараща глаза, Тай запрыгал по кромке меловой черты. Огоньки свеч задергались, удлиняя тени.  Сюда бы костёр, по всем правилам, но где же его взять..
От угольков в трубке по небольшому помещению пополз хлипкий дымок. Передав аппарат Хайме, Тай сирого приказал:
- Мы должны раскурить трубку, чтобы великая Богиня услышала нас!
Про себя он подумал о том, о чем всегда думал в такие моменты, слушая деда. Что именно курили при проведении всех этих обрядов? Уж не наркоту ли? Иначе как ещё объяснить все эти приходы. Впрочем, друзей травить он не собирался, разве что немного подстегнуть их фантазию. И покуда эти двое давились самым безобидным дымом, ритуально запрыгал вокруг; шуметь было достаточно поздно, так что пришлось обойтись без зажигательных пений и барабанов, что делало ритуал не таким ярким, но уж чем богаты..

Покуда Тай изо всех сил изображал ударенного на голову и скакал вокруг "места призыва", симулируя агонию просвещённого, за дверью что-то зашуршало, а потом отчаянно загремело. Замерев, юноша закатил глаза и затряс ладонями, тени раздвоились и повторяли за ним.
- Она услышала нас! Оооо, великая Асалилусу! Пошли нам свой знак!
На самом деле, он уже и сам забыл, как звали эту ненастоящую богиню. Но под ошарашенным взглядом Табиты его распирало все больше и больше, так что он уже никак не мог остановиться.
- Открой дверь посланному духу, мой воин! - все ещё изображая судорогу, повелел в сторону Хайме растопыренной пятерней. - Увидьте же! Поверьте! И раскайтесь, смертные!

+8

4

Тай терпеть не мог легенды, мифы и все, что связано с иным миром. Это Хайме знал как никто другой. То, что его Идущий чтил некоторые из традиций, уже было само по себе чудо и благословение, так что большего с него и не просили. На всех вечерних посиделках и служениях Лонгшэдоу закатывал глаза, злился и выговаривал другу все, что думает по этому поводу. Рейес всегда улыбался, кивал, но не пропускал подобных встреч. Они были молоды, глупы и наверняка просто не понимали мудрости тех, кто прожил жизнь. Так он считал, хоть и держал это при себе. Так что последнее, чего он ожидал от Идущего, так это то, что тот устроит вечер в стиле шаманского вечера. Табита как-то невзначай бросила, что все это полная чушь и дурость, и это пробудило в Тае его истинную кровь Вождя. Это было даже забавно, хотя и стоило остановить все на корню. Если Хайме что и понял из их дружбы, так что никакая задумка не заканчивается особо хорошо. Но разве бы он смог убедить этих двоих, что устраивать шабаш ночью в общежитие, где их приютили, а особенно Рейеса, исключительно по доброте душевной? Нет, нет и еще раз нет. Табита и Тай представляли собой взрывную и опасную смесь, спорить с которой было бесполезно.

Быть честным, Хайме бы лучше поспал. Ему вполне хватило приключений со дня приезда в этот город. И потом, ему завтра в школу, у него контрольная работа по геометрии… Но оставить этих двоих ему не позволяло чувство долга. Ему бы очень хотелось, чтобы крыша над головой все же оставалась. И стены не особо пострадавшие. Да и как он оставит Тая в этом его желании доказать весомость индейской мифологии? Так что пришлось покорно усесться на пол, чтобы понаблюдать за спектаклем, который ему вряд ли еще когда выдастся увидеть. Серьезно, его Вождь прямо сейчас был одет, как малыш на утренник в детский сад или на Хэллоуин во время охоты на сладости. Хайме с трудом удается не заржать, когда он видит штаны и даже рубаху с «лапшой». Он горит желанием уточнить – где ты это взял? Нет, правда, я хочу знать, где в Смоллвилле ты нашел подобное? Но нарушить антураж «шаманства» он все же не может, ведь друг так старается… Так что Рейес молчит, иногда покусывая нижнюю губу, чтобы удержать смешок при себе. Ишамулулу? Трубка мира? О Духи, вы послали того самого сына в семью Вождя…

Хайме с подозрением осматривает трубку, принюхивается к содержимому и только после позволяет себе сделать легкую затяжку. Он не глотает дым, тут же выпускает его и морщится – пахнет листьями черешни и мятой, но привкус все равно тот еще. Так что он поспешно передает трубку Табите, которая должна проникнуться атмосферой или хотя бы по достоинству оценить старания своего друга. Рейес никогда не видел, чтобы Тай так веселился и даже делал подобные вещи. Тем более прилюдно. Так что можно сказать, что весь этот странный вечер даже пойдет на пользу – они столько всего вместе натворили, что могли бы немного и просто повеселиться, верно? Пожалуй, Хайме это тоже не помешает…
- Твой воин слушается и повинуется, о великий Вождь, - Рейес понятия не имеет, как ему удается сохранить серьезное выражение лица и даже ровный голос, но прямо сейчас он даже восхищен тем, как все продумано сделал его Идущий. Шум, копошения, звуки удара. Просто отлично! Не перебудить бы только весь дом с его особыми обитателями…
- Пусть же дух переступить порог сей обители, - величественно вещает Хайме и распахивает дверь. Он не смотрит в проем, даже не заглядывает, он держит дверь открытой и склоняется в низком поклоне. Еще секунда и все же не сдерживается – смеется и вскидывается, смотря на вытягивающиеся лица друзей. – Блин, ребят, видели бы вы себя. Да нам в драмкружок, не иначе.
Рейес качает головой и насилу успокаивается. Все, пора и честь знать. Им еще тут прибираться и расползаться по кроватям. И... Духи, и чего эти двое замерли?..

+6

5

Табита и сама не знала, зачем согласилась на это. После событий с глючными мошками она думала, что ужастиков хватит с нее до самой старости (то есть лет до двадцати). Однако не прошло даже недели, как Тай уже втянул ее в какой-то сомнительный ритуал. Возможно, она сама была виновата: не стоило называть индейские предания "детскими сказочками". Но они были такими смешными! И она даже не думала, что Тай так отреагирует на этот безобидный комментарий! Однако поскольку тот отреагировал - и отреагировал бурно, она тоже не смолчала. На уроке учителю едва удалось растащить их. Конечно, к концу занятия Таби уже благополучно забыла, из-за чего разгорелся весь сыр-бор, однако Тай оказался злопамятнее и всенепременно вознамерился доказать ей, что духи из преданий его предков существуют. Табита немедленно согласилась. Она отлично знала, что у него ничего не получится - тем интереснее было посмотреть, как он станет тужиться. К тому же, им всем не мешала небольшая разрядка. После окончания истории с невидимыми чудовищами они все ходили как пришибленные. Табита буквально кожей чувствовала необходимость сделать что-то смешное и невероятно глупое, чтобы вернуть себе привычно легкомысленное состояние духа, но, как назло, она оставалась замогильно серьезной все эти дни. Затея Тая родилась как нельзя вовремя.
Так она думала.
Однако когда они собрались втроем в комнате индейцев под покровом ночи, плотно задернули шторы и зажгли свечи, Табита почувствовала себя неуютно. Из теней немедленно поползли чьи-то бесплотные щупальца, а все предметы в комнате так и норовили приобрести в полумраке те или иные зловещие очертания. Конечно, они и в подметки не годились давешним монстрам и острота ощущений была гораздо слабее, что, в принципе, уже утешало и позволяло держать себя в руках. И все же девушка успела засомневаться, такой ли уж хорошей была их идея. Вдобавок где-то на этапе приготовлений внезапно выяснилось, что Тай - не обычный подросток-индеец, как она до сих пор думала, а реальный будущий вождь своего племени! Хайме подтвердил эту информацию, а он относился к таким вещам слишком серьезно, чтобы шутить о них.
Это заставило Табиту слегка занервничать. Она была уверена, что никакие духи не откликнутся на призыв обычного мальчишки - делать им, что ли, больше нечего? Но если вызывать их будет тот, в ком течет кровь вождей... Вдруг они и правда явятся?! Пусть девушка в них и не верила, объясняться с ними на эту тему ей совсем не хотелось!
Но отступать, конечно, было уже некуда. Иначе в их споре последнее слово осталось бы за Таем, а этого Табита никак допустить не могла! Даже перед лицом всех индейских духов!
И вот теперь она сидела на границе нарисованного мелом круга, неловко переминаясь и поводя плечами, словно в попытке стряхнуть с себя бегавшие по спине мурашки. Но мурашки не стряхивались и начинали бегать лишь активнее. В голосе Тая, скакавшего возле границы круга, звучали загробные нотки, отсветы маленьких язычков пламени подсвечивали его лицо снизу, подбавляя жути, а этнический костюм только подчеркивал впечатление. Табите даже не пришло в голову удивиться, откуда у Тая эти шмотки. Наверняка каждый индеец держит в платяном шкафу головной убор из перьев и прочее. Чему тут удивляться? Тем более, что сейчас, в неясном свете свечей, ей казалось, что так и должно быть.
Раскрыв рот, Табита следила за Таем, и ее глаза становились все круглее с каждой минутой. У них не было никакого музыкального сопровождения, однако легкое топотание босых ног по полу превращалось в воображении девушки в стук барабанов, сопровождавших ритуальный танец.
Откуда-то справа вдруг появилась "трубка мира", и Таби в очередной раз позавидовала железному спокойствию Хайме. Ну как ему удается даже бровью не вести, когда его друг выплясывает тут такие кренделя? Небось, явись к ним сегодня хоть целый пантеон индейских божеств, он и глазом не моргнет! И хотя слово "пантеон" было незнакомо Табите, ее это не утешало. Схватив трубку, она некоторое время с подозрением принюхивалась к ней, гадая, не влетит ли им за курение какой-то подозрительной травы, но раз даже правильный Хайме не побрезговал этой фигней, значит, и ей можно! Так что девушка отважно вдохнула большую порцию горького дыма и тут же закашлялась. Из глаз хлынули слезы. В конце концов, Хайме пришлось постучать ее по спине, иначе ее кашель грозил сорвать весь ритуал.
- Фу, ну и гадость! - выдохнула Таби, как только ей немного полегчало. После такого вновь войти в состояние благоговейного трепета у нее с наскоку не получилось, однако в этот самый момент за дверью вдруг раздался какой-то шум, а Тай заголосил дурным голосом, отчего Табиту вновь бросило в дрожь. Ведь за дверью совершенно точно кто-то был!
Взвизгнув, она замахала руками:
- Не открывай! Не открывай! - однако почти тут же устыдилась собственного испуга. Так Тай и Хайме и будут считать ее трусихой. А она вовсе не трусиха! Она просто... осторожная, да. Поэтому она быстро поправилась, постаравшись придать голосу побольше небрежности: - То есть... это, скорее всего, Бобби или Джейми. Зачем палиться перед ними?
Однако ее никто не слушал. Хайме уже поднялся с места и, подойдя к двери, резко распахнул ее, согнувшись в глубоком поклоне. Но Табита на него уже не смотрела. Все ее внимание было направлено в темный коридор, куда практически не доставал слабенький свет от наполовину сгоревших свеч и где...
...медленно поднималось над полом нечто огромное и бесформенное...
На этом месте нервы Табиты не выдержали. Она еще ни разу не пыталась верещать шепотом, однако можно было с полным на то основанием считать, что первый опыт вполне удался.
- Это Ашалиса! Ишмалула! - захрипела она, тыча дрожащим пальцем в сторону мистического существа и пытаясь отползти назад. - Она пришла! Пришла к нам!!!
Ей было некогда раздумывать над тем, почему привидение было тряпичным и в клеточку. Возможно, у индейских духов так было принято. Что, в сущности, ей было известно об их традициях? Ровным счетом ничего.

+5

6

Ладно, возможно, он слегка преувеличивал свои шумовые возможности. Покуда Курт барахтался на полу в неравной борьбе с покрывалом, он так и не услышал, вопреки своим опасениям, ни топота ног, ни хлопающих дверей, ни встревоженных голосов - а это означало, что особняк как спал, так и продолжал спать, и легкая паника в коридоре его совершенно не тревожила. Это было хорошо, конечно, однако радоваться было пока что рановато: из-за одной из дверей до Курта доносились приглушенные голоса, которые, как ему показалось, стали немного громче после его падения. И в тот момент, когда ему наконец удалось справиться с покрывалом и кое-как подняться на четвереньки, дверь внезапно распахнулась и чей-то голос негромко, но торжественно предложил ему "переступить порог" какой-то там "обители".
Курт замер. От чужих глаз его по-прежнему скрывало покрывало, поэтому самого непоправимого еще не случилось. Возможно, ему еще удастся извиниться и сделать вид, что он ошибся комнатой? Он начал медленно-медленно приподниматься, и тут его настиг голос, полный предсмертной агонии. Загадочной "Ишалулой", или как там оно называлось, Курта еще не обзывали. Не вполне представляя, что это означает, он попятился, наступил на край покрывала и с ужасом почувствовал, как оно начинает неминуемо сползать с него на пол. Пытаясь подхватить его трехпалой лапкой, юноша запаниковал, но в самый отчаянный момент внезапно вспомнил: ведь он теперь умеет телепортироваться! Пусть пока что это получалось у него неважно, сейчас это могло спасти его от внепланового знакомства! Вряд ли подростки успеют разглядеть толком, кто скрывался под покрывалом, и вряд ли они поймут, куда он подевался, а если утром (в присутствии профессора!) кто-то его и узнает... что ж, они смогут все вместе посмеяться над нелепым ночным происшествием.
Решение показалось самым здравым. Зажмурившись, Курт на мгновение сосредоточился, молясь, чтобы на этот раз у него все получилось как надо, и...
*БАМФ*
...в следующее мгновение исчез, оставив после себя лишь сероватую в темноте дымку. Покрывало печально спланировало на пол, на глазах утрачивая потустороннюю природу и демонстрируя свою безобидность.
Увы, у Курта последовать его примеру не получилось.
Механизм перемещения в пространстве до сих пор представлялся ему довольно смутно. Если зажмуриться и очень сильно пожелать оказаться в другом месте, что-то происходило в его голове - или в его теле - что приводило в действие непонятно откуда взявшуюся способность, и его перекидывало в то самое "другое место". Поскольку место, как правило, оказывалось случайным - с точностью у Курта пока было неважно - он подсознательно ограничивал радиус своих "прыжков" несколькими метрами, чтобы вдруг не оказаться в сложном положении.
И вот теперь он метил попасть в свою безлюдную укромную комнатку, которая сулила покой и безопасность.
Ну, по крайней мере, идея была такова.
Однако, когда с таким же легким хлопком, с каким он только что исчез из коридора, Курт появился в комнате и мягко плюхнулся на кровать, то сразу понял, что запас невезения на сегодня был еще до конца не исчерпан. Ибо даже если эта комнатка и попадала под понятие "укромный", безлюдной ее назвать было никак нельзя. К своему ужасу Курт обнаружил, что сидит на чьих-то ногах, и обладатель этих ног уже шебуршится под одеялом, разбуженный столь бесцеремонным вторжением в свое личное пространство. Несмотря на глубокую ночь и плотно задернутые шторы, Курт мог различить очертания головы на подушке, волосы до плеч с двумя светлыми прядями спереди и едва различимые черты лица, которые не оставляли сомнений, что перед ним... девчонка!
Кошмарнее ситуации невозможно было представить. Вломиться посреди ночи в спальню к девчонке - Боже, какой стыд! Вдобавок ко всему, Курт обнаружил, что спасительное покрывало осталось в коридоре, а это означало, что сейчас девушка могла лицезреть его во всей красе. Вернее, не столько его, сколько сливающийся с темнотой зловещий черный силуэт с горящими глазами, что, конечно, лишь усугубляло ситуацию.
- Эээ, - протянул Курт, чувствуя, что краснеет про шерсткой. - Прошу прощения, я уже ухожу, - и он стал тихо сползать к противоположному краю кровати, стараясь не делать резких движений. Он был слишком растерян, чтобы собраться с мыслями для еще одной телепортации, к тому же не был уверен, что и со второго раза попадет куда надо. Переполошить таким макаром всю школу ему не хотелось. Лучше он выйдет в дверь как цивилизованный человек. Возможно, мозг девушки спросонья примет его за одно из сновидений и не станет заострять внимание на этой случайной встрече. В голове у Курта сидела мысль, которую он где-то слышал или прочитал: о том, что в таких случаях нужно вести себя как ни в чем не бывало и делать вид, будто так и надо. И хотя Курту было сложно представить, каким боком его действия могли попасть в категорию "так и надо", он честно старался.

+6

7

Свечи медленно догорают, тени делаются чернее и длиннее, темные углы не просматриваются вовсе. Тай дергается сильнее, топота босыми ногами и выбивая четкий ритм в ладони, заменяя бой барабанов. Там - там - тамтам - там - там - тататам! Там - там - тамтам - там - там - тататам! Там - там - тамтам - там - там - тататам!
Хайме послушно поднимается со своего места и церемонно движется к двери, бормоча возвышенные речи. Тай, замерев на месте, широко расставив ноги и выпучив в сторону друга глаза, изображает приход. Ладони нервно бьются все в том же рваном ритме: там - там - тамтам - там - там - тататам, там - там - тамтам - там - там - тататам, там - там - тамтам - там - там - тататам!
Единственный зритель, для которого сегодня все это устроено, напуган до усрачки. Поначалу лицо Табиты выражает лишь скепсис, но постепенно таинственная атмосфера проникает и её. К моменту явления богини девчонка достигает нужной кондиции и тихонько пищит себе под нос от испуга, боясь открыть для себя истину и уверовать. Но пути назад нет, и подскакивая к ней ближе, Тай буквально у неё на голове выстукивает свои "там - там - тамтам - там - там - тататам!"
А потом дверь распахивается - и за ней неожиданно не так темно, что хоть глаз выколи, потому что вдоль коридора всегда горят притушенные лампы. Все же здесь полно детей и мало ли кто и куда из них бредёт в ночи. Вряд ли профессор желает, чтобы его подопечные травмировались. И все же после темноты комнаты и блеска свечей за дверью будто чёрное пятно. Из которого медленно распрямляется нечто бесформенное и безликое. Переставая истерически колотить в ладоши, Тай и сам замирает, намертво вцепляясь в плечи одноклассницы пальцами. Это больше не кажется ему смешной шуткой. Розыгрыш вышел из-под контроля.
- Х.. Хайме.. Т-там...
Язык его едва слушается. Юноша не может оперативно и внятно объяснить то, что видит. Впрочем, он не может даже опознать, что за существо явилось по их души.
На мгновение его прошивает жаром. Стоило подумать, прежде чем начинать все это, что у него своего рода способности отныне. И если раньше все еретические шуточки могли ими и остаться, то теперь ни в чем нельзя быть уверенным. Ну как если его "золотистый дух" появился неспроста? Если вместе с тем ему был дарован реальный дар шаманского Вождя? Об этом Тай не подумал, конечно же. Но теперь успевает осознать всю тяжесть ответственности в считанные доли секунд - и устыдиться. Сегодня он подверг друзей настоящей опасности.. Совсем, как в том раз, когда разрушил их дом.

Развернуться и схватить ближайшую палку, оказавшуюся веником на длинной ручке, у Тая занимает всего мгновение. От резкого рывка головной убор слетает и мягко шлепается на пол. Но за то время, что он оборачивается, существо за дверью с тихим хлопком исчезает, оставляя от себя сизое облачко.. Нет уж, этот фокус больше не пройдёт! Тай не облажается так снова!
- Что это было?! - выскакивая за дверь, он нервно трясет палкой с веником на конце. - Выходи, что бы ты ни было!
Остро ощущая свою причастность к этому необъяснимому феномену, Тай кидается к соседней двери и резко не распахивает. Внутри совсем темно, обитатели мирно сопят по кроватям. Тогда он ломится в параллельную дверь, но и там все кажется абсолютно нормальным. Не могло же оно исчезнуть бесследно?
- Если это чья-то шутка, то нифига не смешно! - обиженно выкрикивает в длинный коридор. Но никто не спешит выскакивать с улюлюканьем и прилюдно ловить троицу на детском испуге. Оставшееся на полу клетчатое одеяло не подаёт признаков жизни, однако то, что пряталось под ним, бесповоротно исчезло..
Как бы не так!
Забываясь, Тай мечется от двери к двери, распахивая одну за другой. Из некоторых даже кто-то возмущенно вскрикивает, очевидно, не все ещё спят этим глубоким вечером. Одна из дверей заперта, и в раже юноша несколько раз толкает её плечом, хотя и безрезультатно. Не выносить же её? Он мог бы, пожалуй, у его внутреннего Духа запросто хватит сил, но.. Тай отвлекается на тонкую струйку сизого дымка из-под соседней двери.
- Ага! Оно там, - приготовив метлу, несостоявшийся вождь делает кивком головы знак своим оппонентам. Мало ли, что там прячется? Лучше быть готовым ко всему. - Откройте. И живо в сторону. А я ударю.

+6

8

Хайме всегда казалось, что у него неплохое чутье. Предчувствие воина и все такое. Но прямо сейчас он не ощущает ничего, кроме остаточного веселья и откровенной растерянности от своих друзей. Те смотрят на проем так, будто неведомая Богиня и правда явилась по их души. Если во что Рейес и начал верить в этом месте, так это в неограниченные человеческие возможности, но никак не в сверхъестественные силы. Более того, теперь весь мир и собственная культура стали как никогда логичнее! Поэтому он непонимающе осматривает своих друзей, а после все же переводит взгляд на дверь. Все, что он успевает заметить, это опускающийся на пол плед и дымок, будто кому-то что-то подполили. Наверное, они своими странными ритуалами разбудили кого-нибудь из обитателей, а после перепугались сами и перепугали назнакомца. Все как всегда, у них никогда не получается просто тихо-мирно провести время вместе. Никогда.
- Не очень хорошо, - спокойно комментирует он воинственность своего Идущего и выразительно смотрит на Табиту. Пусть она будет еще одним голосом разума, пора им просто завернуть их внезапный шаманский вечер и разойтись по своим комнатам. Это будет самый правильный выбор из всех. Если что Рейес и уяснил, так это одну простую вещь - нужно уметь вовремя останавливаться. Донести бы еще это до Тая...

- Знаешь, я не думаю, что нам пригодится метла. Мы и так кого-то подняли, не стоит нам разводить шум и... ты уже побежал в коридор. И зачем я только распинаюсь? - в его голосе нет ни злости, ни даже раздражения. Он просто вздыхает и следует за своими друзьями в темный коридор. Ему не очень нравится идея врываться в каждую комнату, где спят ни о чем не подозревающие школьники, но остановить сейчас Идущего не под силу никому. Если что он и не любит всей своей душой, так это розыгрыши. Если не он их зачинщик, разумеется. Поэтому Рейесу приходится идти следом и тихо прикрывать распахнутые двери, пока по их души не вышли десятки рассерженных ребят, у которых черт его знает какие могут быть способности. Хайме еще не особо успел обзавестись новыми друзьями, а тем более прознать про все их... особенности. Так что не стоило так себя вести в чужом монастыре. Даже если они проделывают все это со старожилой в лице Табиты.
- Ребят, я думаю, нам просто стоит пойти спать. Мы пошутили, кто-то пошутил, какая теперь разница? - его глас разума тонет во всеобщем воодушевлении. Ему кажется, или эти оба теперь жаждут увидеть того, кто помог сделать их шаманский вечер незабываемым? Добавил элемент мистики и налет таинственности? И что же им никак спокойно не живется...

- Тай... Тай, слушай, ты ведь можешь ломиться в женские комнаты. Пора прекращать, идет? Завтра важный день в школе. Табита, ну хоть ты ему скажи, - Хайме старается смотреть на своих друзей очень выразительным взглядом. Но в ответ получает не менее говорищие лица - или они заглянут в эту комнату с ним, или без него. Но результат будет один - они все равно это сделают. Вы когда-нибудь оказывались напротив двух баранов, которые в своей упрямости не уступят стене? Так вот, Рейес теперь с такими живет.
- Ладно, я понял, мы открываем эту дверь. Но это последняя дверь. После - баста. Мы расходимся по комнатам, - Хайме задействует свой последний аргумент в виде строгого голоса, который всегда работает. Это означает, что лимит глупых поступков на сегодняшний день исчерпан, и спорить дальше действительно не нужно, тем более когда предложили компромисс. Хайме вздыхает еще раз и подкрадывается к двери. Ему очень не хочется разбудить и разозлить обитателя комнаты, потому что это может быть чревато, поэтому тянет за ручку неспешно, хотя буквально всей кожей ощущает нетерпение своего Идущего. Тот буквально наэлектризован, так ему хочется разоблачить обидчика. Поэтому Рейес далеко не уходит - просто подстраховать, если Тай соберется огреть кого-нибудь метлой по башке. Он предусмотрительно стоит за его спиной, готовый в любой момент перехватить оружие возмездия. И позволяет двум самым любопытным пройти первыми, убедиться в отсутствии индейских богов и с миром разогнать всех по своим местам. С Табитом и Таем нужно было порой вести себя как с детьми. Удовлетворить интерес и проявить стойкость. Всегда работало. Сработает и в этот раз - Рейес не сомневался.

+6

9

Кто-то вцепляется в ее плечи, и Табита вскрикивает уже в голос. Но это всего лишь Тай. Она чувствует, как напряжены его пальцы. Похоже, он сам не ожидал, что ему удастся кого-то вызвать, и теперь в равной степени напуган. Вот так всегда с этими мальчишками!
Существо за дверью внезапно делает "Хлоп!" и плавно стекает на пол. Табита вскакивает с места и вслед за Таем кидается к двери. К сожалению, второй метлы в комнате индейцев не находится, и вообще на беглый взгляд здесь нет ничего такого, чем можно было бы обороняться. Мебель слишком тяжелая... В свете недавних событий пускать в ход свои способности Табите больше не хочется, поэтому она предпочла бы обойтись подручными средствами. За неимением лучшего она хватает собственный тапок и, шаркая одной ногой, выскакивает в коридор, крепко сжимая тапок в руке и готовясь запустить им в первого, кто попадется ей на пути. Она с визгом отпрыгивает в сторону от куска эктоплазмы, что остался от богини, однако при ближайшем рассмотрении это оказывается вовсе не эктоплазма, а всего-навсего клетчатое одеяло. И можно бы предположить, что кто-то остроумно разыграл их, вот только никто в особняке не умеет делать "Хлоп!" и растворяться в воздухе! Уж это-то она знает наверняка. К тому же, в коридоре стоит резкий запах, как будто кто-то спалил тут как минимум коробок спичек, но ни одной обгорелой спички на полу не видно. Значит, навоняла наверняка тоже богиня!
Тай меж тем уже распахивает все двери подряд, заглядывая в комнаты в поисках беглого духа. Его отваге можно только позавидовать. Табита благоразумно держится позади.
- Осторожнее! - шепотом причитает она каждый раз, когда он хватается за очередную дверную ручку. - Вдруг она разозлится? Ох, Тай! Как же мы ее обратно отправим? Ты изгонять-то духов умеешь? Ох, Тай!
Сзади них плетется Хайме, который бормочет что-то неодобрительное и пытается быть гласом разума, однако, вопреки обыкновению, у него это не особо получается. О каком разумном поведении может идти речь, когда творится такое?! Хайме единственный, кто не разделяет общей паники, а все почему?
- Ты просто все проглядел! - шепотом восклицает Табита, отвлекаясь на мгновение и оборачиваясь к нему. - Была богиня! Точно тебе говорю! Такая огромная! Метра два! Нет... - она мысленно прикидывает высоту потолков, - три! Как раз пока ты кланялся, она как выскочит! А потом - бах! - и нету! Ты же слышал! Что это было, по-твоему?! И запах этот... Ты разве не чувствуешь? Это явно что-то потустороннее! - и она снова выдыхает в спину Тая: - Ох, Тай! А вдруг она на нас какое-нибудь проклятье наложит?!
Проклятий ей и без того с лихвой хватило!
Пока что из распахнутых дверей (по крайней мере, из некоторых из них) несутся исключительно земные проклятья. Далеко не все еще спят в такой час, а кто спит, тот еще меньше рад столь бесцеремонному пробуждению, когда к тебе в комнату вламывается банда непонятных личностей с еще более непонятными целями. Хорошо еще, ни у кого не сработал какой-нибудь неподходящий рефлекс, ведь подростки в Школе Ксавье вполне могут натворить дел спросонья и с перепугу. Пока, впрочем, все ограничивается ругательствами.
Наконец Тай определяет нужную дверь. Вызванный дух все еще здесь, по крайней мере, он не отправился пугать менее подготовленных к таким обстоятельствам жителей Смоллвилля. Табита еще крепче сжимает мягкий тапочек. У нее в голове проносятся истории почему-то про египетские пирамиды, сбежавших мумий и проклятья, неизменно падающие на тех, кто сует свой нос туда, куда не следует. Вряд ли, конечно, стоит ожидать проклятья от двери, ведущей в обычную комнату, но Табита вовсе не горит желанием проверять это на себе.
Опасную миссию берет на себя Хайме. Только что уговаривающий их вернуться, он, очевидно, смиряется со своей судьбой и решает, что проще будет покориться разворачивающемуся сценарию, нежели убедить друзей в том, что это всего лишь чья-то безобидная шутка.
- Осторожно! - вновь восклицает Табита, когда дверь медленно-медленно (или ей так кажется?) начинает приоткрываться, обнажая за собой непроглядную тьму. Хотя, на самом деле, не такую уж и непроглядную, но еще не факт, что это преимущество, потому при виде неясных силуэтов в комнате Табиту продирает мороз по коже. Потому что, точно в самом жутком сценарии, у одного из этих силуэтов светятся глаза! То есть... что еще это может означать? Девушка ощущает внезапную слабость в коленках, судорожно сглатывает и прикрывает рот рукой. Она вдруг вспоминает, чья это комната, и от этого их положение кажется ей еще опаснее.
- Ой, ребят... - успевает тихо произнести она. - Там же Роуг...

+7

10

Сколько прошло с того момента, когда ее комнату посещал кто-либо? Когда она общалась с кем-нибудь вне школьных стен? Вне своей крепости, что она возвела вокруг себя? День? Неделя? Месяцы? Роуг не знает. Не помнит, да и не желает, в общем-то. Главное, что урок усвоен. Ей оставалось лишь держать его в собственной голове, напоминать себе время от времени о полученном знании.
Впрочем, напоминать себе было явно лишним.
Тогда новости разлетелись в мгновенье ока, а сейчас обросли такими мифами и домыслами, что остается только диву даваться фантазии людей. Впрочем, может это были и не мифы? Роуг не знает, ибо тогда ее вообще мало что волновало. Человек, не аморфное растение. Его жизнь не ограничивается четырьмя стенами. И столько эмоций! Столько переживаний и мыслей, что порой удивляешься, как еще голова не лопнула от всей этой бури чувств.
Профессор помог ей унять эту бурю. Но он был разочарован и обеспокоен ею, хоть и не показывал этого. Ему не нужно было даже говорить об этом. Впрочем, встревожен был не только профессор.
Вся школа гудела, словно разворошенное осиное гнездо.
Другие дети стали избегать ее и тихо недолюбливать. Для них она стала что-то на вроде местного бугимена. Говорили, что Роуг едва не загрызла бедняжку за то, что просто поздоровалась с ней. Это было просто смешно. Но так было даже лучше. Теперь до нее никому не было дела, и ее жизнь вернулась в привычную колею. Роуг даже ходила в местную школу, но даже там ее никто не беспокоил.  Она стала никому не интересной. И даже когда ей было одиноко, она списывала все на отзвуки чужой личности, чьи воспоминая порой всплывали в ее голове. Но теперь это стало редкостью и Роуг позабыла о них. Научилась попросту не обращать внимания.
Но видно у судьбы на нее был особый зуб. Как иначе объяснить то, что Роуг влипла в истории, даже не участвуя в них?
С чего у девушки возникли подобные мысли, спросите вы. Интересно было бы, как вы бы отреагировали, если бы к вам вломились посреди ночи, проскакав по вашему сонному телу? Наверняка бы возмутились и вызвали полицию. Или бы начистили хаму лицо, а уже потом вызвали бы полицию. Впрочем, Роуг ограничилась лишь возмущенным шипением.
-Какого черта?! – интеллигентно поинтересовалась девушка, сонно щурясь и выискивая причину своего пробуждения. Причина обнаружилась не сразу, но когда обнаружилась, Роуг чуть не поседела. Тьма шевелилась и испуганно сверкала глазами. Видимо была удивленна не меньше самой девушки. Даже пробормотало что-то вежливо. Ишь, какие воспитанные чудовища пошли.
-…! – Роуг подскочила на собственной кровати, с силой швыряя подушкой в визитера. В сонный мозг дошло, наконец, осознание того, что это вовсе не сон. Девушка торопливо завозилась на кровати, но запуталась в злополучном одеяле и едва не рухнула со своей же кровати.
-А ну стоять! – Рявкула Роуг, только вот что сделает с нежданным гостем, еще не придумала. Впрочем она и не надеялась, что некто остановиться и дождаться, пока она выпутается из одеяла. Не настолько уж он был вежлив. Или глуп.
Взлохмаченная и разъяренная, она пружиной отскакивает к шкафу, у которого она так удачно забыла теннисную ракетку. И в этот момент дверь ее комнаты распахивается и яркий свет освещает тьму.
Немая сцена.
Вмиг между всеми ними образуется зловещая тишина. Роуг щуриться от яркого света, оттого не может увидеть визитеров четко. Для нее они пока лишь темные фигуры, вооруженный толи метлой, толи шваброй.  С другой стороны она четко видит того, кто потревожил ее.
Шерсть? Хвост?
Брови Роуг удивленно приподнимаются, но тут же взгляд ее леденеет. Подростки. Обычные подростки. И девчачий шепот кажется до боли знакомым.
- Какие люди! – Роуг первая прерывает молчание. Голос ее нарочито ласковый и тягучий, словно яд. – Видимо в тот раз тебе оказалось мало, только в этот раз с друзьями пришла, да?
Роуг играючи помахивает ракеткой, будто бы ситуация ее нисколечко не беспокоит. Словно они собрались обсудить погоду.
- Видимо чей-то отец слишком часто по головке бил, не так ли, Табита? Или ты всегда была такой идиоткой? -  Скалиться Роуг и столько неприкрытого издевательства и желчи сочиться в ее голосе. Девушка знает, что это не честно. Почти подло. В конце концов, это ведь не ее воспоминание, не ее прошлое. Похожее, но не ее. Она не имеет права говорить о нем, но жизнь вообще несправедливая штука. Роуг почти жалко девчонку, но она отмахивается от этого чувства, словно от назойливой мухи. Доброта всегда выходит боком, это девушка уяснила еще в прошлый раз.
- Проваливайте, и этого черта волосатого с собой забирайте, пока я вам сама не помогла с этим. – Грубо бросает Роуг, спешно натягивая на себя кофту с высоким воротником. Неприятно-колючая и с этим дурацким принтом Хелло Китти, зато с длинными рукавами. И откуда только у нее эта кофта? Роуг отставляет ракетку в сторону и недовольно хмуриться, с нетерпеливым ожиданием посматривая на визитеров.

Отредактировано Rogue Carlyle (15.09.2017 11:33:18)

+7

11

На мгновение Курту кажется, что его нелепая тактика все-таки сработает. Голос девушки звучит сонно и кажется, что она еще не до конца проснулась и осознала, что происходит. Юноша близок к тому, чтобы посоветовать ей ложиться спать дальше, а он перестанет ей сниться буквально через пару секунд, честное пушистиковое...
Увы, ему давно пора бы привыкнуть к тому, что у него ничто никогда не идет по задуманному. До двери остается каких-то несколько шагов, когда девушка резко подскакивает на кровати, и в Курта летят проклятье и подушка. Привычный к тому, что в него швыряют всё, что ни попадя (подушка - это самый безобидный вариант!), он ловко уклоняется от "снаряда", который врезается в дверь и мягко шлепается на пол.
- А ну, стоять! - гневно требует девушка. Признаться, Курт несколько озадачен. При виде него люди обычно кричат: "Изыди!", но уж никак не наоборот! Может, она хочет его побить? Драться с девчонкой у Курта нет ни малейшего желания; к тому же, он совсем не так воспитан. Поэтому он вовсе не собирается здесь задерживаться. Пока девушка барахтается в своей постели, запутавшись в одеяле, он пытается воспользоваться этой заминкой и выскочить за дверь... но ему опять не удается это сделать. За дверью рождаются топот и крики, а затем она внезапно распахивается и он едва успевает отскочить на прежние позиции, чтобы не столкнуться с теми, кто стоит за ней, нос к носу. Кто же это? Курт щурится; глазам, привыкшим к темноте, требуется пара секунд, чтобы адаптироваться к тусклому свету. Но ему необязательно четко видеть фигуры в дверном проеме, чтобы заметить, что одна из них сжимает в руках палку, а другая держит наизготовку что-то продолговатое и наверняка увесистое. Должно быть, это те самые ребята, которых он переполошил и от которых столь неудачно попытался скрыться. Теперь они явились по его душу.
Сглотнув, Курт оглядывается на потревоженную девушку. Та уже успела отскочить к шкафу и угрожающе размахивает тенисной ракеткой. Расклад явно не в его пользу. Курт понимает, что все пути отступления ему отрезаны. Пожалуй, он готов вновь рискнуть и телепортироваться, однако девушка вдруг приопускает ракетку и разражается язвительной тирадой, адресованной кому-то в коридоре. Кажется, при появлении сверстников она сочла, что все это обычный розыгрыш. Курт бы и рад не разубеждать ее, вот только подростки за дверью вот-вот опровергнут эту теорию. Они выглядят довольно воинственно: того и гляди ворвутся в комнату и начнется форменное светопреставление!
Но ему вовсе не хочется служить причиной конфликта. Достаточно и того, что он уже напугал несколько человек. Сколько же это будет продолжаться? Нет уж, довольно с него бегства и пряток. Он же один из них! Так говорил профессор, заверяя его в том, что все ребята здесь хорошие и понимающие (разумеется, когда к вам ломятся ночью в комнату подозрительные незнакомцы - это особый случай). Ему не нужно от них прятаться. Значит, он поговорит с ними и успокоит.
Курт откашливается.
- Это просто недоразумение, - произносит он, стараясь, чтобы голос звучал спокойно и рассудительно, как у профессора Ксавье, но получается как-то жалобно. - Я здесь новенький и я не хотел никого напугать. Мне очень неловко, что так получилось. Извините.
Все же на всякий случай он готовится телепортироваться, если переговоры вдруг пойдут не так, как задумано.

+5

12

Таю хочется верить, что происходящее - лишь недоразумение. Глупая шутка. Неудачное стечение обстоятельств. Но Табита за его спиной ни на секунду не замолкает, охает и ахает, бормочет что-то про двухметровую - нет, трехметровую! - богиню, что пришла по их души. Это лишь больше стимулирует мальчишку разобраться в том, что случилось, ведь быть проклятым вдобавок к имеющимся неприятностям ему совершенно не хочется..
В противовес им обоим Хайме привычно спокоен и хладнокровен, ещё пытается их усмирить - но это уже почти невозможно. Что ж, у кого-то здесь должна оставаться трезвая голова на плечах - и это даже хорошо. Друг помогает им с поисками, утешает потревоженных по пути соседей и корректно закрывает двери в чужие комнаты, что Тай в раже распахивал. Но теперь они все стоят у заветной цели, и отступать просто некуда.
- Открывай! - холодно командует, не обращая внимания на причитания испуганной Табиты. Если замешкать и стоять здесь думать да рассуждать, они точно упустят цель. Не до того! Он даже дергает плечом в сторону девчонки, мол - отстань, а после повыше поднимает своё оружие, готовый атаковать.

В чужой комнате темно и тихо, здесь явно совсем недавно кто-то мирно спал.. И этим "кем-то" как на зло оказывается Роуг. Она уже не спит, разбуженная неведомым существом до их прихода, и даже держит наизготовку ракетку. Пфе, нашла, чем напугать!
Девчонка ему слабо знакома, а ещё имеет дурную репутацию в этом месте. Таю откровенно чхать на то, что говорят окружающие, у него на все - своё личное мнение. Ему классически не нравится каждый американоид, к коим несомненно относится и эта готическая обитательница сонной комнаты, так что вряд ли их могли бы связывать тёплые дружеские отношения. И хотя он лично не имеет ничего против неё, у Роуг какие-то очевидные терки с Табитой, о чем та мгновенно напоминает колючими словами. И Тай на автомате делает шаг вперёд, заслоняя собой подругу. Смотрит с прищуром, недобро. Может, Табита тоже лишь одна из не слишком приятных ему американок, но с некоторых пор они - друзья, а друзей он в обиду не даёт.
- Ей хотя бы есть, с кем прийти, в отличии от тебя, - дерзко начинает индеец и за словом, конечно же, в карман не лезет. Его среди ночи подними, нагрубить он всегда готов.
Он может продолжать в этом же направлении прямо сейчас и очень долго. Но от жарких дебатов их отвлекает подавший голос темный угол.. Точнее, существо в тёмном углу, такое же тёмное и неразличимое, как и каждый чёрный угол этой комнаты. Если бы не яркие желтые глаза и бьющийся узкий хвост в полоске света, что тянулась от приоткрытой двери, его и вообще бы можно было не заметить. Но теперь Тай видит. Чуть прищурившись, различает силуэт.. Что это такое?

Поначалу ему кажется, что все вернулось к беготне по развалинам. На секунду его даже пронзает острым горячим страхом, но того же ощущения безысходности, что в прошлом, больше нет. Он просто сбит с толку, только и всего.
"Это не богиня, определенно," - подсказывает он сам себе и опускает метлу, наконец. Ворваться в чужую комнату и избить её обитателей ни за что даже он не в силах. К тому же, в особняке он и его друг - лишь гости, так что вряд ли стоит вести себя как попало.
- Это была глупая шутка, Новенький. Ты всех круто переполошил, - делает ворчливое замечание, когда до него вдруг доходит, что же не так..
Новенький.. Это существо. Почему оно выглядит подобным образом? Глаза медленно привыкают к темноте - и теперь он почти отчетливо видит..

Быстро пересекая комнату, Тай резко хватает "существо" за лапу, которой тот пытается жестикулировать. Он почти уверен, что это глупый розыгрыш, который зашёл слишком далеко.
Но оно внезапно оказывается мягким на ощупь, ворсистым и теплым. Тай ожидает костюмированного маскарада и даже упрямо, по инерции дергает существо за лапу, чтобы стянуть глупый костюм, но лапа остаётся на месте, тёплая и живая, даже шевелится - кажется, дрожит. Оно напугано не меньше их самих, рождается мысль на краю сознания, но - теперь Тай в ужасе и сам, быстро прерывает прикосновение и отступает на пару шагов назад, смотря со смесью растерянности и испуга. Может, они с Хайме тут были не так долго, может, не успели повидать и сотой доли способностей местных, но такое.. Такое он видел впервые. И так сразу не мог понять, как к этому относиться.
- Тты.. Ннне человек.., - то ли спрашивает, то ли констатирует факт. А после беспомощно оглядывается на собравшихся. Такое здесь норма? Им стоит паниковать? Может, позвать взрослых? Или стоит разобраться с этим самим?

Отредактировано Tye Longshadow (25.11.2017 11:15:39)

+5

13

Они все тут заигрались. Возможно, сказываются их прошлые приключения, но то, что должно было просто повеселить, превращается в нечто. Табита выглядит действительно напуганной. А Тай излишне агрессивно настроенным. И Хайме очень хочется развернуться, пойти в свою комнату и забраться в теплую постель. Без всяких призывов нечести, мошек, прогулок по заброшенным зданиям или чужим комнатам, в которых спят люди, способные ввергнуть не только этот город, но и весь мир в полнейший хаос. И нет, он совсем не преувеличивает. За то короткое время, что он здесь провел, Рейес смог убедиться, что все его прошлое мировоззрение ничего не стоит. Тут жили люди, способности и умения которых не просто превышали обычные человеческие, но и выходили за рамки хоть какого-то понимания. И, пожалуй, не лучшая идея все же врываться посреди ночи в комнаты, тут можно и файерболом в лоб получить. Или шипом в бок. И это не было пустой паранойей. Это стало их обыденностью, как ни странно это было признавать. Даже сам Тай уже не был простым парнем из индейского гетто. Внутри него дремало то, о чем раньше старейшины рассказывали у костра. И теперь приходилось относиться ко всему этому как к данному. И почему только он при этом старается быть аккуратным? Почему Табита и Идущий ведут себя так беспечно?

Неслышно вздыхая себе под нос, Хайме устало потирает переносицу. Раз никто из комнаты не запустил ничем смертельным, можно было считать, что их полуночные похождения закончились хорошо. Ведь закончились же, верно? Впрочем, кого он обманывает... Он теряет все свое влияние, когда эти двое объединяются. Ему остается лишь дождаться, когда они устанут, у них поубавится пыла, и они все просто разбредутся по комнатам, чтобы больше никогда не пытаться даже в шутку вызвать некую богиню. Богиню. О силы природы, как все это неловко...
Рейес так и остается стоять на пороге. Драки никакой не начинается, в темноте проглядывают два силуэта, и на этом историю можно считать законченной. Даже если видишь светящиеся глаза. И хвост. Подумаешь, всего лишь хвост. Он вчера видел, как один парень взглядом уничтожил дверь в общем туалете, просто приподняв темные очки. Знаете, Хайме не удивлен, точнее, он просто старается не удивляться, уверяя себя, что все это в порядке вещей, как оказалось. И совершенно точно имеет под собой научную основу, до которой он обязательно докопается, как только закончит школу и поступит в университет. Если вообще сможет поступить в университет с такими друзьями, которых больше интересуют очередные неприятности. И которые так легко их находят.

Обычно Рейес очень спокойный. Неконфликтный и пропускающий мимо ушей большинство брошенных оскорбительных слов. Он из тех, кто даже не обернется на обидчика, пока тот только гавкает. Но это не значит, что его не огорчают ненужные нападки, не злят или совсем не трогают. И стоит только обитательнице комнаты начать язвить, Хайме тоже рефлекторно подается вперед, прикрывая собой Табиту. Он не собирается отвечать тем же другой девушке, скатываться в разборки или чего хуже. Но все равно демонстрирует территории.
- Это было лишним, - спокойно одергивает и Роуг, и Тая. Не хватало тут еще влезать в конфликты, когда одна из сторон настроена настолько агрессивно, что такому поведению даже объяснение не найти. - Это вроде общежитие, а не частный дом?
Хайме не продолжает свою мысль, и так все понятно. Если девушке так хочется уединения, и она бдит за своими территориями, то ей стоит поубавить пыл, пока она живет в школьном пансионе среди таких же потерянных и натерпевшихся детей и подростков. Они здесь не враги друг другу, так что не нужно было так кусаться, будто они загнали ее в угол и собираются вдоволь пошпынять. Рейес никогда такого не понимал. В чем смысл ненавидеть окружающих и с завидной регулярностью взращивать ответное чувство? Им стоило просто уйти. Им здесь слишком не рады, да и вроде во всем разобрались. Новенький умудрился попасть под раздачу, в первый же вечер нарвавшись и на Роуг, и на их бойкую компанию. И, если быть честным, внешний вид нового обитателя дома выбивал почву из-под ног. Хайме к этому не готов. Он очень хочет уйти, упасть на кровать и забыть обо всем до утра. И ему едва хватает выдержки, чтобы не повторить слова Тая. Или же чтобы не отступить следом. Бросьте, это не так просто - взять и принять как факт существование... такого человека? Другого разумного создания? У него же хвост! И светящиеся глаза! И он синий!

Хайме вдруг устало выдыхает. Вскидывает руку и с силой трет глаза. Отрицательно качает головой на слова Тая - если девушки не зашлись в истерике, не стали звать на помощь и вызывать ментально профессора Ксавье, все в порядке вещей для этого места. Для этого места... Рейес все же отступает. Вскидывает быстрый взгляд на новенького, но почти сразу отворачивается. Нет уж, дайте ему брейк. Он, конечно, старается быть понимающим и принимает окружающих такими, какие они есть, но в его жизни все настолько перевернулось, что еще немножко понимания прямо сейчас не хватает. Он отступает еще, тянет за собой Идущего и Табиту, ему так хочется, чтобы они хоть раз его послушали! Нет никакой богини или даже просто массового "показалось". Есть только нечто новое и совсем непонятное. И Хайме нужно еще время. Нужно в очередной раз все разложить по полочкам в своей голове, прийти к мысли, что всему однажды найдется объяснение. Смириться с тем, что каждый день будет привносить что-то новое, к чему ему просто нужно быть готовым, как бы шокирующе это не было.
- Пойдемте. Нам всем... просто нужно разойтись по комнатам, - он ни на ком не задерживается взглядом, что выдает крайнюю степень его внутреннего раздрая. И он надеется, что Идущий окажется достаточно внимательным к растерянности и усталости друга, чтобы все вопросы и эмоции оставить на завтра. Потому что пока Рейес не может сказать ничего хорошего или хотя бы нейтрального, ему не стоило здесь оставаться. И если Тай и Табита все же вновь поступят по своему, то Хайме уходит. Правда... Не сегодня.

+5

14

Нет, ну скажите, разве так бывает? Разве бывает так, что, гоняясь за индейской богиней по особняку, полному "одаренных подростков", в итоге обнаруживаешь ее в обществе той, с кем ты меньше всего хотел бы столкнуться?! Не то, чтобы сейчас имело смысл вспоминать их недавние терки. То есть... Дело вовсе не в этом! А в том, что Табита теперь немного имеет представление об "опасном прикосновении" Роуг и о том, что при этом происходит. Что же будет, если ее коснется богиня, наполненная могуществом, которое неподвластно простым смертным? Подумать страшно! И даже непонятно, за кого переживать больше - за Роуг или все же за богиню.
- Нет, нет, ты не понимаешь! - Таби так взволнована, что язвительный тон Роуг проходит мимо нее, равно как и назревающий конфликт и осознание того факта, что друзья заступаются за нее. До нее только смутно доходит, что она внезапно оказывается за их спинами, из-за чего ей с трудом удается разглядеть, что происходит в комнате. - Это же... Это!.. - она бестолково подпрыгивает, в попытке разглядеть хоть что-то за головами индейцев. Как назло, в комнате еще и темно, хоть глаз выколи. Но она же видела светящиеся глаза! Значит, богиня тут! Нужно только донести до Роуг мысль, чтобы та ни в коем случае ее не трогала!
- Это... - Табита делает еще одну попытку, но ее голос внезапно затихает. Чем быстрее ее глаза привыкают к темноте, тем больше подробностей ей удается разглядеть. Занявшую стратегическую позицию около шкафа Роуг с теннисной ракеткой наперевес, например, видно уже достаточно отчетливо. Обладатель светящихся глаз тоже начинает принимать определенные очертания. Теперь Табита может разглядеть и другие детали. Например, длинный гибкий хвост, которым это существо в нетерпении бьет по полу. И его кожу, отливающую синим в узкой полоске света из коридора... Или это вообще шерсть?.. Одно ясно совершенно точно: ничего женского в облике вторженца нет. А это значит... - Это не богиня! - наконец заканчивает свою мысль Табита, и в ее голосе отчетливо слышится претензия. Еще бы - ведь это, оказывается, совсем не тот дух, которого они ловили.
- Он не с нами! - тут же заявляет девушка. Нечего валить на них вину за всю нечисть, что шастает по округе.
Но если они тут ни при чем, то что это тогда? Или кто?
Словно в ответ на ее невысказанный вопрос, Тай делает шаг вперед и хватает существо за лапу, однако после секундного замешательства отдергивает руку. Табита недоуменно моргает. "Ты не человек" звучит достаточно однозначно, но теперь ее тянет самой потрогать существо, чтобы убедиться в том, что Тай не ошибся и это не какой-то глупый розыгрыш. В конце концов, сколько потусторонних существ может бродить по Школе одновременно? Впрочем, наученная горьким опытом, она больше не кидается щупать все подряд. К тому же, индейцы все еще отгораживают ее от других обитателей комнаты, что затрудняет ее маневры. И все же... Откуда взялось это создание и что оно делает в комнате Роуг? Его поведение сбивает девушку с толку. Вместо того, чтобы нападать на них, творить какое-нибудь демоническое колдунство или дьявольски хохотать, оно мнется в углу и нерешительно бубнит какие-то извинения. Продолжать паниковать в таких условиях совершенно невозможно, однако эмоции продолжают распирать Табиту, поэтому о том, чтобы пожать плечами и уйти, не может быть и речи. Она должна выплеснуть их здесь и сейчас!
- Ну уж нет! - увернувшись от Хайме, легонько подталкивающего ее к выходу, Табита все-таки делает несколько шагов в сторону "новенького". Придется ему расколоться и выложить все как на духу, иначе она от него не отстанет! - Что значит, ты новенький? Это Тай и Хайме здесь новенькие! Я их привела! А ты откуда взялся? И почему так выглядишь? Ты что, студент по обмену из Ада? И что ты делаешь в комнате Роуг? А ну, выкладывай! - требует она, воинственно потрясая тапком для придания большего веса своим словам. Настрой девушки незаметно меняется с паникующего на боевой. Тем более, что она чувствует за спиной поддержку своих друзей, так что численное преимущество на их стороне! Быть может, если они разберутся с этим "волосатым чертом", Роуг сменит гнев на милость. Табита кидает быстрый взгляд в ее сторону. Как, интересно, она отреагирует?

+2

15

Роуг тяжело вздыхает, устало массируя виски, пытаясь отогнать подступающее раздражение. И мигрень. Если бы она верила в бога или судьбу, то, наверняка, разразилась длинной тирадой. Где это она могла так накосячить и запятнать карму, что ей такие сюрпризы подкидывают. Ну, вот честно, что за фигня? Спала себе тихо-мирно и ни к кому ни лезла, но даже так умудрилась вляпаться в проблемы сама того не желая.
В молчании девушка смотрит на своих визитеров. Неторопливо и пристально, словно бы метку на каждом вырисовывая для контрольного выстрела. На каждого по пуле.
Роуг впервые за долгое время находится в… смятении? Отчаянье? Разочаровании? Или все вместе? И все же она опять вышла злодейкой. Даже странного новенького они ни так опасались, как ее. Но даже так, продолжают скалиться и огрызаться, что это даже смешит.
- Стая подпевал нужна лишь трусам. – Холодно бросает Роуг, презрительно поджав губы. – И это не то, чем кичатся в приличном обществе.
Она чувствуют, как вновь напрягаются мышцы, а мысли уже просчитывают: куда отступить, этим можно обороняться, тут смогут открыться…  Если бы Роуг захотела, то, наверняка, смогла бы воспользоваться своими силами. Завершить схватку в самом ее начале. Вряд ли Табита рассказывала другим о ее способностях, так что они до последнего не будут знать, что произошло…
Нет.
Роуг трясет головой, отгоняя непрошенные мысли. Не будет драться и уж тем более касаться других. Это лишь обмен колкостями. Просто слова, а не призыв к войне. Девушка осторожно, долго выдыхает, заставляя себя расслабиться. Как там учил профессор – перестать в каждом видеть врага и чаще дышать. Очень часто.
- Знаешь, что было лишним? Вламывается в чужую комнату ночью и искать страшную бабайку, перебудив этим полдома. – Едко парирует другому другу Табиты, нетерпеливо постукивая пальцем. – Ты прав, это общий дом, но почему вы не думали об этом, когда беспокоили других и нарушали правила, м? Вам бы так за собой следили, как за другими.
Она фыркает. Пытался воззвать к ее совести, что ли, этим нелепым монологом? Видела Роуг и таких. А потуги устыдить ее и того выглядят, как неудачливая шутка. Если он среди них миротворец, то дела их совсем плохи, видимо. Видала Роуг и покрепче, да полобастей ребят, так языком владели, заслушаешься, а это так – мелочь.
Роуг косится взглядом на часы, а после, в очередной раз вздыхает. Завтра точно весь день будет вялым овощем с такими мешками под глазами, что запнуться можно будет. И это ее еще спрашивают, что это она такая злая ходит. Посмотрела бы она на этих людей, если бы из ее комнаты сделали проходной двор. С цирком уродов, где у новичка главная роль.
Неприятное ощущение.
Ей даже немного становится жаль горе-ученика. Особенно, когда начинают ощупывать и осматривать, как экзотическое животное. И что ни вопрос, то обвинение. Пытаются вызнать то, чего, по ходу и нет. Роуг злобно щурится, едва ли ни дергается от отвращения.
«Еще бы зубы проверили, хорош ли товар, а то столько надежд, столько надежд…»
И это они ее пытались выставить монстром. Ее пытались уязвить в ее же скотском характере. А сами-то чем лучше оказались? Роуг вновь заводится и чертово упражнения для дыхания нихрена не работает. Мысль выходит какой-то скомканной, а решение необдуманным и она ведь наверняка пожалеет о своем решении, но… Но терпеть подобное отчего-то выше ее сил.
Может, потому что так веду себя обычные люди?
Роуг впервые за этот разговор делает шаг к незнакомцу, но не тянется общупать или завалить бессмысленными вопросами. Даже не смотрит на него. Все ее внимание сосредоточенно на группе подростков, что так и стоят в проеме, озаряемые светом коридора. Роуг окутывает холодное бешенство, медленно струящееся по венам.
- Ну, так схватитесь за вилы, да за факелы. Может помочь вам костерок развести и толпу собрать, м? Или в клетку, может, помочь посадить, да на потеху толпе выставить? – Девушка резко кивает головой в сторону сжавшегося парня, а сама едва ли не рычит. – Сами кичитесь тем, что все здесь общее, все едино для всех, а сами ничем ни лучше простых людей.
Роуг горячится, распаляется все сильнее. Она сама до конца не осознает, почему ее так задевает подобное. Может, потому что по себе знала, что это такое. Когда, даже среди одаренных ты - белая ворона. Когда, шепчутся за спиной и пальцем едва ли не тычут. А ведь этот мальчишка вряд может убивать едва коснувшись, как она. И все равно ведь будут в одинаковых условиях.
Потому что слишком н-е-п-о-хо-ж-и-е.  Тьфу!
- Даю подсказку, если мозги вам неожиданно отказали – мы в школе для мутантов. Или только вам можно быть благородными мутантами, а остальным выйти вон, потому что в ваш узкий кругозор не помещаемся? Увы, все мы в одной лодке. Смотрите, как бы шаблон не разорвало от таких потрясений.
Девушка с вызовом вскидывает голову, вновь скрещивая руки на груди. И лишь единожды она смотрит на незнакомца, чью честь отстаивает (а звучит-то как), чтоб едва заметно, ободряюще ухмыльнутся. Вот уж точно, как в сказке: принц, рыцарь и трехголовое чудище, и все на одной сцене, хоть сейчас книгу пиши.

+3


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Паутина судеб » [13.05.2017] Спиритический сеанс и синий бес


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC