Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.09.17 Отмечаем трехлетие школы :з
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"Колину делается ещё более страшно. Вот он, выход! Но ему никак туда не забраться! Бетонные стены высокие и ровные, а он далеко не скалолаз.
Где-то там, за решеткой люка, виднеется тёмное небо. Кажется, он даже может рассмотреть тусклые звёзды. Они так далеко, но в то же время близко, что рыжему делается тоскливо. В отчаянии он кричит, зовет на помощь, но вскоре выбивается из сил. Горло хрипит, его крики не принесли желаемых результатов. Только по длинному подземному тоннелю шарахается сиплое эхо, но снаружи никто не приходит. Его не услышали."
>>>читать пост<<<
БЛАГОРАЗУМИЕ МЕСЯЦА



Jaime Reyes

БАННЕРЫ


LYL Красная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [17.05.16] You've got a friend in me


[17.05.16] You've got a friend in me

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://i.imgur.com/svmzLja.jpg
Название: You've got a friend in me
Участники: Colin Wilkes, Callisto
Время и место: май 2016 года, укромные уголки Смоллвилля
Краткое описание: После недели, проведенной в доме Джонатана Крейна, с Колином начинает происходить что-то странное. Ему угрожает перспектива полностью потерять себя, если только не найдется кто-то, кто сможет прийти на помощь. И помощь не заставляет себя ждать.

+3

2

Поначалу он не знал, кто он.

Где он.

Зачем, почему, куда идёт и откуда пришёл.

После на пути подвернулась огромная зеркальная витрина, из которой смотрел внушительных размеров мужчина с редкими рыжими волосами, сутулой осанкой и загнанным, опасным взглядом из-под мясистой, нависающей лобной доли.

Это был он?

Так вот он какой..

Приложив ладонь к гладкой отражающей поверхности, он не ощутил ничего, кроме холода.
Зато сработала сигнализация и принялась громко верещать, вдобавок за стеклом замерцала яркая красная лампа; вся эта какофония напугала его и вынудила бежать, чтобы отыскать место поспокойнее.

День он провёл в какой-то дыре, забившись туда от страха. Впрочем, этого времени ему хватило, чтобы понаблюдать за окружающими, которых он мог видеть почти без помех со своего места расположения - и которые не замечали в ответ его. Они просто проходили мимо, смеющиеся или серьёзные, большие или маленькие, по одиночке или парами и компаниями.
Они все были разными - и не такими, как он.
Разницу между ними мужчина ощущал подсознательно, на уровне звериных инстинктов. Ему не было места там, среди людей, на яркой улице.

Все те эмоции - далеко не положительные - что он испытывал, пугали и злили его.
Сбитый с толку выявленной разницей между собой и окружающим миром, он провел остаток дня в своей норе, забитый и растерянный. Мысли, что метались в его голове, были весьма мутными и крайне обрывочными. У него никак не получалось четко поставить вопросы и осознать цель своего нахождения здесь.
Впрочем, где это - здесь?
Он до сих пор знать не знал, где находится, почему существует или отчего "очнулся" только сейчас. До нынешнего момента в памяти не сохранилось ни одного хотя бы обрывочного воспоминания, его словно и не было раньше.

Но зато он был теперь.

Здесь и сейчас он существовал, и очень вскоре утвердился в собственном праве на бытие; решение далось ему не легко, учитывая полное осознание собственной нелюдимости, однако вновь раствориться в бессознательном ему совсем не хотелось. Возможно, именно поэтому он не смог уснуть грядущей ночью - боялся раствориться.
Или - куда более вероятной причиной тому стал проснувшийся голод. К очередному вечеру в желудке образовалась сосущая дыра, которую непременно нужно было чем-то заткнуть, так что ему пришлось выбраться из своего убежища и отправиться на поиски.
Об окружающем мире он все еще знал слишком мало, так что поначалу его поиски не увенчались успехом. Люди вокруг исчезли, словно напуганные темнотой; мужчина же обнаружил в себе симпатию к темным улочкам и подворотням. Когда основная толпа схлынула, мир сделался пустым, тихим, приятным. Редких прохожих он сторонился, стараясь избегать контактов. Один раз ему не повезло, и из-за угла точно навстречу вышли двое немолодых людей; женщина испуганно заохала, а мужчина воинственно потеснил его палкой, что сжимал в руках. Он не сделал ничего плохого, но неосознанно испугался в ответ на негативные эмоции в свою сторону - и убежал, вновь прячась в свою нору, так и не достав еды.

С новым утром сил в нем осталось меньше, но прибавилось злости. Люди, что протекали мимо него, были чистые, веселые, от них приятно пахло, иногда они несли с собой что-то съестное. Всех их нисколько не занимал несчастный испуганный и голодный, рыжий оборванец был для них невидимкой.
С одной стороны - это его устраивало.
С другой - злило.
Стоило признаться, что он нуждался в помощи. Но никто не спешил ее предложить. Самостоятельно попросить он тоже не мог, обнаружив в себе полную неспособность воспроизвести те же звуки, что и окружающие. Все, что у него покуда получалось, это нечленораздельные мычания и устрашающие хрипы. С ними он постарался в очередных сумерках обратиться к проходящей паре, но девушка громко кричала, а парень пару раз зло взмахнул кулаком, и ему вновь пришлось отступить, уходя ни с чем.

Эта ночь была промозглой и дождливой. Голод загнал его на свалку, где мужчина копался в отходах. Нюх у него оказался неплохим, так что очень скоро он сумел откопать пару коробок с чем-то более или менее съестным. На вкус оно было не очень, но выбирать не приходилось.
Здесь его снова постигла неудача. Объект был охраняем, и неопрятный мужчина в форме и с сильным фонарем спугнул его с места кормушки; не дожидаясь, покуда на него станут кричать или махать руками, рыжий испарился в ночи.
Голод немного поутих, так что он смог отсидеться еще день в норе. Сегодня он не спал. Наблюдал. Снова следил за людьми, но теперь помимо интереса они вызывали в нем неприязнь. Чересчур громкие, слишком чистые, у них было все в этой жизни - а его выкинуло на обочину.
Теперь он познал чувство несправедливости.
А ночью снова вышел на охоту, уразумев, что не только на свалке обитали съестные припасы. Этим днем он видел, как люди оставляли обертки в небольших железных ящичках; забравшись подальше от жилых улиц, ближе к парку, мужчина перевернул пару ящичков и был вознагражден за свои старания. Здесь ему попались почти свежие продукты, немного надкусанные или испачканные, но зато они были удобоваримы.
К сожалению, в этом парке промышлял не он один - и очень скоро был замечен местными подростками, которые свистели ему вслед и даже кидали камнями, пару раз попав и неминуемо раздражив. Внутри все налилось горячей злостью. Он хотел кинуться - и даже с рычанием опрокинул одного из ребятни - но тот принялся кричать и в целом был так испуган, что рыжего сбило это и ответно напугало. Он вынужден был спасаться в своей норе, не понимающий и раздраженный, продрогший, полуголодный и побитый камнями.

К сожалению, времени на реабилитацию у него не было. Уже следующим утром его, наконец, заметили. Он больше не мог здесь прятаться. Возможно, его слишком часто стали видеть близ жилых домов или на темных улицах. Возможно даже, один из вчерашних хулиганов рассказал взрослым. Как бы там ни было, его искали и за ним пришли. Представители в форме пытались достать его не очень агрессивно, зато мужчина ощущал себя загнанным зверем - и выскочил из убежища наполненный лютой злостью. Раскидав представителей закона голыми руками и прорвав оборону нерасторопным прохожих, рыжий ломанулся куда глаза глядят, сталкиваясь с людьми, опрокидывая лоточные прилавки и сбивая урны с мусором.
Он абсолютно не знал, что теперь делать? Где прятаться? Как найти новое убежище? Теперь его станут искать, здесь будет не безопасно. Он был голоден, напуган и раздражен, одна рука опухла после вчерашней стычки, да и сегодня он не очень аккуратно размахивал кулаком. Ему необходимо было где-то спрятаться, позаботиться о себе и найти пропитание, но сейчас все, что он испытывал - одно огромное и неконтролируемое раздражение, что мешало ему думать внятно и действовать последовательно.

[NIC]ABUSE[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1611/a7/7ef4c5e3088b.jpg[/AVA]

Отредактировано Colin Wilkes (15.11.2016 16:57:58)

+6

3

Мир менялся. Каллисто явственно ощущала это. Вернее - чуяла. С каждым днем в ней самой происходили какие-то небольшие изменения. Чувства обострялись. Реакции становились лучше. Мышцы крепли - и не только благодаря ежедневным тренировкам. Она менялась. И мир менялся вместе с ней. Но это не было чем-то хорошим или естественным, не было тем, что обычно называют "прогрессом". Они были частью какой-то чудовищной схемы, которая всех пыталась подмять под свои шестеренки. Иногда ей это удавалось. Иногда нет, и Каллисто хотелось верить, что была в том хотя бы маленькая толика и ее заслуги.
Иных теперь становилось все больше. Кому-то везло, и они сохраняли нормальный человеческий облик, но с большинством начинали происходить необратимые изменения. И это жестоко перекручивало их судьбы, ломало самые остовы их надежд на будущее. Превращало их в изгоев на всю оставшуюся жизнь.
Каллисто тоже оказалась среди тех, кто был выброшен на обочину этого мира. Она этого не просила. Несмотря на некоторые преимущества ее нового состояния, она вполне обошлась бы и без этих... особенностей. Пусть ее детство и юность не были такими уж благополучными, она надеялась найти свое место в жизни и чего-то добиться после совершеннолетия. Теперь же на этих планах можно было поставить большой и жирный крест. Принять это было непросто. Каждый раз, когда, выбираясь из укрытия, она видела свое некогда миловидное, а теперь изуродованное шрамами лицо в отражении стеклянных витрин (зеркало было теперь слишком большой роскошью), ей хотелось запустить в него камнем. Иногда она поддавалась этому желанию, даже если, как лидеру, ей и не пристало демонстрировать свои слабости. Но ей было всего семнадцать.
И да - теперь она была лидером. Не "старшей сестрицей" и не "заботливой мамочкой". А вожаком. Всех тех, кого не пощадила распространявшаяся подобно вирусу трагедия. Перед ней был теперь лишь один путь: остановить этот процесс. Она прекрасно сознавала, сколь мало осуществимы ее цели. Но отступать не собиралась. Потому что отступать было некуда - за спиной зияла пропасть, в которую рухнула вся ее прежняя жизнь, оставив ее опасно балансировать на краю. Но лучше было так, чем сдаться и упасть. Она начинала находить удовольствие в опасности.
Разумеется, бороться в одиночку против столь влиятельного врага она не могла. А потому она начала собирать свою маленькую армию. Разыскивала тех, кто стоял теперь по ту же сторону, давала им кров и учила смотреть на мир своими глазами. Однажды они должны были выйти из укрытия и нанести свой удар. Ибо те, кто так хладнокровно сломал их жизни, совершили одну непоправимую ошибку: они дали им силу. И Каллисто намеревалась ею воспользоваться. Ее целью была не месть. Она желала лишь восстановления справедливости. И ничего больше.

Она вновь находилась в поисках. По городу вот уже несколько дней ходили слухи об уродливом громиле, что пугал прохожих поздними вечерами. Это мог быть обычный бродяга, случайно забредший в Смоллвилль, но мог быть и один из тех несчастных, кто нуждался в ее помощи. Стоило проверить. И Каллисто тайком пробиралась по подворотням, надеясь напасть на что-нибудь необычное. Как найти нужного ей человека в небольшом, но все-таки городе? Ищи неприятности, и где-нибудь там же окажется и он.
В очередной раз схема себя оправдала. Заметив на улице столпотворение людей, приличную часть которых представляли люди в форме, Каллисто подобралась ближе и смогла наконец как следует разглядеть предмет своих поисков. Выглядел тот и правда внушительно. Но девушка успела повидать и не такое. По сравнению с тем, что стало с одним из ее знакомых, этого мужчину можно было назвать писаным красавцем. Тем не менее, его существование вызывало негодование других людей, что, в свою очередь, злило Каллисто. Это лишний раз доказывало, что иным не было места в этом мире. Они были обречены на вечные гонения, тычки пальцем и ненависть со стороны других людей. Нормальных людей. Будь Каллисто в их числе, возможно, она бы тоже боялась, но теперь она сама была по другую сторону, и это казалось ей несправедливым.
Меж тем мужчина на ее глазах раскидал полицейских и кинулся прочь, не очень удачно вписываясь в возникавшие на пути препятствия, однако его габариты и, судя по всему, немалая сила, помогали ему не сильно сбавлять темп при этом.
Развернувшись, девушка нырнула в узкий переулок и тоже побежала - ему наперерез. Судя по всему, ее цель плохо представляла себе, куда бежит, зато Каллисто ориентировалась в переплетении улочек как рыба в воде. Она знала, как срезать путь, чтобы перехватить его в дальнем конце улицы, пока толпа немного отстала, суетясь и мешая друг другу и полиции.
Она выпрыгнула на дорогу прямо перед ним, тонкая и хрупкая, как тростинка на фоне скалы. Крикнула:
- Стой! - поднимая руки ладонями вперед, словно приказывая остановиться и в то же время демонстрируя, что намерения у нее мирные. Стояла перед надвигающимся на нее мужчиной, обманчиво беззащитная, но напряженная, как натянутая тетива, готовая в любой момент отпрыгнуть в сторону при малейших признаках агрессии. Она уже поняла, что не ошиблась: этот мужчина был одним из них. Это было сложно объяснить, но новоприобретенное чутье ее еще ни разу не обмануло. Однако тот был напуган и мог неправильно истолковать ее действия. Поэтому она добавила:
- Я могу помочь.

Отредактировано Callisto (04.12.2016 00:33:14)

+8

4

Он знал, что за ним побегут. Понимал, что его будут преследовать. Возможно, даже настигнут и обезвредят.. Что будет после, мужчина мало себе представлял, однако чутьё подсказывало, что ничего хорошего. Так что попадаться в руки окружающим - тем, что были не такие, как он, тем, что считали его другим - он не собирался.
На его счастье, шум позади отдалился и временно стих. Возможно, у него был шанс сбежать, покуда нерасторопные людишки собирались с силами и мыслями. Пока преимущество оставалось на его стороне, но он не обманывался, чуя опасность за версту, будто дикий зверь. Вскоре люди опомнятся и кинутся за ним. И он не хотел подыгрывать им, а потому лишь набирал ходу.

Громила очень быстро запутался среди переходов и подворотен. Бежать по людным улицам казалось опасным, так что он свернул почти сразу, как набрал скорость. Пока ему удавалось выбирать переулки без тупиков, но это было лишь вопросом времени.
В голове судорожно метались мысли, страх горячей плетью подстегивал спину. Животная паника слепо гнала его вперёд, мешая внятно подумать.
Ему чудились звуки погони. Виделись призрачные тени по бокам, что вот-вот настигли его. Отбиваясь руками от теней, он отчаянно набирал ход, выбиваясь из сил быстрее, чем обычно. Пару раз даже врезался в стену, и та пострадала гораздо меньше, чем он.

И все же.. Преимущество все ещё было на его стороне.

Покуда одна из теней, чудившихся ему, вдруг не выскочила точно перед ним и не раскинула руки

Рассматривать преграду у него почти не было времени, но даже на беглый взгляд та была слишком тонкой и крошечной. Она не могла остановить его этими своими хилыми кулачками. Не смела приказывать писклявым голоском, будто у мыши с той помойки, где он искал себе еду.
Взревев, словно раненый медведь, мужчина взмахнул рукой, надеясь отогнать девчонку в сторону, как надоедливую муху, спугнуть её и заставить отойти с его пути. Опасаться её всерьёз не получалось, слишком мала была..

И все же.

Что-то было в ней такое, что заставило его свернуть раньше, чем произойдёт столкновение.
Что-то в её глазах.
Что-то, словно резанувшее его по живому, когда он оказался всего в паре метров и уже всерьёз думал сшибить её своей тушей.

К сожалению, в этот раз ему не повезло.
Манёвр был слишком сложным для его комплекции, а скорость слишком велика. Запнувшись о свои же ноги, громила отлетел в сторону и закувыркался по асфальту, ушибаясь и царапаясь во всевозможных местах.
Откатившись на добрые полтора метра он, наконец, затих, судорожно дыша и отфыркиваясь, будто загнанный конь.
Тут же вздёрнулся подняться, но ему не хватило сил.
Опрокинувшись обратно, зашарил вокруг затравленными взглядом, выискивая опасности. Даже трубно и нечленораздельно что-то замычал, силясь предупредить окружающих, что опасен, чтобы не подходили и просто дали ему уйти. Он был слишком напуган и потратил чересчур много сил на этот спонтанный побег, так что ему требовалось чуть больше времени, чтобы прийти в себя после падения.
Опасаясь пленения, мужчина бился и дёргался, барахтаясь на земле что опрокинутый жук, хотя и не видел прямой угрозы. Впрочем, стоило в поле зрения снова попасть той девчонке, как он резко стих. Поведение контрастно изменилось. Он замер, припадая к земле, пряча под животом повреждённую руку, только ноздри широко раздувались, с громким свистом качая воздух туда и обратно. Кто она такая? Откуда взялась? И почему казалась "не такой"? Она не была обычной, не была похожа на остальных. Может быть, не похожа и на него - ничего общего! - но и на других тоже. В таком случае, стоило ли её бояться? Или все же она действительно могла помочь, как крикнула до его падения? Слова громила понимал плохо, однако смысл этих уловил почти сразу. Но не спешил довериться. В конце концов, пока ничего доброго от этого мира он ни разу не видел. И планировал убежать сразу, как только помеха потеряет к нему интерес.

[NIC]ABUSE[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1611/a7/7ef4c5e3088b.jpg[/AVA]

+8

5

Она не зря внимательно следила за каждым движением мужчины. Не зря опасалась, что ее появление будет расценено неверно. Много ли успеешь сообразить за доли секунды, на бегу? Громила взревел и занес кулак, почти инстинктивно намереваясь снести не вовремя возникшее на пути препятствие, и Каллисто мгновенно метнулась в сторону, мягко перекатилась по земле и в следующую секунду уже вновь была на ногах. Если и были какие-то плюсы в ее положении, так это новоприобретенные скорость и ловкость, которые она научилась неплохо использовать и которые уже не раз ее выручали. Теперь она могла двигаться так стремительно, что человеческий глаз далеко не всегда успевал уследить за ней. Вероятно, беглец тоже не успел. Почти одновременно с ней он вдруг вильнул в сторону, и когда мгновение спустя вновь попал в поле зрения Каллисто, та увидела, как он неуклюже валится на землю, споткнувшись о собственные ноги, и катится кувырком, наверняка даже не успев смягчить своего падения.
Девушка тихо выругалась сквозь зубы. Получилось крайне неудачно. Ее добрые намерения обернулись против него. Пожалуй, ей не стоило выскакивать так внезапно и застигать его врасплох, но как, скажите на милость, ей еще можно было остановить этого здоровяка? Дожидаться, пока он забежит в тупик или свалится от усталости, было неблагоразумно. Ведь ей все еще предстояло увести его от толпы в безопасное место, для чего они должны были вовремя свернуть в нужный переулок, чтобы не возвращаться потом и не кружить вокруг, рискуя натолкнуться на полицию. А теперь... сможет ли он вообще идти?
Поверженный беглец барахтался на земле и что-то мычал, не то угрожающе, не то испуганно. По тому, как плохо подчинялись ему руки и ноги, казалось, что это тело для него чужое, непривычное. Вполне вероятно, что так и было. Изменения часто затрагивали физический облик и даже комплекцию, ломая самые основы самоидентификации, отчего люди были вынуждены заново приспосабливаться не только к изменениям внутри себя, но и к своему нынешнему существованию в пространстве.
Каллисто осторожно приблизилась. Пусть она совершила ошибку, отступать она не собиралась. Этот мужчина, хоть и был значительно крупнее ее, нуждался в ее помощи. Куда ему идти? Как прокормиться? Даже если сейчас он убежит, пройдет совсем немного времени, прежде чем его вновь обнаружит патруль, и рано или поздно они схватят его и отправят в такое место, которое никак не поможет ему адаптироваться. Потому что всем плевать. Никто не понимает, через что они проходят. Их травят за то, что они не такие, загоняют в угол, а после, стоит лишь кому-то проявить агрессию в элементарной попытке защититься, торжествуют: ведь они говорили, что не такие опасны! Это был замкнутый круг. Каллисто ненавидела людей за это лицемерие. Нормально кидаться камнями в уродца, никто тебе и слова ни скажет, но стоит уродцу огрызнуться, как злодеем становится он. Вот в чем заключалось настоящее уродство!
Но Каллисто уже не раз доводилось преодолевать чужую агрессию. Некоторые из тех, кого настигали изменения, становились озлобленными на весь свет, а их новоприобретенные и не всегда полностью подконтрольные им силы делали их крайне опасными для окружающих. Каллисто не могла их винить. Ей и самой в первую неделю хотелось все ломать и крушить от отчаяния и безысходности. Она смогла взять себя в руки и задавить в себе это желание, но оно не пропало бесследно. Оно до сих пор билось под сердцем горячим пульсирующим комком. И именно это давало ей возможность пробиться к разуму любого из отверженных. Потому что она была такой же. Она проходила через то же, что и они. И все, что ей требовалось - это направить их озлобленность в нужное русло. Имея цель, ее стая становилась спокойнее, расчетливее, и ей было легче вести их за собой и поддерживать дисциплину внутри их маленькой, но грозной общины изгоев.
Мужчина все еще силился подняться, однако стоило Каллисто приблизиться, как он затих, наблюдая за ней и пытаясь угадать ее намерения. Это облегчало ей задачу.
Бесстрашно подойдя почти вплотную, девушка присела рядом на корточки, оказавшись совсем близко. То, что мужчина в последний момент все-таки свернул со своего пути, не желая причинить ей вред, говорило о том, что он не был злым, и он вряд ли мог увидеть в ней угрозу, чтобы вдруг попытаться напасть на нее; тем не менее, движения Каллисто были медленными и осторожными, а руки она старалась держать так, чтобы он их видел. Ему нужно было время, чтобы поверить в то, что перед ним друг.
Вот в чем он нуждался. Все эти потрепанные судьбой, затравленные и одинокие существа, от которых отказалось общество... Все, что им требовалось - это лишь немного ласки и человеческого тепла, поскольку именно этого они были лишены. Каллисто знала это, потому что она сама отчаянно нуждалась в том же самом. Она не могла этого получить, но могла дать другим. В этом была ее сила.
Протянув руку, она осторожно коснулась его плеча. Чуть увереннее погладила по вздымавшейся от тяжелого дыхания спине, успокаивая, давая привыкнуть к ласке и понять, что ее намерения - исключительно дружеские.
- Я хочу помочь, - повторила тихо, заставляя его вслушиваться в свои слова. Беспомощное мычание свидетельствовало о том, что он не мог или не умел говорить, но, возможно, он понимал чужую речь или, по крайней мере, мог уловить смысл по тону ее голоса? - Позволь мне помочь. Я знаю безопасное место. Я отведу тебя туда. Ты можешь идти? - и, отняв руку, она протянула ее в знак помощи. Конечно, она казалась очень хрупкой на фоне мужчины, которому собиралась помочь, однако она была намного сильнее и выносливее, чем можно было думать, и она была уверена в том, что ей хватит сил, в случае чего, чтобы дотащить его до убежища. Тем более, что здесь было как раз недалеко...

+4

6

Девчонка подошла очень близко. Очень. Слишком близко! Внутри всколыхнулось чем-то острым и горячим, паническим, но почти сразу улеглось, потому что она.. не двигалась больше. И не кидалась на него. Просто смотрела. Присела рядом, так что их лица оказались почти на одном уровне. Он мог видеть ее и рассматривать, хотя любопытства в нем сейчас было ничтожно мало; больше всего ему хотелось убежать и остаться одному, забиться в укромное местечко и скрыться ото всего мира.. Но этой блажи он был лишен, так что напряженно следил за девчонкой напротив, и она казалась ему оплотом спокойствия и уверенности, что поневоле коснулось и его - и внутри, все взволнованное и напряженное, стало понемногу утихать.
Ему было не понятно. Слишком много не понятного! Но все, что ему требовалось сейчас, это следить за человеком рядом. Ее руки были пусты, ладони раскрыты, а тело расслабленным. При всем своем желании она не смогла бы ему навредить, не успела бы. Слишком спокойная и расслабленная. В то время как он являл из себя комок нервов и напряжения, готовый сорваться и ударить в любой момент, что показывал всем своим видом..

Но она не убегала.

Протянула руку - и он зарычал, забился, затрясся. Но отодвинуться ему было некуда, так что девчонка смогла коснуться. И провести ладонью - и это было совершенно новым для него ощущением. Пальцы у нее были тонкие, холодные, жесткие, но вместе с тем прикосновение оказалось мягким и теплым, почти нежным.
Что это? Что это за чувство?
Вздернув верхнюю губу, рыжий угрожающе зарычал, будто дикий зверь. Но лениво, неохотно, скорее предупреждающе, что все еще мог бы укусить.. Но не станет. Уже - нет.
Девчонка отняла ладонь, а после протянула снова, но в этот раз в каком-то другом жесте. Мужчина чуть отодвинулся, не понимая, что от него требуется, а потом коротко мотнул головой. Что бы ей не хотелось, он не станет..! Окончательно запутавшись в том, что испытывает, он тяжело, грузно поднялся на ноги, которые едва держали это неповоротливое тело вертикально. Все же, сил в нем было гораздо больше, чем даже он сам о том догадывался. Возможно, именно поэтому он все еще не сдох с голоду и по-прежнему мог шагать куда бы то ни было, следуя за черноволосой крошкой.
А та, к слову, тоже поднялась с корточек и уверенно двинула куда-то прочь, подманивая его раскрытой ладонью. Жест был ему не знакомым, но догадаться было не сложно. Он помедлил, судорожно что-то решая в своей дырявой голове, но вынужден был последовать за ней. Позади уже слышались звуки погони, резкие голоса и чужие крики, ему нельзя было тут оставаться.. Но у него не было безопасного места, а эта девчонка... Что-то ему подсказывало, интуиция или инстинкты, что следует довериться.

И он доверился.

Брели они не долго, он не мог поддерживать высокую скорость, а она терпеливо держалась рядом, сбавляя шаг, если вырвется вперед, иногда даже возвращалась. Она не боялась его, это стало понятно сразу. Могла коснуться, могла потянуть за локоть или подставить свое плечо. Ему это не нравилось - и он что-то раскатисто ворчал всякий раз, лишь стоило ей проявить повышенную активность, но не слишком грозно. Ему требовались силы на то, чтобы передвигаться, а уж с девчонкой как-нибудь да разберется..

Путь их закончился возле одного из канализационных стоков. Большой, зловонный и черный, тот не внушал доверия. Громила замер и боязливо потоптался. Оттуда веяло чем-то холодным, пугающим. Там не было людей, это он ощутил сразу, но и для него там не было места.. Верно?
Верно? Он поискал взглядом поддержки у своей невольной спутницы, к которой почти привык за время ковыляния. Она решительно ступила в зловонные ручейки и забралась на асфальтовый бордюр вдоль стены, ей там как раз хватало места, чтобы безопасно перемещаться. Но - только не ему. О чем громила раздосадованно прогудел, мол - ну во что ты меня втянула? Но все же ступил следом, поколебавшись. Звуки погони подстегивали его довериться в очередной раз. Здесь их вряд ли станут искать, запахи отобьют зловонья, следы размоет водой, а темнота укроет даже такого гиганта, как он.
То и дело пригибая рыжеволосую голову, чтобы не оцарапаться макушкой о нависающий свод, мужчина покорно проследовал за девчонкой. Но чем глубже они забирались, тем меньше сил у него оставалось. Погоня отстала, судя по звукам, его больше ничто не стимулировало двигаться вперед. То и дело останавливаясь, громила вскоре окончательно замер, а после и вовсе рухнул возле одного из туннельных разветвлений. Как долго они шли и как долго им еще предстояло идти? Его это больше не интересовало, ему хотелось отдохнуть хоть немного.. Громадный организм требовал перерыва - и почти мгновенно отключился, восполняя потраченную энергию. Ему было плевать, где спать, хоть в лесу, хоть в навозной куче, лишь бы не трогали. А уж после станет решать, что это за крошка такая и куда от нее деваться.

[NIC]ABUSE[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1611/a7/7ef4c5e3088b.jpg[/AVA]

+3


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [17.05.16] You've got a friend in me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC