Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.09.17 Отмечаем трехлетие школы :з
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"Сострадание ему чуждо. Но на мгновение, на очень краткое мгновение, Баки почти ощущает то, что пытается донести до него Роуг. Одиночество, вынужденная изоляция, страх и непонимание, отрицание, вечные бега и попытки скрыться - от других, от себя. Возможно, все это ему знакомо, как никому другому, ведь он - урод, фрик, сирота и мутант, он тоже лишен семьи, социальных благ и даже бытовых приятных мелочей, но..
Он не "моровая дева". И на еще более краткое мгновение вдруг осознает, что может позволить себе друзей, всамделишные отношения и даже семью, если перестанет считать себя самым обездоленным и несчастным, свернет с этой кривой дорожки и выберет бытовые увеселения, как и сотни обывателей вокруг."
>>>читать пост<<<
РЫЖИК МЕСЯЦА



Jean Grey

БАННЕРЫ


LYL Красная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [21.07.16] Love Thy Roommate


[21.07.16] Love Thy Roommate

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название: Love Thy Roommate
Участники: Rogue Carlyle, Tabitha Smith
Время и место: лето 2016 года, особняк профессора Ксавье
Краткое описание: Табита случайно устраивает взрыв в своей комнате и на время ремонта вынуждена перебраться к своей соседке - Роуг. Кажется, это отличная возможность поближе познакомиться с таинственной девушкой, которая почти не выходит из своей комнаты. Вот только сама Роуг, кажется, думает иначе.

+3

2

В комнате царит приятный полумрак, разбавленный  теплым светом торшера. Там, где-то на улице слышится веселый гомон других подростков, отчего внутри Роуг поднимается жгучая волна раздражения и злости. Неужели нельзя вести себя потише, а не как стадо слонов?
Девушка отрывает взгляд от книги, которая до того занимала все ее внимание, в сторону полно зашторенного окна. Роуг даже встает проверить, может где-то есть просвет, из-за которого ее комнату и наполняют эти раздражающие звуки. Но тяжелые шторы беспрекословно выполняют свою функцию, не позволяя ни единому лучику предзакатного солнца проникнуть внутрь. Роуг проводит, свободной от перчаток, рукой по мягкой ткани, наслаждаясь таким простым прикосновением.
Роуг даже и не подозревала до того момента, когда ее способности проявились, что будет скучать по прикосновениям. Теперь же она тоскует по тем моментам, когда могла коснуться кого-то живого и не лишить того при этом жизни. Теперь же ей приходиться довольствоваться окружением неодушевлённых объектов и плотной тканью перчаток.
Радовало Роуг только то, что комната была в ее полном распоряжении. Никаких тебе шумных соседок, что каждодневно будут изводить ее разговорами о моде и мальчишках. А так ей принадлежало все свободное пространство комнаты, что стало для Роуг своеобразной крепостью, в которой очень удобно было прятаться от других людей.
Однако недавно особняк тряхнуло так, что с потолка посыпалась штукатурка (ей полдня пришлось выметать комнату от осыпавшейся штукатурки). Нет, в особняке и до того случались разные казусы (все-таки необычные подростки здесь проживают), в которые входили и взрывы, однако в этот раз жахнуло особенно сильно. Ну, или комната Роуг просто находилась относительно недалеко от эпицентра. Она даже подумывала выглянуть и узнать, не погребет ли ее бренную тушку под завалами. Впрочем, хоть особняк и вздрогнул, но выстоял и если бы им угрожала хоть какая-то опасность, то их давно бы вывели под белы рученьки.
Впрочем, Роуг быстро утратил к этому происшествию интерес. До недавних событий, по крайней мере.
Едва девушка отошла от окна и успела забраться обратно в кресло, как вдруг в дверь постучали. Роуг была неприятно удивлена этим фактом, впрочем, даже не шелохнулась, чтоб открыть незваному гостю. Она даже взялась за книгу, желая вновь углубиться в чтение, когда надоедливый стук прозвучал вновь, но уже более настойчиво. Роуг терпела до последнего, но гость, похоже, был настроен достучаться до хозяйки комнаты.
Швырнув книгу обратно, девушка разъяренной фурией взвилась с кресла. Неужели они не понимают, что ее нужно просто оставить в покое?! Она никому не мешает, даже на глаза старается не попадаться, а они все лезут со своим чертовым дружелюбием. Роуг подхватывает ненавистные перчатки, натягивая их на ходу.
Резко распахнув дверь и сверкая пламенным взором, она хищно оглядывает пространство перед собой, пока не натыкается на одинокую фигурку в коридоре. Такая же девочка-подросток, разве что помладше нее будет. Незнакомка как раз занесла руку для очередного стука, но так и не постучала, явно не ожидая, что двери и правда откроются.
- Неужели не ясно? Если двери не открывают, это значит, что хозяин не намерен разговаривать, - без приветствий начинает Роуг, грозно нависая над девчонкой. – Для кого я, по-вашему, это нарисовала?!
Рука, плотно обтянутая перчаткой, указывает на угрожающий череп, искусно нарисованный самой Роуг для отпугивания от нее любых посетителей. Однако, похоже, действовал он совсем наоборот, ибо каждый проходящий мимо испытывал желание познакомиться с новой обитательницей их скромного убежища. Правда, раньше действовали окрики из-за закрытой двери.
- Специально для тебя повторяю, проваливай! – И громко хлопнув дверью перед носом девчонки,  Роуг злобно ворчит о некоторых индивидуумах. Она даже и не думала о том, что проклятый звук вновь повториться, тем более о причинах беспокойства. Ее это не интересовало и не будет интересовать никогда.

+4

3

Табита почти успела освоиться на новом месте. Жизнь в пансионе оказалась гораздо веселее, чем у родителей. Никто больше не орал на нее и не распускал руки, зато, по крайней мере, тут ей не приходилось скрывать свои способности, наоборот - она могла найти единомышленников! Оказалось, пара знакомых ей ребят уже давно жили у Ксавье. Эх, знала бы она, перебралась бы сюда гораздо раньше! Из ее школы, правда, никого не было - профессор объяснил, что обычно способности проявляются в более позднем возрасте - зато были из Смоллвилль Хай, куда Табита должна была перейти в этом году, что было тоже неплохо.
Она уже успела перезнакомиться почти со всеми, кроме одной девушки, которую у нее никак не получалось поймать. Все, что ей удалось о ней разузнать - это то, что ту зовут Роуг и что она практически не выходит из своей комнаты. Вдобавок ко всему, девушка была не местной, что только подогревало интерес Табиты. Таинственная незнакомка с мутной историей (наверняка же именно из-за чего-то эдакого, случившегося в прошлом, она и решила стать затворницей) и загадочными способностями - что именно она могла делать, никто не знал. Все это интриговало не в меру общительную девушку, однако Роуг в самом деле практически не покидала своей комнаты. То есть, Табита так ни разу и не встретила ее ни на кухне, ни в коридорах. Но должна же она была хоть когда-то есть! Или ходить в туалет! Таби иногда даже пыталась ненавязчиво прогуливаться в коридоре неподалеку от заветной комнаты в надежде, что когда-нибудь ее обитательница все-таки высунет нос наружу, а тут она, Табита - совершенно случайно проходила мимо. Но ей так и не удалось подловить девушку-загадку - то ли та выходила исключительно глубокой ночью, то ли подслушивала под дверью, прежде чем выйти. На случай, если имел место первый вариант, Таби уже подумывала одну ночь вообще не спать, однако идти на подобные жертвы не пришлось, ибо вскоре возможность познакомиться с Роуг неожиданно представилась сама собой.
Что еще невероятно нравилось Табите в особняке, так это, конечно же, тренировки. Подобного рвения и прилежания, которые она демонстрировала в обучении контролю за способностями, от нее никогда не видели в обычной школе. Но ей это безумно нравилось! Оказывается, ее способности были не просто так! Их можно было развивать, так что когда-нибудь она сможет вызвать огненный шар размером с арбуз! Табита не знала, что будет с ним делать, но это определенно было бы очень круто!
Пока, конечно, ее успехи были гораздо скромнее. Профессор успел провести с ней всего несколько уроков, на которых пока говорилось исключительно о контроле. Табита слушала, выполняла наставления и кивала. Ей казалось, что она все отлично усвоила с первого раза и вполне готова перейти к чему-то более существенному, однако случившийся вслед за тем казус вскоре доказал, что это не совсем так.
...Ну, она просто хотела закрепить пройденный материал. В школе ведь постоянно твердят о полезности повторений. Повторенье - мать ученья, и все такое прочее. Вот Табита и собиралась повторить усвоенное. Почему она решила сделать это в своей комнате... ну, она не сильно задумывалась над выбором места. Она просто не ожидала, что вызванная ею искра грохнет так сильно. И что штукатурка на стенах такая хлипкая! Почему-то когда нужно на тренировке вызвать что побольше - так фиг, а когда не надо - всегда пожалуйста! Пока Табита паниковала и пыталась потушить последствия своего "закрепления материала", пожар успел сожрать почти все занавески, основательно поглодать стол и оплавить находившиеся под ним провода, а заодно лизнуть обои и комод, оставив на них черные следы копоти. Это не говоря уже об испорченной взрывом стене.
Сказать по правде, Табита порядком струхнула. Она ожидала, что после такого масштабного ущерба, причиненного ею чужой собственности, ее сразу выгонят обратно к родителям, а уж из каких денег те будут компенсировать убытки, она вообще не представляла, от чего было только страшнее. Однако профессор Ксавье не стал даже ругаться. Только с неуловимой печалью во взоре оглядел последствия пожарища и слегка прокоптившуюся девушку, испуганно и виновато лепетавшую что-то, вздохнул и сказал, что ей придется на время переехать пожить в другую комнату. И поскольку в свободных комнатах как раз тоже затеяли ремонт, чтобы обновить их на случай, если в новом учебном году в Школе Ксавье появятся новенькие, Табиту определили в соседки к одной из студенток Школы. И к кому бы вы думали? К той самой Роуг! Таби оставалось только глазами хлопать от удивления. Не успела она переварить мысль, что ее не выгоняют - как тут такие новости! Неплохие, скажем прямо, новости. Теперь ей даже не придется изыскивать способ познакомиться - у нее есть вполне уважительная причина сделать это!
Окрыленная, Табита быстро покидала в рюкзак самое необходимое вроде пижамы, зубной щетки и стратегического запаса жвачки и помчалась к соседке. Она здраво рассудила, что за прочими вещами в случае необходимости идти недалеко, так что особо много набирать смысла не было. Так, чисто символически перенести пару шмоток.
Около двери она вдохнула поглубже, стараясь проникнуться моментом, и торжественно постучала.
Никто не отозвался.
Нахмурившись, Табита постучала снова. Ответом ей по-прежнему служила глухая тишина. Девушка прижалась ухом к двери, пытаясь разобрать, есть ли там вообще кто живой. Не могло же так случиться, что она застала тот редкий момент, когда Роуг все-таки вышла куда-то? Нееет, это уж вряд ли. А вот жива ли она там вообще? Вдруг она давно померла с голоду, а никто и не заметил?
И Табита замолотила в дверь с новой силой, движимая исключительно заботой о ближнем. Она так увлеклась, что не услышала, как за дверью раздались торпливые шаги, и едва успела отдернуть руку, когда дверь наконец-то отворилась - иначе следующий удар неминуемо пришелся бы по лбу хозяйке комнаты, что вряд ли способствовало бы налаживанию добрососедских отношений. Впрочем, та и без того выглядела здорово разозленной. Такая мрачная готичная девушка. Это все, что успела рассмотреть Табита, вынужденная отступить перед обрушившимся на нее гневным напором.
- Так ведь, это... - она хотела сказать, что череп на двери все считали вполне стильным украшением интерьера, а вовсе не предостерегающим знаком в духе "Не влезай - убьет!". Впрочем, если бы Роуг добавила к черепу такую надпись, желающих хотя бы одним глазком взглянуть на святая святых только прибавилось бы. Такова уж подростковая натура.
Но ничего из этого Табита сказать не успела, потому что потенциальная соседка рявкнула еще что-то и захлопнула дверь прямо перед ее носом. Пару мгновений Таби озадаченно моргала, пытаясь понять, что это было, а после снова настойчиво заколотила в дверь кулаком.
- Эй, это было не очень-то вежливо! - крикнула она через дверь. - Я теперь тоже тут живу, между прочим! Так что никуда проваливать не буду! А ты могла бы вести себя и подружелюбнее!

+4

4

Роуг не успевает сделать и шага от двери, когда дверь вновь начинает сотрясаться под градом ударов. К тому же гостья явно не довольна подобным отношением к своей персоне, выказывая это возмущенными окриками. Однако только слова достигают ушей хозяйки комнаты, она застывает будто пораженная громом.
«Что эта девчонка имеет в виду?»
Когда Роуг только появилась в поместье, она попросила лишь об одном – дать ей полное уединение, хотя бы в собственной комнате. И профессор Ксавье обещал ей. Обещал! А теперь  вот так просто нарушает его. Разве она многого просила, черт возьми?! Роуг раздраженно ругается, меряя комнату широкими шагами, старясь унять клокочущую ярость внутри себя.
Из-за двери вновь раздается посторонний шум, что отвлекает Роуг от мыслей. Она уже и позабыла о причине своих проблем. В голове всплывают недавние события, произошедшие в особняке, после чего у ее двери магическим образом появляется незнакомая девушка и настойчиво пытается зайти внутрь. Сложить два и два не составляет особого труда, но  вот вытекающие из этого выводы совершенно не радуют Роуг, а наоборот, лишь больше злят.
«Почему я должна отдуваться за чужие косяки?!»
Роуг обжигающим взглядом обшаривает комнату, выискивая то, на чем можно выместить злость и раздражение. Безвинный пуфик метким пинком отлетает к стене, после чего испуганно обмякает, будто не желает вновь привлечь гнев своей хозяйки. На мгновенье ярость отпускает ее, оставляя после себя лишь отголоски раздражения. Она даже готова вновь заговорить с надоедливой гостьей за дверью.
В этот раз Роуг открывает дверь более спокойно, правда в этот раз не нараспашку, а ровно настолько, чтоб видеть другого человека. Знает она эти уловки, чуть шире приоткрой дверь, шмыгнет, как таракан и начнет хозяйничать в ЕЕ комнате, трогать ЕЕ вещи. От этих мыслей Роуг передергивает, но она мужественно сдерживается от того, чтоб вновь захлопнуть дверь. Все, что было в этой комнате, принадлежало только ей и никому больше! Каждая вещь, каждая книга, каждая пылинка… Все сливалось в единую картину уюта и вечного покоя, к которому так стремилась Роуг.
- Ты явно спутала комнаты, благотворительностью заниматься на другом этаже, - сдержанно шипит Роуг, холодным взглядом ощупывая девушку, стоящую напротив. Впрочем, не найдя ничего интересного для себя, она продолжает.  – Тебя не могли определить ко мне. Так что будь любезна - проваливай.
Под другой комнатой она подразумевала любую другую, кроме своей собственной. Девчонка может ночевать даже у самого профессора, раз он столь великодушен. Ей соседи не нужны, ей вообще никто не нужен. Впрочем, похоже, гостья вовсе не была намеренна покинуть ее скромную персону, даже в любопытстве поглядывала Роуг за спину. Девушка еще сильнее прикрыла дверь, предупреждающе-враждебно поглядывая на нарушительницу ее спокойствия.
- Ну, чего тебе еще нужно? Письменного приглашения? – Роуг не нравились предстоящие перспективы делить с кем-то свою комнату, и она не стеснялась выражать свое недовольство. И если это кому-то не нравилось, то это были лишь его проблемы. За свою прямолинейность Роуг не считала нужным извиняться. Так или иначе, свое личное пространство она была готова отстаивать хоть до посинения и никто не заставит ее двинуться с этого места. По крайней мере, если ей не приведут убедительные аргументы.

+4

5

За дверью вновь воцарилась тишина, в этот раз, однако, нарушаемая едва уловимыми шорохами изнутри. Сказать по правде, Табите уже надоело стучать, да и перекрикиваться через дверь было как-то глупо. Хорошо еще, что в коридоре пока никого не было, но рано или поздно ее крики привлекут нежелательное внимание кого-нибудь из других учащихся, и в этом случае Роуг точно затаится и в жизни ей не откроет.
Табита опустила руку и замолчала. Что-то подсказывало ей, что силой штурмовать желанное жилище - не лучшая идея. К тому же, таким макаром она грозила оставить без комнат уже их обеих, а это точно будет перебор. На мгновение Табита прикинула, не припугнуть ли несговорчивую хозяйку комнаты подобным сценарием, но затем решила, что шантаж - тоже не лучшее начало для знакомства.
Но что ж ей тогда делать? Идти было некуда - к ее комнате уже примеривались оперативно прибывшие рабочие. Конечно, можно было найти профессора и наябедничать, что ее не пускают, но после случившегося девушке пока что не очень хотелось лишний раз попадаться ему на глаза, хотя тот вроде на нее не сердился. А вдруг он передумает и решит подселить ее к кому-то другому? Тогда ей точно никогда не увидеть комнаты Роуг! Препятствия на пути к цели лишь раззадорили любопытство Табиты. Теперь она была наполнена решимости обязательно попасть туда.
Однако решимость решимостью, а какие аргументы привести, чтобы ее впустили, девушка так и не придумала. Ну, кроме обещания вынести дверь, разумеется. Потоптавшись на пороге еще немного, она нерешительно позвала:
- Так ты откроешь или нет?
И - о чудо! - дверь все-таки снова отворилась. Однако негостеприимный настрой хозяйки комнаты отнюдь не изменился; более того, теперь она разглядывала нежданную гостью сквозь приоткрытую дверь так, как смотрят на коммивояжера, пытающегося впарить вам какую-нибудь фигню, "просто незаменимую в хозяйстве".
- Что ж мне, на чердак перебираться, что ли? - возмутилась Табита, поскольку других подходящих этажей в здании не наблюдалось: на первом были в основном всякие хозяйственные помещения, второй собеседница исключила, так что оставался только чердак. - Я не бедная родственница! И определили меня именно к тебе! Хочешь, профессора спросим? - аппелировать к имени Ксавье показалось поначалу хорошей идеей, однако Роуг не купилась. Она так настойчиво загораживала проем, что Табита поневоле вытянула шею, пытаясь разглядеть комнату за ее спиной. Вдруг той есть, что скрывать? Может, она тут тайные ритуалы проводит или еще что? Страсть как интересно!
Дверь прикрылась еще на пару сантиметров.
- А, я поняла! Ты просто из комнаты редко выходишь, вот и не знаешь, что у нас по всему особняку ремонт, - сообразила Таби. - Мне некуда переехать. Не с мальчишками же комнату делить! Так не положено, - она просительно заглянула в оставшуюся щель. - Ну я же не виновата, что в особняке мы единственные девчонки! Слушай, это ведь только на время ремонта, а не насовсем. Мне тоже больше нравится своя личная комната, знаешь ли. Рабочие говорят, что это займет буквально пару дней!
Рабочие говорили "не больше недели", но Табита решила добавить розовых красок. "Пара дней" звучит не так страшно, а там и не заметишь, как пройдет еще пара... ну, а где четыре дня - там и еще три. Подумаешь, получится чуточку больше. С математикой Табита никогда не ладила.

+5

6

Роуг несколько минут молчаливо слушает свою гостью, изредка подозрительно щуриться, будто подозревает в чем-то, но все же продолжает молчать. Горячий монолог девчонки, что так и норовила заглянуть внутрь, заставил Роуг задуматься. На ее лицо легла тень и, казалось, что сейчас внутри нее идет неясная борьба с самой собой.
- Ремонт? – растерянно бормочет она, чуть отступая обратно в комнату, однако, не уходя совсем. Неужели она настолько замкнулась в себе, что даже не заметила таких масштабных (для школы, конечно) работ? Хотя сейчас была середина лета и учеников в школе было не много, так что когда еще представиться такой удобный случай для ремонта?
Роуг вздыхает, все еще разглядывая гостью, что просительно и жалостливо заглядывала ей в глаза, отчего девушка вновь раздраженно хмуриться, но в этот раз не потому что она ее злит. Сейчас она злиться сама на себя, потому как ей становиться немного жаль эту девчушку. Роуг трясет головой, надеясь отогнать непрошенные чувства, однако это лишь вызывает легкое головокружение и не более.
Вместе с тем Роуг возмущает лишь одна мысль о том, что она будет с кем-то делить свою обитель. Свое единственное пристанище, где она могла не бояться убить кого-то случайным касанием. Девушка настолько привыкла к полноправному владению всем этим пространством, что любое вмешательство в него вызывает лишь отторжение и агрессию. И может она бы все же прогнала гостью вон, но от прямого приказа профессора Ксавье Роуг не могла так легко отмахнуться, ведь сколько бы она не протестовала, девушка все еще прислушивалась к нему. И это было самым раздражающим. Когда она моталась по улицам без гроша в кармане и без шансов на светлое будущее, профессор был единственным, кто помог и пообещал помощь. И потому теперь Роуг была обязана ему, хотя профессор Ксавье наверняка был бы против такого.
Хотя решение и дается Роуг тяжело, но она все же распахивает дверь, таки впуская гостью внутрь. Сама же девушка отступает обратно вглубь полутемной комнаты к своему креслу, на ходу бросая новой соседке. Голос девушки тихо шелестит из полутьмы, разбавленной разве что светом торшера.
- Только на пару дней. Ничего не трогай и даже не смей близко подходить ко мне, - холодно бросает Роуг, после чего небрежно машет рукой в сторону, указывая на идеально заправленную кровать напротив ее. – Твоя кровать там.
После чего опускается обратно в кресло, укутываясь пледом и беря в руки книгу, что была небрежно брошена на столик. От такого обращения книга обиженно пролистала пару страниц вперед, заставляя Роуг искать потерянные строки. Сейчас девушка была самим олицетворением равнодушия, хотя совсем недавно была готова выставить взашей нежданную гостью.
Рядом скрипит соседняя кровать, но Роуг мужественно делает вид, что она не замечает соседку, что шумно устраивается на новом месте. Девушка скользит взглядом по ровным строчкам букв, однако их смысл так и не доходит до нее. Роуг пару раз перечитывает страницу, но безуспешно. Однако она продолжает делать вид, что очень увлечена книгой, хотя руки нервно скользят по пледу, приглаживая неровные складки. Пару раз девушка даже отрывается, как бы случайно, от книги, быстро оглядывая окружение и ее нового жильца.
Стоит отметить, что для девочки-подростка ее комната выглядит слишком чистой. Идеально заправленные кровати, не одного лишнего листочка на рабочем столе или забытого в углу носка. Даже книги стоят корешок к корешку, в строгом алфавитном порядке. Мда, возможно она и правда немного перебарщивает. Может для приличия хоть немного мусора разбросать? А то ведь и не подумаешь, что здесь вообще кто-то живет. Разве что только по отсутствию пыли, да и только. Роуг фыркает, вновь утыкаясь в книгу, понимая, что это, в общем-то, проблемы других.

+4

7

Табита умеет при необходимости смотреть взглядом выкинутого на улицу щеночка, и люди обычно покупаются на этот взгляд. Возможно, потому, что девушка ведет себя совершенно искренне. Ей не свойственно притворяться или лукавить (известие о сроках ремонта не в счет). На ее лице отражается ровно то, что она чувствует или думает в настоящий момент. Некоторые называют это непосредственностью, другие - недалекостью. Так или иначе, на Роуг это, похоже, действует. Хотя Табите уже успевает показаться, что ничего не выгорит и что дверь вот-вот захлопнется перед ней окончательно - и в этот самый момент та вдруг широко распахивается, едва не заехав ей по носу. Но это уже мелочи. Мгновенно просияв, девушка впархивает в комнату.
- Да-да, конечно! - она готова согласиться с любыми условиями, какими бы странными они ей ни казались. - Ничего не стану трогать! Я Табита, если вдруг ты не знаешь. Друзья зовут меня Таби или Бум Бум. Я, правда, терпеть не могу это прозвище, но мое полное имя еще хуже. А ты Роуг, я знаю. Не беспокойся, я буду тихой, как мышка, ты даже не заметишь, что я тут! - заверяет она, продолжая болтать без умолку. Пусть знакомство поначалу не слишком задалось, однако Таби не намерена отступать, и ледяной тон хозяйки комнаты ее совершенно не смущает. Но в конце концов гостья все же умолкает, сообразив, что не слишком тянет на "тихую мышку". Роуг отгораживается от нее книгой, и Табита переключает внимание на саму комнату. Вот она, святая святых, в которой никто еще не бывал! Она первая и, вполне возможно, единственная, кто удостоился этой чести. И... она разочарована. Она ожидала, что комната будет более... таинственной. Мистической. Какой-нибудь... не такой, как все. А что в итоге? Никаких тебе пентаграмм на полу, или зловещих постеров с кровякой, или хотя бы вонючих палочек, от которых Табита всегда чихает. Самая обычная комната. Которая, ко всему прочему, имеет не до конца обжитый вид. Слишком идеальный здесь царит порядок. Как будто вещи один раз расставили по местам и больше ни разу не трогали, разве что пыль сметали раз в неделю. Ну, или же Роуг настолько чистоплюйка? Тогда Табита здорово попала, поскольку сама-то она - знатная хламушница. Впрочем, в озвученные условия проживания не входил пункт "не разбрасывать вещи где попало", так что, может, это прокатит. Не то, чтобы Табита такая неряха, но ее вещи обычно сами расползаются по комнате, как тараканы.
Впрочем, вещей-то с собой у нее почти нет, так что Таби кидает полупустой рюкзак на пол рядом с кроватью, а сама плюхается на нее. Кровать тоже самая обычная. Точно такая же стоит и в ее комнате.
В общем, при всем старании девушка не может найти здесь ничего особенного, о чем можно было бы потом рассказывать остальным ребятам, делая большие глаза и многозначительно понижая голос. Стоило ли делать из нее такую тайну! Даже мягкий полумрак в комнате не спасает атмосферу.
Табита косится на плотно задернутые шторы. Интересно, так надо? Сама она предпочитает побольше всякой иллюминации, но, в принципе, она уважает темноту, если планируется смотреть ужастики или рассказывать страшные истории. По виду Роуг, впрочем, не заметно, чтобы она увлекалась чем-то таким. В смысле - сложно представить, чтобы такая необщительная особа стала бы участвовать в подобных посиделках. Мда. Возможно, пожить тут будет не так уж и весело, как ей представлялось.
Табита тихонько вздыхает, свешивается с кровати и, пошуровав в рюкзаке, достает свой телефон. Некоторое время она лениво тыкает в Интернет-странички, однако ее взгляд то и дело возвращается к Роуг и книге, которую та читает. Со своего места ей не видно обложки, так что с ходу определить, что за книга, Табите не удается. Однако ей любопытно, что может читать такая девушка, как ее соседка. А вдруг как раз те самые страшилки? Отсюда и задернутые шторы?
Табита честно старается не надоедать, но продержаться ей удается от силы минут пять. Опытным путем она выясняет, что молчать гораздо сложнее, чем она думала. Девушка изнывает некоторое время в тишине, но язык у нее жуть как чешется, а потом начинает чесаться и все остальное, так что, в конце концов, она решает, что это не стоит таких жертв. Подумаешь, она спросит! Что такого? И тут же живо интересуется:
- А что ты читаешь? Тебе не темно? - в ее голосе при этом слышится живейшее участие. Табита готова по первому слову поспособствовать как раздвиганию штор, так и наведению еще большей темноты. Дайте ей только повод, чтобы устроить хоть какую-нибудь движуху!

+5

8

Роуг кажется, что время будто бы замедлило свой ход. Каждая минута будто бы растягивалась на мучительные часы. И хоть внешне девушка оставалась все также спокойной, внутри нее натягивалась невидимая нить, напряжение проникло в каждую клеточку тела. Роуг столь долго сторонилась любого человеческого общения, что сейчас, отвыкшая от любого общества, она просто не знала, как себя вести. Молчание казалось ей столь ощутимым, что его можно было пощупать рукой и это не добавляло девушке спокойствия.
Книга, что доселе занимало все ее внимание, сейчас потеряло интерес для девушки. Но Роуг с упрямостью танка продолжает сверлить взглядом страницы, то ли надеясь найти ответы на свои вопросы, то ли пытаясь вернуть утраченный интерес. Однако ни того, ни другого она не получает, а от столь целенаправленного взгляда книга, кажется, вот-вот воспламениться.
Однако новая соседка, хоть и продолжает, разглядывать окружение и ее в частности, но делает это молча, только кровать своим скрипом напоминает о гостье. И Роуг это не удивляет, вспомнить хотя бы то, как она встретила Табиту. Так звали ее новую соседку, если она, конечно, не солгала насчет имени. Но даже если бы это и было так, Роуг это бы не обидело и не удивило, ведь и ее нынешнее имя было фальшивым. Имя, что было придумано в момент отчаянья и желания забыть свое прошлое. Однако оно стало не избавлением, а наоборот, неприятным напоминанием. Впрочем, вряд ли столь прямолинейный человек, как Табита, стала бы заморачиваться подобным, а потому не имело смысла рассуждать об этом.
Тишина затягивалась, но в тоже время незаметно давила на уши, отчего Роуг испытывала жгучее желание заполнить его чем-нибудь. Когда находишься в одиночестве, безмолвие не кажется тебе таким тяжелым. Может попробовать завязать разговор? До сей поры профессор Ксавьер был единственным, с кем она еще контактировала. И это его беспокоило. Потому все чаще в их беседах всплывал вопрос об этом.
Ведь даже сейчас она была не одна. Вокруг были другие дети, другие люди, готовые помочь друг другу и это не измениться, пока она остается в школе и неважно, за сколько дверей она спрячется. Но что случиться, если ей вновь придется покинуть насиженное место? Уйти туда, где нет никого, кому мог бы ты довериться или на кого-то положиться. Узнать, что такое одиночество.
«Знаю ли я, что такое настоящее одиночество?»
Вопрос, заданный профессором до сих пор кружил в голове Роуг, отчего она вновь и вновь неосознанно погружалась в раздумья. Отчего-то он беспокоил ее, но причины этой тревоги были непонятны ей. Может это происходило потому что, чем больше она думала над этим, тем неуверенней становился ее ответ? Может ей и правда стоит попробовать начать все заново? Может эта девчонка, что сейчас сидит на соседней кровати ее шанс? Этакий пинок от судьбы, мол не упусти шанс хотя бы в этот раз.
Куча вопросов, на которые нет ответа.
Роуг вздыхает, не зная с чего начать разговор, но Табита сама прерывает молчание, тем самым облегчая ей задачу. Однако девушка не может скрыть того, что вздрогнула от прозвучавшего вопроса. Роуг удивленно переводит взгляд с соседки на книгу и обратно, будто бы не поняв суть вопроса, но быстро берет себя в руки.
- Гм, вряд ли тебе понравиться. – Неуверенно начинает она, отрывая, наконец, взгляд от книги. Однако тут же понимает, что дружеская беседа начинается явно не так, как она планировала, потому быстро поправляет себя. – Рэй Брэдбери «451 градус по Фаренгейту». Читала?
Роуг чуть вопросительно наклоняет голову, ожидая ответа от девушки, в тоже время мысленно подбадривая себя. Может она и правда сможет найти общий язык еще с кем-нибудь?

Отредактировано Rogue Carlyle (22.02.2017 16:23:15)

+5

9

Роуг отрывает взгляд от книги, и Табите кажется, что тишина в комнате на мгновение приобретает зловещий оттенок. Она даже неосознанно стремится затаить дыхание, сознавая, что нарушила выставленное условие и свое собственное обещание соблюдать его. У хозяйки комнаты есть все причины разозлиться на нее и высказать свое недовольство. Таби уже знает, что та не считает нужным придерживаться даже формальной вежливости. Но она не имеет ничего против. Девушка всеми руками за откровенность. Всегда проще, когда собеседник говорит то, что думает, а не старается сделать хорошую мину, а ты даже не подозреваешь о том, что чем-то не угодил ему, пока тебе кто-нибудь об этом не скажет. С Табитой такое происходит довольно часто и каждый раз искренне изумляет ее. Ну зачем дуться втихомолку, когда можно слегка повздорить и сразу же помириться и оставить все в прошлом? Все эти психологические игры не для нее.
К ее удивлению, ответ Роуг звучит вполне мирно. Быть может, ей хочется с кем-то обсудить прочитанное и потому она не прочь в качестве исключения поболтать на эту тему? Увы, название книги ни о чем не говорит Табите. Оно кажется смутно знакомым, но и только. Девушка не большой поклонник литературы, в основном круг ее чтения составляют подростковые журналы и комиксы, а прочитанные ею книги можно легко пересчитать по пальцам одной руки. И то эти книги нельзя назвать образцом интеллектуальной литературы. Впрочем, однажды она прочитала целиком "Дэвида Копперфильда" и до сих пор гордится этим.
Но, разумеется, даже полное незнание темы вовсе не мешает Табите поддержать разговор.
- Не-а, - беспечно откликается она, полностью разворачиваясь к Роуг и подбирая под себя ноги, чтобы удобнее было беседовать. - Это о чем? Какой-то ужастик? - по крайней мере, ей кажется, что в названии есть что-то зловещее. Оно наводит на мысли о каком-нибудь маньяке-поджигателе. Если так, то, возможно, ей тоже стоит прочитать эту книгу?
Склонив голову, Табита некоторое время изучает девушку напротив. Худая и бледная, с мрачным макияжем, что только подчеркивает ее бледность, в мрачной и закрытой, несмотря на лето, одежде, одна в этой мрачной комнате, отгородившаяся от мира запертой дверью и резкими словами... в ней есть что-то печальное. Нет, не только из-за избранного ею стиля. Печаль идет откуда-то изнутри Роуг. Даже надень она пышное розовое платье и смой темную помаду, это впечатление останется. Табита ощущает это скорее интуитивно. И это ее немного озадачивает. Сама она - человек эмоций и не особенно разбирается в нюансах чужого поведения, особенно когда дело касается людей замкнутых. Однако ей кажется, что что-то в отношении Роуг к ней неуловимо меняется. Только что она разговаривала отрывисто и требовала не беспокоить ее, а сейчас как будто бы даже рада прервать так оберегаемую ею тишину. Возможно, конечно, Табита ошибается, однако она спешит ухватиться за возможность узнать о новой знакомой побольше.
- Тебе не скучно целыми днями сидеть здесь одной? - спрашивает она с простодушной прямолинейностью. - Знаешь, многим ведь интересно, какая ты. Почему ты не хочешь ни с кем познакомиться? В Школе бывает довольно весело.
Она считает, что в жизни Роуг слишком много мрачных оттенков. Она может понять желание отдохнуть от людей, ей и самой, бывает, все надоедают до чертиков. Но это же так, на денек-другой, а не все время. Долго без компании Табита протянуть не может, и ей кажется, что и у других должно быть так же. Просто кто-то, может быть, слишком стеснительный, чтобы первым заводить знакомства.

+3

10

Что ж, не сказать, чтоб Роуг была удивлена ответом новой соседки. Скорее ее бы поразил тот факт, что Табита вообще знает об этой книге. Девушка нахмурилась, едва заметно покачав головой недовольная там фактом, что ее сверстники даже не хотят познать  что-то новое, не стремиться развиваться духовно, довольствуясь своей «раковиной». Это касается не всех, конечно, но достаточно многих, чтоб вызывать у Роуг непонимание и даже осуждение. Почему не злость, не раздражение, а именно осуждение? Порой ее даже обуевала зависть, ведь у этих людей было столько возможностей для реализации того, о чем она могла лишь втайне мечтать. Эти люди не были заложниками собственных способностей, не нужно было скрываться и прятаться, трясясь от того, что в тебе могут признать мутанта.
У Роуг не было ничего, кроме этого проклятья и книг, в которых она находила свое единственное утешение. Свою отдушину, через которую она могла познать мир, такой близкий и одновременно далекий. Она бы отдала все, что у нее было и даже больше ради того, чтоб вернуть себе банальную возможность коснуться чего-то, выбросить ненавистные перчатки навсегда. Вернуть себе прежнюю жизнь хотя бы на денек.
Девушка глубоко, устало вздыхает, ибо подобные размышления выматывают ее не хуже марш броска по какой-нибудь особо трудной местности. Только в этот раз Роуг вязла, почти тонула в том болоте, названное разумом и от которого не было возможности сбежать или спрятаться.
Порой даже сама Роуг не понимала, чего она этими прятками пытается добиться. Чтоб ее оставили в покое или же наоборот, обратили внимание. Да, книги давали ей кратковременный покой, позволяли оттеснить мрачные мысли, но когда наступала ночь, а глаза слипались от усталости, все это вновь наваливалось на нее, отгоняя всякий сон. А потому порой она даже не ложилась спать.
День из-за дня Роуг варилась в этом котле из собственных мыслей и переживаний, потому сейчас она была вымотана морально настолько, что желания, да и силы кому-либо противиться были практически на нуле. Роуг устала даже от, так лелеянного ей самой, уединения, а потому  чужая компания могла плодотворно сказаться на ее душевном здоровье.
Задумчивый взгляд Роуг скользил с книги на соседку и обратно, будто она оценивала, стоит ли вообще что-либо объяснять и не плюнуть ли на эту затею вовсе. Однако смутная тень воспоминаний, что отразилась в глазах Табиты, Роуг устроил достаточно и, набрав побольше воздуха в грудь, как перед прыжком на глубину, она начала свой рассказ.
- Эта книга о будущем. Сюрреалистичном, погруженным во мрак неведенья, страшном. Там пожарники не тушили пожары, а наоборот, устраивали их, - Роуг пожевала губу, будто подбирая слова, которые бы донесли до слушательницы весь ужас, что происходил в том мире. – Они жгли книги… и порой люди гибли в этом пламени, желая либо спасти последние крупицы знаний, либо попросту более не видя смысла в жизни.
Девушка любовно, будто домашнее животное, погладила книгу по обложке, а на лице отобразилась понимающая, печальная улыбка. Это было страшно. Люди так старательно зарывали голову в песок, выискивая зло где-то на стороне, хотя оно сидело в них самих. А впрочем, так ли много изменилось со времени написания этой книги? Стали ли люди хоть чуточку добрей или мудрей? Роуг вздыхает, прекрасно осознавая, что ответ, хоть и печален, но очевиден.
- Однако, один из пожарников начинает задумываться о том, зачем они вообще это делают. А потом встречает девушку, очень странную по меркам того мира. Она любит задавать много вопросов, гулять по ночным улицам и радоваться простым мелочам, - Роуг неожиданно захватывает этот пересказ и девушка немного неумело, но уверенно продолжает свою речь. Она ощущает удовольствие от того, что для нее находиться неожиданный слушатель. – А там все просто. Люди настолько боялись думать, боялись мечтать. Боялись тишины. Потому они заполняли все свое пространство какофонией звуков, дабы ни у тишины или, не дай Бог, мысли не было и шанса пробраться их голову. Пф, такие идиоты…
Роуг несколько смущенно фыркает, сама не ожидая от себя подобной пылкости, а потому утихает. Горло  неприятно дерет от долгой речи, отчего Роуг непроизвольно облизывает сухие губы, молчаливо ожидая ответа своей собеседницы (уже не враг, что бесстыдно ворвался на ее территорию, но еще не друг). Однако, вопрос оказывается несколько другим, не тем, что девушка ожидала от девчонки напротив.
Лицо, что немного смягчилось во время их краткой беседы, вновь накрывает мрачная тень. Роуг хмуриться, а в глазах мелькает дикая смесь равнодушия и злости. Будто ее окатили ушатом холодной воды. Мысли, словно мокрая от воды одежда, неприятно липнет к коре мозга, заставляя девушку едва заметно морщиться. И в месте со злобой, на Роуг наваливается странная апатия вперемешку с усталостью.
Табита в какой-то мере права. Только испытывала Роуг не скуку, а всепоглощающую тоску. Она скучала по вечерним прогулкам в парке, по дружеским посиделкам в кафе и теплом море.  Она мечтает вновь сидеть под раскидистым дубом, прячась от знойного солнца и уплетать холодное мороженое. Боже, ведь это было всего каких-то два года назад, однако ощущались они так, будто прошло пару десятков лет, а то и больше. Роуг откидывает голову на спинку кресла, бездумно пялясь в потолок, изредка лишь возвращаясь к девушке напротив. В конце концов, Роуг собирается с мыслями и тяжко вздохнув, вновь начинает говорить.
- Здесь не имеет значения, что испытываю и чего хочу я. – Голос Роуг усталый и хриплый, даже какой-то старческий, однако достаточно серьезный. Девушке не хочется, чтоб ее прерывали, ибо говорить ей было отчего-то тяжело, будто бы она перебарывала саму себя.
- У каждого мутанта своя способность, особая. Выдающая тебя среди других. – Роуг медленно встает из своего кресла и двигается к столу, где стояли многочисленные цветы. Единственные живые существа, что обитали здесь помимо Роуг. Бледная, худая ладонь легко выскальзывает из перчатки, отчего девушка едва заметно вздрагивает, отчего-то ощущая себя голой.
- Кто-то может повелевать огнем, кто-то дышать под водой… Хочешь узнать что умею я? – Роуг резко поворачивается к девчонке, что сидела на кровати, а в ее голосе почти заискивающие нотки. В ее глазах на мгновенье мелькает тень злорадства, будто она знает какую-то особую тайну, которой скоро поделиться.
И не дожидаясь ответа от собеседницы, свободной от перчатки рукой, резко сжимает зеленый стебель комнатного растения. Пару секунд ничего не происходит и кажется, что все это глупая шутка, однако секунда проходит и до того вполне себе живой цветок, почти мгновенно, увядает. Листья его желтеют и опускаются, стебель крошиться в девчачьей руке, оседая в горшке сухими хлопьями. Нет и шанса, что растение выжило.
- А я убиваю любого, кого коснусь. – В этот раз Роуг на собеседницу не смотрит, задумчиво перебирая пальцами иссушенные листья, будто бы пытаясь выглядеть что-то. В этот момент, кажется, нет ничего более интересного, чем это занятие. Даже если девчонка сбежит, Роуг даже не попытается остановить оную, если вообще заметит ее исчезновение.
Все, что ей было нужно, уже было сделано и теперь выбор был за ее соседкой.

Отредактировано Rogue Carlyle (16.04.2017 15:27:14)

+3

11

Да уж, некоторые книги действительно странные. У Табиты в голове не укладывается, как можно пожертвовать собой ради стопки листочков в обложке. Может, она не очень умная и мало книг читала, но раз кто-то на полном серьезе пишет такое, это лишь доказывает, что у этих умников тоже мозги набекрень. Она бы высказалась на эту тему, но голос у Роуг такой торжественный и она с такой нежностью гладит эту самую книгу, что Таби решает дослушать до конца. Обычно слова сами так и сыпятся из нее, но в обществе новой соседки ее постоянно преследует опасение ляпнуть что-нибудь не то и испортить о себе впечатление - небывалый для нее случай! А потому девушка едва ли не впервые в жизни старается притормозить поток своей болтовни. А то Роуг и так уже смотрит на нее как профессор Ксавье, только что изучивший табель ее успеваемости.
С появлением в пересказе загадочной девушки история становится увлекательнее. Теперь Табите уже искренне интересно, что ж там дальше должно происходить по сюжету и чем закончится встреча девушки и пожарного. Как назло, Роуг замолкает, вероятно, не желая спойлерить все самое интересное, и Таби теперь прямо-таки разрывается между порывом немедленно расспросить ее, чем все закончилось, и желанием прочитать книгу и узнать обо всем самой. Порой такие вот разговоры производят на нее благотворный эффект. Однако прежде чем девушка успевает реализовать одно из своих стремлений, Роуг заканчивает свое повествование странным замечанием. Табита смеется вместе с ней, но ее смех звучит немного неуверенно: что, если это камешек в ее огород? Вот она, например, любит громкую музыку. И, если уж совсем откровенно, не очень любит думать. То есть нельзя сказать, что она совсем не думает. Конечно, нет. Она думает - например, о том, какую футболку надеть к новым джинсам, или о том, каким супергероем она может стать, когда вырастет. Более сложные вещи даются ей гораздо тяжелее. Вот и сейчас ей тоже не очень хочется задумываться над тем, что ей рассказали, поэтому она решает сменить тему. Но, кажется, зря. Оживившаяся было после разговоров о книгах Роуг вдруг вновь мрачнеет и смотрит чуть ли не со злостью. Табита слегка обеспокоена этой переменой. Что такого она сказала? Всего лишь намекнула, что необязательно целыми днями просиживать в темной комнате, можно хотя бы иногда являть свой лик народу. Ну а если не хочется - можно же прямо так и сказать!
Вместо этого Роуг начинает говорить загадками. Не имеет значения, чего она хочет?.. Как это понимать? Табита уже открывает рот, чтобы возразить, но так и застывает, не издав ни звука. На нее вдруг снисходит озарение, что ее соседка вот-вот откроет ей какую-то страшную тайну и лучше не отвлекать ее своими комментариями, а то вдруг передумает.
Пожалуй, лучшего способа заставить Табиту сидеть тихо, как мышка, никто еще не придумал. Она даже почти дышать перестает, загипнотизировано наблюдая за девушкой у стола, за тем, как ее рука медленно выскальзывает из плотной перчатки. Вот оно что! Сейчас будет демонстрация способностей! Такого зрелища Табита ни за что не пропустит! До нее вдруг доходит, что в Школе никто еще не знает, какими способностями обладает необщительная затворница. И сейчас она! первая! узнает о них! Наконец-то хоть что-то стоящее с момента ее переселения в эту комнату!
На лице у Роуг - странное выражение. От ее слов и загадочного поведения по спине начинают бегать мурашки - частично от предвкушения и частично от непонятного беспокойства, которое вызывает вся эта сцена. Табита пока еще не понимает, чего нужно бояться, но уже готова начать. Однако когда на ее глазах растение, которого коснулась Роуг, съеживается и чернеет, а после и вовсе рассыпается в прах, на лице Табиты читается недоумение. Она не в состоянии осознать увиденного, масштабы ответственности за подобную силу попросту не укладываются у нее в голове. Поначалу ей кажется, что это какая-то шутка. Какой-то фокус, чтобы попугать ее. Что это за способность - убивать прикосновением? Какой от нее толк? Кидаться взрывающимися шариками, конечно, тоже довольно глупо, но их, по крайней мере, можно приспособить под фейерверки. А что делать с такой способностью, как у Роуг? Только и сидеть, запершись в собственной комнате и боясь кого-нибудь коснуться.
В голове Табиты постепенно рождается осознание, что Роуг вовсе не шутит и что все ее заморочки - именно от этого. Но ей по-прежнему трудно поверить в то, что дела обстоят так, как та говорит. Так и подмывает спросить: пробовала ли она это на людях? В конце концов, человек - не цветочек, может, на деле все не так страшно, а Роуг просто убедила себя в своей смертоносности и теперь боится проверять это на практике?
Табита вся подбирается и садится прямо на кровати, спустив ноги на пол. Со стороны может показаться, что ей внезапно становится неуютно находиться в этой комнате - однако на уме у нее совсем другое. Ею вдруг овладевает порочное любопытство, что-то вроде желания ребенка сунуть пальчик в розетку вопреки всем предостережениям. Теперь ей очень хочется потрогать Роуг и посмотреть, что случится. Ну, в смысле, не умрет же она на самом деле! В четырнадцать лет в такое совершенно невозможно поверить.
Таби буравит взглядом голую руку Роуг, которую та не торопится прятать в перчатку. Для того, чтобы осуществить ее план, нужно как-то отвлечь соседку, чтобы та не успела ее остановить. А главное - действовать нужно не задумываясь! В этом Табите нет равных. Даже профессор не всегда может предугадать, как она поступит. Потому что обычно она вообще не задумывается!
Однако в этот раз все немного по-другому. Девушка нервно барабанит пальцами по мягкому покрывалу. Она волнуется, конечно. Останки цветочка так и стоят у нее перед глазами. Но она полна решимости. Свое любопытство Табита пытается оправдать тем, что таким образом она стремится помочь Роуг. Вот та увидит, что с людьми ничего страшного не происходит, и ей будет уже легче!
- Н-ну, если перчатки не снимать, то ничего страшного не случится же? - медленно говорит Табита, искоса поглядывая на девушку. - Ты все равно можешь с людьми общаться. Тебе обязательно надо с остальными познакомиться! - продолжая говорить, она вдруг резко вскакивает с кровати и в одно мгновение оказывается рядом с Роуг. Даже если та разгадает ее замысел, спрятать руку она все равно уже не успеет. Потому что Табита тут же быстро хватает ее за ладонь. - Я уверена, все не так...
"Не так плохо", - собирается сказать она, но в глазах неожиданно темнеет. Табита чувствует, как что-то стремительно начинает тянуть силы из ее тела - вернее, не что-то, а кто-то: Роуг, конечно же - и чувствует, как куда-то проваливается.
В то же мгновение пальцы девушки сами собой разжимаются, и она отшатывается на пару шагов назад. Все произошедшее занимает пару мгновений, но ей требуется еще несколько секунд, чтобы прийти в себя. Перед глазами пляшут черные точки, и Табита часто-часто моргает, чтобы прогнать их и сморгнуть непонятно откуда подкатившие к горлу слезы. Ей кажется, что она что-то сделала не так. Хорошая идея уже не кажется такой хорошей. Произошедшее испугало ее, хотя, по сути, она сама же и напросилась. Но... она ведь не умерла! Это ведь хорошо, да?
Лицо напротив кажется каким-то странным. Кажется, что Роуг тоже немного нехорошо. Может быть, она не все ей рассказала? Под взглядом соседки Табите становится как-то не по себе. Как-то она среагирует?..
- Эм, ну вот, гляди, со мной все нормально! - или, по крайней мере, она пытается сделать вид, что все нормально. Но сама чувствует, что ее голос звучит не очень убедительно, а потому неуверенно добавляет: - И-извини... - и втягивает голову в плечи, ожидая справедливого гнева.

+3

12

Мир мутиться, неприятно расслаивается и двоиться. Собственное тело ощущается каким-то неудобным, будто в нем слишком много лишних деталей. На языке сладковатый привкус воды, прохладной и свежей. Роуг словно в легком трансе. Комната расплывается, почти исчезает. На мгновенье ей кажется, будто вокруг нее нет ничего, кроме тьмы и сырой, теплой почвы. Она забирается в глаза и уши, заполняет собой все пространство, но Роуг это вовсе не беспокоит, даже наоборот, вмиг ей становиться спокойно и уютно.
Роуг прикрывает глаза, черты лица разглаживаются, становиться мягче. Так она и стоит у стола, неподвижная и безмолвная, словно греческая статуя. Руки ее безвольно повисают вдоль тела, но это не вызывает у девушки ни капли неудобства. Кажется, будто она приросла к этому самому месту и никакая сила не способна сдвинуть ее с места.
Но это чувство длиться не долго, какие-то пару минут, прежде чем реальность резко обрывает наваждение. Роуг потерянно трясет головой, первые мгновенья она не может понять, где находиться и что происходит вокруг. Казалось, будто кто-то другой на мгновенье завладел ее разумом, но был слишком слаб, чтоб укрепиться в нем. Роуг почти испуганна, она отшатывается от стола,  с отвращением отряхая руку от грязи и праха. Она до сих пор чувствовала, как беззащитное растение медленно умирало в ее руках, но она ни сделала ни одной попытки, чтобы спасти его. И самое отвратительное, что внутри, глубоко внутри себя она чувствовала удовлетворение. Чувствовала, как внутреннее чудовище сыто облизывалось и довольно щурилось, ему хотелось еще. Хотелось еще больше силы, ибо голод и жадность зверя был неутолимы.
Рядом скрипит кровать, отчего Роуг испуганно вздрагивает. Она совсем забыла о новой соседке и это было не удивительно, столь тиха была Табита. Девушка ощущает себя так, как чувствовали себя чумные больные рядом со здоровыми людьми. Стыд и отвращение накрывают ее с головой, будто ей на голову накидывают тяжелое одеяло.
Все это было одной большой ошибкой. Она проявила слабость, чего уж теперь жалеть себя?
Табита что-то говорит ей, но Роуг не хочется слышать. Ей вообще ни хочется ничего. Но она отвечает, но язык будто закостенел и голос ее отчаянно подрагивал.
- Ты… не понимаешь. Никто не сможет понять. – Говорить тяжело, почти физически больно. Роуг перебарывает саму себя и вымученно цедит. – Уходи.
Пол поскрипывает под чужими шагами и Роуг чувствует легкое облегчение. Ей более не хочется никого пугать. Не хочется подвергать опасности. Она продолжает стоять спиной к соседке, не в силах смотреть на нее. Не в силах смотреть на чужой ужас и отвращение.
Но Табита не уходит. Едва уловимое движение воздуха за спиной заставляет Роуг застыть от ужаса. Слишком поздно до нее доходит, что собирается сделать девчонка. Она дергаться, но успевает лишь обернуться к Табите, прежде чем чужая, теплая ладонь крепко стискивает ее холодные пальцы.
И мир вновь делает кувырок.
Роуг с ужасом наблюдает, как девчонка напротив сереет лицом. Физически ощущает, как жизнь покидает чужое тело и жадно впитывается в ее собственное тело. Чудовище внутри торжествующе хохочет, издевательски подначивает.
«Давай, оторви любопытной девчонке ее чудный носик.»
Перед глазами проноситься чужие воспоминания, обрывочные и слишком яркие. От быстрого мельтешения перед глазами кружиться голова и Роуг со стоном жмуриться. Но видения, будто выжгло изнутри черепной коробки. И девушка мечется, путается в этом калейдоскопе образов, чувствует, как чужая память вплетается в ее собственную, сливается, а потом вновь дробиться. Личности сплетаются, образуя что-то новое.
Кажется, будто проходит вечность, прежде чем контакт прекращается.  В голове полная каша, Роуг попросту не может сосредоточиться. Ее мутит от произошедшего, но она делает над собой усилие, разлепляя глаза. Ужас и паника связывает по рука и ногам, она боится того, чего может увидеть. Боится, что с Табитой произойдет то же, что и с тем мальчишкой – Коди. Она попросту не готова взять на себя вину за еще одну поломанную жизнь.
Но девчонка стоит напротив, бледная и испуганная, но живая. Не в коме, не мертвая. Даже на собственных ногах. От облегчения у нее подкашиваются ноги и Роуг облокачиваться на злополучный стол, дабы и вовсе не рухнуть.
А потом ее накрывает ярость.
Лютая, бешенная. Она жжет ее изнутри, буквально выворачивает. Но это не правильно, это не ее желание. Точнее это буйный коктейль из ее собственного отчаянья и злости, что приправлен чужой несдержанностью и эксцентричностью. Роуг болезненно хмуриться, старается сдержать огненную бурю внутри себя. Борется в новой личностью, что бьется внутри нее.
- Тыыы… - Яростно рычит Роуг, до побелевших костяшек, сжимая кулаки и тяжело дыша, движется в сторону сжавшейся девушки. Кажется, будто внутри силы хватит на десятерых. Часть чужой личности, поглощенная и извращенная Роуг, толкает ее вперед. Той рукой, что надежно сокрыта перчаткой, она, не сдерживая собственную силу, стискивает чужое запястье, начинает двигаться к выходу и тащить за собой девчонку.
- Дура! – Рычит девушка, тряся головой, стараясь отогнать ярость, что застилает глаза. – Неужели так тяжело думать не задницой, а башкой своей пустоголовой?! Скольким еще нужно сдохнуть, прежде чем вы думать будете, прежде чем делать?!
Роуг яростно вышвыривает из комнаты соседку, не заботясь о том, что делала больно. Это всяко лучше, чем то, что ей хотелось сделать на самом деле. С жутким грохотом хлопнув дверью, Роуг фурией принялась крушить все вокруг. Ей просто нужно было выплеснуть весь свой страх и злобу хоть куда-нибудь, иначе это просто разорвало бы ее изнутри. Она бесновалась, круша мебель и разрывая книги, даже не замечая, как горят собственные ладони,  как беснуется чужая сила в ее жилах. Была лишь ярость и грохот взрывов, прежде чем наступила резкая тишина.
Злоба схлынула неожиданно, будто кто-то врубил переключатель. Вокруг была полная разруха, а вокруг нее горели и тлели остатки мебели и книг. И тогда Роуг зарыдала. Слезы больно жгли глаза, а отвратный, мерзкий ком, мешал дышать. Она прижала ладони к лицу, не издавая ни звука, кроме тяжелого дыхания и редких всхлипов.
Ей было одиноко и страшно, но не было никого, кто мог бы утешить ее. Не было того, кто мог бы принести ей покой, ибо чудовище никогда не сможет вызвать сострадания.

Отредактировано Rogue Carlyle (03.07.2017 12:50:57)

+4

13

Некоторое время Роуг молчит и вообще никак не реагирует на слова Табиты. Та даже успевает подумать, что в этот раз, наверное, все-таки пронесло. Пока Роуг выйдет из ступора, глядишь, момент для того, чтобы отчитать ее, будет упущен, и она не будет так уж сильно злиться на этот глупый поступок. И почему она всегда понимает, что поступок глупый, только когда уже совершила его? Табита собирается добавить что-то еще, чтобы смягчить гнев соседки...
И в это мгновение Роуг взрывается. В буквальном смысле. В одно мгновение ее обманчивое спокойствие сменяется всепоглощающей яростью. И лицо ее меняется так, что на него страшно смотреть. Оно в буквальном смысле искажено злобой. Если честно, эта перемена пугает Табиту даже сильнее, чем знакомство со смертоносными способностями своей соседки. Хотя, наверное, ей уже не доведется так ее называть. Роуг вцепляется в ее запястье - к счастью, той рукой, что в перчатке - и тащит к двери. Хватка у нее будь здоров, Табита даже морщится, но выразить свой протест не успевает.
- Но... погоди... я же просто... - лепечет она, пытаясь вставить хоть слово в тот поток брани, что сыпется на нее, однако в следующее мгновение уже оказывается в коридоре, а дверь захлопывается у нее перед носом. Табита снова морщится и растирает пострадавшее запястье, но, если честно, состояние Роуг беспокоит ее гораздо больше. Та ведет себя слишком ненормально, даже для сильно разозлившегося человека. Что-то пошло не так, как только Табита коснулась ее, и теперь девушка не просто раскаивается - ей очень и очень не по себе.
А потом из-за двери раздаются грохот и взрывы. Роуг крушит свою комнату, и звучит это все так, как будто... ну да, как будто ей передались способности Табиты. Ведь это она все взрывает! Но как так-то?
Вообще-то, это становится уже опасным. Девушка дергает за ручку и тут же обнаруживает, что дверь заперта - должно быть, сработала защелка, когда дверь захлопнулась, но ни она, ни хозяйка комнаты не обратили на это внимания. Теперь только Роуг может открыть ее изнутри, а ей сейчас явно не до того.
И все же Табита продолжает дергать за ручку и стучать кулаком о гладкую деревянную поверхность.
- Роуг, открой! Открой, пожалуйста! Прости, что так вышло! Я больше не буду, обещаю! - в отчаянии взывает она.
Но все бесполезно. Роуг не отзывается. Может, она и не слышит ничего в том грохоте, что сама же устроила у себя в комнате. А может, не желает слышать.
А потом все стихает. Табита тоже замирает, не донеся руку до двери. В комнате слышны теперь тихие всхлипы, которые окончательно выбивают девушку из колеи. Впервые ее попытка познакомиться с кем-то потерпела столь сокрушительное фиаско. Впору зареветь самой. Потому что - куда ей теперь деваться? И что ей скажет профессор? Он доверил ей такую важную миссию, а она ее провалила, да не просто провалила, а, кажется, сделала только хуже. Ей прямо-таки до слез обидно, что все так вышло. Роуг теперь точно не захочет ее видеть после такого. И наверняка лишь утвердится в правильности своего затворничества. А ведь она хотела как лучше!
Может, сбежать из дома и уехать куда-нибудь подальше от всего того, что она натворила? Поначалу этот вариант кажется Табите единственно приемлемым. Впрочем, если припомнить, это она уже пыталась сделать и это ничем хорошим не закончилось...
Девушка делает несколько неуверенных шагов прочь от запертой двери. Нет, она должна проявить мужество и во всем признаться. К тому же, профессор наверняка и так уже обо всем знает. Остается только предстать перед его суровые очи, покаяться и ненавязчиво сообщить, что капитальный ремонт, похоже, требуется уже двум комнатам, а также понадеяться, что для нее все-таки найдется место где-нибудь на чердаке или, быть может, на кухне...

Доиграно.

+3


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [21.07.16] Love Thy Roommate


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC