Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.09.17 Отмечаем трехлетие школы :з
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"Сострадание ему чуждо. Но на мгновение, на очень краткое мгновение, Баки почти ощущает то, что пытается донести до него Роуг. Одиночество, вынужденная изоляция, страх и непонимание, отрицание, вечные бега и попытки скрыться - от других, от себя. Возможно, все это ему знакомо, как никому другому, ведь он - урод, фрик, сирота и мутант, он тоже лишен семьи, социальных благ и даже бытовых приятных мелочей, но..
Он не "моровая дева". И на еще более краткое мгновение вдруг осознает, что может позволить себе друзей, всамделишные отношения и даже семью, если перестанет считать себя самым обездоленным и несчастным, свернет с этой кривой дорожки и выберет бытовые увеселения, как и сотни обывателей вокруг."
>>>читать пост<<<
РЫЖИК МЕСЯЦА



Jean Grey

БАННЕРЫ


LYL Красная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [15.05.17] A Recipe for Disaster


[15.05.17] A Recipe for Disaster

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://i.imgur.com/0vW1HJ2.jpg
Название: A Recipe for Disaster
Участники: Bucky Barnes, Gertrude Yorkes, Anthony Stark, Kitty Pryde, Rogue Carlyle, Tabitha Smith, Alexander Kozachenko
Время и место: 15 мая, понедельник, Смоллвилль Хай - дополнительное занятие по биологии после уроков
Краткое описание: Учитель биологии собирает небольшую группу студентов, чтобы позаниматься с ними дополнительно перед грядущими тестами. Но занятие срывается, когда в классе обнаруживается записка, которая гласит: "В вашем классе есть мутант". Что это - провокация или просто чья-то глупая шутка? Ситуация усугубляется тем, что по случайному стечению обстоятельств часть находящихся в классе учеников действительно являются мутантами. Как же они отреагируют?

+1

2

С каждым днем становилось только хуже. Баки буквально кожей ощущал перемены; их не было видно невооруженным глазом, но если присмотреться - любой мог понять, что все уже совсем не так, как раньше. В школе стало опасно. На улицах рано пустело. Даже в доме жизнерадостного Роджерса все стало иначе - с ними больше не жил Курт, а возникшие недоговорки и недосказанности изо дня в день тяготили лишь больше. Атмосфера в доме ухудшалась, сделалась холодной и отчужденной. (Или ему так только казалось? Совесть в последнее время была не на месте.)
Бак откровенно паниковал.
Центр теперь привлекал его к происходящему все чаще, ему требовалось быть более активным. Он не успевал полноценно играть в дружбу со Стивом, а тот стал замечать очень многое - и у него неминуемо появились вопросы.. На которые Барнс не был готов дать ответ.
Пропасть между ним и окружающими разрасталась. Он не видел ее, конечно, но иногда смотрел под ноги с опаской, боясь в самом деле заметить трещины. Раньше, когда ему не приходилось "гадить" так часто, его совесть могла с этим смириться, но сейчас внутри что-то надломилось - и ему больше не нравилось то, что он делает. Грешным делом юноша даже подумывал отказаться от обязанностей и сбежать, плевать ему на подаренную силу и возможности, пускай забирают.. Но после он остывал и передумывал назад. В конце концов, кто он такой и что у него есть? Без Центра вся его жизнь не имела смысла.

Сегодня его задание было достаточно легким, но Баки был мрачнее обычного.
Сидя за одной из парт, он с тяжелым сердцем разглядывал полоску мятой бумаги. Ничего особенного, скорее похоже на глупый розыгрыш, однако он - как никто другой, пожалуй - понимал, к чему именно подобная провокация могла привести.

"В вашем классе есть мутант."

Шутка ли? Да Баки сам был одним из этих. И многие из собравшихся были теми самыми. Если ткнуть пальцем в одного из них, неминуемо разгорится пламя. Так было с Альваресом, так будет с любым из собравшихся. Непонятые, испуганные, гонимые.. Словно мыши, загнанные в угол, они грызлись и защищались до последнего. Учитывая тот факт, что возможностей у каждого из мутантов было побольше, чем у простых людей, подобные инциденты чаще всего оборачивались трагедией.
Трагедии.. Баки больше не хотел этих самых трагедий. С каждым разом стычки давались ему все тяжелее, даже если он физически в них не участвовал.
Скомкав бумажку в пальцах, он сильно стиснул кулак. Перевел взгляд за окно, глядя в небо - туда, где никто не видел опасности. Он тоже не видел, но знал, что оно там. Невидимое, неощутимое, но оттого не менее реальное. Если бы только он мог рассказать всем вокруг, ЧТО происходит на самом деле! Если бы это могло что-то изменить или исправить.. Очистить его совесть.
"Нет, - сухо напомнил внутренний голос. - Уже ничего не изменить. Ты знаешь."
Он знал.
"Действуй."
Дерганно кивнув самому себе, Баки разжал ладонь и прицельно запустил скатанным комком с запиской в затылок сидящей впереди девчонки. Юноша знал ее, ему полагалось знать всех и каждого. Гертруда Йоркс, новенькая в городе, самая обычная школьница классом младше, не привитая ввиду значимости ее родителей в Центре, а еще жуткая зануда и в целом дотошная личность. Отличный вариант, чтобы начать сценку с нее.

Подхватив ручку, Баки приткнулся в тетрадь, делая вид, что очень занят уроком.
Никто не должен знать, откуда началась провокация. Он - лишь ученик, такой же участник будущего инцидента, как и все окружающие. Делай, что должен, и будь что будет.

+10

3

В последнее время спокойная, размеренная жизнь Гертруды летела куда-то к чертям. Подумать только, когда-то давно она считала, что в Смоллвилле ее ждет только скука смертная. Сейчас девочка начинала подумывать о том, что скука - это не так уж и плохо. Во всяком случае, в ее глазах скука безоговорочно выигрывала в сравнении со свихнувшимся игрушечником, возомнившим себя суперзлодеем, или с землетрясением на школьном стадионе, и уж тем более - Герт в любой момент предпочла бы скуку тому, чтобы оказаться в лапах нечеловечески жуткого черного монстра. Она вздрагивала каждый раз, когда вспоминала тот день. Нет, Гертруда определенно начинала скучать по скуке.
В школе напряжение тоже только росло. Хотя никто больше не пытался устроить маленький локальный апокалипсис, все, казалось, только того и ждали. Учителям становилось все труднее добиваться внимания подростков на уроках и пресекать провокационные вопросы, разжигающие панику. Они безуспешно пытались вернуть внимание учащихся к приближающимся тестам, как будто сейчас кому-то было до этого дело.
Гертруде, вообще-то, было. Она не собиралась ставить крест на своей будущей карьере из-за одного инцидента. Страхи окружающих казались ей крайне глупыми. Наличие у человека способностей не означало автоматически, что он будет стремиться разгромить всё вокруг. Такие подростки до сих пор спокойно учились в этой школе и не устраивали никаких потрясений. Почему сейчас что-то должно было измениться? Скорее уж наоборот, после того, как правда случайным образом вскрылась, они постараются затаиться и ничем не выдать себя. Своими попытками изобличить хоть кого-нибудь люди делали только хуже.
Гертруда вздохнула. Почему она, тринадцатилетняя девчонка, это понимает, а взрослые - нет? Затаившиеся среди обычных людей "враги" были абсолютно выдуманными. А вот тест по биологии - самым что ни на есть реальным. И она собиралась подготовиться к нему как следует. Биология давалась ей хуже любимой физики, поэтому она была только рада, когда мистер Козаченко предложил устроить дополнительное занятие, на котором собирался растолковать некоторые особо сложные экзаменационные вопросы. И вот теперь она сидела на этом самом занятии в компании из целых четырех человек. Немногим хотелось оставаться в пустой школе - как же, вдруг из-за угла нападет какой-нибудь мутант! Господи, неужели они действительно в это верили?
Гертруда тряхнула головой, стараясь сосредоточиться на объяснениях мистера Козаченко. В конце концов, остальные вредили сами себе, зато чем меньше народу было на занятии, тем больше времени преподаватель мог уделить вопросам каждого. Девочка как раз конспектировала его ответ на ее вопрос, когда что-то вдруг мягко стукнуло ее по голове и свалилось за шиворот. Вздрогнув, она достала из-за воротника блузки бумажный комок. А это еще что за глупости? В развернутом виде бумажка оказалась запиской, состоящей всего из одной строчки.
"В вашем классе есть... что?"
Что за ерунда? Кому могло прийти в голову написать такое? Герт украдкой огляделась, пытаясь вычислить автора записки. За партой справа и сзади от нее сидел Барнс - кстати, тот самый, что участвовал в драке с Альваресом. Он усердно записывал лекцию в тетрадь. Действительно был увлечен биологией или только притворялся? Сзади и слева сидела Китти Прайд - девушка Альвареса. Да у них тут компания как на подбор! Но та вряд ли стала бы разбрасывать подобные записочки, к тому же, после отчисления Ланса она до сих пор ходила как пришибленная. За самой дальней партой сидела девчонка-гот, чьего имени Гертруда не помнила, но сомневалась, что с такого расстояния записка до нее долетела бы. Наконец, сбоку от нее сидела Табита - ее одноклассница и в целом шебутная девица. От той можно было ожидать еще и не такой глупости, но траектория полета записки не очень совпадала с расположением ее парты.
Герт отвернулась. Впрочем, что гадать? Какую бы цель ни преследовал автор записки, она-то не станет поддаваться на столь примитивную провокацию. Самое место ей в мусорном ведре.
Вновь скатав бумажку в плотный шарик, Гертруда улучила момент, когда учитель отвернулся, записывая что-то на доске, и прицельно метнула его в корзину для мусора, стоявшую возле двери. Расстояние было небольшим, и она была уверена, что попадет, однако шарик ударился о стенку корзины и подло отскочил в сторону - прямо под ноги новому лицу, которому именно в этот момент понадобилось заглянуть в класс.
"Вот черт!"
Ей определенно следовало поработать над меткостью.

Отредактировано Gertrude Yorkes (02.01.2017 23:06:19)

+10

4

Мир рухнул. Небо разломилось надвое. Ад остыл, а небеса пылали. Апокалипсис близился. Пришельцы захватили всю Вселенную, начав с Земли!

Тони метался по коридорам, как обезумевший. В его голове уже произошло все самое страшное, что только могло случиться, но он знал, что это лишь начало.
Дурацкая коробка исчезла!
Точнее, она была совсем не дурацкая, а очень даже важная. Не зря же те инопланетные коровы в лесу едва не убили их с Джонатаном и Ороро. В ней был сокрыт какой-то секрет, который юноша не успел рассекретить, а сегодня она уже пропала.

Это был конец.

Конец всему миру!

Мысленно сокрушаясь о том, что вовремя не припрятал находку получше, Тони перевернул вверх дном всю кладовку, но металлическая коробка пропала без следа. В отчаянии юноша ринулся искать её по ближайшим кабинетам - но те были пусты. Когда его душевное равновесие начало давать сбой, за одной из дверей обнаружились ученики в комплекте с учителем, и это немного привело юношу в себя.
- Что вы здесь.., - в отчаянии пробормотал, собираясь сказать этим глупцам, что больше ничего не имеет смысла..!
..но тут же отвлекся на комочек бумаги, упавшей под ноги. Без особого интереса поднимая записку, он быстро пробежался глазами по одной единственной строчке - и похолодел.
- В этом классе есть мутант?! - резко повышая голос, озвучил содержимое записки. И поднял испуганный взгляд.
Для него мутанты и пришельцы были чем-то родственным. Как дальние сестрички из двух Геен Огненных. Может, и не кровные, но обе те ещё гадости. Когда он изобличит инопланетян, то займётся их тайными агентами здесь, на Земле; несомненно, это были мутанты.

Роняя кусочек бумаги, Тони зарылся пальцами в волосы в жесте безысходности. Он-то думал, что понемногу движется к цели, но его опередили! Мутанты кругом. Пришельцы рядом.
"Что делать?!"
- Вы знали? - приходя в себя, Старк подобрал комок и кинулся к учителю. Его могли считать безумцем, но теперь отрицать очевидное было нелепо. Потрясая запиской, он предъявил "улику" биологу и обвёл присутствующих мутным взглядом: - Кто-то из них! Опасный мутант. Вы обязаны что-то сделать, изолировать их и защитить нас, простых учеников!
С каждым словом его паника набирала обороты. Кому верить? Кого подозревать? Кто из собравшихся нормален, а кто - шпион пришельцев? Быть честным, он не доверял никому, а свою изобличительную рамку оставил дома. Впрочем, теперь у него были неоспоримые доказательства реальному положению дел; это не его выдумки и не очередной приступ шизофрении. Нет и нет! Он был прав. Он всегда был прав. И теперь весь мир - сперва школа, после и весь город - узнают о нависшей опасности. Он говорил, он предупреждал! Но кто его слушал.

+11

5

Кити всегда была умницей. Учеба ей давалась достаточно легко – на классическую отличницу, может, и не тянула, но ниже четверки не опускалась. Занятия почти не пропускала, контрольные писала честно, даже участвовала в жизни школы, имея классическую позицию участницы группы поддержки, что автоматически делало ее популярной и записывало в ряды успешных подростков. И Прайд всегда прекрасно вписывалась в созданную картину мира – улыбчивая, смешливая и открытая. Даже оправданное отдаление от подруг не меняло ее позитивного настроя и бодрого расположения духа. Но… в последнее время она своя не своя. Или же наоборот – все, что она так долго скрывала и прятала даже от самой себя, наконец, вырвалось наружу и хорошенько приложило ее обратно об землю. Ей снова стало страшно – будто вновь в первый раз проваливается сквозь пол. Ей было обидно и больно за Ланса, за себя, за подобных им. Он ведь не хотел, никто не пострадал, но разбираться просто не стали. Подальше от глаз, только бы не было проблем. Ни взрослые, ни подростки не были готовы к тому, что среди них есть кто-то, кто действительно отличается от других. Не цветом кожи, как поступившие в начале года ребята из индейского гетто. Не сексуальной ориентацией или стилем в одежде. Есть тот, кто отличается настолько, что может снести школьный стадион потому, что случилась драка на заднем дворе школы. С одной стороны Китти понимала чужую настороженность. Она сама себя порой опасалась. Но… Все ведь это было неправильно. Они же не специально такими родились. Они тоже всего этого не хотели. По крайней мере, Прайд что-то не припомнит, чтобы они с Лансом действительно ловили кайф от своих способностей. Всего лишь редкая бравада, чтобы не было так отчаянно страшно из-за того, что таится внутри. А сейчас все так быстро менялось вокруг, что Китти оказалась к этому не готова. Тем более, не готова оказаться с этим один на один. Без Альвареса в школе стало вновь тоскливо, как и в тот первый год, когда она старательно отдалялась от своих друзей…

Китти тихо стонет и прикладывается головой о парту. Она пришла на дополнительные занятия скорее по привычке. Скоро ведь экзамены, скоро все эти тесты, нервотрепка, баллы и… Действительно ли это так важно? Важнее того, что люди вокруг действительно начинали верить в существование мутантов, и теперь нужно было быть втройне осторожнее? Подростки ведь бывают чертовски жестоки, даже взрослым сто очков вперед дадут. Так есть ли смысл продолжать трепыхаться, если тебя все равно никто никогда не примет? То есть… не Китти Прайд, ту самую девчонку из группы поддержки, а… ее. Вот такую неправильную и никак не вписывающуюся в привычную картину мира. Ланса вот не приняли. Выкинули из школы, даже имени его не вспоминают, школьники и те почти сразу перестали о нем шептаться. Всем хочется забыть. И стараться не думать, что сосед по парте вдруг вытворит что-нибудь эдакое. Быть честной, Китти бы сама хотела все забыть. Нет, не так… Она бы хотела прокрутить время назад. Тогда бы она не позволила Лансу потерять контроль. Тогда можно было бы и дальше играть в свои прижившиеся роли…

Прайд прикрывает глаза и уже давно не слушает учителя. Нужно было просто уйти домой. А через мгновение она уже откровенно сожалеет, что это мысль не пришла ей в голову сразу. Потому что явление Старка это часто что-то странное и порой громкое. Но то, что он говорит сейчас, как обухом по голове. Китти почти вскидывается, смотрит испуганными глазами на парня, который подобрал какую-то дурацкую записку. Серьезно, кто вообще мог до такого додуматься? Будто в школе и так не хватало напряженности и подозрительности. Но даже не это сейчас волнует ее больше всего. Слова Энтони. Они задевают за самое живое, заставляют и пугаться, и злиться одновременно. Защитить их? Обычных учеников? От таких, как она? Они ведь… Они ничего не делают! Они же никого не трогают, не устраивают погромы и шоу из своих способностей. И что значит – они? Как будто прокаженные. Опасные мутанты – как клеймо на больного, которого и лечить-то бесполезно. И даже отворачиваться уже нельзя, нужно изолировать подальше, чтобы не добрались до нормальных людей. Как же Китти сейчас… противно. Она ловит себя на том, что сжимает кулаки. Смотрит рассерженно и с откровенной досадой. Она не такая! То, что у нее есть способности, не делают ее иной. От которой нужно уберегать себя и окружающих.
- Что за глупости? – Китти не сразу понимает, что это ее голос. Она смотрит на Старка так же, как он смотрел бы на мутантов. Такие люди – вот кто несет опасность. Разжигают ненависть и переворачивают все с ног на голову. Она старательно себя одергивает, не стоит лезть на рожон. И уж тем более привлекать к себе внимание. Но... она лишь с трудом успокаивает подрагивающий голос. - Этому старшекласснику лишь бы разоблачать. Как будто показательных отчислений мало.
Она фыркает и отворачивается. Старается унять дрожь в пальцах, демонстрирует, что никто серьезно не отнесется к словам Старка. Бросьте, все знают про то, что у него не все дома. Его не трогают и не гнобят, но раз он позволил себе такие слова... Стоило и его поставить на место. Никто не будет верить тому, кто постоянно кричал волк. Даже если в этот раз волк действительно есть. И именно в этом классе - совершенно не один.

+9

6

Роуг скучающе скользит взглядом по учителю, ученикам, стенам… За окном нестерпимо скалиться жгучее, весеннее солнце, заставляя людей прятаться в тенях и жадно припадать к бутылкам с водой. Взгляд серых глаз заскользил по окнам, за которой была долгожданная свобода, хотя идти по такому пеклу, кажется Роуг едва ли не адской мукой.
Она привычно хмуриться, вновь обращая свой взор обратно на классную доску. Учитель что-то усердно шкрябает мелом, на ходу объясняя ученикам материал. Чужой голос доноситься до Роуг будто сквозь толщу воды. Больше предпочитая уютную прохладу, сейчас девушку душила нестерпимая жара. Ей нестерпимо хотелось уйти из душного класса, из этой опустевшей школы. Покинуть даже этот проклятый городишко с его жарой, хотя было кое-что, что изводило его жителей гораздо сильней. Страх перед мутантами. Недолюдьми, которых нужно душить в колыбели.
Роуг кривит темные губы в злой усмешке, а глаза ее темнеют от сдерживаемой злости и ненависти. Это чувство засело глубоко внутри груди и поднималось каждый раз, стоило вспомнить какими словами, приличные с виду граждане, поносили их. Мутантов. Не таких, как они, а значит потенциально опасных. Черная злоба разрывала Роуг на части, она была полна ей настолько, что порой ей казалось, что она вот-вот подавиться ей.
О, как же она ненавидела этих людей.
Настолько, что порой Роуг даже испытывает желание стянуть эти проклятые перчатки и показать, наконец, людям, цену. Ту, что ей приходиться платить за свои способности, от которых она отказалась бы без раздумий, если бы ей только предложили. Ей хотелось заставить этих людей страдать точно так же, как страдали другие мутанты. Как страдала она сама.
Она кутается в кучу одежды, на подобие мумии, постоянно опасаясь, что где-то выглядывает хоть клочок кожи. И все это, чтоб оградить от опасности этих уродов?! Роуг все еще потряхивает от гнева, но она стоически сидит на месте, ни взглядом, ни словом не выдав своих чувств. Никто не должен знать, насколько она жаждала мести.
Даже если Роуг и не общалась с другими мутантами, то это вовсе не обозначало, что ей было все равно. И пусть никто из них не имел похожих способностей, они были ей гораздо ближе, чем те, что истерили на каждом углу и предлагали начать охоту на мутантов. Потому других мутантов Роуг была готова отстаивать точно так же, как саму себя, хотя раньше за собой она подобного не замечала. Наверное, так на нее повлияло общественное мнение людей, достойных жить, в отличие от них, уродов.
Роуг замечает, что ученики уже что-то усердно записывают в свои тетради, в отличие от нее. Кажется, это замечает и учитель, потому как начинает смотреть прямо на нее. Роуг быстро начинает строчить в своей тетради пропущенный материал, усиленно делая умное лицо. Волосы скользят по лицу, загораживая обзор, потому она не видит летающей по всему классу бумажки. Зато прекрасно слышит недовольное бурчание, но внимания не обращает.
По крайней мере до того момента, как входная дверь громко бьется об стену.
Роуг вздрагивает, настороженно рассматривая вошедшего. Это был ученик, о котором она слышала лишь из разговоров и знала лишь то, что он верит в великий заговор пришельцев. Роуг удивленно поднимает бровь, рассматривая гостя. Он что-то тихо бухтит себе под нос, но что именно, она не знает, потому как сидит на самой задней парте в отдалении ото всех. Хотя после того, что тот произносит, Роуг силой воли удерживает себя на месте.
Она столько раз слышала от других жителей, что именно они сделали бы с мутантами, что теперь у нее развилась легкая паранойя. Она напряженно застыла, ожидая что сейчас суда ворвется безумная толпа с вилами и зажженными факелами, потому не заметила как с силой стиснула кулаки, готовая отстаивать свою жизнь. Чужие, грубые слова вновь разожгли пламя ненависти и призрения к этим людям, но Роуг лишь молча поджала губы, буравя гостья взглядом.
За одной из парт звучит голос, отчего Роуг резко дергает головой в сторону говорившей. Это оказывается Китти Прайд, что точно также является мутантом. По ее виду кажется, будто она сама не ожидала от себя подобных слов и смотрит на парня точно так же, как сама Роуг. С отвращением и неприязнью. Это несколько успокаивает саму Роуг, потому как теперь она знает, что не одну ее раздирают противоречивые чувства.
- Да уж, доказательство. – Роуг говорит тихо и ее голос, будто похватанные резким ветром листья, шелестит в классе. Но в классе стоит такая зловещая тишина, что он кажется грохотом взорвавшейся бомбы.
- И вы поверите этой, откровенно тупой, шутке? – Меж тем продолжает девушка, и нотки насмешливости звучат в ее голосе. Она даже язвительно щуриться, поглядывая на гостя, как на идиота. В общем, делает вид, что ни на грамм не поверила этому сумасшедшему, даже если тот говорит правду. Роуг надеться, что учитель поведется и не обратит внимания на одного параноика, а после и вовсе выгонит из класса. А может и сам Старк покинет их общество, обидевшись на несговорчивую публику, хотя в это Роуг верит с большим трудом.

+9

7

За последнюю неделю мир успел несколько раз перевернуться с ног на голову, оставив Табиту в полной растерянности. После происшествия на стадионе весь Смоллвилль словно взбеленился. По городу поползли шепотки, в умах горожан зрели какие-то нездоровые идеи. Табита буквально ощущала разлившуюся в воздухе враждебность, и от этого становилось тем более неуютно, поскольку направлена она была против нее. Ну, не конкретно против нее, но против всех "одаренных". Просто никто пока не знал, что она - одна из них. А если бы узнали? Ее бы тоже выперли из школы? Побили? Или еще что похуже? Профессор Ксавье не уставал повторять, чтобы они были осторожны при использовании своих способностей. Табита и сама понимала, что ничего хорошего из того, что люди узнают, не выйдет. У нее перед глазами стоял яркий пример ее собственных родителей. Но она и представить себе не могла, что все будет настолько плохо! Речь уже не шла о косых взглядах. Речь шла об элементарной безопасности, и даже Табите, при всем ее легкомыслии, приходилось относиться к этому со всей серьезностью. И ей это очень не нравилось.
Возможно, конечно, что если б первая демонстрация способностей не получилась такой разрушительной, реакция людей была бы иной. Всяких супергероев, вон, любят же. Но они-то были обычными подростками. И естественно, что они косячили. Сама Табита всего неделю назад целых два дома сожгла, и тоже совершенно нечаянно! И ей было очень совестно! И ведь тоже неизвестно, как все повернулось бы, если бы профессор Ксавье ее не отмазал. И тогда, в среду, девушка подумала было, что он и в этой ситуации придет им на помощь. Ведь профессор мог заставить всех поверить в то, что Ланс ни в чем не виноват, что это было действительно обычное землетрясение. И все было бы как раньше!
Однако профессор Ксавье объяснил, что это было бы никак не возможно, даже успей он на стадион вовремя. Там было слишком много людей, и охватить всех у него бы попросту не вышло. А уж после инцидента и подавно.
Он был прав, наверное. Профессор всегда был прав. Но в данном случае Табита так и не смогла принять его доводы. Ведь они должны были держаться вместе. Поддерживать друг друга! И не отворачиваться от "своих", что бы ни случилось. А говорить, что ты ничего не можешь сделать, это было все равно что... предательство. Сама Табита, впрочем, тоже ничего не могла сделать, и это ее злило. Пожалуй, впервые в жизни она злилась по-настоящему. Потому что это было несправедливо! И потому что с этой несправедливостью невозможно было бороться. У девушки руки чесались пойти и демонстративно разнести что-нибудь у всех на глазах. Вот просто назло всем запретам. Люди боятся мутантов? Так пусть у них хоть будет повод!
Именно об этом предупреждал профессор Ксавье. О том, что нельзя поддаваться эмоциям. И о том, что они должны, невзирая ни на что, демонстрировать лучшее, что в них есть, поскольку только так и можно со временем перебороть чужое предубеждение.
И это было чертовски глупо! Табита не хотела ничего демонстрировать тем, кто станет швырять в нее камнями. Что бы она ни сделала, ее все равно будут считать ошибкой природы. Опасной ошибкой, которую следует искоренить. Так почему она должна хорошо поступать с теми, кто с ней поступает плохо?
А еще оставались те личные дела, которые они вынесли из архива и которые все еще хранились у Ланса. Что с ними делать, подростки так и не придумали, а в свете последних событий стало и вовсе не до них. Однако теперь на эти папки ложилась печать какой-то зловещей тайны, отчего Табите было крайне неспокойно. Профессор-то не знал об их находке! А если бы знал, возможно, говорил бы по-другому. Однако это была та тайна, которую Табита намеревалась унести с собой в могилу.
Стоило ли говорить, что в таких условиях желание учиться у нее пропало с концами? Даже в обычное время девушка с готовностью цеплялась за любой повод откосить от занятий, а тут прямо сам Бог велел. Школе не нужны были мутанты. Школа мечтала от них избавиться. Так, может, стоило сделать благородный жест и добровольно избавить Смоллвилль Хай от собственного присутствия? Табита уже некоторое время основательно обмозговывала эту мысль. Однако пока что продолжала прилежно посещать школу и даже пришла в понедельник на дополнительное занятие. Мистер Козаченко настоятельно ее приглашал, поскольку ее успеваемость по биологии, увы, оставляла желать лучшего. Таби тогда подумала: стал бы он настаивать, если бы знал, кто она на самом деле? И решила, что точно придет. Пускай не расслабляются. Ужасные мутанты рядом! Даже если это класс всего из пяти человек. Иронично, но тут и правда собрались почти одни мутанты. Должно быть, только они и не боялись задерживаться после уроков. Табита не была уверена только насчет Герт и Барнса, но Герт было всего тринадцать, так что, возможно, у нее все было впереди. А про Баки она просто ничего не знала кроме того, что он учится классом старше и что это он подрался с Лансом в ту злополучную среду. Вот кто, наверное, должен был теперь опасаться мутантов больше прочих.
Так или иначе, численное преимущество было на их стороне, что немного приободрило Табиту. Да и вообще занятие проходило вполне мирно, мистер Козаченко растолковывал им темы прошедших уроков, а Таби, высунув кончик языка, старательно рисовала в тетради корову на лужайке и не отвлекалась на внешние раздражители.
По крайней мере, пока дверь в класс не распахнулась, явив присутствующим новое действующее лицо. Вскинув голову, Табита с любопытством уставилась на него. Тони Старк был притчей во языцех, и безумная слава о нем гремела по всей школе. Порой он выкидывал совершенно неожиданные коленца, и наблюдать за ним в такие моменты бывало забавно.
Однако очень скоро ей стало совсем не до смеха. При первых же словах Старка Табита сперва испугалась, а потом разозлилась. Она не знала, кто мог додуматься до такой шутки, но она была очень и очень неудачной! Изолировать их надо - нет, вы слыхали? Если кого и надо было изолировать, по мнению Табиты, так это самого Старка. Пока он ловил инопланетян, все было достаточно безобидно (хотя ей припоминался один случай, когда тот пытался "разоблачить" кого-то из студентов - шуму тогда тоже было много), но вот такие заявления в нынешние мутные времена могли обернуться катастрофой. Очевидно, что Китти и Роуг подумали о том же, поскольку не преминули высказаться. Табита тоже не сдержалась. Очень уж обидно было такое выслушивать.
- Ой, да что вы так переполошились! Это же Старк! - дабы подчеркнуть свою мысль, Табита демонстративно покрутила пальцем у виска. Нехорошо было так отзываться о старшекласснике да и вообще о ком бы то ни было, но Старк это заслужил! Потому что с его стороны тоже нехорошо было наезжать на тех, кого он даже не знал! - Он, небось, сам эту записку написал и поверил в нее!
Девушка устремила на Тони буравящий взгляд. По крайней мере, она очень старалась сделать его буравящим, чтобы даже из-под темных очков чувствовалось.
- По-твоему, у нас прямо вся школа кишит мутантами, да? И у нас тут тайное собрание мутантов с целью захватить Смоллвилль! Может быть, по-твоему, я тоже мутант и меня надо срочно изолировать? - в груди что-то екнуло, когда Табита это произнесла, но она все равно смотрела с вызовом. Потому что только полный дурак поверил бы в подобную чушь. Даже если наполовину это была все-таки правда.

+10

8

Александру не нравилось то, что сейчас происходило в школе. После странного инцидента, которому, к сожалению, он не был свидетелем, в воздухе повисла... Нет, все же не угроза. Недосказанность. Все словно делали вид, что не произошло ничего особенного, но для Козаченко это было не так хотя бы по одной простой причине - был отчислен ученик. И было ли правдой то, о чем теперь шептались, или нет, имело исключительно второстепенное значение. Один подросток, который только начинает жить, лишен возможности получить нормальное образование, общаться со сверстниками и проводить время в необходимо обстановке. Да, Ланс Альварес не был отличником, примерным ребенком и послушным малым, но... Это ведь переходный возраст, ошибки простительны. Вот о чем действительно стоило озаботиться. Но все попытки вразумить директора предоставить молодому человеку еще один шанс, разбивались о глухую стену. Лишь из-за предположения!, что разрушение стадиона - не несчастный случай, а вина именно Ланса. Это было слишком странно... Как и многое из того, что теперь происходило в жизни самого учителя.

Но, как бы то ни было, он никогда не забывал о своих прямых обязанностях. На его попечении оставались напуганные, напряженные и, скорее всего, мало что понимающие в происходящем дети. И им стоило пока отвлечься от всех этих пересудов и странных слухах. Дополнительные занятия, внеурочное общение - лишь малая часть того, что он мог бы сделать для подрастающего поколения. Но ничего другое просто не было ему доступно. Он бы с удовольствием устроил вылазку за пределы школы, совместный поход на пикник или в кино, но не был уверен, что в данное время это было безопасно, да и руководство школы вряд ли позволит. Поэтому ему оставалось вещать о своем предмете и готовить детей к тестам. Кто же знал, что даже такие мирные занятия можно обострить...

Энтони Старк был...особенным ребенком. Хороший мальчик, просто очень своеобразный. К некоторым его поступкам относились с пониманием, на что-то закрывали глаза, о другом все же старались беседовать. А порой он просто ставил в тупик своими неожиданными заявлениями. Вот как сейчас.
- Энтони, тише, я не понимаю, о чем ты, - голос у учителя всегда мягкий, но достаточно строгий, чтобы одернуть от резких слов. Александр берет записку и внимательно читает. Написанное напоминает очень дурную шутку, и учитель даже немного хмурится. Слово мутант по отношению к человеку звучит для него очень грубо. И, быть честным, неправдоподобным. Странные слухи в замкнутом социуме - это всегда плохо, история знает, чем подобное заканчивается. Нужно сохранять трезвость мысли и логическое мышление. И научить этому детей, чтобы не шли с вилами на тех, на кого просто тыкнут пальцем. - Я не думаю, что подобное кто-то писал бы всерьез. Тебе не стоит употреблять подобных выражений по отношению к другим ученикам. Пожалуйста.

Козаченко совершенно не хочется, чтобы простое занятие закончилось скандалом или банальным срывом. Но некоторые ученики явно недовольны поведением Старка и бросаются ничуть не менее обидными словами. Учитель вскидывает руку, призывая всех замолчать. Никто не будет устраивать здесь балаган.
- Табита, не стоило этого делать. И, Роуг, в этом классе мы следим за словами, - пожурив девочек, Александр перевел взгляд на Китти, что коснулась вопроса об отчислении. Стоило поговорить об этом со всеми, но...позже. Сейчас стоило уладить назревающий конфликт и закончить занятие.
- Энтони, не стоит воспринимать всерьез то, что пишут на обрывках школьных тетрадей. Если ты пришёл заниматься, займи любое свободное место. Если нет, отправляйся домой. Основные занятия уже закончились. И я очень надеюсь, что шутнику, написавшему это, сейчас по меньшей мере очень стыдно.
Александр бывает в меру строг, когда того требует ситуация. И что-то ему подсказывает, что сейчас именно такой случай. Он убирает записку в карман, показывая, что инцидент исчерпан. У них впереди еще целый раздел по органографии, стоило уделить все свое внимание именно ему.

+9

9

С Гертрудой он прогадал. Получив по голове скатанным шариком записки, девочка возмущенно обернулась, с подозрением прищурилась на соседей, а после развернула комок и.. Оставила надпись без внимания, отшвыривая записку в сторону мусорного ведра. Баки едва сдержался, чтобы не цокнуть. Весь его план трещал по швам! Кто мог подумать, что эту особу с разноцветными волосами нисколько не пугает общество мутантов? Она либо не верит в их существование, либо знает гораздо больше о ситуации в городе, нежели пытается показать. В конце концов, учитывая должностные позиции её родителей.. Барнс прожигает фиолетовую макушку долгим взглядом, судорожно решая, что ему делать теперь и не стоит ли обсудить свои действия с девчонкой (вполне возможно, в этом плане они единомышленники и станут действовать сообща?), но тут на его удачу в класс врывается Старк - и ситуация разворачивается краше, чем в самых смелых мечтаниях юноши.

"Мутанты!!" - не своим голосом орет Тони. Просто поразительное везение, этому психу нужно так мало, чтобы раздуть из мухи слона.
В классе начинается бурление. Несмотря на сдержанные реакции учителя биологии, который, похоже, в угрозу мутантов не верит, ребята заводятся с половины оборота. Компания у них, к слову, как на подбор. Почти каждый из собравшихся - напуганный мутант, трясущийся за свою тайну. Некоторые - к примеру, Китти - даже имеют личные счёты и обиды ко всей школе разом. Роуг и Табита тоже настроены весьма недружелюбно и молчать об этом не собираются.

"Началось."

Баки отсчитывает про себя пару десятков штук неизвестно чего, прежде чем подать голос. Нужно быть весьма осторожным, чтобы не переиграть. Ему не нужно быть врагом и ненавистником мутантов, потому что это ценные связи в его работе. Но и как "обычный ученик" он должен весьма опасаться подобных ситуаций, учитывая недавний инцидент.
- Но если все так, это опасно. Помните стадион? Нельзя здесь оставаться.
Старка вот-вот задавят мнением большинства, но Барнс говорит тихо и серьезно. Его голос твёрдый, решительный. Он не тычет ни в кого пальцем, но у него весьма богатый общественный опыт драки с одним из отчисленных, который едва не пришиб его - и всех, кто находился на стадионе. Он имеет право опасаться, это логично.
Юноша спокоен и терпелив в противовес общественным опасным настроениям. Он не паникует и никого не обвиняет, однако всем своим видом даёт понять, что не собирается оставаться там, где есть опасность. Хватило с него и заварушки с Лансом. Может, происшествие не вогнало его в истерию и депрессию, но всегда лучше перестраховаться и поберечь свою шкуру, верно? Вполне вероятно, он и за окружающих волнуется; именно это читается в светлом, проникновенном взгляде.

+10

10

Надо же было так случиться, чтобы вошедшим оказался именно Энтони Старк! Кто-нибудь другой бы вовсе не обратил внимания на жалкий клочок бумажки, но только не он! Этот парень не только обратил, но и постарался, чтобы это не прошло мимо внимания всех остальных присутствующих. Сказать по правде, Герт не понимала Старка. Вернее, не понимала, было ли его поведение лишь склонностью к эпатажу избалованного богатого наследника или у него действительно были не все дома. Независимо от того, какой из вариантов был правдой, поведение старшеклассника напрягало Герт, поэтому она старалась держаться от него подальше. Что было несложно, поскольку в школе тот появлялся редко. И надо же было ему воспылать жаждой дополнительных знаний именно сегодня! Девочка поймала себя на том, что оставаться вместе со Старком в замкнутом помещении ей хочется гораздо меньше, чем с гипотетическим мутантом. Хорошо еще, что тут был учитель... ну, и что других студентов было мало: ведь кто-то из них вполне мог встать на сторону старшеклассника, и тогда опять получился бы не урок, а базарная перебранка. Однако общественность отреагировала на паническое заявление весьма... неожиданно. На мгновение у Гертруды сложилось впечатление, что ее действительно окружают одни мутанты - такая бурная реакция последовала в ответ на дурацкий розыгрыш, причем, что самое удивительное, не в пользу ненавистников, а как раз таки наоборот. Будь сама Гертруда мутантом, ей бы, вероятно, тоже не понравилось бы, если бы про нее такое говорили. Но подобное предположение звучало столь бредово, что она едва сдержалась, чтобы не фыркнуть после слов Табиты о кишащей мутантами школе. Действительно, это был уже перебор. На взгляд Герт, народу вообще не стоило отвечать на глупую провокацию. Общее игнорирование истерики должно было положить ей конец. По крайней мере, так писали в умных книгах по воспитанию детей, которые Герт читала, чтобы знать, чего ожидать от своих родителей. И сама она в данном случае предпочла промолчать.
Вот мистер Козаченко отреагировал на ситуацию самым правильным образом. Не зря Гертруда симпатизировала этому учителю. Он никогда не относился к ученикам предвзято и даже после известных событий не смотрел на них косо, как будто кто-то из них мог представлять какую-то угрозу. Вот и теперь он быстро пресек начинавший разгораться конфликт и убрал с глаз долой записку, чтобы она не мозолила никому глаза.
На этом инцидент можно было считать исчерпанным и Старку оставалось только удалиться (Герт очень сомневалась, что тот захочет оставаться в компании, которая его освистала и при этом оставалась в его глазах потенциально опасной), но кое-кому всенепременно потребовалось пойти на второй заход. Девочка едва удержалась, чтобы не застонать и не спрятать лицо в ладонях. Нет, в каком-то смысле Барнса можно было понять. Вот честно, если бы в записке было написано: "В вашем классе прячется жуткая черная фигня", - Гертруда бы покинула его одной из первых. Просто потому что знала, на что та тварь была способна. И на что были способны мутанты - тоже. По сути, она была свидетельницей обоих явлений. Но! Если выбирать между мутантами и черной фигней, Герт не задумываясь выбрала бы класс, полный мутантов. Потому что никто из мутантов до сих пор не пытался употребить ее на обед, в отличие от. А один из них даже ее спас!
И в этот раз смолчать девочка не смогла.
- До сих пор не было ничего опасного, - чуть раздраженно сказала она. - И если никто не станет драться, то и не будет. Можно уже дослушать про злаки?

+11

11

Сказать по правде, Тони ждет совершенно иных реакций от окружающих. Ожидает, что как минимум половина из них начнёт паниковать и метаться вместе с ним, потому что угроза оказаться в замкнутом помещении с потенциально опасным существом мало кого не испугает, но.. Все остаются на своих местах. И - даже более - большинство из собравшихся откровенно недовольны изобличительной миссией старшеклассника.

Поначалу паника мешает Старку как следует вдуматься в причинно-следственные связи, но после пары острых комментариев он вдруг ловит озарение. Ну конечно же! Как он мог быть так слеп. Стоило лишь повнимательнее всмотреться в лица окружающих, чтобы разобраться, что к чему.
Первой в поле зрения попадается та-самая-девушка-Альвареса, Китти Прайд. Она встречалась - и, ходили слухи, что до сих пор встречается - с опасным мутантом, что развалил школьный стадион. Она не испугалась внезапных сил своего бойфренда и оставалась ему верна. Вывод напрашивался сам собой.
- Она! - парень вскидывает обвиняющий жест в сторону девушки. - Она мутант, это же очевидно! Встречается с другим мутантом, наверняка так и подцепила эту заразу.
Как передаётся мутантство, наука ещё не выяснила. Точнее, вряд ли до этого самого времени кто-то всерьез занимался подобным вопросом, так что Старку приходится ориентироваться исключительно на собственный опыт. Но он почти уверен, что эта зараза вполне могла бы передаваться воздушно-капельным путём. А те двое ещё бог весть что творили наедине!

Не успевает он поделиться своей новой теорией, как в разговор вмешиваются ещё две девчонки помладше. Одна и без того выглядит нездорово, вся исхудавшая, чёрная, с пролегшими тенями под глазами. А вторая, к восторгу Тони, признаётся сама! Отступая ближе к столу учителя, старшеклассник разве что не булькает от переполняющих его эмоций.
- Вы слышали? Слышали?? Она, - указывающий палец перемещается к парте с девочкой-в-тёмных-очках, - тоже мутант, сама сказала!

Он уже не слышит себя, не видит, как глупо выглядит. Ему привычна ситуация, в которой ему никто не верит, однако слова и реакции окружающих лишь больше распаляют его больное воображение. Тони всерьез считает, что здесь всамделишное сборище мутантов, которое носит отнюдь не светлые цели. Вполне возможно, даже этот учитель с ними заодно? Парень с ужасом косится на преподавателя, что очень спокойно и сдержанно всех журит - и отступает на пару шагов обратно к двери.
- Я здесь не останусь! - дрожащим голосом на грани истерики заявляет. Как бы не было велико его желание разоблачить мутантов, дельце выходит из-под контроля. В классе как минимум ещё три мутанта, причём один из них (вероятно) взрослый. С такой силой Тони не готов поспорить.

Оглядывая безумным взглядом собравшихся, он ещё раз пробует вразумить тех, кто не обладал геном мутации, тех, кто мог реально пострадать и прямо сейчас находился в опасности. Возможно, эта очкастая девчонка с разноцветными волосами или тот юноша, что поимел несчастье столкнуться лично с одним из этих опасных существ в тот злополучный день на стадионе? Тони не знает особенных подробностей, но школа полнится слухами, так что логичный вывод только один: мутанты опасны, и никто не захочет оставаться с ними в одном классе в здравом уме.
- Бегите, глупцы! - не своим голосом орет и первым кидается к двери. Начинает биться в неё, но она все никак не открывается! Он с ужасом осознаёт, что ловушка захлопнулась и выхода больше нет. Это лишает его последних сил, так что парень сползает по шероховатой поверхности двери вниз и натурально всхлипывает от отчаяния, не в силах сообразить в своей животной панике, что дверь открывается внутрь класса, а не от себя. Впрочем, эта информация ему уже ни к чему; Старк сдался и приготовился к самому худшему. Смерти, возможно? Или, что вероятнее, зондированию и препарированию.

+11

12

Ей определенно не стоило болтать. Сделать вид, что это ее не касается, уткнуться в тетрадку, перевести скучающий взгляд за окно, да что угодно! Но нет, чужие слова задевают, произошедшее еще очень живо в памяти, поэтому она все равно бы не сдержалася. И Прайд кажется, что она невольно запускает часовой механизм самой настоящей социальной бомбы. Потому что после нее не повисает тяжелой тишины. Конфликт не сходит на нет из-за общего игнора. Наоборот – нарастает, как снежный ком. Они пытаются задавить Старка числом, заставить того отступить и просто уйти, хотя вряд ли это хорошая стратегия с таким человеком. Впрочем… они всего лишь кучка подростков, о какой вообще стратегии речь? И да, в этом классе мутанты. Испуганные ничуть не меньше других. И заранее презираемые, а оттого нервные и готовые защищаться, даже если угрозы как таковой и не было. Китти быстро оглядывает класс, а после поджимает губы, с вызовом смотря на Энтони. Если тот не успокоится, добром может и не кончится…
Пожалуй, Старку не повезло еще и тем, что в этом классе собрались мутанты девушки. И это комбо совсем не играет на руку местному изобличителю всего сверхъестественного. Завестись они могут с пол оборота, а вот успокоиться… далеко не сразу. Скорее доведут ситуацию до абсурда, а после еще и припоминать будут. Впрочем… звучит не так плохо. Пожалуй, всем стоило скинуть стресс, раз уж Старк так любезно отыскал для них причину в виде своего очередного прихода.

Парню не помогают ни всеобщий сарказм, ни логичная и спокойная речь учителя. Мистеру Козаченко бы вообще вывести это недоразумение и хорошенько отчитать за то, что срывает чужие занятия, но учитель биологии славился своим мягким и терпеливым подходом. Который порой мог сыграть вот такую злую шутку… Если бы он просто вывел Тони, все бы закончилось, еще не начавшись. Да, Старк неожиданно оказался прав, школа кишит ребятами со способностями, но разве это имеет значение? Она кишит хулиганами и вот такими агрессивными товарищами. Особо сильными спортсменами, способными отобрать чужие бумажники до гениальных учеников, способных уже поехать учиться в Гарвард. Может, ото всех избавиться? Всех под одну гребенку? Китти чувствует, как злится лишь сильнее. Только гнев уже почти спокойный, холодный, на грани того, что человек просто начинает все крушить вокруг себя. Или же громко хлопает дверью, посылая всех окружающих в далекие дали. И Прайд даже не уверена, к чему она сейчас ближе.
- О, конечно, давай вспомним стадион, Джеймс, - Китти смотрит на Баки почти почерневшими глазами. Зрачок расширен, выдавая крайнюю степень возбуждения. – Кажется, там был ты? И твой друг? О, погоди, и вся моя команда поддержки. И футбольная. Может быть, дело в тебе? В Роджерсе? Или в том, что школа упустила из виду слишком старую спортивную площадку?

Она готова поговорить на эту тему. Даже зная, кто истинный виновник разрушений, у нее сто и одна причина, по которой можно если не снять, то хотя бы снизить степень вины Альвареса. Например, начавшуюся потасовку с Барнсом. Почему нет? Мы же сейчас всех и во всем обвиняем. Особенно Тони. Вот кто уж точно самостоятельно не успокоится.
- Да пошел ты, Старк! – обычно Китти спокойная, дружелюбная и улыбчивая. Но Энтони просто переходит границы. Она не собирается выслушивать подобные вещи от постороннего для себя человека. Подцепила? Серьезно? Как будто она и Альварес заражены чумой, не меньше! А теперь сеют ее вокруг себя, будто сами счастливы от того, что такими уродились. Вот же… Гадство!
- Угомоните его. Видно же, что он не в порядке, - Прайд машет рукой в сторону совершенно обезумевшего Старка. Тот ломится в дверь, а после сползает и смотрит так, будто они все поднялись и идут на него в попытке обратить в чудовище. Или сожрать с потрохами, чтобы он никому не раскрыл столь страшной тайны! Как же это… все обидно. Больно почти физически. Китти даже чувствует, как начинает щипать глаза. Не надо было сегодня приходить. Сейчас уберут этого парня с дороги, и она уйдет. Она не хочет больше здесь оставаться. Она вообще не уверена… что захочет возвращаться в эту школу.

Отредактировано Kitty Pryde (21.03.2017 12:17:56)

+8

13

Роуг никогда не была святой и даже не делала попыток приотвориться ей. Она не давала людям ложных иллюзий на свой счет, не притворялась дружелюбной и душой компании. Роуг прекрасно знала и о своей резкости, и о прямолинейности, однако ничего менять она не собиралась.
В конце концов, она никогда не хотела быть супер героем в обтягивающих лосинах.
Но и к школьным задирам Роуг нельзя было отнести, несмотря на внешнюю мрачность и острый язык. Угрюмость эта была присуще скорее взрослым, умудренным опытом, людям, но никак не подростку, которого волнует лишь оценки в школе и тусовки со сверстниками. Роуг это не интересовало, более того, ей это казалось глупым и даже обременяющим. Стоит ли удивляться, что она стала, если не изгоем, то  тем, на кого предпочитают просто не обращать внимание. Впрочем, Роуг такое положение вещей вполне устраивало.
А потом рухнул стадион и вместе с ним спокойные дни. Казалось, будто жители  города разом сошли с ума. Может только и  ждали того самого «злодея», на кого можно спихнуть все свои проблемы? Этому бы Роуг даже не удивилась, ведь это в природе человека, обвинять кого угодно, но не себя.
И все же Роуг чертовски зла. Сейчас она не просто обижается на подобное отношение, ее буквально трясет от ярости и лютой ненависти ко всем этим людям, что выставляют себя безгрешными, чьи помыслы чисты и невинны. Вот только стоит дверям закрыться и все эти идеальные преобразуются в таких чудовищ, что мутантом до них еще очень и очень далеко. И это не просто игра слов, Роуг знала, о чем говорит.
Перчатки скрывали не только ее способности. Наверное, даже если бы Роуг не убивала своим касанием любого находящегося поблизости, ей все равно пришлось бы носить длинные кофты, ибо горячо любимая тетушка любила наказывать не только словом. Особенно она любила тонкие прутья, которыми было так удобно бить по детским пальцам и не только по ним. Даже сейчас можно увидеть тонкие, едва заметные шрамы от «уроков» ее тетушки. А ведь все соседи считали ее идеалом настоящей леди, ставили ее в пример собственным детям. Роуг даже интересно, отдали бы оные собственных кровиночек на воспитание тети, если бы знали методы, которыми она пользовалась?
Чужие слова незнакомого мальчишки задевают Роуг, однако не настолько, чтоб вскочить и надавать ему по шее. Однако, она продолжает хмуриться и сверлить гостя взглядом. Кстати, по скромному мнению девушки, это людей нужно было изолировать от мутантов, пока оные не добрались до последних. Это на людей нужно одевать ошейники и клеймить, как животных. Потому как единственные, кто ведет себя агрессивно, по мнению девушки, это сами люди.
Меж тем у Старка, кажется, окончательно  едет крыша. Бедняга ошалело моргает и орет что-то невразумительное, а после начинает отчаянно щемиться на выход. Правда дверь открывается внутрь, а не наружу. Впрочем, парня это уже мало волнует. Он кучкой ссыпается на половичок у входа, изредка шмыгая носом от ужаса. Роуг презрительно кривит губы, рассматривая мальчишку и делая себе мысленную заметку держаться от оного подальше. Ей не хочется даже допускать шанса на то, что она может случайно коснуться его. В голове оного наверняка твориться такой адище, что Роуг сама двинется рассудком, если допустит подобное в свою голову. Господи, его даже пугать не нужно, потому как Старк и сам себя прекрасно доведет до разрыва сердца, благо мозгами он уже поехал. А вот намылить шею Барнсу хочется весьма и весьма.
Из-за всей этой ситуации кажется, будто весь мир сжался до размеров этой комнаты. Даже сейчас продолжает сжиматься, будто змея, обвивающая их плотным кольцом. И с каждым брошенным словом тугое, блестящее тело рептилии сжимается все сильнее.
- Что ж ты тогда делаешь здесь, Барнс? – насмешливо фыркает Роуг, рассматривая одноклассника пристальным взглядом, в котором нет и вовсе той насмешливости, лишь блестящие, холодные льдинки. Мифическая кобра шипит, поднимая голову и раскрывая капюшон, покачиваясь из стороны в сторону, явно готовясь к броску. – Почему не прячешься от ужасных мутантов? Не заколачиваешь окна и не покупаешь охотничье ружье, дабы отбиваться от оных, как все порядочные граждане?
Последние слова Роуг едва ли не выплевывает, столько в них желчи, однако внешне оставаясь все такой же насмешливо-равнодушной. На публике нельзя показывать, что тебя задела вся эта ситуация, иначе растерзают, как зверье. Однако не все имеют подобную выдержку. Китти, которая со слов других, была близка с отчисленным парнем, явно не может спокойно воспринимать всю эту ситуацию, вспыхивает, как спичка. Если так пойдет и дальше, кончиться это может весьма и весьма неприятно.
- Не слушай его, Прайд, видно же, что он поехавший. Мозги вон уже из ушей текут. – Роуг скучающе подпирает голову рукой, однако во взгляде ее мелькает предупреждение. Если она сорвется, другие последуют за ней, не желая бросать своего.
Краем глаза Роуг замечает, как учитель, чье предупреждение она проигнорировала, явно готовиться вновь отчитать ее за оскорбление гостя, не желанного, к слову. Девушка тихо вздыхает, почти заученно тараторя:
- Конечно, учитель, я больше не буду. – В этот раз равнодушие ее почти не наигранное. В конце концов, мистер  Козаченко был не единственным, с кем у нее были разногласия. Однако до того ей удавалось как-то ладить с этим учителем и даже не хамить на уроке. Впрочем, все бывает впервые. – Если, конечно, нас покинут истерички. Ну, когда совладают со страшной дверной ручкой.
Роуг дергает плечами, постукивая плацами по парте. Здесь душно, шумно и неуютно. Ей хочется вернуться к себе в прохладную комнату, где нет никого, кроме привычной тишины. Взгляд утыкается в настенные часы, которые мерно тикали в классе и абсолютно не обращали внимание на творящийся хаос. Им предстояло отсидеть на уроке еще сорок минут.

Отредактировано Rogue Carlyle (01.05.2017 18:01:39)

+9

14

Сказать еще что-нибудь язвительное Табита не успевает. В зарождающуюся перебранку быстро вмешивается мистер Козаченко, и подростки на некоторое время притихают. Что касается Табиты, она считает, что Старка можно было бы отчитать и построже. А лучше бы сразу выставить за дверь. Однако вступать в споры с учителем ей не хочется. Его мягкий тон обезоруживает девушку, равно как и тот факт, что он остается на их стороне... то есть, не то чтобы прямо на их - скажем так, мистер Козаченко сохраняет нейтралитет, не торопясь устраивать всем присутствующим допрос с пристрастием и выпытывать, что им известно о мутантах. Вот директор Келли наверняка бы устроил нечто подобное, попади к нему эта записка. Учитель биологии остается спокоен, и Табита тоже быстро сдувается, только бормочет тихо: "Извините" и утыкается носом в свою тетрадь.
Однако перемирие длится недолго. Остановить запущенный процесс не так-то просто, и вот в классе вновь звучат слова, которых лучше было бы не произносить. На сей раз свое мнение решает высказать Барнс. Действительно, ему-то слова еще не давали. Вот только солидарных с сочувствующим Старку в этом классе не находится. Баки еще не успевает договорить, как что-то громко ударяет по крышке парты. Табита с удивлением обнаруживает, что это ее собственный кулак. В отличие от Старка, Барнс говорит спокойным и даже почти извиняющимся тоном, однако его речь задевает не меньше. Вот же заладили! Только одно и слышишь: мутанты опасны, опасны, опасны! Как же это достало! Да, способности Табиты опасны. Но как будто она в этом виновата! По их мнению, приятно быть опасным? Ничего подобного! И когда тебя каждый раз тычут носом в это - тоже совсем не приятно! Табита не из тех, кто любит доминировать и унижать, ей и в голову бы не пришло вот просто взять и взорвать что-нибудь, чтобы продемонстрировать свою крутость. Ну, разве что подбросить маленькую "бомбочку" кому-нибудь в еду, но это же шутки ради! И только! А что опасного в том, что она сидит и добросовестно слушает учителя? Как будто она может взять и ни с того ни с сего начать разбрасывать вокруг свои "бомбочки". Она полностью себя контролирует! Или, по крайней мере, контролировала до тех пор, пока не разгорелась эта жаркая дискуссия.
Во вновь поднявшемся гомоне жест Табиты остается незамеченным. А после вновь оживает на время зависший Старк, и его реакция на все происходящее одним махом перекрывает и глас разума Гертруды, и гневные слова Китти, и язвительные комментарии Роуг. А Табита... Табита совсем не ожидает того, что ее собственные слова произведут эффект взорвавшейся бомбы. И никаких "бомбочек" не понадобилось.
Когда ее шпильку отфутболивают обратно в ее сторону, девушка заметно теряется. Ее как будто поймали с поличным, хотя это, конечно, не совсем так. Это просто выстрел наугад. Никто не поверит Старку. Главное держать себя в руках. Не подавать виду, что его слова ее задевают. Превратить все в шутку и первой посмеяться над ней. Но все это слишком сложно для Табиты. Ее выдержки определенно не хватит. От слов Старка, от его полного ужаса взгляда, адресованного ей, от того, с какой паникой тот кидается прочь, внутри Табиты что-то надламывается. Так это - то, что ее ждет? То, что ждет их всех? Страх, ненависть и полное отчуждение? Глаза начинает предательски щипать, и лицо Табиты кривится от едва сдерживаемых слез. Она уже не обращает внимания на гневную реакцию остальных, на слова учителя, ей плевать на то, как глупо выглядит Старк, который не может совладать с незапертой дверью. Каким бы безумным он ни был, все его слова, брошенные ей в лицо - это правда. Она действительно мутант. И да, она опасна, спасибо за очередное напоминание. Если захочет, она вполне может разнести эту школу. Конечно, у нее уйдет на это побольше усилий, чем у Ланса, но устроить пару громких взрывов для нее раз плюнуть. И это именно то, чего Табите сейчас хочется больше всего. Разнести здесь все к чертовой матери! Раз с ней здесь так... Раз за нее уже решили, плохой ей быть или хорошей.
Ладони начинают ощутимо гореть, и она сжимает их в кулаки. Подобного с ней еще не бывало. Ее эмоции реально начинают принимать взрывоопасную форму, но на сей раз ей совсем не хочется себя сдерживать.
- Правильно, бегите, - голос Табиты дрожит от обиды и едва сдерживаемых слез. Она встает из-за парты, окончательно наплевав на дисциплину (да и о какой дисциплине уже речь?), и выходит в проход, обводя мутным взглядом класс. Здесь половина своих. Только бы они всё поняли правильно и не стали ее останавливать. Ведь она собирается оттянуть на себя все подозрения - в записке же говорится только про одного мутанта, так? Вот она и предъявит этого мутанта. - А то ведь можно пострадать. Хотите покажу кое-что?
Она собирается создать что-нибудь маленькое, но громкое. Несмотря на бушующую в душе обиду, девушке вовсе не хочется, чтобы кто-то в самом деле пострадал. Но уж пусть бабахнет, так бабахнет!
Она отводит руку в сторону, немного картинно, ведь это ее первый и, вероятно, последний шанс покрасоваться, и...
БА-БАХ!
Грохот взрыва сотрясает школу*. Даже пол под ногами ощутимо вздрагивает. Пошатнувшись, Табита с удивлением смотрит на свою руку. Она же еще ничего не успела сделать! Только подумала! Или ее способности в очередной раз прогрессировали, и теперь она способна устраивать взрывы силой мысли?
Меж тем одним взрывом дело явно не ограничивается. Школа наполняется звуками хлопающих дверей и испуганными выкриками, а в классе начинает ощутимо пахнуть дымом. Где-то совсем рядом начинается пожар, и, кажется, ситуация снова выходит из-под контроля. О нет, вовсе не такого эффекта жаждала Табита!
Весь ее боевой настрой вышибает одним махом. Девушка кидается к учителю и смотрит на него округлившимися от испуга глазами:
- Это не я! - восклицает жалобно. - Мистер Козаченко, честное слово, это не я! Я только попугать хотела!

_____________
* О том, что произошло на самом деле, можно узнать из этой темы.

+8

15

Александр терял контроль. Подобного в его классах еще не происходило. Да, у него бывали сложные ученики. Да, ему даже как-то срывали уроки. Но ситуация никогда не выглядела опасной, все в пределах нормы, ведь работал он с детьми - эмоциональными, живущими порывами, часто несдержанными и просто еще не научившиеся справляться с собственными гормонами. Но здесь и сейчас он понимал, что полностью теряет своих учеников. Они отвлеклись на него лишь на мгновение, будто вспомнив истинную причину, зачем они все здесь собрались. А после странный и опасный спор разгорелся с новой силой. Козаченко глубоко вдыхает, чтобы самому не потерять голову, а после обводит детей спокойным взглядом. Что же, с ними придется провести беседы, касающиеся отчисления Ланса Альвареса, а также о различиях между людьми. История помнит множество фактов, когда одни клеймили других, а вспыхивал потом весь мир лишь из-за одной нетерпимости. Козаченко не может в полной мере действительно поверить в некие сверхъестественные силы, которыми обладают дети, сидящие сейчас напротив него. И даже если мир меняется, и люди, что логично, эволюционируют, этот класс в полудеревенской школе совсем не то место, где стоит начинать гонения на ведьм. Объяснить бы это испуганным и обескураженным детям. Несмотря на то, что большинство согласно с голословностью обвинений, спорят они тоже с той самой подростковой жесткостью и нетерпимостью, как и сам Старк, который поднял этот неприятный спор. Пожалуй, он и сам не рад... Александр видит, как меняется выражение лица молодого человека. И понимает, что урок пора заканчивать. Сегодня не самый удачный день.

- Успокойтесь. Сейчас же, - Александр не повышает голоса, но и подобные слова в его исполнении уже говорят о том, что он недоволен поведением своих подопечных. Он прекрасно понимает, что между подростками могут возникать недопонимания и даже рождаться серьёзные конфликты, но не здесь. И не в его присутствии. - К чему споры, что никуда не приведут? И мы не салемцы, чтобы показывать пальцем друг на друга. Энтони...
Старк его не слушает. Никто его не слушает. Парень смотрит с таким ужасом, будто учитель перед ним отрастил как минимум дополнительную смертельную конечность. Козаченко неслышно вздыхает и пытается протянуть руку, чтобы положить на плечо и привести Старка в чувство. Но все окончательно выходит из-под контроля...

У Тони начинается такая паническая атака, что впору вызвать скорую. Но к учителю уже поступали ЦУ касательно молодого Старка, а в телефоне был даже забит номер телефона личного психолога, с которым и нужно было связываться в случае с ЧП.
- Тони, тише, вдыхай носом, выдыхай ртом, никакой опасности нет. Я позвоню мистеру Джарвису, чтобы он забрал тебя домой, - Козаченко старается говорить успокаивающим голосом, присаживается на одно колено напротив мальчика, чтобы он сфокусировался на нем. - Видишь? Ничего опасного не происходит. Табита...
Александр замечает финт девочки и смотрит с укором. Сейчас не то время, чтобы пугать и так перепуганного парня еще сильнее. Это просто жестоко, в конце концов. Мистер Старк немного не в себе в данный момент, и им все стоило бы...
- Вы все, пожалуйста, проявите немного терпения и понимания, - он не требует, просит. Как у тех, кто уже может нести ответственность за свои слова и поступки. Ему очень неловко за поведение всех ребят разом, ему просто нужно отправить их всех домой, а уже как-нибудь после он совершенно точно... Не успевается даже додумать. Стены вдруг ощутимо вздрагивают, а спустя всего пару мгновений ощущается запах гари. Не хватало им проблемы с взаимопониманием...

- Ребята, хватайте сумки и на выход. Что-то произошло, - Александр не может теперь себе позволить кого-то уговаривать или проявлять чудеса терпимости. Если произошел взрыв газа или очередное обрушение, им тут не до успокоения чужих переживаний, все позже. - Энтони, тебе придётся взять себя в руки.
Козаченко хватает парня за плечи и ставит на ноги. Внимательно следит за тем, чтобы ребята оперативно собирались и выстроились в шеренгу на выход. Им необходимо пройти во двор школы и собраться в указанном месте, как они не раз все делали во время учебных тревог. Александр проговаривает это громко и четко - обычно это мобилизует ребят и не дает впасть в панику.
- Табита? - Козаченко искренне удивлен словам девочки и такому искреннему страху в ее глазах. И все же, нужно будет убедить директора в том, что ребятам необходима информация, их всех нужно успокоить и провести соответствующие беседы. Чтобы школа не осталась самым опасным местом, где тебя не ждут. - У меня и в мыслях не было тебя обвинять. Не переживай, это всего лишь совпадение. Но сейчас забери вещи и иди на выход с классом, хорошо? И это точно не вина учеников в том, что мы не можем обеспечить вашу безопасность в должной мере.

Александр мимолетом касается ладонью головы девочки и подбадривающе улыбается. Им главное сейчас оказаться во дворе школы, а дальше приложится. По протоколу ему необходимо выйти последним, поэтому он просит Барнса помочь вывести Старка - этот молодой человек поддержал Энтони, поэтому лишь у него и можно было попросить подобное. А после, когда дети уже покинули класс, учитель пробегает между рядами, чтобы проверить, не осталось ли кого. И только после этого вливается в общий поток в коридоре. Его ребята уже смешались с другими учениками, но Александр не теряет из поля зрения несколько макушек. Когда они окажутся на свободном пространстве, он обязательно пересчитает своих ребят, чтобы убедиться - за эти несколько минут ничего не случилось, и никто не потерялся. А уж после будут разбираться, что в очередной раз произошло в старой-доброй школе Смоллвилля.

Отредактировано Alexander Kozachenko (19.05.2017 16:46:41)

+7

16

Бак говорит спокойно и мягко, никого открыто не обвиняя, лишь высказывая опасения, которые неминуемо возникали у любого беззащитного на фоне чужих необъяснимых способностей человека. И все же его мигом приписывают к врагам, а его слова лишь подливают масла в огонь - и вскоре становится похоже, что в классе разорвалась бомба.
Что ж, это не удивительно. Ведь здесь действительно больше половины собравшихся - те самые "страшные мутанты". Пожалуй, и он сам.. Опуская взгляд, Барнс смотрит в свою ладонь, сжимая и разжимая пальцы словно бы в задумчивости, пропуская колкие комментарии оппонентов мимо ушей. Теперь он был сильнее и быстрее, он ощущал в себе изменения и эту силу, но по-прежнему играл на другой стороне. Как долго получится скрываться? И не стоит ли уже сейчас подыскать пути отступления? Может быть, даже примкнуть к бедолажкам "непонятым", поговаривали - у них целый клуб по интересам образовался во главе с лысым профессором. И, судя по единодушию, проявленному в сложной ситуации, так оно на самом деле и было.
Интересно, что же происходило в том особняке, где дополнительно занималась Прайд и проживала на постоянной основе Карлайл? Пропагандировали ли им терпимость, или же готовили агрессивное нападение? У Баки засосало под ложечкой, и он даже нетерпеливо поерзал. Может быть, давно пора было перестать играть в приживалу в доме Роджерса и искать убежища под крышей новенького особняка для одаренных детишек?

Ком, тем временем, стремительно нарастает. Бак и не замечает, когда потерял над всем этим контроль. Учитель откровенно не справляется, Старк долбится в дверь, напуганный до пены, а Табита.. Та девчонка из младших классов, что постоянно носила темные очки и умела в тайне ото всех зажигать взрывоопасные бомбочки, истерично выскакивает к доске и раскидывает руки.
Ему требуется всего секунда, чтобы понять, к чему все идёт. Приподнимаясь со стула, Барнс почти успевает крикнуть: "Не надо!", не раздумывая о том, правильно ли будет понят..
Но не успевает.
Здание встряхивает так сильно, что парты подпрыгивают, а одно из окон со звонким "бздэньк!" лопается змеящейся трещиной, но выдерживая. Из коридора тянет гарью, между стенами мечется гулкое эхо. Бак покрывается холодной испариной. Он не хотел, чтобы зашло так далеко! Не опять. Не как с Альваресом.. На секунду его остро щипает чувством вины, и вот он уже почти готов взять всю ответственность за новый инцидент на себя..

Но наваждение проходит так же быстро, как и все случившееся.
Учитель уже строит ребят у порога и стайками выпускает в коридор. Баки задерживается, чтобы помочь вытащить Старка. Биолог остаётся в классе проверять, чтобы все успели выйти и ничего не забыли, так что он дотаскивание старшеклассника до крыльца - и как только тот может стоять самостоятельно, незаметно покидает его и смешивается с толпой, спеша обойти здание и посмотреть, что же это на самом деле так бахнуло? Вряд ли младшеклашка с темными очками в самом деле могла наделать столько шума, и теперь ему весьма важно разобраться во всем и доставить информацию в штаб первым.

+6

17

Подобного светопреставления Герт еще не видывала. Кажется, даже после землетрясения на стадионе и объявления виновника произошедшего в целой школе не было такого бурления эмоций, как сейчас в этом отдельно взятом классе. Если кто и бурлил, то исключительно про себя. Возможно, тогда народ еще в полной мере не осознал случившегося или просто не поверил... а возможно, уже тогда вспыхнули первые, пока еще незаметные искры, поджегшие бикфордов шнур всеобщего напряжения, и вот сегодня они наконец достигли пороховой бочки.
В классе творился форменный дурдом. Причем, благодаря Старку, в буквальном смысле. Его безумные вопли и попытка выйти в закрытую дверь били все рекорды неадеквата. Будь они персонажами мультфильма, в двери бы уже зияла дыра, повторяющая своей формой силуэт старшеклассника. Но поскольку это был не мультфильм, а обычная будничная реальность (хотя такая ли уж будничная?), бедолага просто сполз по двери на пол, не совладав со столь сложной конструкцией. А поговаривали, что парень - гений...
Герт даже привстала с места. Ей показалось, что у того сейчас, вдобавок ко всем прочим бедам, случится какой-нибудь припадок с пеной изо рта, и ей стало одновременно и жаль юношу, и реально страшно оставаться в этом кабинете.
Однако рядом со Старком уже находился мистер Козаченко, который пытался привести его в чувство. Гертруда очень надеялась, что ему это удастся. Она даже с укором оглядела класс: вот чего они добились своими нападками! Зачем вообще было провоцировать человека с нарушенной психикой?
Но странное дело: никто и не думал униматься. Даже видя, что Старк уже дошел до ручки, все всё равно продолжали гомонить. А Китти и Табита и вовсе выглядели так, что сейчас разревутся. Неужели только из-за того, что их обозвали мутантами? Разве это так обидно? На взгляд Герт, это было скорее глупо. Небось, просто никто не обзывал их в детстве обидными прозвищами, вот они и не привыкли.
Мистер Козаченко все пытался урезонить своих подопечных, но справиться сразу со всеми ему не удавалось. Тут его обычная мягкость определенно не играла ему на руку. Ему бы рявкнуть сейчас на всех как следует да надавать Старку пощечин - глядишь, и сработало бы. Но пока он пытался успокоить последнего, остальные тоже повскакивали со своих мест, а Табита так и вовсе выскочила в проход и начала делать странные пассы руками и театрально закатывать глаза. Ну вот что за склонность к показушничеству? Неужели она не понимает, что сейчас всем не до ее шуточек?
Раздавшийся вслед за тем окрик "Не надо!" заставил Герт удивленно обернуться. Восклицал никто иной как Баки, и девочка даже успела подивиться: неужели произошедшее на стадионе так сильно напугало его, что он и правда готов поверить в то, что мутанты окружают их со всех сторон? Готов даже поверить в то, что мутантом может быть Табита - самая последняя кандидатура, на которую Герт бы подумала. Да бросьте. Какой из нее му...
Впрочем, больше Гертруда ни о чем подумать не успела. Потому что именно в этот момент - шум! грохот! суматоха! - в школе и в самом деле что-то взорвалось. Причем чуть ли не под ногами у находившихся в классе. Герт вздрогнула, но почти не ощутила этого, потому что вместе с ней вздрогнула вся школа. Жалобно зазвенели стекла (слава Богу, что не вылетели!), с потолка посыпалась не то побелка, не то обычная пыль. Гертруда втянула голову в плечи. Если честно, какой-то жалкий взрыв ни в какое сравнение не шел с тем, что она успела пережить за прошедшую неделю, однако сердце все равно екнуло. Что это было? Может, химкружок чего намудрил? А вдруг это террористы?! Или... и правда мутанты?
Гертруда покосилась в сторону Табиты, которая выглядела едва ли не более озадаченной и испуганной, чем все остальные. Да ну, ерунда. Взрыв-то произошел где-то снаружи, так что его никак не могла устроить она. Однако одноклассница сей факт убедительным не посчитала, потому что тут же кинулась к учителю, клятвенно заверяя, что она тут ни при чем. Небось, испугалась, что из-за устроенного тут представления и всеобщей истерии кто-нибудь и правда подумает на нее - и тогда не миновать ей исключения, как и Лансу. В нынешние времена опасно так шутить. Но чего еще ожидать от Табиты?
Впрочем, девочка быстро отвлеклась от одноклассницы, потому что в классе ощутимо запахло дымом, и внимание всех обратилось к уже не гипотетической, а вполне реальной опасности. К счастью, мистеру Козаченко наконец-то удалось призвать их маленькую группку к порядку. Вряд ли кому-то хотелось задохнуться в дыму и пожаре, так что в классе было заключено временное перемирие. Смахнув вещи в сумку, Герт оперативно влилась в нестройную шеренгу подростков, торопящихся покинуть класс по команде учителя. Больше она никогда не будет говорить, что учебная тревога - это пустая трата времени! Отработка необходимых действий действительно пригодилась, хотя в экстренной ситуации все это моментально вылетело из головы, но какие-то зачатки все же остались в памяти, и благодаря им Герт быстро удалось мобилизоваться.
Насчет "дыма и пожара" она, конечно, погорячилась. В коридоре хоть и было дымно, но никаких языков пламени не наблюдалось. Если где и был пожар, то носил он, скорее всего, локальный характер и пожирать всю школу не собирался. Хоть какое-то утешение.
В коридоре уже толпились кучки студентов из других классов, также оставшихся на дополнительные занятия или заседавших в кружках. Их небольшая компашка быстро смешалась с остальными, и кто-то из учителей повел их на выход. Мистер Козаченко шагал где-то сзади, проверяя, не отстал ли кто по пути.
Снаружи школьное здание выглядело практически как обычно. Никаких тебе обрушений, ничего такого, что сразу бы бросалось в глаза. Так что определить, где именно произошел взрыв, Герт так и не смогла. Однако дело явно было нешуточное: рядом со школой уже стояла машина скорой, куда кого-то грузили (за толпой взрослых девочка так и не смогла разглядеть, кого), а после она приметила и полицейского. Все это вызывало в душе серьезную тревогу. Если так пойдет и дальше, от их школы мало что останется.
В толпе учащихся Герт быстро растеряла из виду свой биологический кружок. Впрочем, о том, чтобы вернуться и продолжить занятия, речи, разумеется, не шло, так что группки студентов потянулись к воротам, обсуждая на ходу произошедшее. Слово "мутанты" встречалось в этих обсуждениях даже чаще, чем требовалось, и Гертруда решила, что домой пойдет пешком. Разговоров о мутантах ей на сегодня хватило по горло. А завтра, глядишь, ситуация хоть немного прояснится, и им скажут, в чем было дело. В школу, набитую мутантами, Герт по-прежнему не верила. В то, что после отчисления Ланса они вышли на тропу войны - тем более. Вспомнив Табиту и ее шуточки, девочка покачала головой, а потом поежилась, когда перед глазами вновь встала скорая. Хотелось бы надеяться, что в этот раз обойдется без отчислений. И без фатальных последствий.

Отредактировано Gertrude Yorkes (07.07.2017 12:53:45)

+6

18

Тони затихает, всхлипывая под дверью. Все вокруг мутится, плывет, ускользает. Звуки стираются, перемешиваются. Лица размываются, складываются в причудливые гримасы; он не знает, как на самом деле должны выглядеть те самые "опасные мутанты", но - наверное - именно так. Оскаленные рты, провалы глаз, звуки и завывания на непонятном диалекте, что не разобрать человеческому уху.

Мир вокруг стремительно рушится. Трясется. Дрожит. Осыпается побелкой с потолка. Стены сжимаются, горизонт накреняется, горло сжимает спазмом, сердце сбивается с ритма и истерично рвётся из груди до боли в ребрах.

Силясь прийти в себя, Старк бьется затылком о дверь позади себя пару раз. В голову медленно начинаются проникать слова учителя. Юноша с трудом фокусируется на лице биолога, тот выглядит обеспокоенным и звучит весьма терпеливо. Класс за его плечом он видит крайне смутно, но улавливает движение: ученики шевелятся, роятся, сдёргиваются из-за парт и придвигаются.
"Осторожно!" - хрипит Тони непослушными губами. Они схватят сперва Козаченко, а после растерзают и его. Пытается предупредить, но учитель не слушает. Не видит опасности. Не ощущает подвоха.

Подростки надвигаются под дребезжание стёкол и гул между стенами. Его хватают несколько пар рук, сильных, не отбиться. Рывком ставят на ноги, выпихивают из класса, тащат по коридорам. Тони настолько напуган, что даже не может орать, хотя очень хочется; крик застрял в горле, где-то под кадыком, и его никак не протолкнуть.
Ноги заплетаются, он почти не стоит самостоятельно. Но тот, кто его тащит, безгранично силён; Старк ощущает под рукой бугры мышц, хотя ученик и не велик ростом, он удерживает его, словно пушинку, и почти несёт в одной руке. Тони все никак не удаётся рассмотреть его лицо и понять, что же за силищей наделён этот мутант и кто он на самом деле?

Впрочем, дорога его немного утешает. Мир выравнивается, стены перестают трястись и расползаться. Его опора исчезает сразу, стоит оказаться за крыльцом. Старк судорожно глотает свежий воздух побелевшими губами, будто задыхающийся карп, а после рыщет вокруг глазами. Кто это был? Кто его нёс? И куда делся? Вот он - настоящий мутант, не иначе! Нельзя его упустить.
Не обращая внимания на слабость в коленях и суету вокруг, Тони отделяется от группы и боком старается преодолеть кусты, чтобы последовать за таинственным учеником, лицо которого все ещё ускользает от повреждённого разума.

+6

19

Китти все это надоело. Более того - осточертело. И все эти разговоры, и поднявшийся шум, и волнение среди людей, и эта школа, и другая, и даже профессор Ксавье в частности. Она жила нормальной жизнью, не собиралась пользоваться своими способностями и совершенно точно не причиняла никому вреда. Она не собирается выслушивать оскорбления от кого бы то ни было. Прайд не хочет участвовать более в этом цирке. Она настолько зла и расстроена, настолько успела устать за последние дни, что даже не обращает внимание на то, что беспредел только нарастает. Опускается обратно на стул и отворачивается. Все, надоело. Не было никакого смысла размахивать руками и что-то пытаться доказать. В глазах простых людей она останется чудовищем. И именно поэтому никто и никогда больше не узнает ее секрета. Ей и самой стоило забыть о своих силах. Всем им стоило, они лишь доставляют себе неприятности. Черт уже с окружающими, которые не видят дальше собственного носа, но подставляться самим – увольте. И, признаться честно, Китти даже не пугается прогремевшего то ли взрыва, то ли просто слишком громкого хлопка. Она еще помнит, как однажды парни из футбольной команды взорвали петарду в унитазе… Но зато хватается за эту возможность. Ей нужно уйти, покинуть эти стены и немного успокоиться. Иначе… она не знает. Но в подобном моральном раздрае она наворотит дел. Провалится в спортивный зал, например…
Прайд в числе первых хватает сумку и спешит на выход. По показательно широкой дуге обходит Барнса и Старка. Не смотрит в сторону своих же коллег по «школе для одаренных детей» и почти пулей вылетает в коридор. Ее душат слезы, ей хочется кричать и тоже громить все вокруг, совсем как Альварес! Как жаль, что она может лишь исчезать и ускользать, вот бы она сейчас!.. ничего не сделала. Потому что не решилась бы, потому что у нее не хватило бы уверенности и сил. Она же не Ланс. И даже не одна из мутантов с разрушительной силой, что они так отчаянно сдерживали внутри себя. Только кто же это поймет? Кто хотя бы задумается о подобном? Всем плевать. И Прайд чувствует куда острее то, что чувствуют подростки во всем мире – одиночество. Даже когда не один, даже когда окружен людьми, похожими на тебя, такими же как ты. Все это не то. Это уже не поможет. Она на пределе, вымотана той вспышкой, что произошла в классе. И единственный, кто может ей помочь – это Ланс. Ее Ланс.

Когда Китти выбегает на крыльцо школы, там уже бурлит толпа из других школьников. Учителя стараются совладать с этой неконтролируемой силой, но Прайд совершенно это не интересует. Она протискивается между взбудораженными подростками и спешит покинуть школьный двор. В такой мешанине никто не замечает ее финта. Или просто не хочет – тут не особо есть кому-то дело друг до друга. Поэтому она с легкостью просачивается за ворота и стремительно удаляется прочь. Ей надо оказаться как можно дальше от всего этого, вдохнуть полной грудью и даже не думать о том, что произошло. И, скорее всего, еще будет происходить. Китти не настолько наивна, чтобы предполагать, что все само по себе сойдет на нет. Скорее всего, все только начиналось. Общественность еще заявит о своем отношении ко всему, что отличается от основной массы. Их не раз будут клевать. Тыкать носом в собственное уродство. Как будто они сделали все это специально! Как будто им все это нравится!
Смахивая с щеки слезы, Прайд крепче сжимает ручку сумки и срывается на бег. Ей нужно увидеть Ланса, обнять его покрепче и забыть обо всем. Все обязательно пройдет, когда она улыбнется и скажет ей «Кис-Кис, не думай о глупостях». Они будут пить вредную колу и даже возьмут по хот-догу. Он будет пытаться забраться ей под юбку, а она надает ему по рукам. Они будут делать все то, что делают обычные подростки. Потому что они ничем не отличаются! Потому что они такие же, как и все. Даже если она может пройти сквозь стену, а Альварес снести с лица земли целый стадион. Просто… просто не трогайте их. Дайте ходить в кино, есть поп-корн и целоваться на крыльце дома. Большего им не нужно. Большего они не просят. Самые обычные дети с самыми необычными способностями.

+4

20

Ситуация все сильнее накаляется. Каждый из них бомба замедленного действия, но стоит одному из них вспыхнуть, и волна погребет под завалом мира всех: и людей, и мутантов. Не только в этом классе, школе и городе. Волна прокатиться по всему миру, порождая новые взрывы. И градус будет лишь возрастать. Со страшным скрежетом и дребезжанием, закрутиться кровавая машина, подминая, ломая сотни и тысячи жизней. И грохот этот будет означать лишь одно.
Началась война.
Роуг осознает это неожиданно и ей на мгновенье становиться почти страшно. Она почти слышит, как грохочут копыта коня, что несет воинственного всадника на своей спине. Но, кажется, этого до сих пор никто не осознает. Потому как сложно поверить в то, что обычная ссора может перерасти в подобное. Особенно подросткам, в чьих головах лишь бушующие гормоны и проблемы с учебой.  Но в такое всегда сложно верить.
Все они зависли над пропастью и с каждым мгновением нить, что держит этот хрупкий мир, истончается. Но никто из них не делает попытки удержать эту нить, остановить это падение в бездну.
Роуг никак не может понять, для чего все это делается. Зачем эти люди расшатывают мир, чего этим хотят добиться? Почему не могут понять, что ничего, кроме гибели это не сулит? Почему им так сложно осознать, что в этой войне не будет ни победителей, ни проигравших. Что после этой войны вообще больше ничего не будет.
Но, может, так и должно произойти?
Сколько еще можно отсрочивать неизбежное? Вновь и вновь оттаскивать упрямое человечество от края и грозить пальчиком, словно непослушному дитя? Как долго они еще смогут держать этот мир, прежде чем он разлетится осколками, что ни собрать, ни склеить. Может, пора сделать то, к чему их так сильно подталкивают?
Роуг, в отличие от своих сверстников, не питает иллюзий по поводу радостного и светлого будущего. Его не будет. Не будет колледжа и престижной работы. Не будет семейных посиделок по праздникам и выходным. Не будет почтенной старости в окружении детей-внуков. Будет лишь противостояние. Люди никогда не смиряться с тем, что есть кто-то не такой, как они. Кто-то сильнее. А мутанты ни за что не согласятся на рабский ошейник и место второго сорта, лишь за то, что родились с даром, которого и не хотели вовсе.
Роуг уж точно не согласиться на подобное. Никогда и ни за что. Профессор может сколько угодно рассказывать им сказки о том, что люди изменяться. Проповедовать путь смирения и терпимости, словно какой-то священник.  Звучит почти пошло и, вместе с тем, отвратительно. Роуг никогда не верила в Бога, ибо его придумали люди. Словно продажная женщина, он прощал любые грехи, стоило лишь покаяться. И все, ты в вышей лиге.
Это мерзко и не справедливо.
Роуг почти не удивляется, когда Табита вскакивает с места, взвинченная и обиженная. Такие всегда срываются самыми первыми, потому как не привыкли думать наперед. Слишком быстро вспыхивают, но и остывают столь же резко. Следом идут более опытные, но слишком вымотанные борьбой с самим собой и остальным миром. Слишком усталые для того, чтобы сдерживаться. А за ними идут те, кто надеться удержать мир. И ситуация, нарастает, словно снежный ком, втягивая все больше людей. И тогда уже не важно, виновен ты или нет, хотел ли ты войны или же был всеми руками за мир. Все это просто теряет смысл. В конце остаются лишь самые сильные, умные или просто чертовски удачливые.
А после них не остается ничего. И это самое забавное.
Грохот происходит неожиданно, отчего все вокруг вскакивают со своих мест. Роуг даже немного удивляется тому, сколь быстро ситуация набирает обороты. Была ли то вина Табиты или же это простое стечение обстоятельств, девушка не знает. Но страха нет, потому как не смысла бояться того, чего ты подсознательно ожидала. Хаос, меж тем накрывает школу, всюду слышны панические крики и топот многочисленных ног. Сверху сыпется пыль и штукатурка,  а школу обволакивает едкий дым.
Самое удачное время для того, чтобы затеряться в толпе и исчезнуть. Роуг, уходя, даже не оглядывается, дабы узнать, что же на самом деле произошло. Взрослые будут говорить о неисправности в трубе или же проводке, но на самом деле виноватыми вновь окажутся мутанты, ибо выходка Табиты наверняка не останется без внимания. Не в нынешние времена. Чем дальше Роуг уходит от школы, тем яснее ей видеться будущее. Это только начало и дальше будет хуже. Сейчас  их прервали, но кто знает, что будет в следующий раз. Смогут ли сдержать бурю?
Им остается только готовиться и когда рухнут стены, что разделяют их, людей и мутантов, им останется только сражаться. И Роуг будет готова. Но будут ли готовы другие к противостоянию? Девушка хмыкает, почти злорадно. Это обещает быть интересным.

+4

21

Несмотря на воцарившееся в классе светопреставление, мистер Козаченко по-прежнему остается образцом терпения и терпимости. Даже взрыв его не смущает. Что ж, похоже, рассекречивание собственной личности ей сегодня не грозит. Обвинять Табиту учитель точно не собирается. В ответ на его слова та может только кивнуть. Ей даже становится немножко стыдно за свою несдержанность. Она как ее бомбочки - горит недолго, устраивает много шума и вот уж вспышки как не бывало. Особенно когда возникает новый отвлекающий фактор. Вероятно, она еще вспомнит об этом инциденте и дорефлексирует обо всем, что не успела, но в данный момент все эти мысли вытесняет произошедший взрыв и паника в коридоре. Табита послушно строится в шеренгу вместе с остальными и покидает класс строго по инструкции. Но уже в коридоре она нарушает строй и внимательно осматривается. Что же произошло? Несмотря на стоящий в коридоре едкий дым, ей удается рассмотреть, что пол неподалеку от их кабинета поврежден. В нем как будто бы дыра, словно... что-то пробило ее снизу? А значит... Табита не знает, что это значит, но это определенно был не обычный взрыв! И это точно не она. Но кто тогда? Девушка все еще немного напугана, однако ее тревоги постепенно принимают иное направление. Возможно, если бы не давешний инцидент с запиской, она восприняла бы все иначе, но сейчас ее мысли крутятся вокруг одной темы и она не может не подумать: вдруг в их полку прибыло? Что, если все происходящее - результат обретения кем-то новых способностей? Уж кому, как не ей знать, как трудно их приструнить в такой момент. Да какое там "трудно" - невозможно! Вспомнить хотя бы Тая, который едва не спалился прямо посреди школьного двора. Вдруг как раз сейчас опять происходит нечто подобное? И она, как более опытная в этих делах, должна лично убедиться, так ли это, проконтролировать, помочь, в конце концов! Конечно, скорее всего, уже слишком поздно, и если кто-то устроил внезапный каминг-аут перед всем классом, помочь бедолаге она не сможет. Но вдруг все-таки не поздно? Время уже почти неурочное, большинство успело разбежаться, вполне можно взорвать что-нибудь украдкой, а после сделать вид, что ты просто проходил мимо... Проверить точно стоит! Табита пытается вспомнить, что находится на этаже под ними. Кажется, в каком-то из кабинетов должен был проходить последний урок у Хайме. Вот тебе раз! Интересно, он-то уже ушел? Он должен был дежурить сегодня по классу, а у Табиты было это проклятое занятие, и Хайме по-джентльменски обещал ее дождаться, чтобы вернуться домой вместе. Быть может, он что-то видел?
Отбиться от своей стайки студентов по пути не выходит. Вокруг слишком много учителей, которые усиленно бдят за тем, чтобы все учащиеся покинули здание школы. Однако во дворе воцаряется слишком большая суета, чтобы уследить за всеми, и Табита пользуется этим, чтобы смешаться с толпой и незаметно ускользнуть. В отличие от большинства, она пока не собирается домой. У нее еще есть здесь дела.

---> [15.05.17] Scarabaeus sacer

+3

22

Квест завершен

Левел-ап для персонажей:
Баки: +2 к ловкости и скорости реакции.
Китти: Способности лучше поддаются контролю и меньше зависят от эмоционального состояния девушки. При фазировании только себя способности "включаются" с первого раза, однако фазирование нескольких человек/доп. массы всё еще требует больших усилий.
Роуг: Может осознанно использовать заимствованные способности в течение 30 секунд после контакта.
Табита: Максимальное время "заряда" создаваемых сфер увеличивается до 1 минуты.

Не забудьте дополнить свои личные темы!

0


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [15.05.17] A Recipe for Disaster


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC