Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.03.18 Нам 3,5 года!
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"- Здесь что-то не так, босс, - предостерегает он, когда они добираются до другого конца поля. Как и в прошлый раз, Сардинки не торопится покидать кукурузные заросли, хоть его нос и не находит поблизости источников угрозы. - Это то самое место... Но я не чую того, что чуял вчера.
Казалось бы, это... хорошо? Однако Сардинки обеспокоен и озадачен. Он и сам не может объяснить, почему ему так не нравится исчезновение того, что таилось здесь. Ин-ту-и-ция? А может быть, дело в том, что он знает, что на самом деле опасность не исчезла, а просто переместилась в другое место?"
>>>читать пост<<<
КРИМИНАЛИСТ МЕСЯЦА



David Singh

БАННЕРЫ


LYL Красная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [13.09.16] Brave


[13.09.16] Brave

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://geniusquotes.org/wp-content/uploads/2014/04/Never-forget-who-was-there-for-you-when-no-one-else-was.jpg

Название: Brave
Участники: Гертруда, Сэм
Время и место: Смоллвилль Хай и окрестности
Краткое описание: с началом учебного года для малышки Герт начинается новая жизнь. Окружающие ей не очень нравятся, но и она им тоже. Задиры не оставляют новенькую без внимания и уже готовят обидные слова, однако Сэм не может закрыть на подобное глаза - и неминуемо ввязывается в очередные неприятности.

+4

2

Смоллвилль. Маленький городок, состоящий в основном из кукурузных полей. Даже странно, что его отмечают на картах. На взгляд Гертруды, составителям карт достаточно было бы написать в этом месте: "много кукурузы", и это было бы вполне исчерпывающе. Однако теперь ей самой приходилось жить в этом "многе кукурузы", что девочку совсем не воодушевляло. Она уже успела изучить новое место жительства вдоль и поперек - изучать там действительно оказалось практически нечего - и утвердилась в своих худших подозрениях.
Герт до сих пор дулась на родителей за этот переезд. В конце концов, разве в ее жизни не начинался самый важный период? Разве старшая школа Смоллвилля была достойным местом для ее подготовки к колледжу? Пусть этот городок находился всего в паре часов езды от Старсити (а по пробкам набиралось все четыре), Герт сильно сомневалась, что оттуда долетит должный уровень знаний. Разве ее родители не хотели, чтобы она получила достойное образование? Если так, то они очень странно подошли к этому вопросу. Да, их работа была, несомненно, важной - ну вот и занимались бы ею, а ее бы туда не приплетали! Она могла бы переехать к тете, в конце концов! И что с того, что та живет слишком далеко от той частной школы, куда Герт планировала поступать - конечно, очень логично было увезти ее еще дальше, как будто Смоллвилль Хай достойная альтернатива этой самой школе! А то, что тетя часто вынуждена уезжать в командировки - так это было бы для подростка ее возраста даже лучше! Пора учиться самостоятельности и всякое такое. Но родители полагали иначе, и Гертруде пришлось смириться. Ну, как смириться - ворчать она не перестала вплоть до начала учебного года, а там впору было начинать стенать и пенять родителям на загубленную молодость.
Первые дни в школе проходили примерно так, как она и предполагала. Герт была новенькой не только в Смоллвилль Хай - в конце концов, это был первый класс старшей школы, так что тут все были новенькими. Но они все были местными, а Герт - приезжей и тем привлекала к себе повышенное внимание остальных студентов. Это слегка раздражало. У этих деревенских детишек было так мало развлечений, что появление в городе любого нового человека воспринималось ими как целое событие. Но Гертруда была не особо расположена с ними общаться. В конце концов, она не сильно интересовалась кукурузой, а о чем еще можно было разговаривать с местными, не представляла. Она сразу дала это понять; те, кто поумнее, просекли это достаточно быстро (надо же, хотя бы кто-то здесь соображает!) и игнорировали ее так же, как и она их. Но, естественно, в каждом классе находились свои задиры, которые считали своим долгом проверить новичка на прочность. Надменность Гертруды подействовала на них, точно красная тряпка на быка. Только вот они не знали, с кем связались. Вывести ее из себя было крайне сложно и для этого требовалось побольше мозгов, чем было у местных хулиганов. На дразнилки девочка не велась с третьего класса, успев уяснить, что, если не реагировать, обидчикам быстро становится скучно тебя изводить. К тому же, примерный репертуар дразнилок был всегда одинаков: она успела выучить их все, и теперь они отскакивали от нее, ни капли не задевая. А иной раз могла и осадить противника ответной колкостью.
Однако для того, чтобы полностью отвадить оппонентов, требовалось время. Пока что те воспринимали безразличие Герт как личный вызов. Убедившись, что простыми намеками на маленький рост и полноту ее не возьмешь, они стали искать другие способы зацепить ее.
- Эй, чемпион-тяжеловес, мозги не перегреются? - кто-то из мальчишек выхватил у Гертруды книгу, которую она читала на переменке, пристроившись на лавочке возле школы. Девочка слишком увлеклась содержанием и не услышала, как они подкрались.
- Эй! - возмущенно воскликнула она и соскочила с лавки. Но почти сразу взяла себя в руки и устремила на провокатора самый презрительный взгляд, на который только была способна. - Ты совсем дурак, что ли? Отдай книгу, - уперев одну руку в бок, она требовательно протянула вторую к мальчишке.
- А ты отними! - поддразнил тот, поднимая руку с зажатой в ней книгой над головой. Стоило ей сделать шаг в его сторону, как парень перебросил книжку своим друзьям, с готовностью принявшим позы волейболистов. Гертруда остановилась, сжала кулаки и глубоко выдохнула. Иногда не вестись бывало чертовски сложно. Она знала, что сейчас ей нужно просто развернуться и уйти, отпустив напоследок комментарий про умственные способности задир и оставив их тем самым в дураках. А за книжкой можно будет вернуться позже - наверняка ее просто бросят где-нибудь в кустах. Но Герт была чертовски зла. И больше всего ей сейчас хотелось треснуть заводилу как следует. Она уже даже задумалась, не поступиться ли ей разок своими правилами и не последовать ли для разнообразия своим примитивным желаниям, раз по-другому до этих ребят не доходит... но прийти к какому-то решению не успела.

Отредактировано Gertrude Yorkes (21.06.2016 11:00:44)

+11

3

Мальчик из провинции. Вся его жизнь скучна, размерена и спланирована наперед. Он окончит школу, поступит в колледж и примется за подработку, которая — скорее всего — после и станет основным местом его работы. Перспектив здесь не много, если повезет — попадет на завод, если нет — останется в низах, возможно даже будет дворником, как и его отец.
Все это очень печально. Но в 14ть об этом совсем не думаешь! Сэму грезятся космические приключения, опасные сражения и горячие победы. Он не видит себя фермером, барменом или офисным планктоном. Ему не нужны миллионы долларов и огромный трехэтажный особняк в центре Метрополиса. Земные блага его не волнуют и не прельщают; все, о чем он может мечтать, это стать внепланетным рейнджером и спасать цивилизации от опасности.
— Эй, чудила, — смешливый голос вырывает его из фантазий. — Опять размечтался?
Задетый чужим локтем учебник плюхается с края стола, и Сэм вынужден наклониться, чтобы его поднять. Попутно получает по загривку — звонко, больно, обидно — и даже вскакивает, чтобы дать сдачи, но обидчики уже удаляются, посмеиваясь почти беззлобно. Его тут недолюбливают, но в школе стараются не трогать; здесь слишком много лишних глаз, гораздо веселее поколачивать его на пути к дому.
Вздыхая своему невезению, мальчик возвращается за парту и снова переводит взгляд за окно, но того мечтательно настроения, что было у него с утра, больше нет. На смену грезам и фантазиям приходят мысли о тяжелом и бытовом: например, как пережить очередной день в школе и сохранить все зубы в целости? Бесспорно, раньше конфликтов было меньше — очевидно, в силу возраста — но чем старше он становится, тем отчетливее понимает, насколько жестоки окружающие. Даже несмотря на то, что они с этими ребятами живут по соседству и растут с пеленок вместе, это не останавливает их на пути к насмешкам и насилию.
Впрочем, Сэм — не самая легкая жертва для хулиганов. Да, он рассеян и мечтателен. Да, он не силен и мал ростом. И, да, в конце концов, любое неосторожное слово об его отце и семье в целом выводит из себя, кидая в неконтролируемый приступ гнева, в котором он уже не мог здраво оценивать ход стычки.. Однако же, за себя постоять он умеет и любит. Пускай даже после все болит, потому что мальчик неминуемо проигрывает ввиду разных факторов — роста, силы или даже оттого, что хулиганы чаще всего собираются по трое-четверо — но становиться безропотной грушей для битья он не собирается. А потому воспринимает каждый проигрыш как ценный опыт, стараясь учиться на ошибках.
У Сэма внутри живет неуемный оптимизм. И даже когда все плохо — очень плохо! — он старается видеть светлое. Вот, к примеру, в этом году в их классе появились новенькие. И им было гораздо хуже, чем Сэму! Одна девчонка так и вовсе маленькая, пухленькая и носит разноцветные волосы. В довершении всего, она с виду тихая и очкастая, явно городская. Конечно же, ее хулиганы "полюбили" в первую очередь. Она была идеальной, будто по учебнику, жертвой для плохишей. Одинокая, новоприбывшая, не агрессивная и какая-то крошечная. Вот, думал Сэм, у меня все еще не так плохо; по крайней мере, он умел орудовать кулаками.
Сегодня за обедом новенькая отвлекает задир. Сэму удается пообедать в спокойствии и даже сохранить все карманные деньги, чему он неуемно удивлен.. Покуда не выходит во двор, где кучка идиотов уже перекидывает книгу из рук в руки, задирая незнакомку. Точнее, он даже знает ее имя — Гертруда — они учатся в одном классе, но лично не представлены.
"Просто пройди мимо," — советует себе мальчик. Сегодняшний день в целом не плох. И, несомненно, мог бы стать еще лучше, если бы ему удалось удержаться подальше от неприятностей.. Но уже в следующее мгновение он ловит себя на том, что со всех ног спешит к месту действия и в коротком прыжке ловит книжку за обложку. Она уже потрепалась от бросков и даже, кажется, немного порвалась, но теперь она спасена — и это главное.
— А ну перестаньте.
Собственный голос звучит издалека и кажется чужим.
Это он говорит? Зачем он это делает? Девчонка неплохо справлялась и сама. По крайней мере, ее бы бить не стали — а вот его могут. К тому же, они даже не приятели, чтобы выручать ее... Тогда — зачем? Сэм мысленно надевает на голову шлем космического рейнджера и превращается в защитника сектора 2814. Перед ним шевелят щупальцами мерзкие выродки с планеты Крик, но они его совсем не пугают. Если он отступит, то кто защитит Землю? Детей и взрослых, хулиганов и ботанов — все они одинаково нуждались в спасении. Потому что были обычными, а у Сэма была космическая сила.
— Опять этот идиот, — вздыхает один из хулиганов и выглядит как-то обреченно. Возможно, им уже надоело лупить этого мальца? Но Сэм не тешит себя надеждой, наверняка это лишь небольшая передышка или обманный маневр, но.. Они умывают руки и просто уходят, следом дребезжит звонок. И внезапно мальчик ощущает себя героем. Настоящим спасителем! Даже под носом подтирает, победно шмыгая. Вот так, бегите, спасайтесь, вы еще не знаете, с кем связались!
— Обычно они так просто не уходят, — оборачиваясь к девочке, первым подает голос. — Сегодня повезло. Будь осторожнее в следующий раз.
На его лице нет ни следа от страха. И ее он пытается заразить тем же, хотя она и не выглядит напуганной, лишь капельку сердитой. Это хорошо. Нельзя бояться задир, иначе они совсем распустятся.
Вскидывая руку, он машет ей ладонью на прощание и первым убегает в класс, только там вспоминая, что им вообще-то было по пути и не стоило оставлять ее на улице одну.. Однако девочка успевает следом как раз перед приходом учителя, и внутри Сэма все успокаивается, а неприятный инцидент почти сразу забывается.
До тех пор, пока не заканчиваются уроки — и все не начинается заново.

Отредактировано Sam Alexander (08.05.2017 23:09:07)

+11

4

Тактика игнорирования с этими пацанами не работала. Видно, у некоторых с мозгами было еще хуже, чем казалось. С такими было сложнее всего. Следовало уходить. Жаль было книжку, но спасти ее можно было лишь сделав вид, что она ей совсем не нужна. Взять на заметку: не носить в школу личные книги.
Гертруда уже развернулась, чтобы покинуть школьный двор, но в этот самый момент краем глаза уловила, как книга вдруг изменила траекторию своего полета. Кто-то неожиданно вмешался в "игру" и перехватил ее на полпути. Этим кем-то оказался ее же одноклассник - Сэм, кажется. Росточком он тоже не вышел, как и сама Герт, и также служил предметом насмешек и подколов для одноклассников - да и для пацанов постарше, любящих посамоутверждаться за счет того, кто заведомо слабее. В отличие от Герт, мальчишка характер имел вспыльчивый и на каждую подколку реагировал весьма остро - к радости тех, кто дразнил его. Она бы сказала ему, что тем самым он делает себе только хуже, но ведь это было не ее дело, правда? Вернее, оно не было ее делом вплоть до сегодняшнего дня, когда однокласснику с чего-то вдруг стукнуло в голову заступиться за нее. Его глаза аж сверкали от праведного негодования и готовности кинуться в бой. Герт мысленно сфэйспалмила. Ей-то мальчишки ничего бы не сделали, подразнили бы и разошлись (вернее, она бы первая ушла и оставила бы их в дураках - и никак иначе!). А его сейчас просто поколотят, вот же глупый. Как бы ей не пришлось сейчас спасать своего защитника - не бросишь же его теперь после такого благородного жеста. А жест был благородным, этого у него было не отнять. Герт оценила. Оставался вопрос, чем все это закончится.
А ничем не закончилось. Задиры переглянулись и... просто ушли. Герт даже слегка опешила. Молча проводив их взглядом, она повернулась к Сэму, принимая из его рук свою книжку.
- Эм, спасибо, - сказала она и хотела было добавить: "У меня было все под контролем", но ей не хватило духу: мальчишка смотрел с таким победным видом, как будто спас ее как минимум от огнедышащего дракона. Даже такому скептику, как Герт, не хотелось убивать в нем этот дух романтизма. К тому же, будем честны: возможно, все было не настолько уж под контролем, как ей хотелось бы думать.
Прозвеневший вслед за тем звонок обозначил наиболее вероятную причину ухода задир: просто перемена закончилась и пора была возвращаться в класс.
Нежданный защитник наставительно посоветовал ей быть осторожней и тоже убежал в школу. Забавный мальчишка, решила про себя Герт. Где в наше время найдешь такого, чтоб был готов заступиться за девочку? За нее, например, еще никто никогда не заступался. Поэтому инцидент оставил Гертруду в некоторой растерянности. Хотя, пожалуй, ей было все же приятно, даже несмотря на то, что ее защитник чуть было не остался с подбитым глазом. Но сам факт!
Пожав плечами, Герт засунула порядком растрепавшуюся (но она и до того не отличалась новизной) книжку в сумку и зашагала следом за Сэмом.

***

Остаток учебного дня прошел без каких-либо происшествий. Гертруда невольно следовала совету быть осторожной: настороженно поглядывала по сторонам, держала вещи при себе и старалась смешаться с толпой. В общем-то, в школе в ее сторону поползновений никто больше не предпринимал. А вот по дороге к остановке школьного автобуса она заметила уже знакомую хулиганскую компанию. Мальчишки о чем-то заговорщически переговаривались и гыгыкали, но при виде нее замолчали и стали делать вид, что они стоят тут просто так. Ну да, конечно, так она и поверила. Сделав глубокий вздох, Герт решительно зашагала вперед. Ее путь лежал мимо шайки заговорщиков, но она не собиралась сворачивать в сторону. Вот еще. Пусть не думают, что она их боится.
Поравнявшись с мальчишками, Герт остановилась, ожидая, что вот-вот в ее сторону полетит какая-нибудь насмешка. Следовало быть во всеоружии. Но те молчали и смотрели на нее как-то даже недоуменно. "Чего выжидают-то?"
Герт не выдержала первой.
- Вам не надоело? - спросила она. - Так вот, мне пофиг, так и знайте!
Мальчишки переглянулись.
- Думаешь, мы тебя ждем? - бросил один. - Иди-иди своей дорогой, ты нас не интересуешь.
О, это было что-то новенькое.
- А кто же тогда? - Гертруда уперла руки в бока. Она бы ни за что не поверила, что парни просто "гуляли", слишком уж откровенно они подкарауливали кого-то. И если это была не она, у девочки оставалась только одна кандидатура. - Сэма, что ли?
- Иди давай, - повторил парень. - Тебя это не касается.
В общем-то, он был прав, ее это не касалось. Но хотя Гертруду в целом совершенно не интересовала судьба одноклассника, ей сделалось противно. Она уйдет и спокойно позволит этим придуркам побить его? После того, как он сегодня выручил ее? Герт чувствовала, что за ней остался должок, а быть должной этим деревенским ребятишкам ей совсем не хотелось.
- А не пошли бы вы сами? - предложила она. - Втроем против одного очень смелые, да?
- Тебе что, так хочется огрести за компанию? - разозлился тот, кто вел с ней беседу. - Так это можно организовать.
- Будешь драться с девчонкой? Да ты опускаешься на глазах, - едко сказала Герт, пряча за ехидным тоном посетившую ее неуверенность: не перегнула ли она палку? Следовало помнить о том, что мозгов у ее собеседников недоставало, так что провоцировать их не стоило, конечно. Но, кажется, она только что это сделала?
- Бить тебя не будем, не бойся, - сказал ее оппонент. Видимо, она все-таки выдала свой испуг. - Но проучить тебя стоит, - и он протянул руку к ее сумке.
- Эй, не трогай, - девочка спрятала ее за спину и попятилась. Ну вот, а у нее так хорошо получалось противостоять всем задирам до сегодняшнего дня... Что же пошло не так?

+7

5

Несмотря на то, что уроки тянутся томительно долго, Сэм все же любит учиться. Может, не все знания пригодятся ему в космосе, но оказаться самым тупым в отряде внеземных рейнджеров ему несомненно не хочется. Поэтому он усиленно зубрит математику, историю и биологию с химией и физикой — на его взгляд это именно те первостепенные основы, которые понадобятся в будущем. По крайней мере, из рассказов отца получалось, что во время космических передряг его не раз выручали именно элементарные знания о мироустройстве. Мальчик это подмечает и запоминает с детства, так что в школе старается вовсю.
К сожалению, учеба дается ему достаточно сложно. Нелюбовь к чтению обнаружилась в нем еще с малых лет, так что на уроках он больше слушает и запоминает, хватая куски преподаваемой информации и наспех силясь переварить, нежели уповает на домашнюю работу. Дома обязательно находятся прочие — и более важные — дела, нежели решение математических примеров и зубрение заданных (в наказание, не иначе) сотен текстовых параграфов из учебника. Будучи прилежным сыном, Сэм помогает матери по дому и присматривает за сестрой в свободное от мечтаний и активных фантазийных игр в войнушки с самим собой и палкой в руках вместо светового лазерного меча на заднем дворе их обшарпанного домишки время.
Впрочем, как бы там ни было, после уроков мальчик спешит покинуть школу и побыстрее. И дело вовсе не в том, что мать завещает ему каждый день возвращаться домой поскорее. Причин, на самом деле, множество. Одна из них — это хулиганы, что вечно к нему цепляются. Если постараться, то можно умудриться пробежать до автобусной остановки вперед всех придурков, так что никто его не достанет. Более веской причиной спешить покинуть Альма-матер является возможность добраться до реки и где-то там, на окраинах, предаваться фантазиям о космических полетах, строить ракеты из грязи и даже поджигать сухие листья с травой, чтобы спасать несчастных муравьишек из объятых пламенем ловушек. Муравьи, конечно, являются смышлеными обитателями сектора 3019 планеты Синофтис, а огонь — на самом деле, О`Гонь — разумное существо из сектора 998/15 с планеты Каа-аг. 
Весь в своих мечтаниях, Сэм едва не пробегает мимо очередной заварушки с участием уже знакомой девочки. Ему и невдомек, что вся эта толпа собралась исключительно ради него, но пройти мимо — как и прежде — он не может. Кто-то скажет, что спасать одну и ту же даму дважды в день — моветон, но ему выбирать не приходится. Обычно это его самого нужно спасать из передряг, а здесь — столь чудесное разнообразие в его размеренной истории неудач.
— Эй! — резко останавливаясь, он звонко окликает одного из задир, который как раз тянет руки к сумке юной барышни в беде. Вкус недавней победы все еще свеж в нем, так что Сэм безбоязненно продолжает, не замечая оживления двух дружков задиры. — Я же велел вам оставить ее в покое! С первого раза плохо дошло?
О, он в полной мере осознает, что нарывается. Но ему не страшно. И убегать он не собирается. Лишь сильно сжимает лямки старенького рюкзака в пальцах, широко расставив ноги, чтобы занять более устойчивое положение; если придется сделать рывок — Сэм сделает его без промедлений.
Быстро теряя интерес к однокласснице, все трое со сладким предвкушением на лицах придвигаются к мальчишке. Сэм смотрит упрямо, чуть нахмурившись, но не проявляя страха или беспокойства. На самом деле эта ситуация почти привычна для него. Подумаешь! Парой синяков больше, кого этим удивить?
— А ты отчаянный, удивить? — хмыкает один и потирает кулаки. Когда он стоит так близко, то разница в росте очевидна. Эти трое еще ко всему прочему и долговязы, так что Сэм почти взаправду ощущает, как усиливается земное притяжение, делая его крошечный рост еще более мизерным.
Что-то внутри подсказывает, что если он побежит, то его не догонят. Если прямо сейчас рванется, то все обойдется! Но девчонка все еще стоит рядом, а эти придурки так уверены в собственной силе, что даже противно.
— А ты отчаянный, — передразнивает Сэм и, отпустив лямки рюкзака, чтобы освободить руки, кидается самому ближнему оппоненту головой в живот. Охнув, тот оседает, зато двое других оживают и, после секундной заминки, ловят его за одежду, за волосы, все трое сцепляются и недолго лягаются и пинаются друг с другом, после чего неминуемо побеждает численность и грубая сила.
Отфыркиваясь и отплевываясь, поверженный "невеликий Александр" остается сидеть на траве, сожалея лишь о том, что в очередной раз порвал форму. Оппоненты не слишком довольны тем, что получили отпор, но все же они победили и доказали свою силу.
— В следующий раз получишь еще больше, — без особого удовольствия грозит ему один из задир напоследок. — Знай свое место, щ-щенок.
Да, он щенок. Очень маленькая собачка с плохими зубами и полным отсутствием мускулатуры. Зато! Смелости и отчаяния ему не занимать. Вытирая кровь под носом, мальчишка усмехается; он нисколько не напуган и, похоже, даже не ощущает себя неловко. Делов-то! Зато девчонка цела.
Подбирая рюкзак и чуть покачиваясь от слабости и полученных повреждения, Сэм краем глаза видит Гертруду и думает, что нужно ей что-то сказать. Но у него совершенно не остается сил на генерирование корректных обращений. Еще дома придется врать насчет синяков и царапин.. Как и всегда.

Отредактировано Sam Alexander (08.05.2017 23:08:16)

+9

6

Ситуация накалялась. Гертруде на самом деле становилось неуютно, и она уже успела пожалеть, что вмешалась. Она не очень представляла себе, что с ней (или с ее вещами) хотели сделать хулиганы, потому было сложно придумать тактику отпора - из-за этого она ощущала себя непривычно неуверенно. Она уже начала прикидывать, насколько повредит ее имиджу, если просто развернуться и убежать. Это была бы демонстрация слабости, чего допускать было ни в коем случае нельзя, но... Иногда отступление оказывалось самым разумным шагом, который можно было сделать. Оставался вопрос: была ли ситуация настолько отчаянной, или у нее еще был шанс постоять за себя?
И пока Гертруда медленно пятилась, лихорадочно перебирая про себя варианты того, как следовало поступить, откуда ни возьмись снова пришла помощь. И от кого бы вы думали? Правильно, от того самого мальчишки, чьи интересы она пыталась тут отстаивать. Как было уже очевидно, совершенно неудачно.
При появлении Сэма Герт быстро оказалась оттеснена на задний план. Задиры мгновенно оживились, обнаружив, что жертва сама идет к ним в руки, и тут же забыли про девчонку. Со стороны это смотрелось, честно говоря, совершенно дико. Три здоровых лба против одного тщедушного мальчишки, едва достававшего им до груди. При виде этой картины у Гертруды неприятно засосало под ложечкой.
- Эй, слушайте... - начала было она, еще не зная, что собирается сказать, однако Сэм опередил ее попытку решить дело бескровным путем. Видать, он по опыту знал, что назад дороги нет, и предпочел первым кинуться в неравный бой.
Это было... некрасиво. Наблюдать за тем, как трое колотят одного, было выше сил Герт. Она бестолково металась вокруг образовавшейся кучи-малы, кричала, чтобы те немедленно прекратили, и даже пыталась огреть кого-то из обидчиков своей сумкой - но, к сожалению, от ее помощи было мало толку. И хотя Сэм дрался отчаянно, силы были слишком неравны, так что результат драки был вполне закономерен. Очень скоро троица с видом победителей гордо удалялась прочь, а одноклассник Герт с трудом поднимался с земли, утирая разбитый нос.
Некоторое время оба молчали. Такое молчание Гертруде было, вообще-то говоря, несвойственно. Она привыкла, чтобы последнее слово оставалось за ней, а задиры так и напрашивались на какой-нибудь едкий комментарий, который сбил бы с них спесь и показал бы их "подвиг" в истинном свете. Побили малого - экие молодцы! Такие отважные, что только втроем и не побоялись влезть в драку. Эти и другие мысли крутились в голове девочки, но она молчала. Потому что что-то подсказывало ей: это будет лишним. Это могло спровоцировать новую драку, сейчас или в будущем, а Сэму и так из-за нее досталось. Наблюдая за тем, как он закидывает на плечо свой рюкзак, Герт кожей ощущала, как в воздухе разливается неловкость. Она понимала: все случилось из-за нее. Да, она ввязалась в перепалку с намерением отвадить задир, но лучше бы действительно шла своей дорогой. Сэм мог бы и проскочить мимо них или, по крайней мере, убежать, если бы те попытались его достать. Однако ее присутствие здесь лишило его возможности сделать это. Герт все еще пыталась переварить тот факт, что за нее вступаются уже второй раз за день, не пугаясь даже перспективы быть поколоченным.
Сам Сэм, впрочем, поверженным не выглядел. Наоборот, по-боевому сверкал глазами и даже нос вытирал с видом победителя. Ну да, ее-то он защитил. От этого Гертруде становилось еще более неловко. Однако одноклассник смотрел на нее, как ей показалось, выжидающе, и девочка почувствовала необходимость нарушить затянувшееся молчание.
- Придурки, - сказала она мрачно. - Только втроем на одного и смелые, - Герт честно не понимала, как можно упиваться своей силой, избивая того, кто слабее. Ты одержи верх в честной драке - тогда и гордись. А подобное установление своего превосходства было крайне мерзким. Очень хотелось как-то проучить тех мальчишек, но она пока не могла придумать, как. Встретились бы они ей во время прогулок с Олд Лэйс - вот и посмотрели бы тогда, насколько они храбрые!
Герт снова покосилась на Сэма и почувствовала необходимость сказать ему что-то воодушевляющее.
- А ты, ну... здорово держался. Спасибо, что вступился... - кашлянув в попытке скрыть смущение, она поспешно уткнулась носом в свою сумку и некоторое время копошилась там. Наконец она достала оттуда пластинку пластырей, которые таскала с собой из-за постоянно натирающей обуви, и предложила:
- Тебе умыться надо. Может, в школу вернемся? Хоть в порядок в себя приведешь. А я тебе царапины заклею.

+6

7

Сэм честно ждёт, что девчонка молча развернётся и уйдёт. Фыркнет его сомнительным заслугам напоследок. Оскорбится оказанной помощи и не удостоит даже взглядом. Или, что похуже: заявит, что не нуждалась в его защите, что справилась бы и сама. Что он — дурак, раз решил в это влезть. И что только идиот попрется против троих; её бы не тронули, а он — сам растяпа. Да ещё и слабак, раз продул. Девчонки — они такие. Самодостаточные и независимые, особенно в последнее время. Это раньше они постоянно были в беде и плакали, а теперь сами знали, что и как делать. Прогресс не стоял на месте и неминуемо изменял общество. Это он ещё по младшей сестрице заметил, что уж говорить об одноклассницах.
Ко всему этому он готов, так что совсем не ожидает, что Герт подойдет ближе и даже протянет пластинку пластырей. Он знает, как реагировать на агрессию или игнор. Но что делать теперь? Растерянно переминаясь с ноги на ногу, Сэм послушно перенимает щедрый дар и гундосо соглашается:
— Придурки. Но это ничего.
Перспектива возвратиться в школу побитым и в изорванной форме не добавляет ему радости. Любой встреченный учитель, или — не дай космические гладиаторы — директор мигом впаяют ему очередной выговор, как заядлому драчуну. Разбираться в том, кто прав, а кто виноват, они вряд ли станут.
Впрочем, показываться матери на глаза в подобном виде тоже нельзя. Так что мальчишка вынужденно соглашается. Уже готовится храбриться и уверять, что справится самостоятельно, но вместо этого отрывает пару пластырей от общей пластинки и возвращает остаток девочке.
— Этого должно хватить. Прибереги для другого случая, вдруг опять ввяжешься в неприятности, а я окажусь рядом.
Это не звучит упреком, скорее — располагающей шуткой. Он говорит совершенно другое, нежели хотел в начале, но так кажется даже правильнее.
— Мы учимся в одном классе, но, кажется, ещё не представлены лично.. — вытирая руку об штанину, протягивает новой знакомой: — Я Сэм. А ты новенькая, да?
Оставляя ей время представиться самостоятельно, мальчик первым берёт направление обратно к школе. В стенах альма матер он обычно сдержан, мрачен и молчалив, потому что не понят и обижаем. Эту же девочку он почти не знает, а потому на автомате записывает в стан тех, кто дразнится, но идти в молчании после случившегося кажется почти глупым. Так что он отпускает стянутые в узел нервы и позволяет себе немного расслабиться. В конце концов, жертвы местного хулиганья просто обязаны держаться вместе.
— Зачем носишь с собой пластыри? — проявляет сдержанное любопытство. Под носом все ещё хлюпает, поэтому говорит он медленно, со шмыганьем и чуть подсвистывает на вдохе. — Боюсь, ими не победить этих "придурков", как ты метко подметила. Но в следующий раз можно попробовать просто заплакать, на них это отрезвляюще действует. Ты же умеешь плакать? Все девчонки умеют.
Распахивая дверь в уборную на первом этаже, Сэм пропускает девочку вперёд. Все равно в это время здесь уже почти никого нет, да и у умывальников ничего криминального она рассмотреть не сумеет. Пристраивается у ближайшей раковины и долго полощет зудящее лицо, промывает нос и лелеет опухающую скулу. Отражение в зеркале подтверждает его худшие опасения: скрывать такой боевой окрас не удастся. Впрочем, бывало и хуже.
— Сюда лепи, — закончив, оборачивается к девочке и пальцем указывает на особо неудачную царапину. — Надеюсь, у тебя есть опыт в этом. Ну, знаешь.. Я не могу доверить своё лицо непрофессионалу.
И все же он доверяет. Даже закрывает глаза, подставляя лицо, чтобы не мешать однокласснице. К общей радости, ей не приходится тянуться, потому что рост Сэма оставляет желать лучшего, но сейчас это лишь всем на руку.
Покуда Герт прилаживает пластыри к многострадальному лицу, мальчишка морщится, переминается, а под конец даже ерзает. Сам не знает, чего больше опасается: неловкости или болезненных ощущений. Раньше ни одна девчонка не лепила ему на нос клейкие полосочки, разве что мама — но ведь она не в счёт, верно? А сейчас они стоят так близко, и он даже ощущает, как она касается кончиками пальцев.. Сэм подбадривает сам себя, силясь вытерпеть экзекуцию: ведь он совсем, как Ноон-Вилль, великий герой красной планеты, после очередной глобальной победы. Ему удалось спасти целый новый мир, так что пара царапин или последующий вынужденный карантин, навязанный одной из дворцовых леди, просто мелочи!
— Спасибо, — в конце терпеливо благодарит, хотя сам думает, что можно было бы справиться и быстрее. Но это ведь девчонки! Им бы лишь растянуть, это он по сестре знает. — Идем, вернемся к остановке вместе. Вдруг там по пути временной разрыв, и все повторится.
Он говорит это на автомате, не успевая задуматься. А после густо краснеет, хотя от природной смуглости это не так заметно. Черт бы побрал его длинный язык! Как неловко вышло. В последнюю очередь ему хочется показаться одержимым фантазером перед новенькой одноклассницей. О нем и без того ходят дурные слухи, которые она рано или поздно услышит, но не так же сразу!
Мигом замыкаясь, Сэм почти пулей вылетает в дверь, но после замирает, чтобы дождаться Гертруду. Не бросать же её здесь, одну в мужском туалете, к тому же напуганную недавней дракой. Пускай лучше считает его одним из тех придурков, чем останется наедине с подстерегающими опасностями. В конце концов, он совсем как Мистер Майни Мипс, карлик из Сектора Три-Три-Зэд, непонятый и смешной, но зато живущий по совести.

+4

8

Сэм отрывает нужное количество пластинок пластыря и возвращает остальное, хотя Герт кажется, что он сильно поскромничал: на нем столько ссадин, что впору облепить его с ног до головы. Но, в конце концов, она собирается проконтролировать процесс, так что все пластыри займут свое законное место на его лице.
Паренек держится деловито и даже пытается шутить. Герт хмыкает.
- В следующий раз приберегу что-нибудь поувесистее, - а после пожимает протянутую руку и представляется, раз уж у них сегодня день официальных знакомств: - Я Герт. Мы с родителями переехали из Старсити. У них тут какое-то важное научное исследование, а я вот... - тут девочка умолкает, сообразив, что, вероятно, не лучшая идея жаловаться местному мальчишке на то, как она страдает в этом захолустье. Вряд ли ему будет приятно слышать такое, поэтому она неуклюже заканчивает: - ...вместе с ними переехала.
Она не знает, зачем вообще это рассказывает. Вряд ли Сэму нужна эта информация. Просто идти молча кажется неловким. К счастью, мальчишка подбрасывает новую тему для разговора.
- Я всегда ношу с собой пластыри, - с готовностью подхватывает ее Гертруда. - На всякий случай. Мало ли, ногу натрешь или поранишься. Или вот тебя встречу. Видишь, пригодились же, - она пытается ввернуть ответную шутку, а затем фыркает: - Пф, плакать, вот еще! Им только этого и надо. Я им такого удовольствия доставлять не собираюсь. И вообще, я умею отваживать хулиганов, ты не думай. Просто сегодня... неудачно вышло. В следующий раз я так глупо не подставлюсь.
Так, беседуя, они доходят до уборной, и Герт на автомате шагает внутрь, не сообразив, что туалет-то мужской! Вот будет потеха, если они там на кого-нибудь наткнутся!
Однако сейчас помещение пустует. Герт сохраняет на лице сдержанное выражение, но украдкой поглядывает по сторонам. Что скрывать, ей любопытно, как все устроено на чужой территории. Впрочем, ничего заслуживающего внимания она не находит: мужская уборная мало чем отличается от женской. Так что девочка занимает стратегически выгодную позицию, откуда ей первой будет видно того, кто решит сюда заглянуть, чтобы, в случае чего, она первая успела бы застать вошедшего врасплох. Конечно, в женском туалете она чувствовала бы себя гораздо увереннее, но Сэм, разумеется, выбрал дверь ближе к своим взглядам. И Герт мысленно готовится дать отпор любому, кто сюда зайдет. Пусть они ее стесняются, а не она их!
Но никто не заходит. Сэм поворачивается к ней, и Герт с облегчением отмечает, что сейчас, когда он смыл с себя кровь и грязь, все выглядит уже не так страшно. Главное залепить самые большие ссадины здесь и здесь...
- Не беспокойся, - хмыкает девочка. - Опыт у меня богатый. Будет твое лицо лучше прежнего.
Против воли она вынуждена признать, что мальчишка начинает ей нравиться. Самую малость. Но все же... У него есть чувство юмора! Это удивительно, потому что до сих пор Герт считала здесь всех способными разве что на примитивные деревенские шуточки, а у Сэма... есть стиль. Возможно, она все-таки ошибалась в своей оценке Смоллвилля и его жителей. Признаться в этом самой себе непросто, но это также означает, что здесь может быть все же не так тухло, как ей представлялось, а это чего-то да стоит.
- Не криви лицо, - строго говорит она, поскольку Сэм перед ней жмурится, переминается с ноги на ногу и корчит всякие гримасы, как будто его ожидает страшная экзекуция. - Пластырь - это не больно. А то приклею криво, не жалуйся потом.
Она старается, чтобы было не больно, едва касается пальцами его лица, чтобы не задеть синяки. Удивительно все-таки, насколько Сэм маленький. Она и сама-то не велика ростом, но к себе она привыкла, а вот встретить кого-то, кому можно смотреть в глаза, не задирая голову (маленькие дети не в счет) - это ей в новинку. Немудрено, что его все дразнят. Как и ее, собственно. Только в отличие от нее он еще не научился презрительной отстраненности. Гертруда ощущает неясную потребность как-то посвятить его в свои убеждения, хотя, казалось бы, какая ей разница? Они ведь не друзья... Однако произошедшее как-то сближает.
- Ну, вот и все, - сообщает она, отстраняясь и разглядывая дело своих рук. Вроде получилось неплохо. Она залепила те царапины, на которые он указывал, и еще парочку. Конечно же, пришлось задействовать резервные запасы пластыря, как она и предполагала. Ей-то виднее! Герт чувствует непонятное удовлетворение, ощущая себя хозяйкой положения. Но она и правда старалась. Пластырь телесного цвета и не очень бросается в глаза, и конечный результат, как ей кажется, действительно не плох. Уж всяко лучше, чем кровоподтеки. Синяк под глазом, конечно, пластырем не заклеишь, но тут уж ничего не попишешь. Они оба отнесутся к этому, как к боевому ранению.
- Хах, да уж, временной разрыв, - повторяет девочка. Звучит забавно, и вместе с тем ей думается о том, что это может быть вполне вероятно. Вдруг те мальчишки еще не ушли? Но в этом случае, решает она, они просто убегут. Хватит геройств на сегодня.
Сэм неожиданно краснеет и пулей вылетает из уборной. Герт удивленно провожает его взглядом и оглядывается: вдруг здесь все-таки таился некто, кого они не заметили и кто решил объявиться только сейчас? Но в туалете по-прежнему ни души, и девочка, чуть пожав плечами, выходит следом.
Сэм невозмутимо поджидает ее у выхода, как будто ничего особенного не произошло, и Герт решает не задавать вопросов. Может, ему просто туалетные запахи не нравятся. Они без приключений добираются до автобусной остановки - к счастью, запас хулиганов на сегодня исчерпан - и разъезжаются по домам переваривать состоявшееся знакомство.

***

Выходные - отличное время для долгих прогулок со своей собакой. Если Смоллвилль чем-то и хорош - так это широкими просторами и еще не испорченной экологией. На самом деле, Герт больше предпочитает сидеть дома за компьютером, но Олд Лэйс любит долгие прогулки, а Герт любит свою собаку. Поэтому они идут на компромисс: в Интернете можно позависать и вечером, а день посвятить полезным променадам.
В этот раз они выбирают городской парк. Это место как раз для тех, кому лень пройти лишних пару километров и выбраться за город. Или же для тех, кому не очень хочется встречаться с коровами, кои как раз пасутся за городом, и продуктами их жизнедеятельности, которые можно заметить в самых неожиданных местах, иногда - слишком поздно. Герт можно отнести к обеим категориям.
Народу в парке не много, в основном мамаши с колясками, да парочки, уединившиеся под деревьями. Гертруда ищет безлюдное местечко, где они с Олд Лэйс никому не помешают, как вдруг ее внимание привлекают звуки, которые никак не отнести на счет младенцев или парочек. Это - звуки драки. И что-то словно толкает девочку в ту сторону. Неясные подозрения еще не успевают толком оформиться у нее в голове, а она уже несется вперед наперегонки с Олд Лэйс и едва успевает затормозить, когда ее глазам открывается до боли знакомая сцена.
Что бы вы думали? Это опять ее новый знакомый. Он и здесь умудрился найти неприятностей на свою голову. На сей раз расклад двое против одного и парнишка даже умудряется давать отпор, но вряд ли он долго продержится. Причем парни те же, что и в прошлый раз. Специально, что ли, его выслеживают эти придурки?!
Зато сейчас ситуация совсем не то, что в школе. Сейчас рядом с Герт - ее верный друг, и осознание этого наполняет ее душу мрачным торжеством и жаждой мщения.
- Эй, вы! - громко кричит она, привлекая к себе внимание. - А ну оставьте его в покое!
Мальчишки лениво поворачиваются на девчоночий окрик, и выражение их лиц мгновенно меняется, когда они замечают рядом с невнушительной фигуркой Герт огромную черную псину. Еще бы, Олд Лэйс - не какая-нибудь там чихуахуа. Под лоснящейся шкурой бугрятся мышцы, а сама собака недвусмысленно скалится, чувствуя настроение своей хозяйки.
- Если через десять секунд я вас увижу в радиусе километра от нас, кому-то очень сильно не поздоровится, - предупреждает Герт самым суровым тоном, на какой только способна.
- Да ты блефуешь, - говорит один из парней, однако голос его звучит неуверенно, и это только раззадоривает Гертруду. Ну-ка, посмотрим, насколько теперь они смелые!
- Проверим? - предлагает она и одним движением отстегивает поводок. - Олд Лэйс, фас!
В одно мгновение черный дог срывается с места. При виде мчащейся в их сторону черной туши, обидчики с воплями драпают с места. Вот и вся их отвага. В следующий раз, может, лишний раз подумают, прежде чем к кому-то прицепиться.
Убедившись, что мальчишкам задано нужное ускорение, Гертруда громко свистит. Олд Лэйс хорошо воспитана и не тронет человека, однако как бы девочке ни хотелось, чтобы та хотя бы поддала им мордой под зад, делать этого, к ее большому сожалению, нельзя, иначе у нее могут быть неприятности.
Олд Лэйс трусцой возвращается обратно, гордо задрав голову, и они с Герт подходят к Сэму. Тот выглядит помятым, но не сильно. И то хорошо.
- Да ты просто рекордсмен по числу драк в неделю, - говорит девочка, чтобы завязать разговор. Она уже знает, что Сэму не нужна жалось; это только оскорбит его. Так что тон у нее самый невозмутимый. - Хорошо, что мы с Олд Лэйс проходили мимо. Хотя пластыри тебе сегодня не нужны вроде?

+2


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [13.09.16] Brave


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC