Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.09.17 Отмечаем трехлетие школы :з
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"- Привет. Без проблем, места на всех хватит, - он улыбается и пододвигает учебник к ней поближе. Все же откладывает свою книгу, которую все равно не мог нормально читать. Вновь бросает быстрый взгляд на дверь и обеспокоенно покусывает нижнюю губу. Его нервозность вполне оправданна – в школе происходят то взрывы, то драки, то обрушения, и никто не может гарантировать, что Баки не окажется поблизости в очередной раз. И как только умудрялся? Роджерс активно ему советовал быть осторожнее, да только разве он послушает? Вот и сейчас… где только шляется? До урока осталось совсем ничего…"
>>>читать пост<<<
ЦИНИК МЕСЯЦА



Rogue Carlyle

БАННЕРЫ


LYL Красная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [21.02.17] Guests in the House


[21.02.17] Guests in the House

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://i.imgur.com/y3kHuKN.jpg

Название: Guests in the House
Участники: Leon S. Kennedy, Blackagar Boltagon, Kim Daw, Edward Nashton
Время и место: вторник 21-го февраля, дом Блэкагара
Краткое описание: Когда ты вынужден долгое время держать всё в себе, через какое-то время это становится совершенно невыносимым. Но когда от твоего голоса лопаются стекла, стоит ожидать, что последствия случайного восклицания привлекут внимание не только соседей и полиции, но и отдельных смельчаков, рассчитывающих чем-нибудь поживиться в богатом доме.

+5

2

Смоллвилль - городок небольшой, но густонаселенный. Соседи здесь внимательны друг к другу, особенно в последнее время, так как приезжих в какой-то момент сделалось чуть ли не в половину больше коренного населения. Это не означало, конечно, что все новенькие сплошь грабители и разбойники, однако местные проявляли бдительность просто на всякий случай.
Именно благодаря бдительности местных Леон вынужден был каждодневно выслушивать до десятка звонков всяческого бреда. О чем только бравой полиции не спешили сообщить жители городка! Диверсия в детском саду, отравленные хот-доги в парке, мародеры на заднем дворе мисс Плюшкинс, а еще куча разного бреда. Если покопаться в памяти, однажды Кеннеди даже получил звонок от бдительного старика, который заметил на автобусной остановке напротив своего дома известного киллера, объявленного во всемирный розыск; старик абсолютно точно видел это самое лицо в сегодняшней утренней сводке новостей, что вещались из большого города, и даже запомнил его имя. Лоуренс Крок. Такого удобного дела Леону еще не попадалось, буквально - приезжай и вяжи несчастного, получай медаль от ООН.
Конечно же, никакого киллера в Смоллвилле не было, а бдительный старик являлся лишь параноидальным шизофреником, имеющим каждое утро военные флешбеки в своей дряхлой памяти. Вместе с тем, ему давно пора было выписать новый рецепт очков, однако пенсионер все никак не находил на это времени. Хотя Леон знал, что тот просто молодится и не хочет носить диоптрии чуть больше, что - по его мнению - неминуемо состарит его на десяток лет.

Быть честным, Леон знал здесь каждого, как облупленного. Он даже устраивал регулярные рейды по домам престарелых или неблагополучных жителей каждый вечер среды. Но ничего криминального или необычного никогда не случалось, за исключением случаев безнадежных и предсказуемых. Например, сложно было ждать от семейства Альваресов образцового поведения; Леон не верил, что старший однажды исправится и завяжет с выпивкой, а младший вдруг заделается пацифистом; и все равно регулярно к ним заглядывал, просто чтобы убедиться, что все на своих местах. Он делал внушение, терпеливо разговаривал с населением и надеялся, что до следующего прихода рецидива не случится.
Чаще всего, схема работала.
В Смоллвилле действительно редко случалось что-то, потрясающее общественность. В большинстве своем это были неправильно припаркованные машины, редкие аварии на дорогах, да дебош молодежи, засидевшейся у речки допоздна с пивом. Ничего такого, с чем не мог справиться бравый полицейский.

***
За последние десять лет население Смоллвилля увеличилось вдвое. И это вовсе не благодаря демографическому взрыву. Нет, скорее, все это происходило из-за приезжих. Три крупных мегаполиса, что окружали тихий городок, неминуемо росли и расширялись, что вызывало популяризацию периферии. Сюда то и дело кто-то приезжал и переезжал, привозя чаяния и надежды или же разочарования и обиды. И если с первыми все было понятно - они заводили друзей, открывали семейный бизнес, рожали детей и активно вливались в социальную жизнь; то со второй частью населения было сложнее. Такие становились изгоями и затворниками, и это было настоящей головной болью для полиции!
Сегодняшний звонок на горячую линию не сулил ничего необычного, по сути своей. Бдительные старики, как и обычно, усмотрели мародёров и хулиганов, что били стекла в соседнем доме. Разбитые стекла - это не такая и большая проблема в их скромном захолустье, однако чаще всего такие дела были тупиком. Как поймать за руку одного-единственного идиота с камнем в ладони, от которого не остается ни следов, ни отпечатков?
Вздыхая и кряхтя от неохоты, Леон выбрался из-за стола.
- Я на глухарь, - кинул напарнице, жестом руки показывая, чтобы она не поднималась. - Справлюсь один.
Ехать вдвоем не имело смысла, скорее всего это ничем не начнется и ничем не закончится. Возможно, донесение было ложным. Возможно, окна в самом деле побили, но в этом случае ему не останется ничего, кроме как составить рапорт и выслушать претензии к соседям пострадавшего, после чего заняться нудным опросом окружающих. Все это было так уныло, что мужчина застонал себе под нос.
На улицах было пустынно в это время суток, так что ему не удалось даже развлечься с мигалкой и сиреной. На этом моменте Кеннеди окончательно скис и прибыл по адресу в крайне дурном расположении духа. Сверившись с полученной информацией и изучив через лобовое стекло, заляпанное птичьими лепехами, дом внушительных размеров, мужчина выбрался к крыльцу и тяжело вздохнул. К слову о приезжих-затворниках. Дом Блэкагара не был похож на склеп вампира, но его хозяин явно был родней упырям, иначе как объяснить тот факт, что за последний месяц его видели на улицах от силы раз или два?
- Ничего не поделать.., - пробормотал себе под нос и поправил ремень на штанах с притороченной кобурой. Обошел дом вокруг, рассматривая лопнувшие стекла, оценивая размер бедствия, и вскоре стучался в дверь. Судя по осколкам, стекла были разбиты изнутри. Что там такого творилось? На всякий случай Леон держал руку на рукояти пистолета, хотя не рассчитывал всерьез воспользоваться оружием. Насколько он знал, в доме проживал одинокий молодой человек, не успевший завести друзей и оставленный семьей в захолустье. При таком наборе переменных он бы и сам бил стекла, пожалуй..
Как бы там ни было, проверить все же стоило.
Более настойчиво повторив стук, Кеннеди припомнил протокол и позвал:
- Откройте, полиция! Нам звонили ваши соседи.. Меня зовут Леон Скотт Кеннеди, и я участковый данного квартала. У вас все в порядке?

+9

3

Блэкагар жил в Смоллвилле уже около девяти месяцев. Если точнее - девять месяцев и шесть дней. Да, он считал. Впору было рисовать палочки на стенах, как это делают заключенные. По сути, он таковым и являлся.
Ему было невыносимо скучно. Блэк привык к шумному человеческому обществу. Речь шла не о молодежных вечеринках, о нет. Его жизнь состояла из деловых совещаний, переговоров, служебных командировок. Он всегда был занят делом, и ему это нравилось. В Смоллвилле же делать было абсолютно нечего. Он не нуждался в деньгах, поэтому ему не приходилось искать работу, хотя иногда Блэк начинал об этом задумываться. Но без голоса в глубокой провинции можно было пойти разве что в помощники к кому-нибудь из фермеров, а к такой работе молодой человек был не приспособлен. Да и не интересовали его подобные занятия.
Прогулки по городу тоже превращались в какой-то зоопарк. Хранящий загадочное молчание молодой человек привлекал активное внимание соседей - особенно противоположного пола, так что стоило ему показаться на улице, как все взгляды обращались на него. Это напрягало. Блэкагар всегда уверенно держался перед публикой - но быть кем-то вроде диковинной зверушки ему не нравилось. Так что он постепенно изменил свой распорядок дня, приноровившись спать до обеда, а из дома старался выходить исключительно поздним вечером, когда все остальные уже начинали укладываться спать. Смоллвилль был тихим городком, и на его улицах было безопасно даже ночью - в случае же чего, Блэкагар вполне мог за себя постоять.
Гораздо сложнее ему было противостоять слабому полу. Несмотря на вынужденную нелюдимость, девушки все равно умудрялись подловить его где-нибудь. Очевидно, каждая из них считала, что вполне способна "излечить" молодого человека от его молчаливости. Они приглашали его в гости на какое-нибудь барбекю, пользуясь своим положением гостеприимных соседок, а после намекали, что самому Блэку стоило бы устроить такую же вечеринку и у себя: для того, чтобы лучше узнать всех, кто жил в округе. Блэкагар эти намеки упорно игнорировал. Ему пришлось потратить некоторое время на то, чтобы донести до всех, что он не заинтересован в подобных отношениях. После чего к нему заглянул сильно смущающийся и краснеющий молодой сосед. Блэк встретил его с ничего не выражающим лицом, только устало покачал головой, а затем пригласил гостя на кухню, налил ему виски из своих богатых запасов алкоголя и весь вечер слушал рассказы соседа о его печальной судьбе, храня сочувственное молчание. С тех пор юноша изредка забредал на огонек. Он был ненавязчив и просто нуждался в понимающем собеседнике.
Раз в неделю Блэкагар получал письма от отца, интересовавшегося его делами. Правда, интерес его выражался исключительно в сухих шаблонных фразах. Письма после третьего или четвертого Блэк тоже перешел на шаблонные ответы, набросав универсальное послание, чуть более развернутое, чем "все в порядке, спасибо", которое с тех пор и копировал.
Пару раз он приглашал родителей приехать посмотреть, как он устроился. Здесь очень красивые виды, писал он, так и не сумев отыскать в Смоллвилле никаких других достоинств. Но у родителей неизменно не находилось времени.
Он мог бы работать удаленно, предлагал Блэкагар в другой раз. Эта идея поначалу показалась ему спасительной. Пусть ему не светило больше стать спикером, но письменная речь оставалась полностью в его распоряжении, так что он все еще мог вполне эффективно выполнять по крайней мере какую-то часть своих прежних обязанностей. Однако отец, с явной неохотой ломая шаблон, сообщил, что уже взял другого человека на его место, поэтому он может не беспокоиться.
Этот ответ неприятно поразил Блэкагара. Ему было непросто смириться с мыслью, что его просто списали со всех счетов. Несмотря на свое положение, он все еще надеялся, что это временные неурядицы, которые как-нибудь разрешатся сами собой. Но после этого письма все встало на свои места. Он не вернется домой. Из подающего надежды наследника он превратился в белую ворону, которой стыдилась - или даже боялась? - его же собственная семья. Да ведь он и сам начинал себя бояться, так что не мог винить родных, несмотря на то, как быстро те от него отказались. Репутация была крайне важна для семьи Болтагонов, и Блэкагар воспитывался в тех же понятиях.
Он смирился.
Спустя пару месяцев ему приелись даже красивые смоллвилльские виды и сделалось совсем тоскливо. Он мог бы уехать отсюда, перебраться в другое место, сменить обстановку - но не образ жизни. А потому понимал - куда бы он ни уехал, везде будет одно и то же.
Он пытался найти исцеление. Изучал медицину, искал какие-то похожие случаи - и не находил ничего. Это была какая-то аномалия. Ненормальность. Человеческий голос не должен был вызывать настолько сильные колебания. Но его голос вызывал их, и Блэкагар совершенно терялся перед этим необъяснимым феноменом. Показаться врачу он не мог, ибо это означало бы раскрыть свой секрет - то есть, сделать именно то, чего так боялся его отец. Отец, чье слово для Блэкагара по-прежнему оставалось непререкаемым и чьи указания он всегда беспрекословно выполнял.
Он покорился.
Пару месяцев назад родители все-таки приехали - впервые - его навестить, и тогда Блэк понял, что не такая уж это была и хорошая идея. Он молчал, мать с отцом молчали тоже, не торопясь брать на себя заполнение затянувшейся паузы, и атмосфера за столом становилась все более гнетущей. Они провели в Смоллвилле несколько дней, все же дали сыну несколько совершенно ненужных наставлений и уехали, оставив Блэкагара в полной растерянности. Нельзя сказать, что в их семье были образцовые отношения, но все же он считал их более близкими. В тот момент собственные отец и мать показались ему чужими - или это он стал чужим для них? Когда их машина скрылась из вида, он как никогда остро ощутил, что остался совсем один.
Он потерял надежду.

***

Последнюю неделю все шло наперекосяк. Его преследовали мелкие бытовые неудачи, все валилось из рук. Блэк умудрился разбить свою любимую кружку, сломать стремянку при попытке поменять перегоревшую лампочку (на кой черт в этом доме такие высокие потолки?!), повоевать с внезапно закапризничавшей посудомойкой и дважды поменять по гарантии забарахливший ноутбук (не нужно говорить, чего ему стоили объяснения в сервисном центре). Его раздражало абсолютно всё. Но Блэк сносил все неудачи молча.
Он не помнил, когда в последний раз говорил вслух. Некоторое время назад молодой человек начал замечать, что уже вошедшее в привычку тихое бормотание вызывает слишком уж настойчивый звон вокруг. Раньше такого не было - вернее, было, но гораздо тише. Это встревожило Блэкагара, и он почел за лучшее замолчать совсем. Это оказалось не так уж и сложно; видимо, он начинал привыкать. Но порой - в особенности, когда в жизни начиналась такая вот полоса невезения, ему не хватало возможности выразить свое отношение к миру крепким ругательством. Но приходилось терпеть.

Блэк не глядя потянулся за кружкой. Ощутив под пальцами ручку непривычной формы, в очередной раз погоревал о почившей кружке и плеснул в новую посудину кофе. Немного промахнулся, и часть горячей жидкости попала на руку; будь она чуть горячее - неминуемо ошпарился бы. Но и без того приятного было мало. Обжегшись, Блэк зашипел от боли, и со стола немедленно слетела недальновидно оставленная на нем рюмка, разлетевшаяся вдребезги при ударе об пол. Стиснув зубы, Блэкагар собрал осколки, подхватил нелюбимую кружку и направился в гостиную. Там он поставил кружку на журнальный столик, повернулся, чтобы взять газету, и больно ударился ногой о его край. Это стало последней каплей.
- Да чтоб тебя! - не сдержавшись, в сердцах воскликнул он.
"БДЭМС, БДЫЩ, БЛЯМС", - сочувственно откликнулась комната, обдав его целым взрывом осколков. Окна, выходившие на улицу, вылетели целиком. Плафоны и лампочки в люстре разлетелись в мелкую пыль, экран висевшей на стене плазмы треснул и раскололся, за ней последовал и провинившийся журнальный столик. Кружка с кофе к тому времени уже превратилась в кучку осколков, и по полу теперь радостно растекалась коричневая лужа. Завершили звонкий аккорд застекленные дверцы шкафов, плюнувшие осколками прямо в лицо Блэка. Машинально вскидывая руки, чтобы защитить лицо, тот шарахнулся назад, не удержался на ногах и хлопнулся на пол, теперь весь усыпанный битым стеклом. Такого эффекта от своего голоса он никак не ожидал. Последний раз единственным последствием неосторожно сказанного вслух слова была всего только тонкая трещина на стакане. Случилось это чуть больше месяца назад. То, что произошло сейчас, не укладывалось ни в какие разумные рамки. Глаза у Блэка сделались совсем ошалевшими, покуда он сидел и пришибленно обозревал воцарившийся в гостиной разгром, пребывая в состоянии, близком к шоковому. Осознание, насколько далеко все зашло, билось в черепную коробку, но никак не могло пробиться через вовремя выстроенную рассудком защиту. Он был не готов к такому развитию событий.
Блэкагар не знал, сколько так просидел - все часы в комнате, включая наручные, оказались разбиты. Он не замечал, как комнату через разбитое окно начинает заполнять зимний холод, и даже не сразу среагировал на громкий стук во входную дверь, лишь отстраненно отметил, что соседи подсуетились оперативно - вон, уже и полицию успели вызвать. Некоторое время он игнорировал стук, словно визит полиции никак его не касался; когда же стук стал более настойчивым, он все-таки поднялся на ноги, машинально стряхнул с себя осколки и побрел открывать, по-прежнему ощущая себя словно во сне.
Распахнув дверь, он вопросительно уставился на полицейского. Кажется, он даже пару раз видел его из окна, когда тот патрулировал эту улицу - память на лица у Блэка всегда была хорошая.
Сам хозяин дома выглядел весьма нетривиально: щека поцарапана, в волосах - осколки, а взгляд совершенно безумный. Впрочем, чужое присутствие благотворно повлияло на него, и взгляд Блэкагара постепенно приобрел осмысленность. Кивнув мужчине, он жестом предложил тому зайти. Все равно расспросов было не избежать.

+11

4

Стоять по щиколотку в снегу было тем еще удовольствием. Дверь все никак не открывали, и Леон начинал ощущать, как медленно, но верно замерзает. Спят там внутри, что ли? Знал бы, прихватил рабочий тулуп (им иногда выдавали дополнение к форме), однако пожалеть о своей забывчивости он не успел - изнутри под дверью что-то заскреблось.. Различив щелчки замков, мужчина чуть отступил назад, давая место хозяину дома распахнуть дверь. Чуть не поскользнулся на верхней ступеньке и поморщился, этому юноше стоило бы чуть более внимательно следить за своей собственностью и хотя бы крыльцо с дорожкой к дому расчищать.
- Сэр, - сквозь зубы поприветствовал новое лицо полицейский и вздохнул. В последнее время из новеньких в Смоллвилле преобладало молодое и дюже богатое население. Вот взять Уэйнов или Осборнов? Одни молокососы же. Этот был чуть постарше, но лишь "чуть", и на скромный взгляд Леона был все еще ребенком. Как его здесь оставили? Может, и вовсе потеряли, и давно стоило дать наряд-запрос в высшие инстанции?
- У вас все в порядке? - внимательно изучив взглядом бледное лицо, повторил попытку мужчина. Выглядел хозяин дома так себе, поцарапанный и потрепанный, с испуганным затравленным взглядом. Впрочем, он быстро взял себя в руки и даже жестом разрешил войти, и Леон понял, что тот постепенно успокаивается. Давая ему время немного прийти в себя, мужчина потопал на пороге, сбивая снег с ботинок, и шагнул внутрь.

Здесь было тепло, но уже не достаточно. Морозный воздух выстудил помещение, так что можно было легко заключить, что стекла разбиты как минимум полчаса. Судя по виду хозяина дома, тот так и не оправился от потрясения, потому что не предпринял ни малейшей попытки прибрать осколки или хотя бы вытрясти оные из своих волос. Леон досадливо крякнул. Еще одна загадка!
- Что здесь стряслось? - заглядывая за угол, чтобы рассмотреть одну или вторую комнаты, коп перевел строгий взгляд в лицо молодого человека. После провел пальцем по своей щеке, показывая то место, где у парня была царапина. - Вы поранились. Может, мне вызвать скорую?
Скорой здесь явно было нечего делать, у них были дела поважнее, чем лепить на аристократическое лицо пластыри; однако эти богатеи были весьма избалованными, так что Леон из соображений гуманности взялся за рацию, собираясь призвать помощь - но не успел. Отвлекаясь на расколоченный (итальянский? и с виду дофига дорогой) сервиз в добротном дубовом шкафу, а также журнальный столик и некогда подвесную люстру, Кеннеди озадачился. Получается, пострадали не только окна, но и ВСЯ стеклянная утварь? как такое случилось? Он мог представить, как мальчишка в пылу бог знает каких эмоций громит окна, но чтобы заодно и сервиз? и люстру? как он вообще допрыгнул?

Смерив парня подозрительным взглядом, Леон осмотрелся еще более придирчиво. Если учесть тот факт, что разгром стоял исключительно внутри дома, то сомнений не оставалось - это дело рук самого хозяина.
- Я не заметил следов во дворе. Снег, знаете ли, - тактично намекнул парню, что умозаключения привели его к простейшему выводу. Незваных гостей здесь не было. В произошедшем виновны лишь те, кто внутри. И кто же это?
Снова осматриваясь, Леон, наконец, сосредоточил строгий взгляд на юноше. Разговаривать самому с собой ему уже надоело, а тому было отведено достаточно времени, чтобы прийти в себя и найти верные слова.
- Вы один в доме? - холодно уточнил, желая исключить возможность опасности для хозяина дома. Хотя уже сейчас ему было ясно, что тот один и лишь сумасбродный богатенький мальчишка. - Что здесь стряслось? Вы можете все объяснить?
Больше всего ему хотелось уйти. И провести остаток дня в баре, согревая промерзшие поджилки. А на этого пацана отправить жалобное письмо его родителям, чтобы приехали и озаботились моральным состоянием своего половозрелого дитятки. Копаться к чужих нервных потрясениях ему жуть как не хотелось.

+11

5

Взгляд полицейского не предвещал ничего хорошего преступникам... если бы они здесь были, конечно. Смерив Блэка профессиональным подозрительным взглядом, он потопал на пороге, стряхивая снег с обуви, и прошел в дом. Честно признаться, от его внимательного изучающего взгляда молодому человеку сделалось слегка не по себе. Как будто полицейский мог догадаться об истиной причине разгрома в доме, хотя, конечно, ни одному здравомыслящему человеку ничего подобного и в голову бы не пришло. Разрушить криком собственное жилище - такого в жизни попросту не случается. Если, конечно, ты не Блэкагар Болтагон. Которому все равно требовалось как-то объяснить полицейскому, что здесь случилось, а в его положении это представляло определенные трудности. Совершенно лишние и ненужные трудности. Как будто Блэку и без того не хватало проблем.
Он кивнул в ответ на первый вопрос и развел руками в ответ на второй в надежде, что полицейский не станет сильно докапываться до того, что здесь произошло. В конце концов, понятно, что хозяин дома на месте, его никто не грабит и никаких жалоб на хулиганов у него не имеется. Однако его молчание полицейского не удовлетворило. Блэкагар машинально поднял руку, повторяя его жест, и коснулся щеки. Пальцы действительно наткнулись на что-то липкое, а щека отозвалась слабой ноющей болью, на которую он обратил внимание только сейчас. Отняв пальцы от лица, Блэк увидел на них кровь. Но, в конце концов, он не собирался падать в обморок из-за подобной ерунды (если уж на то пошло, у него были более веские причины для этого, и все же он остался на ногах!). Ему совсем не хотелось заострять на этом внимание, и уж скорая здесь была совершенно точно лишней! Поэтому Блэкагар покачал головой и на всякий случай еще взмахнул руками в отрицательном жесте, чтобы уж точно было понятно, что в медицинской помощи он не нуждается.
И все-таки полицейский, судя по всему, был твердо намерен выполнить свой служебный долг и осмотреть дом. Следуя за ним, Блэк лишь плотнее сжал губы. Сейчас он не произнес бы ни звука даже под страхом смерти. То, что произошло... Он был опасен. Это осознание постепенно пробиралось в его голову и неприятным чувством оседало в желудке. Он мог бы, наверное, покалечить этого человека, если бы заговорил с ним. Просто заговорил. Что же это такое и за что выпало именно на его долю?!
Увы, поделиться с визитером своими бедами он не мог при всем желании, а потому продолжал хранить гробовое молчание, проходя за ним следом в комнату, где все и случилось. Здесь оказалось уже довольно холодно, и Блэк зябко поежился: он был в одной лишь легкой рубашке. Как он умудрился столько просидеть на таком холоде и даже не заметить этого?
Под ногой хрустнуло стекло, и молодой человек остановился на пороге. Он видел, как на лице полицейского отчетливо проступило изумление при виде царившего в комнате погрома, душа же самого Блэка наполнилась унынием. С тем же унылым выражением лица он продолжал кивать на все слова мужчины, покуда тот не добрался до вопроса, ответить на который простым кивком было невозможно, и Блэк, спохватившись, покачал головой. Нет, он не мог объяснить, что здесь произошло. По крайней мере, не так, как тому хотелось бы. Однако полицейский смотрел выжидающе. Похоже, он был не в курсе небольшой особенности хозяина дома и упорно старался добиться от него хоть какого-то ответа. Что ж, Блэкагару было не впервой разочаровывать собеседников. Набор объяснительных жестов стал для него почти привычным. Молодой человек указал на свое горло, покачал головой и изобразил ладонями крест. Он не может говорить, поэтому требовать от него каких-то объяснений бессмысленно. Он чуть помедлил, отведя взгляд в сторону, и, наконец решив, что терять ему нечего, вскинул голову и прямо посмотрел на полицейского. Затем обвел рукой комнату и указал на себя. Отпираться было бессмысленно. Да, это сделал он. Зачем? Блэк пожал плечами и вымученно улыбнулся. Характер взыграл, знаете ли. Не так ли вы думаете о богатых наследниках, поселившихся в вашем городе? Ну так что же? Предъявить ему по сути было нечего. Это была его собственность, и он был волен распоряжаться ею так, как ему было угодно. Хотел - использовал по назначению, хотел - разбивал на кусочки. Не то, чтобы он действительно этого хотел, конечно. Но истинную причину Блэкагар выдавать не собирался. После этого визита полицейского он, как пить дать, заработает репутацию избалованного богатого сумасброда - что ж, значит, так тому и быть. Все равно он человек пропащий, что ему репутация? Пусть думают о нем все, что хотят, только бы не узнали правду. А если соседей беспокоят его выбитые окна, то это их проблемы. Может быть, он любит свежий воздух. И ничего, что его начинало уже слегка потряхивать от холода.
Кстати, об этом...
Блэк осторожно прошел в комнату, взял со столика свой телефон, печально переливавшийся разбитым экраном, показал его полицейскому, указал на разбитое окно, поднес телефон к уху, изображая разговор, и вопросительно приподнял бровь. Пожалуй, тот должен был догадаться, что вызвать стекольщиков хозяину дома будет несколько проблематично. И раз уж расследовать ему тут нечего, он может, по крайней мере, оказать небольшую помощь.
Оставив мужчину в комнате, Блэк потопал на кухню, раскопал в баре непочатую бутылку виски (оставалось порадоваться, что бар был на кухне) и вернулся с ней в гостиную. Это была не взятка, нет. Скорее... компенсация. За беспокойство. Впрочем, Блэкагар надеялся, что она поможет снять лишние вопросы.

Отредактировано Blackagar Boltagon (12.07.2016 10:46:17)

+8

6

К неудовольствию Леона молодой человек изъяснялся исключительно жестами, и никаких внятных ответов полицейскому так и не удалось добиться. Впрочем, спасибо и на том, что хозяин дома не бился в истерике, не требовал скорую, вертолет и срочное присутствие Папы Римского. Быть честным, такие тяжелые случаи сумасбродства Леону живьем не встречались, но ходили слухи...
Вздыхая, мужчина закончил с осмотром однообразных последствий домашнего погрома и качнул головой, уперев кулаки в бока. Принял строгий вид, но не сильно, чтобы не волновать юношу больше положенного.
- Вы бы поосторожнее в следующий раз, - отозвался сложному жесту, которым хозяин дома принимал вину за содеянное на себя. - Знаете ли, есть статья за шумное поведение в неположенное время, преднамеренную или непреднамеренную угрозу материальным благам и жизни как своей, так и окружающих, или даже что пострашнее..
Изучив пытливым взглядом лицо напротив и убедившись, что вся тяжесть возможного наказания за дебоширство дошла до адресата, Кеннеди снова вздохнул и поднял ладони вверх в сдающемся жесте.
- Конечно, я не собираюсь арестовывать вас за эту глупую случайность. Просто в следующий раз имейте ввиду, что это может иметь последствия.
Парень не выглядел глупым, даже больше - он казался цепким предпринимателем с мозговыми извилинами в нужном месте. И это позволяло Леону надеяться, что следующего раза не будет. Такие вырастают и перенимают папочкин бизнес, играют по-крупному и совсем на других площадках, а не бьют стекла в своей гостиной от скуки и безысходности, застряв в недалеком захолустье.. Где-то мимоходом коп даже пожалел паренька, но почти сразу отогнал подобные мысли в сторону. Если здесь кого-то и нужно было жалеть, так это его, с крошечным окладом и полным отсутствием перспектив, как таковых.
Взглядом битой собаки посмотрев за окно, где понемногу начинало пуржить (как знать, что там с погодой?), Леон с сомнением проследил за очередным набором знаков, которые подавал ему паренек. Ему жутко не хотелось выходить наружу, но здесь было немногим теплее, к тому же работа не ждала..
- Я понял. - с очередным тяжелым вздохом согласился с парнем, а после предупредил: - Но это не будет быстро.
Учитывая, что у несчастного, похоже, напрочь отказали голосовые связки, Кеннеди не составит труда дозвониться до стекольщика и попросить его зайти к парню на огонек, сделать замеры и поставить новые стекла. Беда в том, что - как и в любом захолустье - здесь ничего не происходило быстро. Впрочем, это могло стать мальчишке отличным уроком, авось, в следующий раз подумает головой, прежде чем разбивать все подряд стекла в доме. Зимой.
Парень, к слову, понемногу приходил в себя и уже даже перемещался по комнатам. Это было добрым знаком, по крайней мере коп считал, что теперь мальчишка не пропадет и сумеет о себе позаботиться. Приехать повторно по тревоге соседей и найти здесь обмороженный труп ему совершенно не хотелось.
- Не стоит, - заметив принесенную бутылку, с заметным сожалением отказался Леон. На мгновение в голове возникла достаточно яркая картинка о будущем вечере, когда они с сожителем откупорят дорогую даже с виду бутыль и разопьют на двоих, а может даже позовут кого из девчонок, но почти сразу выветрилась, оставив после себя горький привкус разочарования.
- Я при исполнении.
Жестом отказываясь от щедрого подношения, коп поправил ремень на штанах, покряхтел, потоптался - и все же вымелся из дома, продираясь сквозь сугробы к оставленной неподалеку машине. Этот юнец совсем не следил за преддомовой территорией, ему серьезно не повредил бы дворник или кто-то в этом роде.. Почти вплавь добравшись до дверцы, мужчина ввалился в промерзший салон и поскорее завел мотор, давая машине немного прогреться. Сам же непослушными пальцами вытащил сотовый и, подышав на стекло, пролистал адресную книгу, находя контакты стекольщика. Теперь дело оставалось за малым, свой же долг он исполнил.

Через десяток минут, подмигивая мигалкой на крыше, полюбовно очищенной от снега, полицейская машина отбыла восвояси.

Отредактировано Leon S. Kennedy (12.07.2016 15:11:50)

+9

7

Слушая полицейского, который, вне всякого сомнения, решил пойти по пути запугивания, дабы обеспечить соседям спокойное будущее, Блэк старался изобразить на своем лице подобающее внимание. На самом деле, эти слова не пробуждали в его душе ничего, кроме глухого раздражения. Блэкагар не был глупым обывателем, которого можно было запугать отсылками на какие-то там правонарушения. Отечественное законодательство он знал не хуже, чем этот полицейский (если не лучше) и мог бы с легкостью контраргументировать любой его довод (или, по крайней мере, ткнуть пальцем в нужную статью в законе). Но ради чего было спорить? Если он со всем согласится, оппонент быстрее покинет его жилище, а именно это Блэкагару и было нужно. Кроме того, повторять нечто подобное или намеренно устраивать дебош он и сам не собирался. Теперь-то он и рта не раскроет, даже если на пути у него будут стоять тысячи журнальных столиков с коварными углами.
Расчет оправдался. Полицейский оценил его безропотность и не стал больше давить на уголовную ответственность. Переговоры по поводу замены разбитых стекол также завершились успехом. По крайней мере, мужчина заверил, что всё понял и вызовет стекольщика. Оставалось надеяться, что всё понял он верно. Больше Блэку не на кого было рассчитывать. Оставалась, конечно, проблема с испорченной мебелью, люстрой, техникой... и кучей битого стекла в комнате. Но ее можно было решить и потом. Сейчас Блэкагар был не в состоянии думать о чем-либо, кроме случившегося.
Проводив полицейского до выхода и закрыв за ним дверь, он еще некоторое время простоял возле нее, словно ждал, что тот вот-вот повернет обратно и снова начнет ломиться к нему в дом с намерением провести полное расследование. После чего вздохнул и только тогда обнаружил, что до сих пор продолжает крепко стискивать зубы - так, что даже челюсть заболела. С усилием разомкнув челюсти и подвигав ими вправо-влево, Блэк побрел к разгромленной комнате, поплотнее закрыл дверь, чтобы холод не распространялся по всему дому, и вновь повернул на кухню.
Несмотря на сильное желание избавиться от полицейского, в одиночестве Блэкагар почувствовал себя еще паршивей. Кинув взгляд на бутылку виски, от которой его гость отказался и которую он по-прежнему сжимал в руке, Блэк достал из буфета стакан, откупорил бутылку, плеснул туда добрую порцию янтарной жидкости и залпом осушил его. Алкоголь обжег горло и теплом растекся по жилам, но легче не стало. Одного стакана в такой ситуации было недостаточно. Хотелось напиться в хлам, до непотребного состояния и отключиться. Но даже этого Блэк не мог себе позволить. Ведь, опьянев, он перестал бы отдавать отчет своим действиям и мог снова заговорить. Нет, он должен был себя контролировать. Постоянно.
Так и рехнуться было недолго.
Блэкагар снова посмотрел на бутылку, взвесил ее в руке и прищурился, словно прикидывая, не разбить ли ее о стену, но затем передумал и осторожно поставил бутылку на стол. Пожалуй, сегодня он натворил достаточно. Замерев на мгновение, он сжал кулак, с силой ударил им по столу, упал на стул и уткнулся лбом в скрещенные на столе руки. Хотелось замычать от бессилия и отчаяния - да хоть как-то озвучить клокотавшие внутри эмоции. Но он стойко хранил молчание. Только плотнее стискивал зубы и часто вздрагивал всем телом, пока совсем не затих.
Просидев так какое-то время, Блэкагар внезапно подскочил и посмотрел на часы, висевшие на стене. С момента ухода полицейского прошло около получаса. Интересно, какой срок тот имел в виду, когда говорил, что стекольщики прибудут "не быстро"? Час? День? Неделю? Как бы там ни было, у молодого человека были все основания полагать, что он вполне успеет прогуляться до их прибытия. Оставаться в четырех стенах внезапно сделалось невыносимо, он не находил себе места. Оставалось надеяться, что прогулка поможет ему проветриться и взять себя в руки.
Одевшись потеплее (простужаться ему теперь тоже было нельзя, чтоб его!), он вылетел из дома так, словно от этого зависела его жизнь, и быстрым шагом направился прочь, покуда соседи не успели выскочить из своих домов и взять его в клещи с вопросами, что случилось. Он не был уверен, запер ли дверь, но это сейчас мало его заботило. К тому же, в чем смысл беспокоиться о незапертой двери, когда на уровне первого этажа имеется ничем не прикрытая дыра в размер окна? Впрочем, Блэк сильно сомневался, что кому-то действительно хватит наглости лезть к нему в дом посреди бела дня.

Отредактировано Blackagar Boltagon (24.08.2016 18:01:11)

+7

8

На улице начинало пуржить, и с каждой минутой погода делалась все гаже. Ким чертыхнулась себе под нос - зачем её только угораздило высунуть нос из тёплого домика? - и попыталась сплюнуть, чтобы хоть как-то выместить свою злость, но слюна замёрзла и превратилась в ледышку, не успев коснуться снежного наста. Жуткий дубак! Хороший хозяин в такую стужу пса на улицу не выгонит, она же неприкаянно шаталась взад-вперед по вымершей улице и проклинала себя за идейность. У них закончилась абсолютно вся провизия, но Эдди словил очередной "приход" и кому-то другому стоило позаботиться о них на то время, покуда парнишка не успокоится. На сестру уповать не приходилось, так что Ким оставила близняшку следить за их непутевым сожителем и смело двинулась через сугробы к магазину.
Только на подходе к супермаркету среднего пошиба девушка вспомнила, что впопыхах совсем забыла о наличке. Обычно их обеспечением занимался Эдди, а также исправно следил за тем, чтобы у пассий имелся доллар-другой для перекусов и спонтанных хотелок близ школьной столовой; так, он считал, близнецы завяжут с криминальным прошлым и ступят на путь истинный. Эдди в последнее время много читал криминалистических книг и увлекался детективами, никак решил в полицаи податься. Ким была смешна и одновременно неприятна эта мысль, но она старалась не придавать тому особого значения; как и любое увлечение Нэштона, всё быстро проходило.
Впрочем, воровать она не стала, хотя и могла бы стянуть с полок пару шоколадок. Шоколад их не прокормит, а унести под курткой килограмм мяса и пару банок специй было гораздо проблематичнее, чем ей рисовала фантазия. Несмотря на пухлый пуховик, что она вынужденно натягивала на себя каждое утро (и терпеть его не могла!), пронести под одеждой перечень необходимых продуктов было непосильной задачей. Скрипя зубами, девушка была вынуждена повернуть назад, чтобы прихватить кошелек и вернуться, когда правый сапог печально скрипнул и порвался ровно по шву.
- Едрить!! - в сердцах Ким витиевато выругалась, однако пострадавшему ботинку это не помогло. Как было пробраться через снежные завалы с огромной дырой в обуви она не представляла, разве что прыгать на одной ноге? Девушка пару раз подпрыгнула, но почти сразу кулем увалилась в ближайший сугроб, поскользнувшись на нечищенном тротуаре.. Нет, так дело не пойдёт!
Несчастно оглядевшись, она постаралась высмотреть проходящий мимо автобус, но проезжая часть была пустынна, как на зло. Где-то неподалёку коротко укнула полицейская сирена, но быстро смолкла; автомобиль свернул, очевидно. Можно было бы попросить помощи у полицейского, однако Ким на дух не переваривала ребят в форме, хотя и вынуждена была с парочкой общаться ввиду родственных (или не очень) связей Нэштона. Впрочем, звуки быстро затихли где-то поодаль, призрачная надежда на спасение исчезла.
"Конечно.. Так всегда, - мысленно возмутилась девушка. - Где вы, когда нужны? И всегда на месте, когда не нужны. Тупые.., - она подпрыгнула, - несчастные.., - снова подпрыгнула и едва не подвернула ногу, - бесполезные.."
Покуда Ким скакала, она и сама забыла, кого именно проклинает в своей голове. Может, полицейских, может свою развалившуюся обувь, а может даже кого-то ещё. Как бы там ни было, ей быстро надоело - и она решительно стянула ботинок, зажав подмышкой. Авось и так добежит! Опустив ногу в плотном пушистом шерстяном носке в сугроб, она поёжилась и постаралась шагать как можно быстрее. Но на её беду бежать без обуви не получалось, так что она в меру возможностей шагала и шагала, шагала и шагала, изучая злым взглядом окрестности (будто те были виноваты!), пока вдруг не натолкнулась глазами на выбитые окна в одном из домов. Внутри не горел свет, а входная дверь приоткрылась от сквозняка. Дом выглядел достаточно внушительно, так что у девушки даже под ложечкой засосало от предвкушения. Это кто здесь такой беспечный?
Украдкой оглядываясь, Ким неминуемо свернула к дому. Ковыляя через сугробы, она старалась оставлять как можно меньше следов, но в её положении это было почти нереально. Нога в носке к этому времени задеревенела от холода и едва двигалась, так что один отпечаток получался длинным и почти непрерывным, будто от лыжи, хотя второй был обычным, человеческим. Вот и загадка для Эдди, посмеялась про себя девушка, и наконец-то взобралась на крыльцо.
Внутри было все ещё тепло, несмотря на выбитые окна. Точнее, не так тепло, как у них дома, но по сравнению с морозом на улице - приятно. Потирая озябшие ладони (перчатки она не признавала как подвид), Ким огляделась и присвистнула. Да это джек-пот! Убранство было подстать домику, вот тебе и плазма, вот тебе шикарная ваза. Тут было, чем поживиться.
- Эй? - по ходу дела собирая в карманы разную мелочь, что попалась по пути, на всякий случай позвала Ким. - Есть кто? У вас тут окно разбито.
Но никто не отозвался. Девушка ощутила себя увереннее и сноровисто принялась за дело. Может, Эдди бы и не одобрил, но его здесь не было.
К сожалению, внутри царил кавардак и некоторые вещи были испорчены. Впрочем, плазму со стенки ей все равно было не унести.. Наверное, здесь кто-то побывал до неё, покуда хозяева уехали в зимний тур. Эти богачи вечно куда-то ездили, тьфу!
Пошарив вокруг, Ким нашла шикарный мини-ноутбук, который сунула под куртку, а ещё прекрасное столовое серебро. Да ей сегодня везло! Стараясь уместить все это в карманах на куртке и штанах, она даже набила вилками и ложками свой пострадавший ботинок, который вдруг превратился в чудесную "корзинку" и прекрасно все умещал. К слову, о ботинках.. Найдя ближайший шкаф, девушка порылась и в нем, однако вся обувь и одежда была мужской, видимо, здесь жил одиночка. Черт! Это была прекрасная идея.. Ну что ж. Мужское тоже подойдёт. Приложив пару ботинок к ноге, она выбрала тот, что наиболее подходил по размеру, и переобулась. Теперь стало гораздо лучше, ноги больше не мёрзли! Прихватив ещё одну пару для своих домашних, Ким собиралась хорошенько изучить гардероб неизвестного, когда за разбитым окном вдруг захрустело по снегу - и все внутри оборвалось. Кто-то шёл! Хозяин? Сторож? Соседи?
Быть честной, ловили её не раз, так что бояться и впадать в истерию девушка не собиралась. Но и так просто даваться в руки правосудия тоже не желала, потому что впечатления от прошлых "приводов" у неё остались крайне мерзкие. Торопливо оглядевшись, она кинулась к одному из разбитых окон и затаилась, пытаясь определить, откуда подходил человек. Может быть, покуда тот будет возиться на крыльце, ей удастся выпрыгнуть в окно? С другой стороны, если он пойдёт вокруг, у неё будет шикарный шанс сбежать прямо через парадный вход! Как бы там ни было, ей только и оставалось, что подгадать момент.

+6

9

Прогулка и в самом деле помогла Блэку прийти в чувство. Еще в начале своего знакомства со Смоллвиллем он обнаружил, что прогулки на свежем воздухе отлично помогают ему привести в порядок мысли и свое душевное состояние. В городе праздно шататься по улицам у него не было времени, здесь же других занятий практически не было. Размеренный шаг помогал утрясти эмоции; к тому же, на таком морозе замерзали даже мысли и все переживания до поры до времени отправлялись в криогенную камеру.
Блэкагар бродил по замерзшим дорожкам не один час - благо, чего уж в этом захолустье было достаточно, так это открытого пространства. Вернув себе хладнокровие (а вернее, промерзнув до нужного состояния), он некоторое время размышлял над сложившейся ситуацией, но так и не нашел никакого конкретного решения для своей проблемы. Пожалуй, все, что ему оставалось в его положении - это обратиться к практикам усмирения духа. Медитациям. Или чему-то подобному. Блэкагар всегда считал себя достаточно сдержанным человеком, однако происходившие с ним изменения доказали, что и у него есть свой предел, за которым вся его сдержанность разлетается на мелкие осколки - как окна в его доме. И раз уж избранный им путь в политические деятели оказался для него закрыт, возможно, ему больше повезет на пути к просветлению? Молодой человек не был уверен, что это ему подходит, но какой у него был выбор? Разве что разрушить однажды одним чихом собственный дом? Он боялся даже предполагать, да какой степени может дойти его разрушительность. Ему придется попытаться жить по-новому. В конце концов, целеустремленности ему было не занимать.
На этом месте размышлений Блэк внезапно обнаружил, что практически не чувствует своих ног. Часы на запястье по-прежнему были разбиты, поэтому точно определить, сколько он уже бродит по морозу, было затруднительно, однако, если судить по положению солнца, день начинал потихоньку клониться к вечеру, а значит, пора было возвращаться. А то как бы за время его отсутствия не приехали стекольщики. Если они не застанут его дома и уедут, его положение окажется еще более затруднительным. Потому, потопав как следует занемевшими ногами, Блэкагар повернул обратно.
Он был все еще слишком глубоко погружен в собственные мысли, чтобы замечать что-либо вокруг себя, однако уже на подходе к дому его внимание все-таки привлек тревожный звоночек, буквально надрывавшийся в голове и сигналящий о том, что что-то здесь не так. Сосредоточившись на окружавших его сугробах, Блэк наконец сообразил, что именно его беспокоило: на свежем, нетронутом лопатой снегу отчетливо виднелись следы. Конечно, сегодня его дом был удостоен пристального внимания местного представителя закона, да и сам Блэкагар успел основательно потоптаться на пороге, однако, даже не будучи опытным следопытом, он мог сказать, что эти следы не могли принадлежать ни ему, ни полицейскому. Они были поменьше - вернее, один след был меньше, а второй представлял собой сплошную колею, как будто тут что-то волокли; колея, тем не менее, время от времени прерывалась, исходя из чего можно было предположить, что у того, кто здесь проходил, была больная нога, которую он подволакивал за собой.
Следы вели прямиком к крыльцу, где и заканчивались. Кем бы ни был этот неизвестный, решивший нанести ему визит, он либо ушел другим путем, либо... все еще оставался в доме.
Блэкагар мягко нажал на ручку двери. Та послушно поддалась и мягко приотворилась. Следов взлома на ней не было видно, так что, похоже, он все-таки не запер ее, когда уходил. И как же быстро об этом пронюхали незваные гости.
Тихо ступая, молодой человек прошел в дом. Вполне возможно, что поскрипывание снега под башмаками уже выдало его, когда он подходил к дому, но зачем упрощать жизнь воришке? Блэк умел ступать неслышно, когда хотел. Вот пускай незваный гость и поволнуется, пытаясь угадать местонахождение хозяина дома.
Нельзя сказать, чтобы сам хозяин был сильно обеспокоен. Если судить по следам, "гость" был один, к тому же, не обладал особенно крупным телосложением, поэтому Блэк не сомневался, что, в случае необходимости, легко с ним справится. Однако вряд ли это понадобится. Такие субъекты обычно избегают драк и стараются улизнуть незамеченными.
Остановившись в холле, Блэкагар на мгновение задумался. Если бы он был воришкой, пробравшимся в чужой дом и внезапно застигнутым врасплох появлением хозяина, какие бы пути отступления он искал? Самый очевидный ответ: разбитое окно в гостиной. Широким шагом Блэк направился туда, уже не таясь, и резко распахнул дверь.
Щеки вновь обдало холодом, а глазам предстала живописная картина "поймана с поличным на месте преступления". Сказать по правде, Блэкагар не ожидал, что грабительницей окажется совсем молодая девчонка - подросток даже, лет пятнадцать-шестнадцать, не больше. Она с детской непосредственностью прижимала к груди сапожок, распухший из-за перекочевавших туда трофеев. На ногах у нее обличительно поблескивали тщательно начищенными носами ботинки самого Блэка. Зачем уж ей потребовалось переобуваться в его обувь, смотревшуюся на ногах девушки форменными галошами, оставалось загадкой. И хотя пуховик ее не раздувался от скрывавшегося под ним хозяйского добра, как иной раз изображают в комедиях, можно было не сомневаться, что под ним тоже можно было кое-что обнаружить.
Как и предполагал Блэкагар, его появление застигло малолетнюю преступницу возле окна, которое могло бы и правда послужить отличным путем к отступлению - если бы из рамы не торчали крупные осколки уцелевшего стекла, грозившие нанести серьезную травму тому, кто попытался бы через них перебраться. Так что побег немного не удался.
Глядя на эту картину, молодой человек поймал себя на том, что она его совершенно не трогает. Своим голосом он сегодня перебил имущества на сумму гораздо большую, чем вся та мелочь, которую эта девушка могла унести в руках. Что ему, в самом деле, все это барахло? Однако это не означало, разумеется, что он собирался поощрять подобные начинания и отпускать девушку после того, как поймал ее с поличным. Раз она не постеснялась проникнуть к нему в дом без приглашения, то пусть потрудится и объясниться. Ненавязчиво перегородив единственный выход из комнаты, Блэкагар небрежно оперся локтем о дверной косяк и вопросительно приподнял бровь, устремив на юную грабительницу испытующий взгляд. Подавать как-либо знаки к началу диалога он посчитал излишним. Чай, не дура, сама догадается, что первое слово предоставляется ей.

Отредактировано Blackagar Boltagon (14.10.2016 10:47:12)

+6

10

Ким притихает, почти перестает дышать, полностью обращаясь в слух, чтобы предугадать дальнейшее развитие ситуации. Вот шаги снежно хрустят по сугробам перед домом, вот скрипит крыльцо под весом невовремя вернувшегося хозяина, вот чуть слышно отворяется дверь, так что клацает язычок собачки..
А после все стихает.
Девушке даже кажется на секунду, что она оглохла, ведь такого попросту не может быть! Она нутром ощущает, что человек в доме, кожей чувствует его близкое присутствие.. Но ничего не слышит. Ничегошеньки! Ни одного чертового звука!
"Бл***ь, - думает про себя. - Только не это!"
Ей делается страшно, очень страшно! Совсем недавно они с недалекой сестричкой и безумным бойфрендом смотрели фильм о том, как кучка воришек-неудачников забралась в дом к слепому старцу, а он оказался бывшим военным, запер их в глухом подвале в темноте и, вычисляя по звукам дыхания и шелесту одежды, перерезал по одному. Фильм показался Ким глупым, однако сейчас отчего-то вспомнился во всех красках - и ее пробрал озноб.
"Нужно убираться!"
Времени у нее больше нет.
Стараясь не отвлекаться на попытку вычислить, где же находится оппонент, Ким пытается протиснуться в разбитую раму. На ее несчастье, оттуда торчат добротные куски толстого стекла, что не позволяют ей выбраться безопасно. Конечно, она может довыбить осколки сапогом, который до сих пор сжимает в руках, но тогда звуками неминуемо привлечет к себе ненужное внимание - а ей этого совершенно не хочется! Так что в отчаянии она предпринимает еще одну попытку выбраться, но лишь рассекает острием стекла рукав пуховика, откуда мигом начинают топорщиться кусочки войлока. Чертыхается в сердцах - еще одна вещь почила! на свалку все это старье! - и на этом обреченно притихает.
По виску стекает предательская капелька пота.
Может быть, если ей повезет, то ее не найдут? Человек уйдет вглубь дома или поднимется на второй этаж - и тогда у нее получится сбежать прямо через парадный вход? Она буквально молится на эти варианты, однако к очередному ее несчастью - дверь в комнату внезапно отворяется, являя на пороге того самого загадочного хозяина дома.
Ким каменеет, смотря диким зверьком. И что теперь? Что ей делать? Все еще можно кинуться в окно и, рискуя собственной шкурой, попытаться прорваться с боем, однако.. Человек этот совсем молод, безус и выглядит по-городски утонченно, что немного успокаивает девушку. Он сам кажется немногим старше ее, пожалуй, вероятно даже недавний студент. Что он ей сделает? Медленно выравнивая дыхание и возвращая самообладание, Ким на мгновение прикрывает глаза и считает про себя до трех, а после резко поднимается с корточек (потому что таится все это время скрюченной под окном) и нагло усмехается.
- Браво. Поймал меня.
Показательно медленно она начинает выкладывать свою добычу. Переворачивает сапог, откуда ворохом высыпаются вещи. Расстегивает куртку и вынимает припрятанное. Разувается и отставляет чужую обувь в сторону. Ей приходится переодеться обратно в свой рваный сапог, но сейчас это кажется меньшим из зол.
Все это время молодой человек молчит и лишь смотрит. Она тоже молчит, смотрит в ответ пытливо и с вызовом. Ну и чего встал? Может, уже вызвал полицию и пытается ее задержать? Нет уж, этот фокус у него не пройдет; обратно под надзор одного из местных ленивых копов она не вернется!
- Расслабься, красавчик, - девушка старается выглядеть непринужденно. Застегивает куртку снова и делает аккуратный шаг навстречу парню. - Это пранк. Розыгрыш. Всекаешь? Шутка такая.
Она уже стоит почти вплотную. Знает, что он может ее поймать и заломать. Поэтому готовится пинаться, отбиваться и в целом сопротивляться до последнего. То и дело смотрит ему под руку, готовая поднырнуть под чужим локтем и сбежать.
- Давай-ка посторонись, мне нужно идти. Это больше не смешно.

+5

11

Испуг на лице девушки быстро сменяется дерзкой усмешкой. Очевидно, что не слишком солидный возраст хозяина дома придает ей уверенности. К тому же, здесь Блэкагар давно перестал придавать большое значение своему внешнему виду, а потому выглядит, пожалуй, далеко не столь представительно, как раньше, что может скосить ему еще пару годов.
Так же очевидно, впрочем, что нарушительница чужих владений пытается храбриться. Она не может быть настолько самоуверенной, какой пытается показаться, не зная даже, успел ли он вызвать полицию. Просто, видно, считает, что лучшая защита - это нападение. И вместе с тем, ведет она себя отнюдь не так, как если бы ее первый раз ловили с поличным. Судя по всему, это не первая ее попытка ограбления, и у нее уже выработана определенная тактика поведения и просчитаны возможные способы вывернуться и сбежать. Пожалуй, следовало бы и правда сдать ее в полицию, покуда малолетняя воровка не превратилась в прожженную преступницу со стажем. Ему даже не пришлось бы для этого никуда звонить: достаточно активировать сигнализацию на входе и задержать девушку до приезда представителей закона... Если, конечно, те реагируют хотя бы немного оперативнее стекольщиков, иначе ему придется удочерить ее, пока они будут дожидаться справедливого возмездия.
Есть еще вариант самому отвезти ее в полицейский участок и сдать с рук на руки хотя бы тому копу, что приезжал к нему сегодня... Блэк представляет, как тащит на плече брыкающуюся и вырывающуюся девушку до машины (которую неплохо было бы сперва откопать из-под сугроба) на радость всем соседям, и решает, что ему нужен другой план.
Юная преступница между тем показательно избавляется от прихваченного имущества. Высыпает из сапога столовое серебро, добавляя еще немного хаоса царящей вокруг разрухе, выкладывает ноутбук (где, кстати говоря, по-прежнему сохранена его деловая переписка и кое-какие важные документы, спохватывается Блэкагар; остается порадоваться, что в этот раз он успевает все вернуть, и он делает мысленную заметку почистить компьютер от всего лишнего: ему теперь все это не нужно, а уж тем, кто будет сбывать краденное - и подавно) и разувается. На этом месте внимание молодого человека смещается на пол, щедро усыпанный осколками. Как бы его "гостья" не порезалась. С какими бы целями она ни проникла в его дом, все же ему бы не хотелось, чтобы молодая девушка получила здесь травму. Именно поэтому, когда она натягивает собственные сапоги, он подмечает наконец-то, что один из них порван ровно по шву. Вот зачем ей нужны были его ботинки. С такой дырой в обуви не особенно-то попрыгаешь по сугробам. И в голове у Блэка что-то щелкает. Вряд ли проникновение в дом было спланировано изначально. Скорее, случайное совпадение целого ряда факторов. Луна в созвездии Скорпиона, или как там принято говорить. Ему кажется, что он даже может примерно угадать, как это было. Девушка шла по улице, лопнул сапог, она попыталась обратиться в ближайший дом за помощью, но никого не застала, зато удачно обнаружила, что входная дверь не заперта. Ну, а дальше - окружающие соблазны богатого дома и ошибки молодости. Разве можно ее винить? Нет, винить-то, конечно, можно, однако выгонять девушку в рваном сапоге на мороз, будь она хоть трижды воровка, как-то не по-джентльменски. А Блэкагар все еще считает себя джентльменом, даже если забыл с утра причесаться.
Не догадываясь о его благородных побуждениях, девушка ведет себя довольно вызывающе. Видимо, не верит в благополучный исход и готовится прорываться с боем. В ответ на ее слова Блэкагар лишь иронично приподнимает бровь. Серьезно? Она и вправду думает, что это звучит хоть сколько-то убедительно? И как давно в Смоллвилле распространены подобные шуточки? Он бы обязательно спросил об этом, если бы мог. Следует думать, что смешнее всего этот "розыгрыш" был бы, если бы ей удалось сбежать с награбленным.
К сожалению, его лицо не настолько выразительно, чтобы она могла прочитать все это по нему; к тому же, девушку больше занимает высматривание возможности удрать, нежели разгадывание его мимических потуг. Это действительно больше не смешно, и то, что он не может ей сказать ни слова - тем более. Затягивающееся молчание начинает выглядеть глупо. Но у Блэкагара уже созрел план действий, который он намерен воплотить в жизнь, даже если маленькой грабительнице он покажется не менее глупым, чем вся эта ситуация. Пусть.
Молодой человек качает головой и легким движением ладони останавливает девушку. Указывает на нее, потом на себя и крепко берет ее за запястье.
"Ты пойдешь со мной".
Он выводит ее из комнаты, однако сворачивает не в сторону выхода, как можно подумать, а в сторону кухни. Его пленница должна сразу это понять: судя по количеству столового серебра, которым теперь усыпан пол гостиной, она определенно успела немного изучить планировку дома и побывать там.
На кухне гораздо теплее, чем в промерзшей комнате, это ощущается сразу. Здесь с окнами все в порядке, и батареи старательно кутают помещение в теплый кокон. На столе по-прежнему стоит одинокая бутылка виски. Свободной рукой Блэкагар подхватывает ее со стола и убирает в шкаф, а после подталкивает девушку к ближайшему стулу.
"Садись".
Сам он щелкает кнопкой электрического чайника, в котором еще достаточно воды с утра, и садится напротив, чуть прищурившись разглядывая незнакомое лицо. Вот сейчас ей ничто не мешает вскочить и попытаться сбежать, но он надеется, что она не станет этого делать хотя бы из любопытства. В конце концов, того, кого собираются в ближайшее время отвести в полицию, обычно не поят чаем. А именно это Блэкагар и намеревается сделать. Наверняка она замерзла в такую стужу, да еще и расхаживая в прохудившемся сапоге, а потом пряталась от него в гостиной, где было не намного теплее. Если в ближайшее время не согреться, можно здорово заболеть. Он предложил бы ей что-то покрепче, но девушка слишком молода, а спаивать малолеток не в его привычках.
Через минуту вода в чайнике закипает. Блэк достает две кружки, кидает в них по пакетику заварки и заливает кипятком. Ставит кружки на стол и останавливается перед девушкой. Указывает на ее рваный сапог и недвусмысленным жестом приказывает разуваться, после чего подхватывает негодную более обувь и выходит из кухни. В общем-то, он мог бы прикинуть ее размер и на глазок, но как раз сейчас, когда она осталась одна, соблазн сбежать может оказаться слишком велик. Блэкагар рассчитывает на то, что у нее хватит выдержки не кидаться на улицу в одном сапоге. Он идет в другую комнату, где у него хранится более теплая обувь, чем та, что юная преступница присмотрела для себя. Заодно прихватывает две пары теплых шерстяных носков - в них девушка не будет выпадать из его ботинок. Вернувшись на кухню и убедившись, что гостья по-прежнему там, он бросает на пол перед ней свою добычу. Она может взять ботинки или гордо отказаться как от них, так и от чая. Это будет ее выбор. Блэкагар же намерен разок пересчитать остатки столовых приборов в кухонном ящике, но, пожалуй, он сделает это в конце их маленьких посиделок.

Отредактировано Blackagar Boltagon (02.11.2016 11:35:00)

+6

12

К несчастью, с чувством юмора у хозяина дома туго. Это Ким понимает сразу и мгновенно опечаливается, даже несмотря на то, что мимические потуги оппонента весьма забавны.
Тем временем он продолжает молчать. Ким тоже молчит, не зная, что ещё сказать. Единственный вариант, который у неё остаётся, это прорываться с боем (ну или выкинуться в окно и нанизаться на торчащие из рамы осколки, будто сардина на вилку), однако она не спешит устраивать догонялки. Вполне возможно, они могут договориться миром (например, она поможет ему почистить крыльцо от снега?). Или даже можно обставить дело так, будто это _он_ силой притащил её в дом; впрочем этот вариант хуже всего, потому что в полиции её знают как облупленную и ни за что не поверят в легенду о городском педофиле. Хотя вот самого парня можно бы и припугнуть этим самым "плохим вариантом", чтобы не цеплялся, но тут до неё наконец доходит то, что именно во всей этой ситуации её напрягает
Он не говорит! До сих пор не сказал ни единого чертового слова. И ещё так двигает бровями, будто силится что-то до неё донести.
"Бля, да он немой!"
Под ложечкой неприятно засосало. Она, конечно, отбирала у малолеток обеды и карманные деньги, а ещё дралась в школе с пацанами, но.. Грабить инвалида? Калеку? Физически ущербного человека? Это проще, конечно, таким за ней не угнаться, однако даже у воришек должны быть принципы. Например, Ким никогда не понимала, как можно украсть последние сбережения у пенсионеров? Да те - сами нищие, это им в переходах подавать нужно, что уж говорить о том, чтобы их обирать.

Как бы там ни было, в текущей ситуации исправить она уже ничего не может, разве что извиниться. Единственное, что её останавливает от посыпания головы пеплом, это уверенное поведение оппонента и некоторый п*здец в доме. Ким никак не может решить, является ли немота инвалидной ущербностью, а ещё нафига в таком случае калеке громить собственный дом.. Но покуда она размышляет, молодой человек уверенно берет её за запястье и ведет за собой. Хватка у него сильная, крепкая, но Ким бы зуб дала на то, что вырвется влёгкую и убежит. Это её немного утешает, но все-таки она не убегает. К тому же молчаливый чел не тащит её в подвал или спальню, а ведет прямиком на кухню, где включает чайник и достает две кружки.
Быть честной, школьница немножко обалдевает. Где это видано, чтобы вора угощали чаем? В голову приходит спонтанная мысль, что парень не только немой, а ещё и душевно больной, отчего ей делается совсем не по себе.
- Слышь, ты это.. Не утруждайся.
Беспокоиться о нем взаправду не выходит, равно как и извиняться. Вместо этого у девушки появляется мерзкое ощущение вины, ненавистное ею с детства. Абсолютно не зная, куда себя девать, Ким послушно садится на стул и отдает сапог. Вообще, все происходящее становится все страннее и страннее, она будто провалилась в чёртову кроличью дыру и теперь была типа черной Алисой, но хозяин домишки уже возвращается и приносит ей целую обувку с шерстяными носками вдовесок.
Ким смотрит на него, как на больного. Точнее, он и есть больной, вероятнее всего. Дома у неё два таких же, но с этим что-то _особенно_ не так. Настолько не так, что ей даже стыдно. Под ковыряющие изнутри угрызения совести она переобувается, не забыв натянуть носки, а после сползает со стула и - заразившись молчаливыми жестами - неумело показывает, что сейчас вернётся. Успев изучить внутреннее расположение комнат, плетется в гостиную и собирает раскиданные столовые приборы, с которыми возвращается на кухню и методично раскладывает обратно в полку. Она настолько в шоке от происходящего, что едва себя осознаёт. И, пожалуй, это единственное, чем она сейчас может быть реально полезна - вернуть по местам все, что пыталась стащить.

Ложки и вилки вскоре заканчиваются, к сожалению. Это обязывает её искать тему и повод. Все это время она косится на парня с недоверием, а после все же решается и озвучивает то, что её мучает:
- Ты немой, да? Ну, типа, совсем не говоришь?
Странно говорить с тем, кто не может тебе ответить. Смутившись этому, Ким как на духу признаётся:
- У меня сестра долго не говорила. Все думали, и не заговорит, - она усмехается, вспоминая. - А после как стала лопотать, до сих пор не заткнётся.
Спохватившись, что может звучать грубо для нежного обитателя этого дома, а ещё что сболтнёт лишнего, Ким подтирает под носом и прикусывает губу, а после от безысходности хватает в ладони выданную ранее кружку. Чай успел немного остыть, так что его уже можно глотать так, чтобы не обжечься. Чем она и занимается, покуда тот не заканчивается. Полиция все ещё не приезжает, хотя участок тут всего в паре домов вниз по улице, так что этот странный немой явно не успел никого вызвать. От этого ей становится немного легче, но лишь немного.
- Ты того.. Прости, что так вышло. Типа я тупо поступила. И больше это.. Ну, не буду.
Ким нервно ковыряет пальцем место на рукаве, где порвала куртку. Под пристальным взглядом несостоявшейся жертвы её грабежа она ощущает себя закореневшей уголовницей, да и звучит не лучше. Черт бы его побрал! В обычное время её хрен проймёшь. А тут - нате вам.. И все оттого, что он не может говорить? Тоже ещё, несчастье! Да она бы дорого дала, чтоб Эдди или Рут постиг тот же недуг.
Мысленно себя накручивая, Ким тратит последние силы, а после сдувается. Строить из себя независимую и крутую афроамериканку из плохого района с ещё более плохим сленговый языком ей давно перехотелось, равно как и грабить этого бедолагу, так что она просто забирает свои ботинки и, не поднимая взгляда, бурчит:
- Спасибо.. За чай. И обувь. Я верну.
Понурив голову, она сомнамбулой тащится к выходу. Её можно не провожать, знает, где выход. Ну разве что он боится, что она ещё что-то стащит.. Но Ким ощущает себя так гадко, что ей даже мысли такой не приходит. Оставшееся время молчаливый одинокий парень из огромного пустого дома не идёт у неё из головы, так что она медленно плетется через двор, а у дороги останавливается и оборачивается, смотря в провалы разбитых окон. Кто он был, зачем дал ей ботинки и почему так легко отпустил? Загадка на радость Эдди с неразрешимым уровнем сложности.

***
Впрочем, дома её ждут другие заботы. Два желторотика на диване до сих пор голодны, но это лишь её раздражает. А заодно помогает вернуться в норму, восстановив привычное боевое настроение. Выгоняя обоих пинками в магазин за продуктами, Ким уваливается на теплый диван и закладывает руки за голову, глядя в потолок. Она ни о чем конкретном не думает, и все же отупляющая задумчивость одержит её до самой ночи, так что все попытки Эдди и Рут ныть оканчиваются ничем; сбитые с привычного русла, все разбредаются по углам и в целом день проходит весьма странно. Ночью ей спится беспокойно и как-то урывками; обычно любительница поспать до обеда, Ким поднимается едва ли не с рассветом и, потихоньку выбравшись из постели, убегает на улицу, прихватив с собой лопату для снега. В обычное время её фиг заставишь чистить крыльцо, чаще она принуждает к этому силовыми методами Эдди или обманом Рут. Но сегодня все как-то иначе. Сперва она пробует силы на собственном крыльце, и это не кажется сложным. Так что - полная уверенности и решимости - девушка добирается до вчерашнего дома и потихоньку, будто опасаясь и готовясь убежать в любое мгновение - начинает скрести сугробы издалека, ещё от центральной дороги, очень медленно подбираясь к знакомому крыльцу. В какой-то момент задумчивость снова накрывает её, так что на некоторое время Ким выпадает из реальности и лишь скребёт лопатой. Поэтому не может точно сказать, сколько времени это делает, порядком запыхавшись к концу дорожки.
Вытирая пот со лба под шерстяной шапкой, она недоверчиво оглядывается назад, на прочищенную дорожку к дому. Это все она сделала? И когда только успела! Так задумалась, что и не заметила.. А все этот виноват.
Кидая раздражённый взгляд на окна, Ким даже бурчит пару ругательств себе под нос. И что это с ней, право-слово? Смешно. И глупо. Ругая себя последними словами, она воровато оглядывается и готовится убежать, покуда её не застали за общественно-полезными работами и не засмеяли, но вместо этого поднимается на крыльцо и трогает ручку двери. Вдруг не заперто, как и вчера? Она ещё не придумала, что станет делать, если дверь откроется, но ведь всегда можно сориентироваться по ходу дела! Фантазия её никогда не подводила. К тому же на ней все ещё его ботинки, полученные вчера, что можно использовать как повод для повторного визита - и поначалу это кажется почти отличной идеей..

+7

13

Девушка выглядит подавленной. Блэкагар не догадывается об истинной причине ее смущения, а потому считает, что так на нее повлияло исключительно его гостеприимство. В общем-то, на это и был его расчет. Ему хочется, чтобы человечное отношение пробудило ответный отклик в ее душе и заставило задуматься над тем, чтобы соступить со скользкой дорожки. В конце концов, наказание за воровство еще не гарантирует, что она возьмется за ум и не примется за старое. А вот сегодняшнее чаепитие должно отложиться у нее в памяти и, быть может, заставит ее задуматься в следующий раз, когда ее посетит мысль стащить что-нибудь. Подобная надежда, конечно, слишком утопична, и все же Блэкагар верит в то, что его поступок принесет больше блага, чем любое наказание - ведь его девушка ожидает и готова внутренне противостоять ему, а значит, оно не произведет нужного воздействия. А вот человеческое отношение, возможно, вызовет стремление ответить по-человечески.
И он оказывается прав. Пожалуй, даже для самого хозяина дома следующий поступок девушки оказывается неожиданностью. Натянув одолженную обувь, та с какой-то обреченностью уходит из кухни, а когда возвращается - в руках у нее ворох столового серебра, которое она начинает раскладывать по местам. Блэкагар следит за ней со все возрастающим удивлением. Так его гостья не так уж и безнадежна? Под его взглядом та совсем теряется и, когда вилки с ножами у нее заканчиваются, отгораживается от него столом и пытается спрятаться за кружкой с чаем. Видно, что ей неловко, и вопрос ее звучит так же неловко, однако Блэк делает хорошую мину и кивает в ответ. Разумеется, он не может рассказать ей правду - да это и не нужно. Для всех здесь он - немой, и ему придется играть свою роль до конца. Вспоминая об этом, молодой человек на мгновение мрачнеет, однако быстро берет себя в руки. Вскоре он уже улыбается, слушая рассказ девушки о ее сестре. Он не испытывает неловкости от этой темы, ведь его немота - совсем иного рода. А та рассказывает с такой непосредственной прямолинейностью, что не улыбнуться невозможно.
Девушка еще что-то бормочет извиняющимся тоном, но, к сожалению, Блэк не имеет возможности поддерживать светский разговор - только кивать, что совершенно не вдохновляет собеседницу, а потому односторонний диалог быстро угасает, и та собирается уходить. На этот раз Блэкагар ее не удерживает.
После ухода несостоявшейся грабительницы, в доме становится очень пусто. Молодой человек ощущает это всякий раз после чьего-либо визита. Присутствие посторонних людей хоть и напрягает его ввиду сложившихся обстоятельств, но все же позволяет отвлечься от своих мыслей. А в обществе этой школьницы, как ни странно, Блэкагар даже не испытывал привычного дискомфорта, несмотря даже на то, что разговор особенно не задался - но он и так не особенно знает, о чем говорить с младшим поколением (а порой и со сверстниками). Зато положительный исход ситуации, какой бы нелепой она ни оказалась - а, быть может, именно благодаря этой нелепости - его взбодрил, и Блэкагар ловит себя на том, что не торопится скатываться обратно в пучины отчаяния. Пользуясь случаем, он возвращается в разгромленную комнату и делает попытку хоть немного прибраться, однако быстро замерзает и оставляет это занятие. Только забирает ноутбук и, как и собирался, стирает оттуда все рабочие данные.
Остаток дня он проводит в ожидании стекольщиков, которые, однако, так и не появляются, что означает, что весь следующий день (а может, и больше) ему придется безвылазно торчать дома в ожидании того, когда же они все-таки приедут. Это в том случае, если полицейский их все-таки вызвал, а не забыл о своем обещании, пока прокапывался к своей машине. Блэкагар чувствует укол раздражения. Он не любит зависеть от чужой безалаберности, однако выбора у него нет. Разве что ехать разыскивать стекольщиков самостоятельно, но он решает оставить этот вариант на крайний случай. Вот если и завтра они не объявятся...

Дверь в гостиную плотно прикрыта и подоткнута туго свернутым покрывалом, чтобы не задувало снизу. Она служит ярким напоминанием о вчерашнем, отчего у Блэкагара, спустившегося вниз к завтраку, снова портится настроение. Сегодня его не будут ни допрашивать, ни грабить, так что придется развлекать себя самостоятельно в ожидании стекольщиков.
Блэк неторопливо заваривает себе кофе и уже готовится налить его в кружку, когда случайно кидает взгляд за окно - и рука с туркой задумчиво застывает в воздухе. Затем молодой человек аккуратно отставляет турку в сторону и подходит к окну.
Нет, ему не померещилось. Еще вчера весь двор был завален снегом так, что его машина превратилась в огромный сугроб. Теперь же... сугроб остался, зато от главной дороги прямо к его крыльцу ведет широкая расчищенная дорожка. Блэкагар созерцает ее глубокомысленным взором. Кто мог так расстараться? Честно признаться, у него нет подходящих кандидатов. Вчерашний коп снарядил к нему команду уборщиков снега? В это слабо верится. Стекольщики прокапывали себе путь к его дому? Еще веселее.
Пока хозяин дома ломает голову над подвернувшейся загадкой, он замечает на крыльце какое-то движение. Из окна кухни оно почти не просматривается, однако там определенно кто-то есть. Заинтригованный, Блэкагар быстрым шагом спешит к входной двери и распахивает ее.
За дверью его поджидает сюрприз. Брови Блэка медленно ползут вверх. Пожалуй, ему не следует удивляться такому повороту, однако он удивлен. Потому что действительно не ожидал когда-нибудь еще увидеть свою вчерашнюю "гостью". Да еще и с лопатой наперевес, недвусмысленно дающей понять, кого следует благодарить за расчищенный двор. Как тут не удивляться!
Спохватившись, Блэкагар чуть заторможенным жестом предлагает девушке зайти. В конце концов, должен же он как-то поблагодарить ее за проделанный труд. Даже если это ее попытка загладить вчерашний визит, такой труд требует компенсации.
Блэк показывает, куда можно повесить верхнюю одежду - этот визит можно сделать более цивилизованным - и через пару минут они вновь заседают на кухне. Вернее, девушке хозяин предлагает присесть, а сам возвращается к своему кофе. Подняв турку, он показывает ее гостье. Будет ли она кофе? Хорошо, что он всегда варит его с запасом. Смотрит молодой человек при этом вопросительно. Не просто же так она пришла. Возможно, девушка хочет подзаработать честным трудом?

+7

14

Ким не ожидает всерьез, что ей кто-то откроет. Более того, она даже не собирается заходить внутрь, хотя (не скрыть) ее очень туда тянет. Она не может найти тому объяснения, а потому раздражается заранее.
Час все еще ранний, так что хозяин дома наверняка попросту дрыхнет. Или уже утопал по делам, хотя она и не видела в утренних сугробах свежих следов. Все это вихрем проносится в ее голове, покуда она тянет ладонь к дверной ручке - но с той стороны ее опережают. Дверь распахивается. И девушка оказывается нос к носу с причиной своих вчерашних неприятностей.
Секунду ничего не происходит. Ким хочется провалиться сквозь рыхлый снег, чужое крыльцо и саму землю, чтобы лететь куда-нибудь подальше отсюда, пускай даже прямиком в ад. Зачем она вообще сюда пришла? Зачем подошла к двери? Зачем пыталась ее открыть? А, главное, зачем расчистила тут дорожку в снегу.. Вспоминая о лопате на своем плече, девушка стремительно заливается красной - и хвала богам, что на темном лице этого почти не видно.
Испытывая острое желание откинуть куда подальше слишком палевный предмет, Ким принимает непринужденный вид. Типа - так и планировалось. Типа - ничего страшного не случилось. Типа - она и не смущена вовсе, это ОН должен тушеваться, ага.
- Что застыл? Или совсем замерз за ночь в этом своем огромном пустом доме?
Она изо всех сил пытается быть милой, но слова звучат довольно резко, в классическом афро-американском уличном стиле. Впрочем, оппонента это словно бы и не смущает; внимательно изучив плоды ее трудов, отчего Ким хочется провалиться лишь сильнее, молодой человек пропускает ее внутрь, приглашая жестом. Вообще, ей пора уходить. Срочно спасаться бегством! Да и не место ей здесь вовсе.. Но она все равно заходит. Зачем-то. Топчется на пороге, привыкая к теплу и сбивая снег с обуви. Тщательно пристраивает лопату в углу прихожей. Медленно снимает куртку и цепляет за крючок к вешалке. Снова и снова задает себе вопрос: зачем она здесь? Но все равно остается и упрямо следует за хозяином дома.

Внутри достаточно прохладно, хотя после морозной улицы попервости и кажется, будто тепло. Ким понимает это не сразу, а когда все же понимает - чуть хмурится и рыщет вокруг глазами, пытаясь определить корень проблем.
- Мне половину, спасибо. Не люблю кофе, он горький, - мимоходом соглашается с предложением молодого человека. И покуда он возится с новой порцией (хорошо бы еще молока поискал), Ким все же не удерживается - и откидывается на стуле назад, насколько это возможно, стараясь разглядеть смежную комнату: ту самую, в которой ее вчера и застукали.
Отсюда очень сложно рассмотреть. Но, кажется, будто там ничего не изменилось. Все тот же беспорядок, все те же разбитые окна.. Пожалуй, ей нужно бы спросить разрешения. Но, получив кружку, Ким на автомате тянется к гостиной, прихлебывая на ходу горчащую бурду. Вряд ли хозяин дома всерьез может выразить свое несогласие, да? Он ведь не говорит. Ким усмехается в своей голове, но вживую лишь морщится: в гостиной и впрямь до сих пор гадюшник.
- Такой красивый дом. А ты устроил здесь бедлам, - с чисто девчачьим возмущением подытоживает. И, отставляя кружку с пока еще слишком горячим кофе куда-то в сторону, деловито закатывает рукава. - Раз уж я все равно здесь.. Тащи метлу и совок, помогу тебе по старой памяти.
Нет, она не добный самаритянин. Ей просто все еще нужны его сапоги. Наверное, в этом все дело? Запасных у нее отродясь не водилось, а в зиму в порванных ботинках ее ждет верная смерть. Именно это ее оправдывает. Она вовсе не хорошая. Так ведь?

Он приносит тряпки, мусорные мешки и метлы. Откуда-то находятся даже старые садовые перчатки, что как раз сгодятся для уборки побитого стекла.
Ким умеет наводить порядок где бы то ни было и не чурается работы, особенно если видит в ней смысл. Может, именно сейчас смысла и не так много, как хотелось бы, но и так просто уйти она уже не может..
Вместе они справляются достаточно быстро, разрушения весьма локальны и малообширны. Главное - вымести осколки от стекол и убедиться, что пол в безопасности. Все остальное лишь дело техники. Они подбирают нанесенный через окна сор, заворачивают с дивана промокший от снега плед и даже выбирают несколько треснувших бокалов из серванта. С остальным, пожалуй, он справится и сам, но Ким все еще неугомонна - и указывает на попавшийся на глаза ноутбук:
- Работает? Нужно найти контакты стекольщиков, без них тут не обойтись.
Эдди всегда уверял ее в могучей силе интернета. Там, де, было все - и даже чуточку больше. Что ж, оставалось надеяться, что дремучие стекольщики из их захолустья знали о существования компов и додумались хоть где-то в интернетах оставить свой адрес и телефон.
К ее большому разочарованию, ноутбук тоже поврежден - да так, что даже не включается. Лицо Ким принимает разочарованно-задумчивое выражение, но новых попыток изменить ход вещей она не предпринимает. В конце концов, она и без того сделала сегодня немало, а этот красавчик - не дите малое, уж как-нибудь дальше справится.
Стягивая пыльные перчатки, Ким морщит нос на пылинки:
- Ты бы хоть на бумажке написал имя. А то неудобно как-то..
И, словно вспоминая, добавляет:
- Меня зовут Ким. Я тут неподалеку живу с сестрой и.. э.. одним чудилой.
Вряд ли ему интересны подробности ее скромной жизни. А еще у нее совершенно остыл кофе. Находя свою кружку, она грустно в нее заглядывает и пожимает плечами: мол, бесполезно. А после совершенно случайно вспоминает о времени, округляет глаза и начинает торопливо собираться. Что-то они тут завозились.. Ее дома, небось, потеряли. Как ей все это объяснить своим двоим? Да они ее на смех поднимут!
- Ну все, дальше сам. Твои сапоги еще немного побудут у меня, я занесу их вскоре. Не будь жадиной, да? Закрой чем-то окна пока и дождись стекольщиков, и.. О! Я забыла варежки на кухне, посмотришь?
Какая-то неудобная, громоздкая мысль ворочается у нее в голове. Стучится в висок. Щиплет за переносицу, заставляя собирать нос гармошкой. Если бы его ноут был цел, они смогли бы найти адреса и телефоны и уже давно бы вызвали стекольщиков. А еще.. Он ведь не говорит. Как ему поддерживать связь со внешним миром без интернета? А как объяснить мастерам в сервисе, что же такое случилось с его техникой?
Ким не успевает остановиться. Одна нога тут, другая - там. И вон она уже торопливо застегивает пуховичок, зажимая подмышкой облегченный ноутбук в утонченном корпусе. Дорогая вещичка, сразу понятно. Уж им-то с сестрой и бойфрендом не по карману.. Но она - и не для себя. Просто хочет помочь этому бедолаге.. Еще разок. Последний. Точно - последний, клянется она в своей голове, когда получается потрепанные варежки назад. Даже стыдно как-то.. Тут все такое дорогое, богатое, и она в этих обносках..
Морщась своим мыслям, девушка торопливо прыгает за порог, покуда ее не успели остановить. Бежать с ноутом подмышкой и лопатой на плече - то еще удовольствие, но она не останавливается, не оглядывается. Видел ли он? Заметил ли ее маневр? Вряд ли, иначе - остановил бы. Но тот молчит и провожает взглядом.. Впрочем, у него немного вариантов, он ведь немой.
Уговаривая совесть подождать немного, Ким стрелой несется к дому и с порога начинает орать имя Эдди, призывая себе на помощь и мало заботясь о спокойствии окружающих. Уж если кто-то и разбирался тут в технике, так это ее благоверный. И его гениальные мозги были нужны ей прямвотщас! сиюминуту! сиюсекундочку! срочно!

+3


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [21.02.17] Guests in the House


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC