Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


28.05.18 В ожидании лета...
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"Мальчишка снова недовольно хмурится и протягивает руку к радиоприемнику - но замирает на полпути. Потому что теперь к шуршанию добавляются еще и голоса! Эдди поспешно сдвигает колесико правее. Музыка становится тише, голоса - громче. Тем не менее, они все равно звучат как будто из глубины колодца и даже регулировка громкости не позволяет разобрать, о чем говорят их обладатели. Голоса звучат резко и отрывисто. Эдди кажется, что он улавливает отдельные слова, но это точно не английский и вообще не похоже ни на один знакомый ему язык. От непонятного предвкушения по спине начинают бегать мурашки."
>>>читать пост<<<
БЕЗУМЕЦ МЕСЯЦА



Jonathan Crane

БАННЕРЫ


LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [08.05.17] Moving shadows (part 3)


[08.05.17] Moving shadows (part 3)

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://s14.postimg.org/tu8wb5c35/landscape_mist_forest_abandoned_house.jpg
Название: Moving shadows
Часть третья.
Участники: Jonathan Crane, Ororo Munroe, Tye Longshadow, Jaime Reyes, Leon S. Kennedy, Tabitha Smith, Alex O'Conner
Время и место: 8 мая, понедельник, вторая половина дня. Старые развалины на окраине Смоллвилля.
Краткое описание: Стечение обстоятельств приводит всех участников этой истории туда, где она началась - к развалинам старого завода. Теперь всё, что им остается, - раскрыть тайну кровожадных теней.
В предыдущих сериях:
Часть первая
Часть вторая

+1

2

Благодаря стараниям Леона, он, Джонатан, Ороро и Алекс оказываются на окраине города. Здесь туман уже не настолько плотный: хотя он по-прежнему скрывает большую часть окрестностей, все же видимость становится чуть лучше. Между деревьями можно различить старое здание бывшей обувной фабрики. Воздух прохладный и влажный, повсюду много назойливой мошкары.
Если прислушаться, вдалеке можно различить звук шагов и приглушенные голоса...

0

3

Джонатан чувствовал себя эмоционально перегоревшим. Даже опасения насчет того, что другие могли подумать о нем, понемногу отходили на второй план. Судя по лицам второго копа и жавшейся к нему девчонки (которая, впрочем, почти сразу отстранилась, когда они подошли), вряд ли они вообще что-то думали на эту тему. В голове Джонатана впервые забрезжило осознание того, что на нем свет клином не сошелся. У всех и без того было, о чем поволноваться.
Вместе с этим осознанием он впал в какое-то отупение. Пока второй коп нарочито бодрым голосом говорил что-то насчет того, чтобы развезти их по домам, парень стоял и молча смотрел в землю, чувствуя, как им овладевает странный фатализм. Безопасность? Ха ха. Ему было все равно, куда идти. Все равно, каким образом полицейский собирался искать дорогу в этом киселе, а уж тем более - пробираться через него на машине.
Неуместно громкий электронный голос, предложивший следовать к точке назначения, по крайней мере, прояснил эти вопросы. Все так же молча Джонатан зашагал вместе с их группой туда, куда вел их навигатор. Правда, по его ощущениям, им следовало бы двигаться в обратном направлении - к тому выходу из парка, через который они сюда зашли, но молодой человек их проигнорировал. В конце концов, какая разница? Если навигатору так больше нравится, ему виднее.
Какое-то время они шагали парковыми дорожками, затем вновь вырулили на какую-то улицу. Окрестности по-прежнему тонули в тумане, так что очень скоро Джонатан снова перестал понимать, где они находятся. Впрочем, он и не старался понять, продолжая смотреть только себе под ноги.
Неладное он почувствовал в тот момент, когда под подошвами зашуршала сухая листва, а из тумана стали выступать высокие узловатые деревья. Насколько он помнил, в центре города не росло ничего подобного. А навигатор меж тем невозмутимо сообщил, что они "прибыли к месту назначения". К какому еще месту?! Какого черта?!
- Да вы, должно быть, шутите... - пробормотал Джонатан, поднимая голову. Как оказалось, туман немного рассеялся - или просто сюда дотянулись лишь его остатки - обнажая старые деревья, а прямо за ними, не так уж и далеко от недоуменно озиравшейся группки людей, высилось старое здание. Крейн никогда не видел его собственными глазами и никогда здесь не бывал; и тем не менее, он сразу понял, где они очутились.
- Из всех мест, что есть в этом городе, вы завели нас именно сюда! - вырвалось у него под влиянием не к месту (или, наоборот, к месту) вспомнившегося "Касабланки".
Страшилками о заброшенном заводе дети пугали друг друга, еще когда Джонатан был совсем маленьким. В детстве он в них верил, позже стал относиться более скептически, хотя дойти и проверить их несостоятельность самому желания у него не возникало. Но ведь он давно перерос все это! И даже не вспоминал с тех пор. Но теперь все истории вдруг разом всплыли в памяти и уже не показались такими уж глупыми. А что, если и правда... Джонатан встряхнул головой, но навязчивые мысли никуда не уходили. Более того, им снова потихоньку начала завладевать паника, и то, что у него не получилось с ходу определить, его ли это собственный страх или что-то опять воздействует снаружи, пугало еще больше. Он нервно взмахнул рукой, отгоняя назойливо лезущих в лицо мошек, и настороженно огляделся.
Сейчас молодой человек был полностью солидарен с напарницей копа. Отсюда надо было уходить. И как можно быстрее. В непосредственной близости от старой фабрики становилось неуютно, и беспокойство за собственную судьбу вновь пробудилось в его сердце. Особенно когда до слуха донеслись посторонние звуки. Прислушавшись, Джонатан различил потрескивание сухих веток под чужими ногами. Кто-то направлялся в их сторону. И хотя это было совсем не похоже на подкрадывающееся чудовище, ему стало как-то не по себе. Кому могло понадобиться разгуливать возле развалин в таком тумане? Какова вероятность того, что кто-то еще мог заблудиться так же, как и они, и выйти именно сюда? А вдруг... по спине пробежал неприятный холодок - вдруг тварь продолжает воздействовать на их сознание и заманивает прямо в ловушку? И это вовсе не навигатор виноват в том, что они здесь очутились, и не неумение копа обращаться с техникой? Сглотнув, Джонатан сделал полшага назад, чуть прищурившись и напряженно вглядываясь в туман.

Отредактировано Jonathan Crane (24.02.2016 16:37:03)

+10

4

Она не хочет идти в полицию. В кои-то веки она хочет в Школу, которая незаметно стала домом. Хочет поговорить с профессором Ксавье, потому что понимает - произошла какая-то хрень. И, может быть, Ксавье знает, в чём дело.
Но она идёт с копами и долговязым к участку.
Коп, у которого на форме написано "Л. Кеннеди" уверенно ведёт их по навигатору, Ороро старается не отставать, усталость отступает на задний план, хотя все четверо и идут довольно медленно.
Люди им не попадаются. Им вообще никто не попадается.
А потом под ногами начинается гравий, затем прошлогодняя листва, а из тумана появляется больше деревьев и у Ороро ощущение (нет, уверенность!), что они вышли за город. И вот она точно знает, что полицейский участок находится в другом месте!
- Эм... а вы точно уверены... - начинает она в спину полицейскому, но тот лишь пожимает плечами и продолжает идти по навигатору.
Ороро бросает недоуменный взгляд на долговязого. Который как-то обречённо выглядит сейчас.
- Я Ороро, кстати, - быстро представляется она.
Ну потому что терпеть не может "эйты" по отношению к собственной персоне.
Единственный плюс в "прогулке", так это то, что, пока они топают в сторону участка, Ороро умудряется успокоиться. И она уже не думает, что надо бежать к Ксавье - она уже уверена, что сама разберётся. Её же способности в конце концов. И ей уже даже становится интересно, что за хрень это была. Это же... загадка. Расследование! Приключение! И вдруг это действительно связно с Табитой и ночным происшествием у них в Школе?
Неясную тревогу и ощущение какого-то, словно бы чужеродного, присутствия в голове Орроро вполне успешно игнорирует.
Когда позитивный женский голос сообщает, что они прибыли на место назначения, Орроро не сдерживается и, оглянувшись в чуть поредевшем тумане (ну надо же, полчаса, наверное, прошло, а он до сих пор не рассеялся), издаёт тихий свист.
- Бюджет не выделяют? - не может удержаться она, с чуть натянутой хитрой улыбкой вглядываясь в Кеннеди.
Напарница его раздражена и Орроро бы ещё минут пятнадцать назад разделяла бы её настрой, но так уж вышло, что сейчас на пятнадцать минут позже, и настроение у неё стало чуточку лучше.
Туман не такой густой: виден пустырь, старые развалины (похожие на заброшенный завод) и деревья. Ороро ещё не успела здесь побывать, поэтому точно не знает, где они оказались. И, если откровенно, она даже удивляется, как это её угораздило - она была уверена, что весь Смоллвилль облазить умудрилась.
Коп явно сам не ожидал такого поворота событий. Но долговязый парень, судя по всему, в курсе, что это за место и Орроро с любопытством вглядывается в его лицо - пацан явно снова напуган. И судя по его "Из всех мест, что есть в этом городе, вы завели нас именно сюда!" у этого места дурная слава.
Но человека, который вырос в Готэме и который обшарил тьму всяких заброшенных строек, складов и бомж-районов, не напугать старыми развалинами! Если бы она верила каждой городской легенде, что бродила по тому же Готэму, она бы сидела в каком-нибудь Архэме, в милой комнатке с белыми, мягкими стенами. А она в Смоллвиле. О чём это говорит? Правильно - блондинистая девушка не верит в демонов, вампиров, слэндерменов и аллигаторов в канализации. А после житья у Ксавье она вообще всю эту псевдомифологическую фигню торжественно спишет на способности чьи-нибудь, даже если свершится чудо, и она столкнётся с чем-нибудь необъяснимым.
Хотя про привидений, если откровенно, она не настолько уверена, но вот что-то ни разу, за всё время, что она с друзьями лазала по стройкам, призрак им не встретился. Бомжи и наркоманы, да. Призраки – нет.
Поэтому Ороро лишь наблюдает за опять побледневшим парнем и... тут слышит голоса где-то вдалеке. И голоса эти не взрослых, а один из них так вообще кажется ей знакомым. "Какого?.." - не собирается додумывать она, потому что произносит вслух:
- А мы тут не одни явно. Эй! - громко кричит Ороро и делает пару шагов по направлению к голосам.

+12

5

Поначалу компания брела в сторону развалин в траурном молчании. Их шаги были тихими, а звуки от пожарища были слышны на мили вокруг. Тай втягивал голову в плечи, ощущая груз вины, и хотя обычно он любил помолчать, сейчас ситуация казалась ему жутко неловкой.
Все его мысли зациклились вокруг сожженного домишки, запах гари стоял невыносимый и, казалось, преследовал их. Тай не мог подобрать ни единого слова в свое оправдание, а на ум не шла ни одна шутка, чтобы разбавить траурное молчание.
Стараясь не встречаться ни с кем взглядом, юноша молча переживал случившуюся катастрофу внутри себя. Впрочем, несмотря на то, что он мучился угрызениями совести по поводу разрушенного дома, Тай не переставал ощущать страх и волнение. Конечно, совесть сейчас занимала его целиком, ведь Хайме так старался над этой развалиной, столько сил и времени в нее вложил, да и Тай тоже!, но шорохи и тени все еще бегали по углам, прячась за темными стволами деревьев и рыская в кустах, так что время от времени юношу пробирал озноб. Он уже не был так уверен, что та тварь сгорела вместе с их пожитками, а потому время от времени сжимал кулаки, настороженно осматриваясь. Он держался чуть впереди ребят, стараясь разведать дорогу и хоть так загладить свою вину; его дух-разбойник больше пригодился бы здесь, среди лесной чащи, для защиты дорогих ему людей, нежели там, в злосчастном домике.
"Как ты мог? - не утерпев, обратился юноша внутрь себя. - Это было так важно для нас всех, а теперь.. все разрушено."
Дух, конечно же, молчал. Тай вообще не был уверен, что с тем можно общаться.
"Бесполезный."
Вздыхая себе под нос, юноша вскинул голову, бдительно всматриваясь в очертания завода впереди. Идти было не так и далеко, к тому же он спешил унести ноги подальше от пожарища, чтобы хоть немного отвлечься от случившегося.
"Почти пришли," - хотел окликнуть ребят, но лишь украдкой обернулся и скис. На Хайме по-прежнему не было лица, отвлекать его от скорби своими глупыми комментариями не хотелось. Он обязательно извинится, но позже. Когда все уляжется и образумится.

Впереди что-то копошилось. Тай не сразу понял, что это не очередная игра его воображения.
- Эй! - громко и четко сказала одна из теней впереди, и юноша остановился на месте, как вкопанный. На мгновение его обдало горячей волной ужаса; пожалуй, он бы кинулся наутек, не отнимись на пару секунд у него ноги.
А после он сообразил, что голос очень даже реальный, а фигуры в отдалении - самые обычные, человеческие. Одна из них так точно подростковая, все остальные тянули на взрослых. Может, пришли на зарево от пожарища или тоже охотятся на загадочного монстра? Как знать.
- Люди.., - растерянно выдавил из себя. - Здесь? Почему?
Эти вопросы были действительно занимательными, но Тай никак не мог придумать хоть одной дельной причины, отчего кому-то понадобилось шляться среди (рабочего) дня по окраинам и здороваться с ними. Мигом напрягаясь лишь больше, юноша насупился и обернулся на ребят - что делать? убежать или оставаться, как есть? К слову, в компании впереди явно были взрослые, так что стоило дважды подумать, испытать облегчение от того, что наконец к ним присоединится кто-то сильный и старший, либо же закатить глаза от предчувствия, что все будет испорчено. Маловероятно, что взрослые им поверят, а вот за сожженный дом их еще наверняка отчитают и не раз.
Вспомнив о доме, Тай снова сник.

Туман, тем временем, понемногу расступался, и вот темные фигуры впереди из загадочных превратились в реальных людей. Среди них обнаружился коп по форме, долговязый старшеклассник, тетка в штатском и белобрысая девчонка странной наружности.. Последнюю Тай знал. И мигом напрягся лишь больше. Но не от испуга, а - скорее - от смущения.
Быстро отступая обратно к друзьям, юноша нерешительно подергал Хайме за рукав. Он понимал, что тот его ненавидит и к нему лучше сейчас не лезть, но внезапно в их постравматические реалии вписалось нечто иррациональное, и он просто не мог держать это в себе.
- Это она! - громким шепотом оповестил друга. - Та девчонка! Помнишь? Я говорил.
Он сделал круглые глаза, на что-то намекая взглядом. Судя по всему, Хайме сейчас было не до его загадок, так что Таю пришлось еще более громким шепотом пояснить:
- Богиня!
Он редко маялся такими глупостями, но в этот раз просто не мог удержаться. Буквально недавней осенью он уши прожужжал Рейесу о том, что видел девчонку, способную повелевать силами природы. Их деды и старейшины рассказывали о таком, объясняя подобные силы исключительно божественностью и духовностью. Только Повелитель Духов и Природы могли творить такие чудеса, и она - эта девочка - могла! Тай никогда не верил в подобные байки, но вживую столкнувшись с необъяснимым - уверовал. И тот факт, что эта девушка состояла из плоти и крови и ходила с ними в одну школу, никак не мог разуверить его.
Его взгляд сделался испуганным и беспомощным, в глазах появилась немая просьба в поддержке. Один на один он никак не мог разгадать эту загадку, здесь ему была нужна помощь Хайме, как более трезвого и рассудительного; может, у друга получится раскрыть эту тайну?

Отредактировано Tye Longshadow (02.03.2016 14:57:24)

+12

6

У Хайме Рейеса впервые опускаются руки. Он действительно потрясен потерей дома и вещей и уж совершенно точно не готов уже вот прям сейчас придумывать, что же делать дальше. Он потерян и просто следует за друзьями, которые уверенно топают в направлении заброшенных построек. Думать особо он тоже не в состоянии, а то бы точно задержал их еще у горящего и полыхающего дома, резонно предложив еще раз хорошенько все обдумать. За сегодняшний день с них хватит эмоциональных поступков и нерационального страха, который до сих пор ощутимо лип к коже, заставляя раз от раза передергиваться и даже оглядываться. Рейесу казалось, что горечь по потери дома перекроет собой все остальное, но нет… Он нервничал и просто хотел оказаться в каком-нибудь людном и шумном месте. И вообще… Вот куда они пошли? Они должны были вызвать пожарных! Побежать в город и привести подмогу. Кто знает, может, из-за их безалаберности теперь загорятся леса? Да мало ли… Это ведь совершенно непохоже на Хайме - не подумать о последствиях. Тем более о последствиях того, что они сами же и натворили… Им не стоило уходить с места пожара, это было так глупо и по-детски, и куда их только несет? И почему Рейес их все никак не остановит? Все равно продолжает упрямо шагать, даже не оборачиваясь к поднимающемуся из-за деревьев дыму. Пожалуй, он просто пока не может заставить себя туда вернуться. И снова увидеть только пепелище… Ему необходимо время. И больше, чем могло показаться изначально.

Ребята идут в полной тишине. И еще долго отчетливо слышат радостное потрескивание дерева, что когда-то служило стенами, крыльцом и крышей. И Хайме даже рад, когда они отходят на достаточное расстояние и уже не различают, как огонь пожирает их дом. Остается только надеется, что на этом все и закончится, и им не придется вскоре спасаться от глобального лесного пожара, а потом объясняться полиции, как так получилось, что трое подростков среди бела дня почти спалили Смоллвилль… Великие духи, Хайме никогда не думал, что попадет в подобную ситуацию… Или что будет дергаться от собственной тени, когда стоило бы волноваться совсем о другом. Ну почему у них все так сложно? Чем они прогневали эти земли? Рейес уже был готов поверить, что все это одна большая ошибка, и лучше бы им с Таем вернуться в родные места, пока они тут не натворили еще дел или не стали крушить все подряд из-за притаившегося внутри страха. Но паникером он все же никогда не был. И не рубил с плеча. Поэтому как только этот день закончится, они все хорошенько обсудят с Идущим. Теперь им обоим хорошенько стоило подумать о том, что делать дальше…

Хайме не сразу замечает незнакомцев на их пути. Но зато отменно дергается на звонкое «эй!». Даже отшатывается и хватается за руки идущих впереди ребят, чтобы одернуть их и спрятать за своей спиной. Это как рефлекс. Срабатывает раньше, чем уставшие мозги. Но им это простительно! У них сгорел дом и, кажется, они уничтожили какую-то тварь, поселившуюся в местном лесу. Им даже не стыдно, что они пугаются любого шороха и уж тем более четырех незнакомых людей. Впрочем, одну из них Тай все же знает. Но не сказать, что звучит это слишком хорошо…
Рейес даже выразительно смотрит на Табиту – теперь люди со способностями не вызывают у него подобного трепета. Эй, его Идущий вызывает в этот мир собственный Дух, а его подруга может устроить файер-шоу похлеще именитых артистов. Вот где уважение и восхищение. Возможно, все дело в том, что он сам не видел, что действительно может эта светловолосая девочка. Возможно, у него нет моральных сил на том, чтобы подивиться таким способностям. Он быстро оглядывает подошедших. И куда больше эмоций у него вызывает человек в форме. Ну вот и все… им нужно все рассказать, опуская подробности со взрывами и светящимися гигантами. Попросить оказать или вызвать помощь, да и вообще подсказать, что делать дальше подросткам, оказавшимся без крыши над головой. Но Хайме молчит. В его голове все это никак не связывается в приличный и достоверный монолог, а потому он вынужден лишь тихо вздохнуть и кивнуть другу. Богиня так богиня, почему нет? Их с детства учили верить в подобное, даже если сейчас Рейес понимает, что, возможно, однажды найдется найти разумное объяснение тому, что происходило в этом городе. Пока выходило с трудом…
- Что же, такая поддержка нам не помешает? Даже если она будет просто где-то поблизости… - старается успокоить разволновавшегося друга, придерживая его за локоть. Тай смотрел испуганно и растерянно, и Хайме хотелось показать, что он рядом. И что наверняка ничего хуже случившегося уже не произойдет. Если, конечно, девочка не нашлет на них грозу и молнии… Честно, Рейес бы уже ничему не удивился.
- Вечер добрый… - первый начинает Хайме, выступая вперед и все же оставляя за своей спиной друзей. Они все были не в своей тарелке, и почему-то индеец упорно ощущал наплывающий волнами страх, а потому несвойственная ему паранойя вдруг показалась на свет. Они не знают этих людей, не знают, почему они ходят в таком странном месте, а потому стоило быть осторожными. Предельно осторожными. – Надеюсь, мы вас не напугали.
О том, что это они их неслабо шугнули, Хайме предпочитает умолчать. Только быстро заглядывает за плечи незнакомцев и думает о том, как бы побыстрее обойти их и пока разойтись. Заводить знакомства в подобном месте не есть хорошая идея. Особенно с такой странной колоритной компанией...

+13

7

Окей, он облажался. Завел всех не туда. Неверно прочитал карту. Вполне возможно даже, что изначально неправильно построил маршрут.. Но - зачем же сразу так? Леон ощутил себя юродивым убогим, в которого каждому проходящему не лень кинуть камень.
- Молчать, - уныло огрызнулся он на остроты школьников, но на Алекс не стал.
Потому что дети, по сути своей, ничего не могли ему противопоставить, а вот раздраженная коллега - очень даже. Быть честным, иногда в ее присутствии мужчина сильно опасался за свою жизнь, и - нужно признать - не зря. O'Коннер нрав имела горячий и была скора на расплату, так что ему стоило озаботиться о своей сохранности до того, как она расчехлит кулаки и решит проучить его хорошенько.
На всякий случай отодвигаясь от рыжей подальше, Леон с несчастным видом повозил пальцем по экрану мобильника. Ну же, выручай!
- Я могу все исправить, - пробурчал себе под нос, не находя слов оправданий. Общая истерия была ему не понятна; конечно, они все устали и пережили сильный стресс, но всякое случается! Зато они прогулялись по свежему воздуху и даже выбрались загород. Буквально, экскурсия для школьников и в целом общественно-полезное дело, если написать рапорт - начальство может похвалить.
"Разведем костер и устроим пикник," - почти открыл рот полицейский, чтобы снизить градус накала, когда белобрысая девчонка вдруг кого-то заметила и даже громко позвала. Леон вскинул руку и молниеносно прикрыл ей рот, но было уже поздно. Кто там прятался за деревьями? И что здесь забыл? Свободной рукой он автоматически потянулся к кобуре на поясе, чтобы достать оружие. Всё это перестало ему нравиться.
Секунда, другая.
Леон сжал рукоятку пистолета. Но из-за деревьев вышли самые обычные подростки - и он выдохнул. Выпустил неугомонную девчонку и строго осмотрел собравшихся. Теперь, когда детей вокруг было больше, чем взрослых, ему резко сделалось неуютно. Отвечать за столько соплей разом он не был готов.
- И чего мы здесь шляемся в такое время? - строго уточнил. Сколько на самом деле было времени, с таким туманом было сложно определить, однако Леон посчитал себя вправе отчитать молодежь. В любом случае, по окраинам не шляются ни с какими праведными мыслями. К тому же - Кеннеди прищурился - два мальчишки и одна девчонка очень сомнительной наружности, от такой компании добра не жди. Когда-то он и сам был подростком и понимал, чем обычно заканчиваются такие прогулки.
Упирая руки в бока и всем своим видом давая понять, что будет стоять насмерть, мужчина приказал:
- Разворачивайтесь. Идете с нами обратно в город.
Серьезно. Нельзя же оставлять их здесь одних? Однажды эта блондинистая девочка еще скажет ему спасибо. К тому же, в округе все еще могли бродить те существа, и не стоило оставлять им подношения в виде школьников.
Поискав взглядом поддержки у Алекс, Леон в очередной раз встряхнул телефоном, который механически уточнил, начать ли следовать к новой цели? В этот раз полицейский был уверен, что не ошибся. Но не успел он сделать и пары шагов, как монитор мигнул и погас, вырубаясь намертво, а впереди среди кустов что-то зашуршало и побежало; почти без переходов Леон сделал оба шага назад и снова вцепился в кобуру на поясе пальцами. Сердце загромыхало у горла, мешая дышать, в ушах отдавало набатом. Что это? Кто здесь еще? Заманило их и окружило? Не выпустит? Испортило ему телефон? Сожрало батарейку? Перед глазами потемнело от захлестнувшей волны испуга.
"Спокойно, - постарался урезонить сам себя. - Спокойно. Просто зарядка сдохла. Нас теперь много. Не страшно. Мы просто вернемся той же дорогой, что и пришли."
Казалось, деревья вокруг сомкнулись лишь сильнее. Обычно Леон не ощущал чужих взглядов, даже если на него смотрели в упор, но теперь ему чудились глаза за каждой веткой. Нервно облизнув сухие губы, мужчина поискал глазами вокруг. Неподалеку высилось лишь полуразрушенное здание обувного завода; так себе убежище, но ничего другого просто нет. К тому же, дорогу сюда он в упор не помнил и даже при всем своем горячем желании вернуться бы не смог. Разве что у кого-то другого есть телефон с картой?
- Так, выворачиваем карманы, - строго приказал, не снимая руки с кобуры. - Нам нужен навигатор.
Полицейский может конфисковать любую вещь в целях охраны правопорядка, так что он собирался воспользоваться своими полномочиями.

Отредактировано Leon S. Kennedy (21.04.2016 10:31:28)

+12

8

Они брели молча в плотном тумане, и единственным звуком, который сопровождал их шаги, был треск догорающих бревен: он слишком угнетающе действовал на всех и совсем не располагал к разговорам. Молчала даже Табита. Возможно, впервые в жизни ей совсем не хотелось разговаривать. Она была подавлена непривычно сильным для себя чувством вины, и молчание ее друзей только усугубляло его. Девушка продолжала глотать сопли, шагая следом за ними и не решаясь даже пойти рядом. Как же ей хотелось сейчас, чтобы здесь оказался профессор Ксавье и все исправил! Но, конечно, даже профессору было не под силу восстановить все, что сгорело в этом пожарище. И, думая об этом, Табита все сильнее втягивала голову в плечи.
А еще ею по-прежнему владел страх. Она то и дело вздрагивала от малейшего постороннего шороха и пугливо озиралась по сторонам, ожидая увидеть чужеродную тень... но в тумане в принципе мало что можно было разглядеть, и это пугало еще больше. Ей очень хотелось верить, что чудовище сгорело вместе с домом, но неприятное ощущение в желудке не давало обольщаться на этот счет. Даже если им повезло, чудовище вполне могло оказаться и не одно. При мысли об этом по коже продирал мороз. Нет, единственным способом остановить то, что они выпустили на свободу, было уничтожить те надписи на стене. Табита была уверена в этом. Они осквернили место обитания этих существ и тем самым навлекли на себя их гнев. Если они исправят свою ошибку, чудовища должны успокоиться. Если же нет... тогда они все обречены. Табита поежилась и покрепче обхватила себя руками за голые плечи: помимо всего прочего в тумане было прохладно и без леденящих страхов.
Девушка была уверена, что с приближением к заброшенному зданию туман должен становиться плотнее, но, как ни странно, все оказалось наоборот. Чем ближе они подходили, тем реже тот становился, и постепенно подростки начали различать окрестности дальше пары-тройки метров. Именно тогда Табита и разглядела впереди какие-то неясно колыхавшиеся силуэты. Ноги как-то сразу превратились в желе, и хотя она сделала по инерции еще несколько шагов вперед, того и гляди грозили полностью отказать ей.
Когда же один из силуэтов отчетливо крикнул: "Эй!", Табита в панике вцепилась в руку Хайме, удачно оказавшегося рядом. Хотя голос был вполне себе человеческим и, кажется, даже знакомым, однако Табите было недосуг вспоминать, откуда она его знает. Может, это вообще всего лишь слуховые галлюцинации! Подманивают их, чтобы они подошли поближе, и тогда... В противном случае, что здесь вообще могли делать другие люди? Это место было во всех смыслах заброшенным, сюда никто и никогда не заходил. И ладно бы им встретился один человек, так ведь их - Табита робко выглянула из-за плеча Хайме - аж четверо!
К этому моменту туман, как оказалось, рассеялся настолько, что таинственные тени растеряли всю свою таинственность и превратились, вопреки ожиданиям, во вполне обычных людей. Разглядев их, Табита часто-часто заморгала. Компания подобралась неожиданная, причем двое из четырех были ей даже знакомы. Два копа, Ороро(!) и, внезапно, режиссер их театрального кружка. Почему-то именно его присутствие поразило Табиту сильнее всего. Копы еще как-то вписывались в антураж, Ороро тоже, но Джонатану здесь находиться не было вообще никакого резона!
Немного осмелев, Табита перестала цепляться за Хайме и выдвинулась вперед.
- Это же Ороро, - громко ответила она на странные перешептывания Тая и Хайме (Богиня?.. О чем это они?) и тут же запнулась, пораженная внезапной догадкой. - Ой, так этот туман... - девушка вовремя прикусила язычок. До сих пор она считала, что туман был порождением чудовищ, но сейчас при виде подруги все встало на свои места. Ну, почти. Для чего той потребовалось насылать туман, было не совсем ясно. Разве что... с перепугу? Она вот спалила чужой дом, а Ороро утопила Смоллвилль в непроглядном тумане - да сегодня просто день катаклизмов!
- Как вы нас нашли? - стоило Табите немного успокоиться, как из нее градом посыпались вопросы. - Откуда вы узнали про развалины? Ро, это профессор, да?
Это была единственная версия, которая пришла ей в голову. Наверное, профессор прочитал где-нибудь у нее в мыслях про вчерашний визит на заброшенный завод, а Ороро, стало быть, узнала обо всем от него и привела сюда полицейских... Уж лучше бы привела профессора! Разве можно было рассчитывать победить этих существ силами всего-то двух копов! Которые, к слову, были просто отвратительно экипированы для битвы с чудовищами. Можно было даже сказать, что совсем не экипированы. Неужели она ошиблась и они прибыли сюда совсем не для этого? Но в таком случае, у Табиты закончились идеи.
Покуда она терялась в догадках, один из полицейских окончательно разбил ее теории, изъявив намерение немедленно отвести их всех обратно в город. Но возвращаться было еще рано!
- Нет, нам нельзя в город! Нам нужно в развалины! - воскликнула Табита и, закусив губу, взглянула на мужчину блестящими глазами. - Чудовища лезут оттуда, их нужно остановить!
В кустах неподалеку что-то зашуршало, девушка снова взвизгнула (она побила сегодня все рекорды по количеству визжания за день!) и вцепилась в рукав копа, который никак не желал вникнуть в то, что она говорила:
- Нам нужно вернуться в развалины! - повторила она, игнорируя его требования. - Это все из-за нас! Мы вызвали чудовищ! Ну, то есть, мы не знали, что так выйдет! - наверное, их всех теперь арестуют. Интересно, что делают с теми, кто насылает на город невиданных тварей? Табита надеялась, что чистосердечное признание смягчит их приговор. - Мы туда лазили вчера и написали... написали на стене наши имена, чтобы доказать всем, что мы там были. Я думаю, чудовища разозлились из-за этого! Нужно уничтожить эти надписи, тогда все закончится, я уверена! - Табита перевела умоляющий взгляд на напарницу копа. Быть может, та скорее ей поверит?
Со стороны ее речь слегка смахивала на речь сумасшедшего, однако Табита искренне верила в то, что говорила.

Отредактировано Tabitha Smith (26.04.2016 10:23:07)

+12

9

Алекс сжимала и разжимала кулаки в бессильной злобе, бросая красноречивые взгляды в сторону напарника, но при ребятне душить Леона было как то не солидно, да и свидетели опять же.… Поэтому она ограничивается поговорить по душам, когда они останутся наедине. Если доживут, конечно. Припоминая недавние события, свои подозрения Алекс считала вполне оправданными.
А тут еще этот Леон со своим идиотизмом. Впору было рвать на себе волосы (те, которые еще не поседели) от негодования. Но, с другой стороны, она сама виновата. Ведь знала, каким порой бывает Леон и все равно упустила тот момент, когда еще можно было выбраться из всей этой ситуации.
- Ну, напарничек, останемся мы наедине… - практически ласково прошипела Алекс, в последний раз обещая взглядом все муки грешников, после чего постаралась успокоить скачущие мысли. От ее истерики никому легче не станет и от ее угроз Леон все равно не сможет в мгновенье ока отправить их в участок, если, конечно, не знает тайны телепортации. А истереть и без нее есть кому.
Взгляд Алекс вновь обращается к подросткам, что, практически, безучастно смотрят на их спор. Кажется, им уже плевать куда иди, понимая, что сейчас безопасного места нет нигде. Полицейская мрачно хмуриться, пытаясь узнать место, но безрезультатно. Местность ей знакома разве что со слов сослуживцев, что устали гонять бомжей и подростков с развалин заброшенного завода. Вот и все, что ей известно.
Изнутри пустующего здания раздаются скрипы и шорохи, и ей кажется, что в здании кто-то есть. Подглядывает за ними из мутных, разбитых окон, выжидая. Но чего? Алекс крутиться, беспокойно озираясь по сторонами, будто пытается отыскать ответы на свои вопросы. Окружение хранит гробовое молчание, разве что ветер гонит туман все дальше и дальше.
Кажется, что долговязый парнишка знает гораздо больше, ибо едва заметив пункт их назначения, стал кричать и страшно пучить глаза. Едва ли задыхаться не начал. Алекс даже забеспокоилась о нем, мол, все, съехал парнишка с катушек, пакуйте чемоданчики. Остальные также удивленно глядели на буйство.
Однако из леса донеслись посторонние шумы, и кто-то явно приближался к ним. Алекс мгновенно подобралась, хватаясь за пистолет, готовая в любой момент пустить его в ход. В голове образовалась звенящая пустота, только редкий стук сердца нарушал эту тишину. Алекс сглотнула, мысленно содрогаясь от одной только мысли, что это могли вернуться эти твари, однако усилием воли она мужественно подавила страх еще в зародыше.
И тут белобрысая девчонка громко крикнула в сторону предполагаемого противника.  Алекс уже собиралась заткнуть той рот, но Леон успел сделать это быстрее нее и ей оставалось лишь окатить виновницу столь грозным взором, намекающим, что будь ситуация не столь опасна и полицейская собственноручно оттаскала бы за уши. Дернув головой, Алекс вперила взгляд в сторону леса.
Однако, их опасения оказались совершенно беспочвенны. Это были обычные подростки, как те, что стояли рядом с ними. Даже выглядели похоже: усталыми, замученными и выпачканными. А еще Алекс удалось уловить запах гари, что заставило ее нахмуриться. Не нужно быть гением, чтоб сложить два и два. Что могут делать подростки, находясь в отдалении от города? Естественно, пакостить. Это же дети.
И тут все как-то завертелось. Сначала две группы тупо смотрели друг на друга, ожидая каких-либо действий. Никто не решался начать первым, а потом всех будто бы прорвало, особенно незнакомую девчонку из другой группы. Она истерично, без умолку тараторила о развалинах и чудовищах, при этом едва ли не рыдая навзрыд то ли от ужаса, то ли от вины. И из этого сбивчивого рассказа, услышанное ей крайне не понравилось.
Возможно, пару часов назад услышав подобное, Алекс покрутила бы у виска, но вспоминая пережитый ужас, сомнения оставляли ее. Подобное не доступно обычному человеку, а вот не-человеку – вполне. По крайней мере, проверить стоило, однако без балласта в виде ребятни.
А тут еще Леон со своим телефоном, будь он неладен. Алекс проворчала что-то нелицеприятное о данном индивидууме, но телефон послушно достала и отдала напарнику.
- Одна царапина и я сверну тебя в рогальку, - на полном серьезе заверила она напарника, продолжив свой монолог.
- Выведи ребятню к участку, ты эти места лучше меня знаешь, - Алекс обвела руками пространство перед собой, - С навигатором, авось не заблудишь, ведь так? А я пока обыщу эти развалины.
Она обернулась к новым недо-героям, желая выяснить местоположение предполагаемого логова чудищ. Алекс  самой не нравилась идея разделиться, но выбора особого не было. Это было вовсе не желание геройствовать, а логически обоснованное решение. Уж лучше одного человека утянут, чем всю группу. Да и тащить детей в опасное место было бы верхом человеческой глупости. К тому же Леон лучше с детьми ладит, да и передвигается он, как медведь-шатун после зимовки. Поэтому выбор был очевиден.
К тому же она не собирается углубляться в загадочные развалины, просто разведает обстановку и назад. А потом можно будет повторно вернуться, только уже с группой полицейских, а еще лучше с группой захвата. По крайней мере таков был план. Оставалось надеяться, что его никто не нарушит.

+12

10

Едва Алекс заканчивает говорить, как по лесу за спинами присутствующих проносится странный шепоток. Словно несколько голосов почти неслышно перекликаются то справа, то слева. Опавшая листва на земле вдруг взметается вверх, подхваченная резким порывом ветра. В кустах рождается и вторит ей непрекращающийся шелест листьев. Вьющаяся в воздухе мошкара, словно потревоженная кем-то, прыскает в стороны, а остатки тумана вокруг вновь начинают свиваться в странные узоры.
В мысли присутствующих вновь начинает заползать страх. Он всё нарастает, забирается в самые глубокие закоулки души и подчиняет себе. Но ощущают его в этот раз только Алекс, Тай и Хайме. Все остальные остаются при своих эмоциях и ничего подозрительного не слышат и не замечают.

+1

11

Шаги раздавались все ближе. Джонатан отступил еще на полшага назад. И еще на шаг, постепенно сдвигаясь поближе к полицейскому. Пусть тот и завел их сюда, все же он и его напарница оставались единственными, на чью защиту могли рассчитывать подростки. И полицейские, по крайней мере, были вооружены. Ожидая тех, кто должен был вот-вот появиться из тумана, оба копа тоже напряглись и как по команде схватились за оружие. Единственной, кто как будто не сознавал, в какой опасности они находились, была белобрысая Ороро (что за дурацкое имя?), которая внезапно заорала чуть ли не в голос.
- Ты совсем больная, что ли? - зашипел на нее Джонатан, у которого чуть сердце из груди не выскочило от этого жизнерадостного оклика. Если бы коп не поспешил заткнуть ей рот, Крейн, наверное, сделал бы это сам. Он уже пожалел, что представился ей по дороге. Было, конечно, неудобно молчать, когда к тебе обращаются, но он бы предпочел, чтобы эта чокнутая не знала его имени. Она ведь как есть чокнутая. Кричать "эй!" в лесу, кишащем чудовищами, это все равно, что позвать: "Я здесь. Сожри меня!"
И, словно отвечая на этот зов, в тумане замаячили три неясные человекоподобные тени, при виде которых Джонатану резко стало не до девчонки. Он побледнел и судорожно втянул носом воздух. Хотя тени не походили на чудовищные и вели себя совсем не как давешний монстр, нервы у подростка были натянуты до предела и он был готов любой момент сорваться либо в истерику, либо в паническое бегство.
А потом тени вынырнули из тумана и превратились в обычных подростков. Это неожиданное перевоплощение так поразило Джонатана, что ему потребовалось некоторое время на то, чтобы побороть желание протереть глаза и убедить себя в том, что ему не чудится и что перед ним действительно его недоделанная звезда-Джульетта, а с ней еще двое пацанов индейской наружности. Выглядели все трое потрепанными и подавленными, что позволяло предположить, что сегодняшний день у них тоже не задался. Но что привело их именно сюда? Неужели тоже сломанный навигатор? Да нет, это было бы уже слишком, попытался убедить себя Джонатан, стараясь не думать о том, что все это - происки чудовища.
Он был только рад вернуться в город, но в ответ на требование копа мог лишь пожать плечами - в его собственном стареньком телефоне навигатора не было. К счастью, тот нашелся у напарницы копа, и Джонатан нервно переступил с ноги на ногу, ожидая, пока те о чем-то договорятся. Ему не терпелось убраться отсюда. Юношу не оставляло ощущение, что за ними кто-то наблюдает; в шелестевшей листве деревьев ему чудилось нечто зловещее, а от одного взгляда в сторону старого здания, мрачно взиравшего на них издалека пустыми глазницами окон, его бросало в дрожь.
Однако не все разделяли его устремления. Табита вдруг кинулась к копу и начала истерически лопотать что-то с таким трагическим видом, что внезапно пробудившийся в Джонатане режиссер невольно подумал, что ей стоило бы закрепить эти эмоции до выступления на сцене. Он почти тут же спохватился, что они не на репетиции, и слегка нахмурился: смысл ее слов ему не понравился. Получалось, что трое подростков не только тоже знали про чудовищ, но чуть ли не были причиной их пробуждения. Вот только причина эта звучала настолько бредово, что поверить в нее было сложно, даже будучи на грани паники. Тем более, что теперь, когда рядом было столько младшеклассников во главе с участницей его театрального кружка, перед которой ему ни в коем случае нельзя было терять свой авторитет, Джонатан не мог себе позволить паниковать так открыто. Стараясь не вздрагивать больше от каждого шороха, он стиснул зубы так, что, казалось, вот-вот сотрет их в крошку. И все же не выдержал и резко шарахнулся в сторону, когда из ближайших кустов с громким треском выскочила и резво поскакала прочь белка. Прошипев сквозь зубы ругательство, он с раздражением сказал:
- Не мели чепухи, - потому что после всего, что произошло с ним сегодня, молодой человек был готов поверить в каких угодно чудовищ, но вот предположение, что их могли пробудить обычные каракули на стенах, казалось слишком уж нелепым даже для такого безумного дня. - Вы наверняка не первые, кто там стены портил.
Хотя слава, ходившая вокруг развалин, предполагала, что человеческая нога не ступала там как минимум лет тридцать, если трезво подходить к вопросу, такого не могло быть, ведь правда? Всегда были бродяги, которым не было дела до детских страшилок, и такие вот идиоты, как Табита и ее друзья.
Тем не менее, женщина-коп вызвалась проверить развалины. Лезть туда в одиночку Крейну показалось самоубийственной затеей, но, в конце концов, она могла делать что угодно, покуда его не заставляли участвовать в этом. Исследовать развалины у него не было никакого желания, так что план полицейских он полностью одобрил.
Выжидательно взглянув на копа, который должен был отвести их обратно в город (пожалуйста, именно в город, а не в какое-нибудь болото!), Джонатан поежился. Усилившийся ветер неприятно забирался под взмокшую от пота рубашку. Шелестящие как-то не в лад деревья и кусты начинали его нервировать. Ему чертовски хотелось свалить отсюда - и побыстрее.

Отредактировано Jonathan Crane (01.06.2016 23:30:30)

+11

12

С объяснениями у Тая в принципе не ладилось. Он никогда не мог объяснить даже того, что видел, что уж говорить о том, что он ощущал. С эмоциональным компонентом у него с детства были проблемы, и единственным, кто мог хоть что-то разобрать в потёмках его души, был Хайме. Удивительно, что не сам Тай, но так уж повелось.. А потому он доверчиво кивнул парню, что успокаивающе его поддерживал. Кажется, Рейес ему поверил. Что ж, это отлично! Юноша ощутил себя увереннее на мгновение, но почти сразу сник снова. Потому что это ровным счётом ничего не меняло. Вокруг по-прежнему было сыро и мрачно, душный от влажности воздух неприятно лип к щекам, забираясь за шиворот и под штанины, отчего у индейца то и дело бегали мурашки.
Или от въевшегося в кожу испуга.
Тай предпочёл думать, что от влажности. Потому что он ничего не боялся! Кроме пары очень крошечных, незначительных вещей. Но покуда к ним плечом к плечу стоял его поверенный Воин, они абсолютно точно могли справиться с чем угодно.
- Мы не пойдём назад, - пропустив понос из вопросов, в конце поддержал Табиту юноша. И с неприязнью воззрился на копа. Кто он такой, чтобы указывать им? Кобура на поясе и замызганный значок на рубашке не давали ему права понукать ими, если подростки сами не совершили противозаконных ошибок, но пока что вся троица вела себя вполне прилично, так что видимых причин не было..
Если только копы не знали о пожарище!
Ладони Тая мгновенно взмокли. Он был так подавлен случившимся и поглощён чувством вины перед Хайме, что совсем не подумал, какие последствия случившегося могли их ожидать.. Например, приезд полиции. А у них даже толковой версии не было! Необходимо было обо всем договориться заранее, чтобы звучать ладно и не выдать своих тайн, но Табита уже болталась где-то между двумя копами и нудела о своём.. Она их выдаст. Как пить дать, выдаст!
По виску поползла горячая капля. Тай откровенно нервничал и даже не понимал, что именно он выдавал их больше, чем неспокойная подружка. Но думать трезво у него сейчас совсем не получалось.. Все его мысли были заняты тем, как избежать наказания за содеянное и не выдать своей тайны заодно.
- Табита.., - уныло позвал, отлично зная, что покуда девчонка занята увещаниями собравшихся, маловероятно станет слушать. - Идем. Нам пора.
В отличии от него, у двух других его оппонентов столь пренебрежительного отношения к представителям власти откровенно не наблюдалось. И Тай даже пожалел, что заранее не науськал их.. Потому что если эти двое сейчас послушают копа и дружно зашагают обратно в город (им туда не нужно!), скорее всего этот кошмар никогда не закончится. Тай изо всех сил старался игнорировать загадочно шелестящие кусты и остатки серого тумана в кронах пугающих деревьев; в этом лесу словно все разом было не так, здесь пугала как тишина, так и любой мало-мальский звук, но юноша пытался размышлять здраво и не поддаваться панике, хотя и было жутко тяжело.. Но тот факт, что из троих их разом стало семеро, немного утешал. Авось, пока чудовища будут жевать остальных, они втроём убегут.
Нервно вздрогнув на очередной взвизг Табиты, Тай испуганно пошарил взглядом по кустам и, ничего не обнаружив, решительно стиснул кулаки. Ему жутко надоело бояться.. Он был готов рискнуть, лишь бы все это закончилось. Щемящее чувство испуга, сдавливающего лёгкие и сердце, уже порядком ему надоел.
Покуда копы обменивались телефонами и строили план действий, а долговязый старшеклассник читал нотации Табите (кстати, звучало весьма здраво), Тай украдкой коснулся футболки Хайме и мягко дёрнул. Быстро скосил глаза в предполагаемую сторону развалин и чуть кивнул головой. Им стоило добраться туда первыми, покуда рыжая полицейская все не испортила.
"На счёт три, - беззвучно шевельнул губами и, не давая другу времени передумать, скороговоркой просчитал: - Два, два с половиной, три!"
И рванул первым так, что точно обставил бы любого спринтера. Физкультуру он не любил, но был весьма поджар и тренирован, а ещё отлично ориентировался в лесу, привыкнув к лесному массиву за своё детство, так что поймать его на подобной местности было почти нереально. Ловко петляя между сучковатыми стволами и пушистыми кустами, норовящими вцепиться в штанины и затормозить его, Тай молниеносно ушёл в отрыв, не оглядываясь. Ему казалось, что отовсюду тянутся зубастые пасти и крючковатые лапы, так что это лишь придавало ему ускорения. О Табите он не думал, потому что с ней остались взрослые. Хайме мог бы за ним успеть, но если нет - и за ним присмотрят копы. А он.. Что ж, он и один доберётся до старого здания, не струсит, не повернёт. Сотрёт ту дурацкую надпись - и все закончится.
Задыхаясь от безостановочного бега, Тай влетел в здание и заметался между одинаковых помещений. Ещё бы помнить, где именно они оставили ту надпись! В полумраке все вокруг казалось одинаково темно-серым, он никак не мог рассмотреть на побитых, пыльных стенах след от фломастера.

+8

13

Вот чего им не хватало – так это полицейских. И нет, это не было сарказмом. Они вообще сразу должны были пойти в полицейский участок, чтобы сообщить о произошедшем. Не думают же они, что пожар вдруг случился сам собой и спалил дом двух подростков? Нужны будут объяснения, но это не пугало. Дом был настолько старый, что полетевшая проводка объяснила бы совершенно все, если всякие проверки не будут сильно придираться. Вряд ли сверхсилы можно считать страховым случаем… О духи, Рейес так надеется, что у хозяев дома была страховка, иначе им с Таем действительно не сдобровать. И как только эта мысль приходит ему в голову, как Хайме вновь отключается, совершенно стеклянным взглядом смотря на светловолосого полицейского. Тот что-то строго говорит, но Рейес его не особо слышит. Он вдруг понимает, насколько действительно все может быть плохо, как только пожар станет достоянием общественности… У них не просто не осталось дома, скорее всего они будут еще и должны за спаленные стены и убитую мебель. И… как он вообще должен сообщить об этом семье? Как они вообще со всем этим справятся… И по сравнению с этой бедой все чудовища мира кажутся всего лишь мелким недоразумением. От них можно убежать и спрятаться под одеялом, как в детстве. Но от долгов и взрослых трудностей в своей кровати не спрячешься… Тем более, когда ее нет!

Хайме поднимает не по-детски серьезный и растерянный взгляд на полицейского. И собирается сообщить о том, что они случайно спалили снимаемый дом и теперь им необходима помощь. Им чертовски страшно в этом лесу, но еще хуже то, что им негде будет ночевать после того, как они постараются покончить с этим нереальным кошмаром. И даже если бы они хотели уехать обратно, то все деньги, вещи и телефоны остались там же. В огне. И им нужно что-то со всем этим делать, а для этого совершенно точно понадобится помощь взрослых. И с погонами. Даже если они вот такие хмурые, и по лицам видно, что не доверяют подросткам ни на грамм. Особенно женщина. Смотрит даже не с подозрением, а с простым осознанием – мелкие хулиганы. Рейес на такое давно не обижается, стараясь никогда не думать, что дело исключительно в национальном вопросе. Просто все это очень подозрительно. Да будем честны, они все здесь подозрительны! И полицейская совершенно права – им нужно выбраться к участку, там будет безопасно. А еще светло, крепкие стены и отсутствие подозрительного тумана. И это определенно пойдет им на пользу. Особенно Табите, которая взрывается, будто ее фейерверки. Ей отчаянно страшно, и Хайме может ее понять. Она ищет хоть какую-то возможность это остановить, поэтому будет цепляться за нее, даже если ее сейчас силой потащат прочь. И сам Рейес просто не может вставить и слово в образовавшейся какофонии – полицейские почти вяло огрызаются между собой, высокий юноша недовольно бурчит на Табиту, светловолосая Богиня то ли старается оказаться между всеми, то ли все-таки отойти подальше. И даже Тай тихо бурчит о том, что совершенно точно никуда не собирается уходить. Духи, что за вечер…

Неожиданно все это перестает его волновать. Еще мгновение назад он устало потирал лицо, а вот уже почти черными от страха глазами всматривается в ближайшие кусты. Он мог поклясться, что слышал… Ведь кто-то шепчет, разве нет? Но самое странное, что он может это слышать в стоящем гомоне… И этот уже надоевший туман! Он так действует на нервы, что хочется буквально содрать его с себя. Отчаянно тереть кожу, чтобы он не оседал, не просочился внутрь, и Рейеса передергивает только от одной мысли, что он им дышит… И совсем скоро не только он, но и жужжащая мошкара облепит их с ног до головы, и вот тогда… Хайме нервно вскидывает руку и пытается почесаться, но в тот же миг Идущий дергает его за рукав, на несколько мгновение отвлекая от собственных бессвязных пугающих мыслей.
Им с Таем можно было вообще не разговаривать друг с другом. Они давно понимали друг друга по полу взгляду. Стоило лишь взглянуть в его лицо, как Рейес буквально слышит его голос внутри головы. Он отсчитывает секунды. И как всегда добавляет «два с половиной». Рейес хочет его остановить. Он едва заметно качает головой, но ведь если Идущий решил… Он не может оставить его одного. Не может позволить тому бежать в эти развалины без него. В конце концов, если это хоть немного поможет… Стоило попробовать.
- Простите, - успевает извиниться Хайме и в тот же момент несется следом за Таем. За ними действительно сложно угнаться, они выросли в лесах, все детство носились между веток, кореньев и кустов. То, что нужно и обходить-то осторожно, они проносятся на бегу. И буквально влетают в те самые развалины, с которых все началось. Рейес чуток отстал, а потому лишь успевает заметить рубашку Идущего, скрывающегося за поворотом. Тай всегда был немного быстрее.

- Стой! Я с тобой! – кричит Хайме, в каком-то из поворотом все же догоняя своего друга и хватая того за загривок. Может, он и был быстрее, но в пространстве лучше ориентировался все же будущий Воин. И он буквально заталкивает его в малозаметный темный проем, хотя у самого уже сердце стучит у самого горла. Страшно, темно, сыро, нужно выбраться! Но они упрямо идут к той самой стене, на которой гордо реют их имена. И Рейес даже не жалеет последнюю рубашку. Он стаскивает ее, рвет на две части и протягивает одну Таю. Так они быстрее справятся. – Стираем. И надеемся, что поможет…
Обычно Хайме самый здравомыслящий человек. Но в последнее время столько всего произошло, что он готов поверить и в чудовищ, и в проклятия. И единственное, что остается от его благоразумия – попытка справиться даже с этим. Хоть как-то… Только бы помогло!

Отредактировано Jaime Reyes (19.07.2016 11:44:42)

+8

14

Получив от Алекс телефон, Леон козырнул ладонью, кривляясь на манер военных. Военным он никогда не был, а дисциплина в полицейском участке не обязывала к подобным официальностям, и все же - зря он смотрел все эти фильмы, что ли?
- Так точно, - лениво отозвался, тыкая пальцем в монитор ее телефона. Заставочка так себе, в сообщениях никаких личных текстов, в разделе альбома пара скучных, унылых фоток, на рабочем столе ни одной иконки социальной сети. Как она вообще живет? Будто не из 21 века, ей-богу.
Вздохнув, Леон переключился на поиски навигатора. К слову, разделяться ему не хотелось, это казалось реально плохой идеей, но спорить в очередной раз он посчитал небезопасным: рыжая и без того была раздражена.. Еще даст ему кулаком в лицо, а этого очень не хотелось.
- Всех выведу. Не беспокойся, - послушно подтвердил план, не слушая увещания малолеток. Бросить их здесь и пойти с напарницей он не мог, устав не позволял. А вот вернуться с малышами в город и сдать их на руки родителям - это пожалуйста. К тому же, долговязый парень тоже не питал радости от перспективы лазать по развалинам, поэтому Леон с чистой совестью использовал его настроения для того, чтобы откосить от необходимость расследовать на заброшенном заводе мутные дела.
Настроив, наконец, навигатор, мужчина махнул рукой собравшимся.
- Возвращаемся. Держитесь рядом, - строго приказал, а после с неприязнью покосился на мальчишку в оранжевой повязке на лбу. Чо он там провякал? Эх, будь он лет на 20 помоложе, задал бы этому наглецу! Но теперь он коп.. И не мог поднимать руку на ребенка, даже если эта гадость того заслуживала.
"Надеюсь, никогда не заведу своих."
- Я сказал, - сквозь зубы мрачно повторил, - все. идут. за. мной. и. держимся. рядом.
Он еще закончить не успел, а мальчишка уже сорвался с места и запетлял между деревьями. За ним почти сразу стартанул и его друг, их обоих будто корова языком слизнула. Вот они здесь - вот их нет! Удивительные физические таланты.
- Алекс! - встревоженно крикнул напарнице, чтобы ловила их, хотя она и без того могла самостоятельно лицезреть удирающих школьников. Свободной от телефона рукой ловя причитающую блондинку за шиворот, чтобы тоже не убежала вслед за ребятами, возмущенно встряхнул: - Стой на месте, ты никуда не идешь. Сказано возвращаться в город. Пойдешь с нами.
Осмотрев строгим взглядом свою маленькую группу, ставшую с побегом младшей ребятни лишь меньше, Леон вздохнул себе под нос.
- Идемте.
- Продолжайте двигаться двести метров, - жизнерадостно сообщил навигатор.
- Двести метров шагом марш, - согласился коп, подталкивая ребятню перед собой. Особое внимание он уделял девчонкам, потому что старшеклассник казался рад убраться отсюда подальше. Хоть один вменяемый, слава богу.. Подумав о том, что ему еще рапорт составлять и дожидаться родителей ребятни, Кеннеди страдальчески закатил глаза. Иногда он очень хотел вернуться в прошлое и посоветовать себе из колледжа никогда не становиться полицейским.

+7

15

На правах ВРИО ГМ.

Ей никто не верил. Никто не хотел ее слушать. Они были буквально в двух шагах от спасения, но эти взрослые упорно собирались позволить чудовищам и дальше гулять по округе. А еще полицейские, называется! Нет, женщина, конечно, вызвалась проверить развалины, но она ведь не знала, на какой из стен следует искать те самые надписи. Да и не было похоже, чтобы она поверила в историю с надписями. А это означало, что ее сожрут в первой же комнате и не подавятся. А все из-за того, что ее, Табиту, никто никогда не слушает!
Замечание Джонатана заставило девушку опешить и пару раз беззвучно открыть и закрыть рот.
- Не было там ничего! - сказала она наконец. Мысль о том, что кто-то еще мог побывать в этих развалинах, кроме них с Таем и Хайме, и что они вообще могут быть не настолько уж безлюдными, как ей представлялось, возмутила Табиту до глубины души. Развалины выглядели подобающе заброшенными, когда они лазили по ним, и вообще... почему тогда чудовища не объявились раньше?!
- Мы должны идти все вместе! - она вновь устремила умоляющий взгляд на полицейскую. - Одному слишком опасно!
Но оба копа были неумолимы. Второй уже командовал всем подросткам собираться и шагать в сторону города. И тут... не успела Табита запротестовать, как сперва Тай, а за ним и Хайме сорвались с места и кинулись прямиком к развалинам. Да! Именно так им и следовало поступить! Что толку спорить со взрослыми, если те все равно сделают по-своему. Лучше поступить точно так же!
Табита замешкалась лишь на мгновение, перестраиваясь на побег - но, к сожалению, этого мгновения хватило копу, чтобы схватить ее.
- Пустите! - девушка затрепыхалась, пытаясь вырваться. - Мы должны вместе! - ну как она могла позволить, чтобы Тай и Хайме отправились в самый центр этого осиного гнезда, а она - та, кто заварил всю эту кашу - отсиживалась бы в относительной безопасности? Табиту нельзя было назвать такой уж отважной, и сейчас она жутко трусила - развалины пугали ее до судорог - однако она просто не могла поступить иначе, как бы ей ни хотелось списать все на волю случая: мол, полицейский задержал ее, она ничего не могла поделать. Нет, она должна была хотя бы попытаться!
В кино у героев в такие моменты удачно рвется одежда, или же они удачно выскальзывают из нее, оставляя рубашку или, скажем, куртку в руках тех, кто пытается их задержать, и срываются в свободный полет. На беду, на Таби была одна футболка, которая никак не желала рваться, вытряхиваться же из нее было бы несколько неловко. Но должно было быть хоть что-то, что она могла сделать!
В силу своего характера Табита не была склонна к хитрости, предпочитая действовать спонтанно. Но сейчас у нее просто не осталось другого выхода, и девушка на время притихла, сделав вид, что смирилась и послушно следует указаниям копа. Однако, украдкой покосившись на шагавшую рядом Ороро, она устремила на нее умоляющий взгляд. "Помоги мне отвлечь его!" - говорил он. Она бы пошептала для верности, но тогда коп непременно услышал бы ее. Но Ороро поняла и едва заметно кивнула. В следующий момент она дернулась в сторону, как будто собираясь бежать, тем самым заставляя мужчину отвлечься на нее. И это был ее шанс! Табита тут же отпрыгнула в другую сторону и кинулась в сторону развалин. Правда, она забирала чуть вбок, чтобы не наткнуться на напарницу копа, которая, наверное, тоже успела уже добраться до развалин или была где-то поблизости. Если бы она заловила нарушительницу на полпути, то как пить дать спровадила бы обратно к своему напарнику. А вот если они столкнутся уже в развалинах, деваться будет некуда, ей придется разрешить ей остаться. Так что следовало действовать осторожно.
Кружным путем добравшись до заброшенного завода, девушка осторожно выглянула из-за дерева. Убедившись, что подступы к зданию безлюдны, она перебежала последний открытый участок и осторожно ступила в полумрак.
Итак, она добралась до развалин. Но... что же дальше? Сказать по правде, Табита совершенно не помнила, где именно они оставили те злополучные надписи, и не имела ни малейшего представления, где ей искать Тая и Хайме. Девушка прислушалась, но не смогла разобрать ничего, кроме ударов собственного сердца. Покричать: "Эй, вы где"? А вдруг на зов откликнутся вовсе не ее друзья, а те, с кем ей совсем не хотелось бы встречаться? Только сейчас Табита вспомнила, что развалинам полагалось просто-таки кишеть чудовищами, и по коже тут же продрал мороз. Где же они все? Может, выжидают, пока она зайдет подальше? А может, уже окружили ее и вот-вот накинутся и разорвут на части? Таби задрожала и судорожно заозиралась. Одновременно она продолжала напряженно прислушиваться, памятуя о том, что чудовище любит попугать своих жертв, прежде чем набрасываться.
И она услышала. Но не рычание и не шорох мягких лап. Где-то в глубине развалин ей почудилось тихое неясное жужжание. Собравшись с духом, Табита двинулась в ту сторону. Ей очень хотелось подсветить себе путь: хотя в развалинах было еще не очень темно из-за дневного света, проникавшего снаружи, все же серый полумрак достаточно размывал окружающие предметы, чтобы чувствовать себя неуютно. Но она не отважилась, ведь свет тоже мог привлечь чье-нибудь нежелательное внимание. К тому же, ее "бомбочки" так не работали - если уж она создавала их, те неминуемо должны были взорваться. А с нее, пожалуй, хватит на сегодня уничтожения чужого недвижимого имущества. Поэтому Табита просто кралась вперед, стараясь ступать как можно тише. Усиливающееся жужжание давало понять, что она двигается в правильном направлении.
Сказать по правде, этот звук ей не нравился, и девушка успела не раз задаться вопросом, не совершает ли ошибку, разыскивая его источник. Но все же... она ведь пришла сюда с единственной целью - положить конец нашествию чудовищ, а значит, следовало идти до конца. Даже если этот конец окажется для нее... ну, концом.
Табита сглотнула кислую слюну. Жужжало уже совсем близко. Собрав в кулак всю свою храбрость, она сделала еще один шажок вперед, затем еще один - и, затаив дыхание, осторожно заглянула за угол.
Увиденное должно было стать постоянным спутником ее ночных кошмаров. За углом обнаружился тупик: обрушившийся потолок перегородил проход дальше. И вот здесь, над обломками перекрытий в воздухе лениво колыхалось... нечто. Оно было огромным. Черным. И пугающим. И оно жужжало. Далеко не сразу Табита смогла понять, что перед ней - рой. Рой, состоявший из маленьких мушек, но их было так много, что они сливались в единую плотную массу, которая шевелилась, меняла форму и казалась единым живым организмом. В ужасе уставившись на него, Табита попятилась. Что это? Откуда оно тут взялось? Неужели это и было то чудовище, которое они искали? Но ведь это было нечто совсем иное!
И тут рой пришел в движение. Он неторопливо повернулся вокруг своей оси, и, хотя у него не было глаз, девушке показалось, что он заметил ее. И теперь это существо смотрело прямо на нее. Кровь отхлынула от лица Табиты, и она с радостью кинулась бы наутек, но ноги позорно приросли к полу. Тогда, в доме у Тая и Хайме от ужаса ее силы вышли из-под контроля, сейчас же она словно окаменела. Табита не могла пошевельнуться, не могла сосредоточиться, чтобы вызвать даже самую захудалую искру. Сказать по правде, она всегда побаивалась насекомых, и сейчас ее накрыло волной ужаса и омерзения. Рой невозмутимо колыхался перед ней, а она уже в красках представляла, как мошки облепляют ее, заползают в глаза, нос и в уши... Однако она так и не двинулась с места, не в силах отвести взгляда от ужасного создания. Единственное, что она могла сделать - это закричать. Зато она сделала это с чувством.

Далее продолжает команда в развалинах: Алекс, Тай, Хайме, Табита.

+5

16

Алекс хмуро сверлила взором напарника и столпившихся вокруг них ребят, почти показательно сложив руки на груди. Ее уже давно перестал интересовать прокол Леона (к слову, очередной), даже усталость отступила на второе место, будто в ней проснулось второе дыхание. И сейчас ей было нужно, чтоб эта чертова ребятня покинула этот проклятый лес и туман и спокойно дали делать свою работу. Им всем снесут головы, если хоть одна волосинка упадет с детской шевелюры. Так что Алекс продолжает мрачно глядеть на ребятню, изредка переговариваясь с напарником, хотя шестое чувство подсказывает, что это явно не конец истории.
И как же Алекс радовалась тому, что эта армия карапузов практически послушно двинулась в сторону города. Она даже успела развернуться к ним спиной и сделать пару шагов, как сзади раздался треск кустов и удаляющийся топот, а вялый окрик Леона затерялся в очередных стенаниях девчонки, что хотела последовать за друзьями. Мда, недолго она радовалась жизни.
Нужно отдать должное, реакция не подвела ее и в этот раз. Алекс рванула за беглецами столь резво, будто только и поджидала, когда те рванут в лес. Хотя, может, так и было. С другой стороны это был очередной классический побег, коих ей пришлось повидать ни мало.
Поэтому фора у парней была всего в доли секунд и лучше бы им, если Алекс их не догонит. Ибо бежала она столь резво и с таким зверским выражением, что как минимум беглецов ожидала прилюдная порка, а как максимум вырвала бы ноги и не посмотрела бы на возраст, потому как эти подростковые психозы у нее уже в печенке! Увы, терпение было самой сильной ее стороной.
Не знаю, что им помогло боги или знание местности, но беглецы успели скрыться в развалинах и Алекс не оставалось ничего другого, кроме как рвануть следом, наплевав на осторожность. Если бы она была чуть более внимательной, то наверняка заметила бы, как сгустился туман вокруг заброшенных и просыревших насквозь развалин. Но только когда она очутилась внутри, то поняла, какими безмерно глупыми могут быть дети, раз их привлекают подобные места для уютных посиделок. А еще вернулся страх, будто неожиданно вспомнивший о своей жертве.
Алекс вздрогнула и машинально сделала пару шагов назад, будто намереваясь покинуть явно опасное место. Вместе с ним вернулся и ужас воспоминаний, отчего Алекс до крови закусила губу и эта боль вывела ее из оцепенения.  Оглядевшись, она заметила, что находиться все там же, у входа, но вот жрать ее пока явно не собирались. А страх? На мгновенье ей показалось, будто не она являлась объектом неизвестной жути. Словно ее задело лишь по касательной, но ее вмешательство явно не осталось без внимания.
Посему, пока она могла еще связно мыслить, следовало бы найти ребят и покинуть эти злосчастные развалины, а после сравнять его с землей. Так, от грех подальше, чтоб больше не лазила всякая мелочь и не искала проблем на свои… гм, головы.
Едва она ступила в тьму прохода, как ее обдало ледяным потоком ветра и едва уловимый шум достиг ушей Алекс. Больше он походил на шипение или… жужжание? И можно было бы списать все это на каких-нибудь насекомых, только вот что-то во всем этом крайне напрягало Алекс, но эта мысль все ускользала от нее. Шум, меж тем нарастал, а вместе с ним нарастал страх и паника. И не сорваться позорное бегство помогало лишь осознание того, что страх принадлежал не ей, как бы навязан извне.
Слабой рукой она нащупала пистолет и готовилась к встрече с неизбежным, однако надвигающаяся угроза резко остановилась, а после рванула обратно и Алекс не знала радоваться ей или нет. Кто бы это ни был, тварь нашла новую цели и была на нее чертовски зла и, так как двое уже наверняка находиться здесь и тварь явно направлялась к ним, то остается только девчонка. Господи, неужели так трудно проследить за тремя подростками! Трое, Карл! Неужели она много просила? Алекс послала мысленный зов в космос, пожелав, чтоб на напарника снизошла божественная кара и плевать, что она атеистка.
Обогнуть жужжащее нечто было бы не так трудно (благо тварь двигалась со скорость улитки), если бы Алекс каждый раз не ощущала желание забиться под ближайший камень и остаться там навечно. Если бы не свет, скудно изливавшийся из расщелин, то она наверняка бы заплутала и нарвалась прямо на тварь. К тому же неизвестное существо питалось не только страхом, но и энергией. На ноги и руки будто навесили по гире и чем больше Алекс приближалась к источнику того иррационального страха, тем тяжелее ей становилось двигаться.
В какой-то момент коридор резко вильнул влево и ей пришлось прекратить преследование твари, ибо ту, вероятно, крайне раздражало присутствие Алекс. Пришлось экстренно скрываться, однако совсем терять нечто из виду не хотелось, однако коридор, на который она свильнула, начал петлять и тварь удалось оторваться.  Вместе с тем и страх пошел на убыль. Сверхъестественная хрень явно не желала тратить на нее силы.
«А вот это обидно, между прочим!»
Алекс позволила себе слабую ухмылку, после чего зашагала быстрей. Меж тем загадочный источник жужжания все никак не давал Алекс покоя. Что-то во всем этом было странное. И только тогда, когда знакомый шелест вновь достиг ее слуха, она поняла. Нечто было не настоящим, точнее не живым. Ведь звук был равномерным, синхронным, крылом к крылу, если хотите. Не одно живое существо не могло столь слаженно работать. Техника?
От мыслей ее отвлек девичий крик, полный ужаса. Источник был совсем рядом, так что поднажав Алекс вылетела из прохода, как черт из табакерки и картина, что предстала перед  взором крайне ей не понравилась.
Схватив девчонку за руку мертвой хваткой, она стремглав бросилась прочь, правда та висела безвольным кульком и не перестывала верещать. Звук этот выводил Алекс из себя и она с радостью бы заткнула ей рот, если бы им не приходилось удирать от разобиженной твари, у которой столь нагло украли добычу. Однако побег был единственным выходом из сложившейся ситуации, ведь стрелять из пистолета в насекомых? Серьезно?
Сравнение, конечно, не самое приятное, но по развалинам они петляли, как зайцы, а выхода все никак не было. Были сплошь коридоры и повороты, которым Алекс потеряла счет.  К тому же в этих проклятых развалинах еще оставались мальчишки, которым так не вовремя захотелось погеройствовать. Ведь если бы они не сбежали, то и девчонка не рванула бы следом, а она смогла бы спокойно провести разведку. Но вместо этого они носиться по темным коридорам, как в дешевом фильме ужасов. И по сюжету, сейчас они должны столкнуться с потерявшимися мальчишками…
И Алекс совсем не ожидала, что именно сейчас они и столкнуться с потеряшками лбами. Бешенная круговерть вокруг на мгновенье остановила свой бег, даря Алекс минуту передышки и она чуть не рухнула на пол от усталости. Даже для нее этот забег оказался тяжелым. Но тут, за спинами злобно застрекотало и зажужжало, ведь тварь была явно зла от того, что ее заставили носиться по всем коридорам и от этого разгневанного «жжжж» стало дурно. Ненужные мысли, что пришли в голову, вызвали кривую ухмылку у Алекс.
«Это жжж, неспроста. Ух, если выживем, я буду первой, кто заложит суда тротил.»
- Бежим, - рявкнув, она протолкнула малышню впереди себя, едва ли не отвешивая пинков особо медлительным. На сантименты и задушевные беседы времени явно не осталось и если они все хотели пережить этот день, то им стоило пошевеливаться.

+5

17

Тай бы неминуемо потерялся в хитросплетениях комнат, хотя на самом деле здание было самым типичным, пожалуй. Но сейчас юноша плохо себя контролировал и - чего греха таить - был близок к истерике. Все, что сегодня с ними случилось, мешало ему мыслить здраво и трезво оценивать ситуацию. Ему все еще было страшно встретиться с тем монстром, к тому же - совестливо за сожженный дом, поэтому в голове бурлил водоворот мыслей и эмоций, из-за которых он никак не мог понять, что должен сделать и куда должен в конечном итоге прийти..
На его счастье, Хайме побежал следом. И теперь он железной рукой направлял своего замешкавшегося оппонента, подсказывая куда идти и что делать. Тай бы пропал без него, о чем с теплотой на мгновение подумал, выпав из своих тягостных метаний. Покуда они вдвоем скоблили злополучную стену, юноша старался сосредоточиться на этой здравой и комфортной мысли, ведь несмотря на все неурядицы с ним по-прежнему оставался его лучший друг и Идущий Рядом, а вместе они способны преодолеть любые невзгоды! Эта мысль утешала его и усмиряла испуг, придавала сил и уверенности..
Однако, не успели они закончить с надписью, как по помещению прокатился отчаянный визг - и Тай неминуемо его узнал.
- Это Табита, - нервно сглатывая комок в горле, испуганно подытожил.
Переглянулся с другом, пытаясь решить, что им делать. Однако мысли мгновенно сбились, спутались, ладони непроизвольно задрожали, так что пришлось стиснуть пальцы в кулаки. Страх вернулся, оплел и пересилил, Тай боялся шаг с места сделать. Больше всего на свете ему хотелось убежать отсюда подальше, но он не мог.. Не мог бросить эту глупую девчонку здесь одну! Он не простит себе после. Как и не простит ему Хайме. Очень многое можно было списать на молодость и неопытность, однако подлость и предательство - никогда.
- Она кричит.. Ей страшно. - медленно поддаваясь панике, юноша первым сделал шаг с места, постепенно увеличивая темп, покуда не сорвался на бег. - Идем! Звук недалеко, нужно помочь ей!
О, как опрометчиво с его стороны - рисковать их шкурами ради.. американки. Он никогда не задумывался об этом всерьез, но Табита была чистокровной, пожалуй, яркой представительницей ненавистной ему расы. И что же он? Что же делает сейчас? Вместо того, чтобы посмеяться над неудачливостью "тупой америкосии", бежит выручать ее со всех ног, даже не представляя, что могло ее так напугать. Монстры? Чудовища? Скорее всего, именно так и было. Тай даже ярко представлял себе, как этого добра будет навалом вокруг маленькой, испуганной Таби, как они едва заметят ее среди черной однообразной массы тварей и маловероятно сумеют пробиться ближе, чтобы утешить ее в последний миг ее жизни.. Как и их жизней, впрочем.
- Ой..
С трудом выныривая из страшных картин, что почти затянули его целиком, Тай нервно отшатнулся от выскочившей навстречу полицейской. Они едва не столкнулись, насчет чего юноша моментально сгенерировал едкий комментарий.. Который почти сразу забылся, стоило ему заметить верещащую девчонку, которую тащила рыжая женщина.
- Табита! - испустив вздох облегчения, юноша подскочил к ней ближе и стиснул за плечи пальцами. - Мы стерли надпись. Все кончено.
Ему казалось, что чем быстрее озвучит благостную весть, тем быстрее все закончится. Пускай монстры и чудовища знают - они более не властны над ними! Надписи нет. Этот ужас мог раствориться в вечереющем небе, будто дымка.
Заглядывая в глаза напротив, Тай - уж как мог - подбадривающе улыбнулся, состроив мину чуть менее кислую, чем обычно. Поискал подтверждения в ее взгляде, покопал внутри себя, надеясь ощутить облегчение от наступившей развязки.. Но ему по-прежнему было жутко, внутри будто на полную мощность работала морозилка, сковывая холодным липким налетом все вокруг. Но - почему? Что не так? Они ведь все сделали... Похоже, Табита все же ошиблась.
"Так и знал, что не стоило слушать ее глупости."
Растерянно оборачиваясь к Хайме, Тай приоткрыл рот, чтобы.. Чтобы? Неважно, он так и не успел спросить. Где-то поодаль из-за очередного поворота коридора, выступая из темноты, точно за плечом друга медленно нарисовалась роящаяся, пугающая тень, что преследовала его весь день - в школе, на улицах, на дорожке в дому - и из головы вылетели все здравые мысли, вытесненные неровным, дерганным жужжанием. Тая сковало по ногам и рукам от ужаса, он даже моргнуть не мог. К счастью, рядом включилась полицейская и пинками придала им ускорения, подстегивая истеричным "бежим!", и лишь это вернуло юношу к реальности. Пожалуй, он мог понять женщину.. И спорить не стал. С ходу набирая скорость, Тай первым заметался между комнат, распахивая по ходу движения двери, силясь найти безопасное убежище или выход отсюда. Но все помещения были одинаковыми, пустыми и пыльными, и нигде не было ни лестницы, ни хотя бы надежного чулана, чтобы спрятаться и переждать.
"Что делать? Что делать?!" - сам у себя спросил, а после испуганно покосился на друзей. Если бы не рыжая, что бежала вместе с ними, они могли бы дать отпор, пожалуй. Его собственная броня и подрывные способности девчонки отлично сочетались (точнее - нет, но на то и расчет!), так что они могли бы повторить историю из домика и разделаться, наконец, с приставучим монстром. Но как это было провернуть на глазах у полицейской? Даже если они разгромят монстра, после подобного представления женщина точно запрет их в камере, как особо опасных представителей с неизвестными генетическими отклонениями.
Рисковать было нельзя. Только не теперь, после всего случившегося.

+5

18

Эта ночь уже должна была закончиться. Сейчас они сотрут свои имена, покинут это место и будут вспоминать о сегодняшнем происшествии исключительно редко, стараясь забыть, как сломали дом и попали в заварушку из сплошного страха, невроза и стресса. Хайме все это выбивало из колеи. Он бы уже хотел начать думать, что же делать дальше. Куда они теперь пойдут. Что скажут в школе. Где проведут ближайшие ночи и что будут есть. Как вернут все учебники и восстановят потерянные лекции. Вот о чем им сейчас было необходимо волноваться. Это единственное, что должно было пошатнуть твердую почву под ногами. Но нет, вместо того, чтобы всерьез поговорить о навалившихся проблемах, они яростно оттирают краску с облупившихся стен. Как же это, наверное, глупо. Все эти детские легенды и городские страшилки - в какой момент Хайме потерял голову настолько, что воспринимает это более, чем всерьез? Это совершенно на него непохоже. Чудовища и прочая ересь - она лишь в книгах и осталась. Они живут в XXI веке, техника и прогресс, наука и логика - вот это все есть. А они стоят тут, всерьез напуганные и вымотанные непрекращающимся кошмаром.
- Все. Готово. А теперь пошли отсюда, - Хайме вытирает пот со лба и делает шаг назад. Вместо имен на стене лишь размытые пятна. И Рейес очень надеется, что все это останется вот здесь же. Их глупость, страх и... Додумать не выходит. Девичий крик эхом пролетает по заброшенному зданию, заставляя их с Таем оглядеться. Табита... Все таки рванула следом за ними. И, ожидаемо, попала в новые неприятности. Впрочем, весь сегодняшний день одна сплошная неприятность... Быть честным, Хайме морально вымотан. То, что он лишился дома, опустошило, он лишь не замечает этого от нервозности и тревоги. Но, черт возьми, он устал бояться. Серьезно, у каждого есть свой предел. Положи сейчас Рейеса вот прям здесь на что-то мало-мальски мягкое, и он заснет сном младенца. И чхать на все, что происходит вокруг. Только если бы не крик Табиты.

- Мы же стерли надпись... - задумчиво произносит, но сам бежит следом. Разогнаться особо не выходит, потому на выходе их уже ловят. Табита в полном порядке, бежавшая за ней полицейская в полном порядке. Эй, ребят, паника уже лишь глухо стучит в подкорке мозга. Еще нужно бояться? Хайме ощущает что-то подобное на периферии сознания. Но смотрит так, будто его хорошенько приложили по голове. Заторможенно заглядывает за спину служителя закона. И даже закатывает глаза, вопрошая Духов, за что они прогневались. Такое случается, он читал в книгах. Это что-то вроде принятия ситуации в целом. Ты еще на эмоциях, но подсознательно просто уже принимаешь, что все равно придется что-то сделать, что-то придумать, чтобы все закончилось. Один лишь бег не поможет. Но он бежит, потому что ничего толкового не приходит в голову. Тай первым, за ним Табита, следом Хайме, прикрывает их совсем не храбрый отряд офицер полиции. Отличный вечер. Он не может стать еще "лучше". Рейесу лишь стоит подумать, может ли сделать он что-то лично, еще не взывая к способностям друзей? Или...все оставить воле случая? Ему это не нравится. Но ничего лучше в его голове не рождается. Разве что мигрень...

+6

19

Табита не собиралась так легко сдаваться. Если уж ей суждено погибнуть от лап (челюстей? присосок?) этого жуткого монстра, то она постарается обеспечить ему звон в ушах на всю оставшуюся жизнь. Если у роя есть уши, конечно.
Однако в легких девушки еще даже не успел закончиться воздух, как откуда ни возьмись подоспела помощь. Пожалуй, в этот момент Таби была готова взять назад все плохие слова, которые она когда-либо говорила о смоллвилльской полиции. Женщина-коп в первый момент показалась ей окруженной едва ли не ангельским сиянием. А потом та схватила ее за руку и дернула обратно в коридор. Табита взвизгнула напоследок и послушно позволила утащить себя прочь, поскольку у самой у нее ноги все еще заплетались и она имела крайне смутное представление о направлении, в котором следовало удирать.
- Вы видели?! Видели?! - выкрикивала она на ходу, не в силах успокоиться. Невидимые чудовища были ужасны, но видимые оказались ужаснее вдвойне. Насекомые - кто бы мог подумать! Мерзкие, кишащие, тошнотворные! Не зря она им не доверяла!
Полицейская, впрочем, игнорировала ее идиотские вопросы и продолжала тащить за собой. Постепенно и ноги Табиты включились в работу. Жужжание продолжало звучать у нее в ушах, и девушке казалось, что их обложили со всех сторон, так что желание убраться отсюда поскорее только крепло в ее душе.
Зачем только она полезла сюда в первую очередь? Ах да, она ведь совсем забыла!
- Тай и Хайме! - снова закричала она. - Они где-то здесь! Мы должны их най... ой! - вторя внезапно вывернувшему из-за угла Таю, Табита повторила его движение, отшатнувшись назад от неожиданности. Она смотрела на индейца диковатым взглядом, пытаясь вникнуть в смысл его слов - ее мозги не очень хорошо соображали в экстремальной ситуации. "Надписи! - наконец подсказала одна извилина. - Они стерли надписи! Все кончено!"
- А... м... - только и смогла ответить на это девушка. Потому что даже ей было понятно, какая здесь возникала неувязочка. Если все кончено, то откуда тогда этот жужжащий монстр и почему он продолжает их преследовать?! Она была уверена, что, если уничтожить надписи, все монстры немедленно исчезнут, но вот надписи уничтожены, а чудовищ, кажется, стало только больше. Так нечестно! Табите очень хотелось зареветь от творящегося беспредела, но она не успела. С той стороны, откуда прибежали они с полицейской, вновь неторопливо выплыла черная туша, и Табита внезапно осознала, что доносившееся до нее и как бы усилившееся жужжание звучит уже не у нее в голове, а в реальности.
На сей раз ее не пришлось долго уговаривать. Полицейская едва успела крикнуть: "Бежим!" - а Табита уже бросилась наутек. Через мгновение за спиной затопотали и остальные. Да, теперь, когда все друзья были в сборе, не нужно было больше играть в героя. Можно было наконец-то поддаться панике и обратиться в бегство. Правда, Табита уже слегка овладела собой и теперь жалела о том ступоре, который с ней случился. Надо было сразу взорвать ту гадость! Она ведь не обычная испуганная девочка, у нее есть кое-что в рукаве. Но при посторонних особенно ничего не повзрываешь, так что теперь оставалось только бежать. Может, они еще вернутся сюда завтра (хотя это было последнее, что Таби хотелось делать), а может, взрослые теперь справятся и без них. В конце концов, Табита была не единственной, кто умел взрывать чужие дома, а то, что монстры реальны, а вовсе не плод воображения пересмотревших ужастики подростков, все, кажется, уже убедились. Ну ладно, не все, а только женщина-коп, но уж ей-то должны были поверить!
До Табиты внезапно дошло, что она оказалась впереди и все бегут за ней - то есть, это она выбирает пути отступления, хотя вообще-то она не выбирала, а просто неслась туда, куда несли ее ноги. Где здесь выход, она не имела ни малейшего представления. Тай за ее спиной хлопал дверьми и заглядывал в ответвления коридоров, и девушка, притормозив, тоже свернула в какой-то закуток. Но это оказался тупик, и она повернула было обратно, как вдруг под ногами что-то захрустело и она почувствовала, как пол уходит у нее из-под ног. Взвизгнув, Табита бестолково взмахнула руками и провалилась вниз.
Падение, впрочем, было недолгим, а приземление - мягким. С мерзким чавканьем девушка шлепнулась на кучу чего-то влажного и липкого. Судя по всему, этого чего-то здесь было в изобилии, и Табита тут же вся перемазалась. Было слишком темно, чтобы хоть что-то разглядеть, так что оставалось лишь надеяться, что это не монстрячьи сопли или нечто в этом духе. А еще здесь тоже отчетливо слышалось чье-то жужжание, но на сей раз оно было вполне обычным, как будто обыкновенные мошки, и девушка постаралась не впадать в панику.
- Ай! - одна из мошек куснула ее в шею, и Таби мстительно ее прихлопнула.
Подавив омерзение, она взмахнула руками, отгоняя назойливых насекомых, кое-как поднялась на ноги, вытерла ладони о джинсы и задрала голову. Дыра, в которую она провалилась, выделялась на фоне потолка чуть более светлым пятном, но сразу становилось понятно, что в одиночку ей отсюда не выбраться - слишком высоко.
- Эй! - позвала она, сильно надеясь, что ее маневр не укрылся от глаз остальных и они не промчались мимо без нее. - Я куда-то провалилась! Помогите мне!
Внезапно она застыла. Потому что ей вдруг почудилось... И вот, снова! Сквозь равномерное жужжание она разобрала тихое шлепанье в темноте, как будто в этом подвале она была не одна. Табита медленно развернулась, расширившимися от ужаса глазами таращась в темноту. По спине пробежал уже знакомый холодок, и она почувствовала, как ее обволакивает страх. Тот самый, который вроде бы и не ее, но теперь уже сложно разделить, потому что она и сама по себе напугана. Так вот где пряталось то чудовище! Но почему?! Ведь надписей больше нет! Тай же сказал...
- Оно здесь! Чудовище здесь! - Табита стремительно теряла контроль над собой. Дрожащими руками сотворила на пальце искру, чтобы хоть немного подсветить помещение. Если бы кто-то в этот момент заглянул в подвал сверху, огонек в руке девушки вполне мог сойти за спичку или зажигалку; впрочем, ее сейчас мало волновало то, что она могла выдать себя - страх перед чудовищем был сильнее. Оно кружило рядом, она скорее чувствовала это, чем действительно слышала.
От огонька, впрочем, толку было мало. Табита вспомнила, что уже пыталась точно так же светить в своей комнате, но лишь раздразнила пляшущие вокруг тени. В неясном свете она могла смутно различить обшарпанные стены, кучи непонятной слизи, в одну из которых она свалилась и которые отливали неестественным зеленоватым светом. Над этой слизью черной тучей роились мошки, чье жужжание уже начинало порядком действовать на нервы - но больше ничего разобрать было невозможно. Досадливо дернув рукой, Табита стряхнула с пальца искру. В этот самый момент что-то пошло не так. Вместо того, чтобы беззвучно вспыхнуть и исчезнуть, та вспыхнула и на полу занялись маленькие язычки пламени, которые начали быстро расти. Как выяснилось, неизвестная субстанция, которой был залит подвал, вполне неплохо горит.
Табита попятилась. Зеленой гадости и на ней было предостаточно, но самовозгораться ей совсем не хотелось. Что же это такое, вот уже второй раз за день она устраивает пожарище и загоняет себя в ловушку!
По помещению поплыл густой удушливый дым. Вдохнув его, Табита едва не задохнулась от захлестнувшей ее паники. Все ее мысли и эмоции буквально размазало о черепную коробку, не оставив ничего, кроме первобытного всеобъемлющего ужаса. Все смешалось у нее в голове. Чудовища, зловещие мошки (которые стремительно гибли в огне, но она этого не замечала), прочие порождения ночных кошмаров облепили ее со всех сторон, заставив зажать уши, согнуться пополам и тихо скулить, потому что кричать она больше не могла из-за забившего легкие дыма. Силы стремительно покидали ее, словно поселившиеся в голове чудовища разом вытягивали их из ее тела. Сколько времени прошло с ее падения в подвал? Пара минут, не больше, но девушке казалось, что здесь минула уже вся ее жизнь.
Вдруг резко дернувшись, Табита метнулась к той дыре, откуда свалилась сюда, поминутно оскальзываясь на склизкой дряни, и отчаянно запрыгала на месте, протягивая вверх руки:
- Вытащите меня отсюда! Вытащите! - хрипло кричала она, не в истерике даже, а в совершеннейшем безумии.

Примечание: невидимого монстра никто, кроме Табиты, не слышит.

+7

20

Легкие горели огнем, а ноги уже сводило судорогой от напряжения, но прекратить свой бег означало добровольно сдаться на милость жужжащим тварям. Впереди маячили спины подростков, хотя бы за них она могла быть спокойна. Но вечно бегать они не могли, а выхода все не было. Тварь за спиной, в отличие от них, явно не уставала, даже наоборот, разозлилась лишь сильнее. В какой-то момент существо все же потеряло их из виду, запутавшись в их бешенной траектории движения. Тогда-то им и выдался шанс поискать выход, а не просто бездумно нестись вперед. Если бы Алекс тогда знала, к чему приведет их выбор разделиться, то ни за что не упустила бы подростков из виду.
А еще это проклятая мигрень буквально вытягивала последние силы. Тупая боль била в висках, отчего хотелось прострелить себе голову, лишь бы эта выматывающая пытка прекратилась. Мимоходом Алекс приметила, что испытывать ее она начала, как только вступила в эти проклятые руины. А липкий, всепоглощающий страх, буквально заставлял сойти с ума. Она не могла говорить за всех, но сейчас Алекс была готова сама прыгнуть в объятья монстра, лишь бы все прекратилось, ибо для одного человека это было слишком много.
В какой-то момент она задержалась и подростки, словно по волшебству, словно испарились в воздухе. Как она упустила их, Алекс и сама не понимала. Прикрыла глаза на секунду, чтобы перевести дух, а ребятни и след простыл. Она снова оказалась в тишине и одиночестве, что заставило застыть кровь в жилах. С другой стороны Алекс надеялась, что дети нашли выход из этого злополучного места и сейчас как можно дальше от него.
Надоевшее уже до зубового скрежета, жужжание будто бы затихло, словно притаилось и это зловещее затишье Алекс совсем не понравилось. Существо, словно готовилось к своему последнему броску, после которого жертва уже точно не уйдет от нее. Девушка сглотнула вязкую слюну, машинально облизнув сухие губы. Она нервничала, не нужно было даже смотреть на нее, чтобы понять это. Но тут произошло то, чего Алекс совершенно не ожидала.
Из темноты раздался до боли знакомый голос, отчего Алекс застыла, будто подстреленная, а в груди заныли старые раны. Она зажмурилась, остервенело затрясла головой, надеясь стряхнуть наваждение, но голос не пропадал, даже наоборот, усилился. Это было подло, словно удар под дых, что выбил возможность дышать. Алекс сдала назад, оперившись на прохладную стену спиной. Физические ощущения прохлады и сырости вернул некое чувство реальности, но вот этот проклятый голос и не думал затихать.
Тогда он вышел к ней, отчего сердце ее, казалось, тут же остановилось от ужаса и горя. Все было так, как она и запомнила. Сутулые плечи, темные короткие волосы, что вечно были взлохмачены, морщинки у глаз и усталая полуулыбка… Разве что неестественная белизна лица, да пулевые отверстия в груди портили картину.
- Алексс… - просипел или, скорее, пробулькал мужчина, делая слабый шаг в ее сторону. – Почему ты не послушала… меня? Почему…бросила? 
Девушка задрожала и сжалась, будто от удара, плечи ее затряслись, но ответить она так и не осмелилась. Казалось, что ее голос отобрали, ибо она не могла вымолвить ни звука. Это было нереально! Это просто не могло быть взаправду! Сколь бы Алекс себя не утешала, проклятый ком в горле все никак не желал проходить. Сейчас она не ощущала себя храброй полицейской, скорее запуганной, маленькой девчонкой. Никто даже не догадывался, что Алекс боится вовсе не под кроватных клыкасто-шипастых чудовищ. Самым большим, самым потаенным ее страхом было ее прошлое, то, в котором остался преданный ею человек.
Алекс боялась посмотреть в глаза тому, кого она когда-то подвела.
- Этого не может быть…Я… Я не…- мысли о том, что этого просто не может быть, теряются где-то посередине, так и не дойдя до сознания. Ибо сейчас он стоял перед ней, как живой, говорил с ней, да зажимал руками раны. Пытался сделать вздох, да только вышло какое-то отвратительное бульканье. Она не понимала зачем, ведь мертвецам вовсе не нужно дышать. А он все продолжал бормотать, то, в чем она корила себя каждый день, то, о чем боялась услышать именно от отца, доводя Алекс чуть ли не до истерики. Но она не рыдала, не выла белугой, лишь молча съехала по стене, не в силах удержаться на ногах.
А еще приближался. Медленно, шаг за шагом, и если бы не истощение и отвратительное смирение, что охватило ее, она наверняка бы заметила и удовлетворенный плотоядный взгляд мертвеца, и тихое неестественное жужжание. Наверняка бы все так и закончилось, если бы до ее ушей не донеслись крики подростков и отвратительная вонь. В ватную голову начали возвращаться воспоминания, черты лица «отца» размазались, будто нерадивый художник пролил воду на свою картину. Отчаяние и страх отступили, Алекс, наконец, начала приходить в себя.
-Ты не он и я тебя не боюсь! Так что катись-ка ты к черту! – слабо рыкнула Алекс, поднимаясь на ноги. То, что казалось ей отцом, отступило, раздраженно шелестя механическими крылышками. Если ее догадки верны, он питался сильными эмоциями, например, страхом. Залезет в голову, высматривает, как бы посильнее испугать жертву, чтоб получить желанный результат. Но если жертва не боится, то и толку от нее не будет. Потому-то она и страдала мигренью. А ведь оно похоже было разве что фигурой и голосом, а остальное уже она сама напридумывала. Ярость и злоба заполнили ее, отчего Алекс едва ли не зарычала.
«Скотина!»
Черты, что притворялось ее отцом, совсем размазались, приобретая привычную форму колышущийся тени. Но, похоже, не только ее испугалось нечто. Если бы оно не отвлеклось, то наваждение и оцепенение так бы и не спало. Через доски просачивался едкий запах гари, а недалеко слышались крики и слабое потрескивание пожара. Неприятное чувство беды скребнуло где-то внутри, отчего она заторопилась еще сильнее.
Алекс быстро двинулась в сторону, но тварь явно не желала отпускать свою жертву, тогда то она и выстрелила. Грозно грохотнул выстрел и тень рассыпалась на небольшие группки, что встревоженно колыхались рядом друг с другом. Она не надеялась кого-либо убить, но вот громкий звук и яркая вспышка от выстрела могли отпугнуть тварь на мгновенье. Этим мгновеньем они и воспользовалась, стремительно рванув в сторону подростков, надеясь, что успеет спасти их.

+7

21

Все происходит быстро, словно в дурном сне, так что и не разобрать, что и зачем случается. Пока они мечутся по комнатам между одинаковыми дверьми в поисках спасительного выхода, куда-то девается полицейская, а после взвизгивает Табита - и затихает. Тай, будто ужаленный, выскакивает из очередного тупикового ответвления и в панике осматривается, но на его счастье Хайме все еще маячит рядом и никуда не делся - и слава богу, потому что только это помогает юноше оставаться в сознании. Быть честным, еще никогда он не был так близок к истерическому обмороку, пускай это и совсем не к лицу молодому человеку.
- Куда они подевались? - с трудом ворочая языком и еще с бОльшим трудом соображая, Тай вскидывает бровь и подходит ближе к напарнику. Несмотря на то, что все его нутро велит бежать и не останавливаться, он все же не может бросить девчонок здесь, даже если одна из них сама взрослая, а вторая все это и затеяла. Так не поступают мужчины его племени, пусть если им 14 лет от роду. К тому же, то чудовище (вроде?) немного отстало и у них появилась пара секунд, чтобы оглядеться и перевести дыхание.
- Нужно их найти и как можно быстрее убираться, - массируя висок, выносит конструктивное предложение, когда вдруг краем уха улавливает знакомые попискивания и вскидывает указывающий жест в ту сторону: - Туда! Это Табита!
Конечно же, девчонка далеко не убежала. С ее везением это было попросту невозможно! Тай не сразу понимает, откуда она верещит, но когда все же находит пролом в полу в ближайшей комнате - то лишь присвистывает. Как она вообще в это угодила?
- Эй! Мы здесь, все в порядке! Не вопи.
Юноша аккуратно подбирается к краю трещины и заглядывает внутрь. Поначалу ничего не видно, но после где-то очень глубоко появляется огонечек, будто от спички, разгорается в пламя из зажигалки - а после вдруг начинает жадно лизать пол, стены, ползет в разные стороны и словно охватывает все помещение разом!
Пожар.. Самый настоящий! Опять.
Тай покрывается колкими мурашками, замечая, наконец, Табиту, что мечется среди этого безобразия испуганным кроликом, что попал в ловушку по собственной глупости.
"Черт.. Что нам делать?"
Тай торопливо осматривается, но не видит ничего, что могло бы им помочь. Ни лестницы, ни веревки, ничего! Искать запасной вход в воспламененное помещение у них просто нет времени, а истеричные крики девчонки окончательно выводят индейца из душевного равновесия. Еще никогда прежде и ни за кого он так сильно не боялся! И вовсе не потому, что испытывал к однокласснице какие-то чувства, а просто потому что она так испуганно орала, что у него сердце уходило в пятки. Когда чужая беда к тебе так близко, а ты ничего не можешь сделать, это просто ужасно! Оставаться спокойным попросту не получалось, это вам не кино.

Нервно облизывая губу, Тай вскидывает решительный взгляд на Хайме.
- Я ее подхвачу. А ты посмотри, чтобы полицейская не увидела.
У них просто нет других вариантов. Нужно действовать здесь и сейчас. И даже если взрослая появится прямо сию минуту, то ничего не изменится. Или Табита погибнет в огне, или.. будь что будет!
Закрывая глаза, он старается сосредоточиться и не обращать внимания на отвлекающие факторы. Жужжащая мошкара, истеричные крики одноклассницы, треск пламени.. Ничего этого нет. Все хорошо. Нужно думать о светлом и.. заснуть? Тай ума не приложит, как контролировать своего внутреннего гиганта, но сейчас у него нет права ошибиться. Поэтому он старается изо всех сил - и едва не пропускает тот момент, когда у него в самом деле выходит! Огромная золотистая рука опускается в пролом и подхватывает девчонку, аккуратно вытягивая из удушливого едкого дыма и тучи вьющейся мошкары, перепачканной бытовыми отходами похлеще самой Табиты. К счастью, жертва трагедии и сама не прочь быть спасенной, а потому цепляется за огромную ладонь с рвением лесного клеща, что несомненно облегчает гиганту работу.
Продолжая расширяться, великан упирается плечами в потолок. Второй рукой выносит ближайшую стену - и там, наконец, виден пыльный длинный коридор, ведущий к лестнице. "Туда," - жестом показывает напарнику, а после придает ускорения ладонью, чтобы не замешкался.

В комнате снизу что-то активно смрадно горит; вся скопленная там грязь, липкая и влажная, занимается будто бензиновая.
Огонь под ними трещит и жадно завывает, облизывая кирпично-деревянные опорки стен, и грозит вот-вот развалить если не все здание, то пару комнат так точно. Учитывая, что именно над бушующим пламенем находится вся компания, поджариться в первых рядах предстоит именно им.
Проснуться у Тая все никак не выходит, поэтому он первым начинает продираться прочь из опасного места, снося хлипкие перегородки одну за другой, отчего где-то позади них обветшавшее здание начинает медленно складываться, словно карточный домик. Впрочем, повторить трагедию с собственным домом ему не суждено; рядом оглушительно хлопает выстрел - и юноша вздрагивает, просыпаясь. Золотящаяся броня мгновенно распадается, тая в воздухе, словно ее и не было, а юноша с трудом удерживается на ногах. Для одного дня это уже слишком, у него просто не остается сил.. Пошатываясь, он намертво вцепляется в рукав Хайме, боясь, что попросту упадет, если отпустит. К его счастью, навстречу уже спешит полицейская - и все вместе они могут покинуть злополучное здание с привидениями, которым суждено быть погребенными пламенем или в развалинах; что угодно, лишь бы не вспоминать об этом больше никогда.

+6

22

Ладно, к такому их не готовили даже вечерние сказки и легенды у костра. Казалось, в них было все – от природной магии до духов самой земли и неба. В них были демоны, предрешенные судьбы и тотемы, защищающие от всего дурного. В них были герои и предатели, великие сражения и не менее великие поражения. Но все это жило в преданиях, которые не менялись целыми столетиями. Разве к такому относишься с полной серьезностью? Берешь на веру и просто знаешь, что так и было? Тай и Хайме выросли в современном мире, где все подобное живет только в трех местах: на страницах книгах, на экранах телевизоров и в головах старейшин. А все остальное удивительное объяснялось исключительно научными законами и открытиями. И так было намного лучше! Рейес просто знал, что все в этом мире объяснимо. Даже то, что происходило с его другом – и то имело под собой исключительно научную основу, просто сам Хайме еще не до конца продумал свою теорию. И с Табитой то же самое… И для всей этой чертовщины должно найтись нормальное объяснение! И знаете почему? Потому что что Рейесу все это надоело. Он бегает, будто запертая в лабиринте крыска, пытаясь со своими сородичами найти выход и за это получить не разряд тока, а целый кусок сыра. Он на такое не подписывался. Он разумный человек в разумном обществе, и все эти…

Мысли прерывает сдавленный крик, и Хайме поднимает усталый взгляд на друга. Он не сразу понимает, что бежал на таком автомате, что даже не заметил исчезновения двух дам. Они просто решительно отказывались держаться всем вместе, только добавляя работы уставшему телу и порядком вымотанной постоянным напряжением голове. Рейес растерянно оглядывается, глубоко вдыхает и выдыхает. Он осознает, что их всех присутствующих лучше сохранил, что за тавтология, присутствие духа. Его подтряхивает от иррационального страха, но он сегодня пережил такой стресс от потери дома и кровных, что боязнь чудовищ ощутимо проигрывает. Наверное, они с Таем достаточно взрослые, чтобы больше переживать о разрушенной крыше над головой, чем над вполне реальным, но все же Бугименом. Впрочем, Лонгшэдоу все же, кажется, больше дергается от всего происходящего прямо сейчас… Хайме очень хочется его поддержать и сказать что-то эдакое, но вместо этого только молча кивает и тоже свешивается следом за другом в дыру. Идущий хочет воспользоваться просто отвратительным планом, но разве у них есть выбор? Тем более… Они прекрасно знают, что сделает огонь со старым зданием. Он разрушит его в несколько мгновений. На пару с Духом, разумеется. Его друзья сегодня определенно решили гульнуть на пару лет вперед…

- Только будь осторожен, - просит Хайме, бросая последний взгляд вниз. Полыхать начинает так быстро и залихватски, что Рейес даже удивляется. Бензином там, что ли, все облили? И когда замечает зеленую жидкость, сопоставляет всего несколько фактов, его словно обухом по голове бьет. Додумать сразу он не успевает, золотистое свечение требовательно отодвигает его в сторону, чтобы поспешно достать Табиту из западни. Мысли вертятся в голове, сбиваемые подталкиванием и непроходящей тревогой, которая надоедливым жужжанием заполняет все вокруг. Хайме терпеть не может насекомых! Тем более таких мелких, громких, умудряющихся собираться в целые стаи, чтобы…
- Мошки! – орет он, пытаясь перекричать треск разламываемых стен. Тай не собирается останавливаться, пока не найдет выход для них всех, и сейчас совершенно точно не слышит своего друга. Но это ничего, это даже совершенно неплохо! Пусть все это сгорит, как можно скорее, пока эти чертовы насекомые и скапливаемые здесь газы не добрались до других окраин, а дальше и в сам город. Все просто отлично! Станет, когда все закончится…
Громкий выстрел пугает всех. И великана, и Табиту, и Рейеса. Они рефлекторно тормозят и оглядываются, опасаясь, что следующий выстрел вполне может пройтись и по ним. Но вместо выстрела из ближайшего коридора (да сколько их здесь?!) буквально вываливается потерянная полицейская. Отлично, они все в сборе, так что самое время улепетывать, потому что они и так уже достаточно потравились всем, чем только можно. Но все объяснения – на потом, сейчас бы просто выйти и отойти на безопасное расстояние.
- Эй, держись, романо, мы почти выбрались, - Хайме аккуратно придерживает друга, прекрасно помня, как быстро он теряет силы после вызова своего великана, и упорно тянет его на выход. Его подгоняет животные инстинкты, что твердят, что надо бежать, спасаться, прятаться, но он упрямо вышагивает ровным чеканным шагом. Больше нечего бояться, всему этому есть объяснение, все это пройдет, их кошмары больше не будут оживать… Если это единственное место в городе, где явно незаконно и неправильно хранили токсичные отходы.

- Пойдемте, пусть все горит, - как только они вываливаются из развалин, Хайме выдает совершенно глупую на первый взгляд фразу. Он оглядывает Табиту и женщину, получше перехватывает своего друга и невольно передергивается, вспоминая, как мелкие мошки летали и садились на их кожу еще при первом визите сюда. И как они наверняка утащили нескольких с собой… А ведь они сидели на тех самых зеленых отходах, питались ими, а после радостно делились через укус с людьми. С ним, Табитой, Хайме, этими людьми… Сколько еще их осталось в лесу? И как быстро они все вымрут? Все это должно закончиться за несколько дней… Только если все эти дни повторять самим себе, что это лишь воспаленное сознание. Отравление. Все по научному просто и почти банально. Но как это сложно оказывается сформулировать…
- Там какие-то технические отходы были в подвале, - Хайме с совершенно серьезным видом сморит на полицейскую. Они ничего не могут с этим поделать, а вот она – представитель власти. Пусть теперь этим и займется. Мало ли, где еще подобные залежи, что травят горожан… - И мошки так плодились. Все это… отравление… Глупо, правда? У меня поджилки трясутся, а убедить себя в том, что это лишь от укусов зараженных насекомых, еще сложнее, чем поверить в чудовищ.
Рейес невесело хмыкает и переводит взгляд обратно на развалины. Огонь уже добрался до нижних этажей и теперь радостно сжирал все, что было спрятано внутри. Выглядело все это чертовски жутко – яркое пламя отдавало зеленым светом, и Рейесу хотелось оказаться от этого как можно дальше. Кто знает, что можно «словить» от этого дыма… Он бросает быстрое «Давайте уйдем» и просто идет прочь. Он понятия не имеет, куда ему теперь идти. Но, скорее всего, он просто пойдет за полицейской. Им нужно где-то провести ночь, сообщить родителям о случившемся и, видимо, запросить временный приют в казенном доме, пока они не найдут себе нового дома… Но все это потом. Рейесу не думается. Он все еще убеждает себя в том, что все имеет под собой научную основу. Все можно объяснить. Даже то, что он все еще слышит пусть и утихающий, но близкий шум шагов того, по чьей вине у них больше нет дома.

+5

23

Табита не в состоянии себя контролировать. Ей не на что отвлечься, чтобы бороться со страхом. Возможно, окажись здесь кто-то в еще более плачевном состоянии, чем она, кому требовалась бы помощь, она бы справилась, как справлялась до сих пор, пока в ней жило беспокоойство за своих друзей. Но сейчас она - та самая классическая дама в беде и это именно она нуждается в спасении. А потому в охватившем ее ужасе не находится ни единой спасительной ниточки, за которую она могла бы ухватиться. И она позорно паникует, покуда сверху не спускается волшебная золотистая рука и не подхватывает ее легко, точно пушинку. Табита вцепляется в эту руку - благо на ощупь та вполне материальна - и вжимается в нее так, что, кажется, вот-вот просочится внутрь золотистого свечения, чтобы составить Таю компанию. Даже в том полубезумном состоянии, в котором она находится, она ощущает, что золотой свет несет в себе спасение. А потому она просто зажмуривается, стискивает зубы и предоставляет ему делать все дело. Ее не заботит вопрос, где сейчас полицейская и видит ли она этот беспредел. Табите сейчас совсем не до своих заветных секретов. В ушах у нее грохочет какофония из фильмов ужасов: рычат чудовища, жужат тысячи мелких крылышек, рождающих жутковатые видения, трещит огонь пожарища, пожирающего саму ткань реальности - и за всем этим ей уже нет дела до какого-то жалкого домишки, разваливающегося на глазах от огня, великанских кулаков и просто от старости.
Звук выстрела насквозь пронзает кошмары и слегка корректирует реальность. Спасительная ладонь вдруг рассыпается снопом золотистых искр, и Табита едва не падает, лишившись опоры. Хватает за руку Тая, хотя тот и сам едва держится на ногах, обезумевшим взглядом всматривается в его в лицо. Неужели он не видит подкрадывающихся чудовищ? Неужели не чувствует, как окружившие их тени смыкаются над ним? Неужели не слышит шороха чужих шагов, оглушительно громких даже в царящем хаосе? Или это просто приближается полицейская?
Табита отступает на шаг, глядя на своих друзей и появившуюся женщину. Их лица кажутся ей искаженными, хищно очерченными подступившими тенями, и, развернувшись, она бежит от них прочь, благо впереди уже виден спасительный свет выхода. Одержимые чудовищами спутники преследуют ее - или же они все вместе спасаются из горящего дома? Девушке не разобрать.
Свежий воздух очищающей струей врывается в легкие, смывает налет кошмара и остужает разгоряченную голову. Полыхающий за спиной дом в последний раз вытягивает свой коготь и забирает ее последние силы. Табита спотыкается и падает на колени неподалеку от пожарища. В один момент, словно по щелчку, все заканчивается. Чудовища умолкают, оставляя ее в покое. Друзья рядом больше не кажутся кошмарным наваждением. Ужас постепенно отступает, но прийти в себя после пережитого не так-то просто. Девушку бьет крупная дрожь, горло все еще сдавливают рыдания, а из носа течет ручьем, и она утирает его ладонью, только размазывая по лицу копоть пополам с грязью. Что и говорить, спасенная из лап чудовищ дама представляет собой то еще зрелище: вся перепачканная зеленоватой слизью, с покрасневшими глазами и распухшим носом. Вряд ли какой рыцарь на такую позарится.
Однако, как ни странно, сама дама цела и невредима, если не считать того, что ее здорово подташнивает, а ноги не держат - но они, по крайней мере, на месте, а не отъедены чудовищем и не превратились в обугленные головешки, как ей попеременно казалось. Это настолько удивительно, что Табита на мгновение забывает обо всем остальном. Ее неспособность долго концентрироваться на чем-то здорово выручает ее в этот раз. Вскоре девушка даже в состоянии разбирать смысл слов Хайме, который бубнит что-то на заднем плане. Вот только ей бы еще понять, о чем он толкует.
Как ни странно, взбудораженный мозг работает в экстренном режиме, и ей наконец удается сложить вместе зеленую слизь, роящихся в подвале мошек и то чудовищное состояние, в котором она только что пребывала.
- Ты что, хочешь сказать, что это были просто глюки, что ли? - дрожащим от обиды голосом спрашивает Табита, вскидывая взгляд на индейца. Сложить-то она сложила, но вот поверить получившимся выводам ей гораздо сложнее. Все это было настолько реальным! А теперь она должна признать, что все это время бегала от фантомов? И не было никаких чудовищ? И надписи в развалинах были совсем ни при чем?.. И дом Тая и Хайме она спалила, испугавшись собственной тени?
Воспоминания о сегодняшних "подвигах" наваливаются на истощенную переживаниями девушку, делая чувство вины почти неподъемным. Если до сих пор она могла хотя бы оправдываться тем, что пыталась отбиться от чудовищ, то теперь выходит, что все это случилось на ровном месте... Из-за каких-то мошек!
Она вдруг обнаруживает, что смотреть в глаза Хайме становится слишком тяжело.
- А тот... ну, рой... Он-то был настоящим? - почти шепчет девушка, опуская взгляд. Теперь уже сложно разобраться, что происходило на самом деле, а что было лишь плодом отравленного сознания, но ей почему-то кажется, что рой был реальным - просто потому, что он отлично вписывается в объяснения Хайме. Ведь эти мошки могли... мутировать в то существо, нажравшись зеленой слизи. О, про мутантов Табите известно многое. С этим явлением она знакома не по наслышке. И если она получила возможность кидаться огненными шариками, то почему рой мошкары не может превратиться в единый организм, насылающий кошмары? Перед полицейской ей немного боязно произносить слово "мутация", но профессору она обязательно отнесет горсточку зеленых соплей, как только отскребет их от своей одежды. Пусть он сам разбирается, что это такое.
Девушка пытается подняться, но почти сразу снова тыкается ладонями в землю. Противная мелкая дрожь в конечностях не проходит, и дело не только в том стрессе, что она испытала. Последствия отравления тоже дают о себе знать. Доза отравляющих веществ, доставшаяся сегодня на ее долю, слишком большая даже для взрослого, что уж говорить о четырнадцатилетней девчонке. Больше всего на свете ей хочется свернуться калачиком, укрыться пледом с головой и отгородиться от всех страхов стеной крепкого сна. К сожалению, это невозможно. Сначала нужно добраться домой и пережить разговор с профессором Ксавье. При одной мысли об этом хочется умереть, но она ведь не может бросить своих друзей на улице. И если уж не в ее силах исправить содеянное, она может, по крайней мере, найти для них пристанище. Профессор точно не откажет. К тому же, в особняке еще полно свободных комнат, хватит даже на Хайме, пусть он и не "одаренный". Зато он "свой"! Посвященный в их секрет. И его точно можно пустить!
Таби снова шмыгает носом и украдкой сморкается в сорванный здесь же лопушок. Упирается ногой в землю, опирается на коленку, потом на вторую - и наконец поднимается на ноги. Зеленоватые сполохи пламени, вырывающиеся из окон и жадно пожирающие дом за ее спиной, бросают ей под ноги дрожащие тени. От их вида девушке до сих пор не по себе, хотя она и понимает теперь, что это всего лишь ее собственная тень и тени ее друзей. Все же ей хочется поскорее убраться подальше от этого места, от опасных мошек и прочих ужасов. Она смотрит на полицейскую щенячьим взглядом. Та ведь их выведет? Все будет хорошо? Туман, насланный Ороро, уже почти окончательно рассеялся к этому времени, но Таби чувствует себя абсолютно беспомощной.
- Нам надо в Школу Ксавье, - бормочет она и кидает быстрый взгляд в сторону индейцев. - Мы там живем.
У нее нет сил объяснять что-либо, но она очень надеется, что Тай и Хайме пойдут вместе с ней. Им всем нужно хорошенько отдохнуть, а после - как-нибудь - они будут решать свалившиеся на них всех проблемы.

+4

24

Едкий дым проникает через прогнившие половицы пола, быстро заполняя собой все свободное пространство. Под ногами звучит страшный гул, и Алекс поначалу теряется, не зная, из-за чего стоит такой шум. Ответ находиться прямо под ногами, в самом прямом смысле этого слова. Когда в тех же самых щелях мелькает алое марево пожара, а за спиной все еще слышится слабый шелест насекомых, Алекс лишь сильнее припускает.
От зловонного дыма, что запускает свои щупальца в легкие и уничтожает последние крупицы живительного кислорода, кружиться голова, а тошнота подступает к самому горлу. Полицейская кашляет и ориентируется лишь на голоса подростков, что раздаются впереди нее. Огонь уже начинает плотоядно лизать ступни и Алекс кажется, что прогнившие от старости доски, вот-вот проваляться от ее веса, а сама женщина провалиться прямо в адово пекло, что сейчас бушует в подвале проклятого дома. И все же Алекс успевает подивиться тому, как быстро пламя охватило здание.
«Газ там, что ли?» - мелькает мысль в рыжей голове и от этого Алекс вздрагивает, после чего отрицательно трясет головой. Если бы это действительно был газ, то лететь им всей дружной компанией прямо до Луны, в этом-то она уверенна.
«Может бензин или керосин.» - приходит к выводу полицейская, вылетая из горящего коридора, как пробка из шампанского. Хотя, если судить по помятости и взлохмаченности, скорее, как черт из табакерки, которому подпалили хвост. Впереди потерянно толпятся подростки, испуганно оглядывающиеся на нее. На мгновенье ей показалось, что одно из мальчишек окутывало нечто золотистое, но женщина списывает это на очередные галлюцинации.
- Живо на выход! – рефлекторно рявкает Алекс и малышня, будто очнувшись ото сна, мгновенно трогаться с места. А меж тем, вокруг царит настоящий хаос. Заброшенное здание трещит по швам, а из подпола разноситься жуткий вой бушующего пламени, хотя даже через него Алекс может уловить жужжание многочисленных насекомых, что бьются внизу. И, несмотря на жару, царящую вокруг, женщину охватывает липкий, холодный страх лишь при воспоминании об этих тварях.

Лишь когда они все оказываются на улице, ее отпускают ледяные тиски испуга и паники. Упираясь руками в согнутые колени, Алекс загнанно дышит. Свежий кислород обжигает легкие не хуже пламени, но понемногу их все же отпускает.
Меж тем пламя достигло таких размеров, что Алекс казалось, будто оно вот-вот достигнет неба. Горячие, обжигающие потоки бьют в лицо, а яркие всполохи заставляют жмуриться. Полицейская даже успевает подивиться, как они вообще смогли выбраться из бушующего ада. Удача, не иначе. Алекс разгибается, все еще тяжело дыша, когда к ней подходит один из подростков и начинает говорить про технические отходы, мутирующую мошкару и прочее. Не увидь это она своими глазами, то наверняка бы рассмеялась над подобным рассказом. Но Алекс видела все собственными глазами, да она, черт возьми, испытала все на своей шкуре, а потому она сделает так, чтоб в этом разобрались.
И все же Алекс было интересно, из-за чего вспыхнуло пламя? Полицейская еще помнила, в каком виде эта группа предстала перед ее глазами, потому то она не сомневалась в том, что именно подростки подожгли здание. Вряд ли нарочно, конечно (умышленный пожар, это не витрину в магазине разбить), но вот по неосторожности вполне возможно, а вкупе с горючими веществами, что находились внизу, это дало подобный эффект. Потому Алекс долго молчит, задумчиво разглядывая детей перед собой. Даже не умышленный поджог будет стоить им крупными неприятностями, но вспоминая о тварях, что притаились внизу и грозились их сожрать, она, наконец, говорит.
- Дом был старый, наверняка не выдержала проводка, - полицейская оглядывается на полыхающий странным, зеленоватым пламенем, дом и ее лицо озаряет мстительная усмешка. Алекс надеться, что вместе с умением насылать на людей ужас, эти мерзкие твари и сами научились ощущать страх. Фыркнув, она окончательно отворачивается от здания, продолжая прерванный разговор.
- Будете говорить это и пройдете по делу, как свидетели, а не как горе-поджигатели. Проболтаетесь, шкуру спущу. – серьезно произнесла Алекс, хотя прекрасно осознавала, чем это грозит в будущем, если правда всплывет наружу. Но, не смотря на риск, она все же решила выгородить малышню, ибо подобное должно было быть уничтожено. И все же Алекс постарается взять дело в свои руки, дабы исключить проблемы, что могут возникнуть.
Удостоверившись, что ее слова дошли до подростков, Алекс кивком указывает им идти вперед. О горящем здании она не беспокоиться, ибо огненное марево наверняка видать до самого города и пожарная наверняка уже мчится тушить пожар. Сейчас ей нужно было развести подростков по домам, побеседовать с родителями или опекунами горе-детей о должном воспитании своих чад, а после завести новое дело и попытаться разобраться во всем этом.
Алекс устало вздыхает. Похоже, день обещал быть тяжелым.

+4

25

Квест завершен

Левел-ап для персонажей:
Тай: Начинает понемногу контролировать свои способности. Может вызывать появление "брони" усилием воли, однако далеко не с первого раза. Управлять ею у него пока получается плохо, воспоминания о том, что происходит во время "сна", остаются крайне смутными.
Табита: Способности Табиты перестают вести себя хаотически и устанавливаются на новой отметке:
- максимальный размер сфер: с мячик для пинг-понга
- максимальное время "заряда": 50 секунд

Не забудьте дополнить свои личные темы!

0


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [08.05.17] Moving shadows (part 3)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC