Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.09.18. РОЛЕВАЯ ПЕРЕВЕДЕНА В КАМЕРНЫЙ РЕЖИМ.
ПРИЕМ НОВЫХ ИГРОКОВ ЗАКРЫТ.
Подробнее >>>
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"Девушка резко остановилась, пораженная и почти испуганная. Что, если люди нашли Табиту? После ее выходки в школе, она не могла не вызывать подозрения некоторых учеников, которые наверняка разболтали своим друзьям и родителям, а те другим… В голову лезли нелицеприятные картины, настолько мрачные, что Роуг невольно затрясла головой.
И в самом деле – они не были друзьями, но… она была чуть ближе, чем обычные люди, как бы сильно не отрицала сама Роуг. Как бы поэтично это ни звучало, часть Табиты навсегда осталась с ней. Немного, лишь крохотный осколок воспоминаний, но даже такая мелочь неприятно тянула что-то внутри Роуг, стоило подумать о возможности… потери."
>>>читать пост<<<
ЗАГАДКА МЕСЯЦА



Edward Nashton

БАННЕРЫ


LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [13/05/16] Nice to meet you


[13/05/16] Nice to meet you

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

http://s019.radikal.ru/i639/1602/ed/2a26dd432fa4.jpg

Название: Nice to meet you
Участники: David Singh, Hartley Rathaway
Время и место: разнообразные бары Смоллвилля и некоторые жилые дома
Краткое описание: Дэвид пытается ассимилироваться на новом месте и сбежать от прошлым проблем, а Хартли просто закисает без приключений. У них абсолютно разные взгляды на эту жизнь и будущее, однако с приходом весны в Смоллвилле что-то начинает меняться.
*эта безумная пятница 13е*

Отредактировано Hartley Rathaway (21.02.2016 21:36:55)

+4

2

Дэвид был готов к тяжелой работе, когда переезжал. Совершенно новая лаборатория. Еще толком не набранный штат сотрудников. Ни одного опытного лаборанта - сплошные новички. Оно и понятно. Кто еще поедет в подобное захолустье? Только те, кому нужен опыт. И те, кто спешит подняться по карьерной лестнице. Сингх все понимает. Но ему предстоит работать с совершенно "зелеными" юнцами. А это значит, что первый год вся работа будет на его плечах. И все равно так лучше. Лучше, чем было в Стар-сити. Здесь его никто не знает. С коллегами еще толком не наладил отношений. Деревенские быстро потеряют интерес к очередному заезжему. А работа позволит отвлечься от ненужных мыслей. Нужно было только привыкнуть к новому ритму. Работа 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. С короткими передышками и попытками успеть впихнуть в себя хоть что-то съестное. Дэвиду это даже нравилось. Он почти не бывал в съемной квартире. Не успевал общаться с коллегами из полицейского управления. Да его появления в Смоллвилле почти не заметили. Он почти поселился в новом трехэтажном здании, построенном компанией "Кадмус". Отличная социальная помощь. Прекрасный способ уйти от налогов. Сингха это особо не волновало. Он был просто рад уехать. И за такой шанс был готов благодарить и того, кто решил выделить деньги именно на это. А не на очередной посыл гуманитарной помощи уссурийским тиграм. Да простят его эти тигры.

Да, пожалуй, Дэвида все устраивало. Он сможет начать здесь новую жизнь. В лаборатории все готово к приезду первых лаборантов. Дома разобрана последняя коробка с вещами. И мужчина решает, что заслужил небольшой перерыв. Небольшая вечерняя прогулка пойдет ему на пользу. Как и обжигающий горло джин с тоником. Ему нужно проветриться перед началом рабочей недели. Воспользоваться последними выходными, которые могут стать последними на ближайшие месяцы. И единственный смахивающий на городской бар вполне для этого подойдет. Дэвид не ищет столика и даже не окидывает зал быстрым взглядом. Ему все равно, кто проводит здесь время. Он не ищет приключений или женщину на вечер. Ему нужно просто передохнуть. Он опускается за барную стойку и делает свой нехитрый заказ. Чувствует любопытные взгляды завсегдатаев. Новое лицо вызывает интерес ненадолго. Спустя пару минут начинает играть музыка. И все внимание переключается на сцену. Дэвид невольно облегченно выдыхает. И делает небольшой глоток, тут же жмурясь. Он не особо любит вкус алкоголя. Да и пить толком не умеет. Но точно знает, что это поможет этой ночью заснуть. Да и потом. Он же празднует новый виток своей жизни. Новая дорога и все дела...
Сингх не знает, зачем оборачивается. Просто когда слышит легкую трель, его тянет невидимой силой. Он бросает скучающий взгляд на сцену. Да так на пару мгновений и замирает, не донеся стакан до губ. Со сцены улыбается нереальное создание. Серьезно. Дэвид не романтик. От слова совсем. Но парень на сцене кажется тут чужеродным. Он не подходит этому городу. Не подходит этому бару и этой сцене. Легкая улыбка, хитрый прищур голубых глаз, небрежно прибранные в хвост длинные золотистые волосы. Такие парни выступают на известных площадках Нью-Йорка и Калифорнии. Блистают лучезарными улыбками на закрытых вечеринках. Добиваются успеха - в узких кругах или во всем мире. Неважно. Такие просто не живут в городах, подобных Смоллвиллю. Или даже Стар-сити. Готэм, Метрополис - возможно. Но здесь... Дэвид отворачивается рывком. И опустошает стакан тоже. Жестом просит добавки и чертыхается себе под нос, когда парень на сцене затягивает неспешную мелодию. Что-то почти классическое. Отличный выбор для "белых воротничков", что захаживают сюда из "Кадмуса" и "ЛюторКорп". Хотя все так же странно и необычно слышать нечто подобное здесь. Дэвид на подобное не рассчитывает. И принимает разумное решение. Допивает свой джин и сваливает. И больше никаких баров. Никаких передохнуть вне дома. Он намеревался вести закрытый образ жизни. Вот и стоило вернуться к первоначальному плану.

Сингх не уходит, пока парень на сцене не перестает играть. Он все еще сидит со вторым стаканом, задумчиво постукивая стрелянной сигаретой о барную стойку. Ему уже пора домой. И он не очень понимает, чего именно ждет. Но что-то удерживает его на месте. Буквально пригвоздило. Странное ощущение, но Дэвид не может с ним бороться. И он сидит. Чувствует себя чертовски глупо. С недопитым напитком. С незаженной сигаретой. В гордом одиночестве. И чертовски уставший, если быть честным. Так какого?.. Сингх выразительно вздыхает и решительно откладывает сигарету. Ему просто пора домой. Сказывается недосып и напряжение последних дней. Вот и все. И он даже успевает потянуться за бумажником, когда рядом тихо скрипит барный стул. И уже знакомый голос приветствует бармена. Дэвид поворачивается и совсем невежливо пялится в чужое лицо. Пожалуй, со стороны они здесь оба не к месту. Сингх бы даже усмехнулся такому сравнению. Но вместо этого он тушуется, кивает в знак извинения и отворачивается, утыкаясь взглядом в свой стакан. Он никогда не знакомился с мужчинами. И точно не собирался начинать. Он приехал сюда все наладить, а не разрушить окончательно. И что вообще за мысли? Зачем ему начинать подобное знакомство? Ему здесь не нужны друзья. И уж точно ему больше не нужны никакие отношения. Тем более в подобном захолустье.

- Я могу вас угостить? - Дэвид впервые не успевает за своим языком. И он смотрит на парня так растерянно, что сразу понятно - сам от себя не ожидал. В глазах потерянность. И почти испуг - какого черта я сделал? Так обычно подкатывают к девушкам. И это действительно неловко. А для сидящего рядом парня еще может быть и оскорбительно. И Сингх не может найти ни единого оправдания своему вопросу. Поэтому он просто молчит. И совершенно не знает, куда себя деть. Главное, найти в себе силы принести извинения после столь продолжительной неловкой паузы. И поскорее.
Вот и начал новую жизнь, новоявленный капитан. Поздравления. Это можно назвать полным провалом.

+5

3

Апрель выдался прохладным, но к маю заметно потеплело. В помещении делалось нестерпимо душно, особенно по вечерам, когда внутрь набивалась куча народу. В баре в послерабочее время яблоку было негде упасть, к тому же местные дикари напивались и накуривались в хлам, спеша скинуть накопленный за день стресс, так что атмосфера накалялась с каждой секундой.
Харт был вынужден работать в таких условиях каждый вечер. В дымке от сигаретного дыма, среди паров алкоголя, ему было все равно, что играть. Хотелось поскорее закончить, и единственной его отрадой было время около полуночи, когда увеселительная программа в баре заканчивалась и он волен был возвращаться домой с заслуженной наградой. Чаще всего "наградой" становился очередной подцепленный у барной стойки простачок, упитый настолько, что ему уже было все равно, с кем и куда ехать. Поначалу найти партнёра на ночь не составляло труда, однако вскоре Харт пришёл к выводу, что жила вовсе не была золотой. Если присмотреться, сюда ходили только завсегдатаи и их не было особенно много. Если так продолжать, очень скоро ему станет искренне не с кем развлекаться.
К сожалению, Смоллвилль был небольшим и замкнутым внутри себя социумом. Молодой человек старался не лезть нарожон и избегал откровенно агрессивных типов. Те, кто носил кольца на пальцах, тоже не попадали в его список. А те бедолаги, что все же в этот список попадали, стремительно заканчивались.

Харт выдувал на флейте заунывную мелодию, которая была подстать его настроению. Сегодня ему совсем не хотелось "охотиться", так что он даже не старался. В баре было как всегда многолюдно, но почти всех из присутствующих он уже знал лично, а с большинством даже успел познакомиться ниже пояса в более приватной обстановке. Выбирать сегодня было искренне не из кого, а повторять дважды по кругу за столько короткий промежуток времени (они с Джейд приехали всего три недели назад) - моветон. Так что он надеялся отработать смену и благополучно сбежать домой, покуда ему на хвост не упал какой-нибудь из почитателей. К сожалению, местное население Смоллвилля отличалось закостенелостью и традиционными взглядами на межличностные отношения, так что этих самых почитателей у него было не особо много (покуда не напьются - вот тогда страсти разгорались куда более горячие).
Свою флейту он сегодня даже не доставал, спрятав в кейс ещё в начале вечера, и использовал ту, что держал хозяин бара для своих музыкантов. Поэтому он даже ни на что особо не рассчитывал, учитывая, что "магия" срабатывала исключительно с личным инструментом. Сегодня мужчины Смоллвилля могли напиваться спокойно, не боясь быть околдованными чарующими звуками городского флейтиста.
Тем удивительнее было услышать предложение об угощении, когда Харт ненадолго прервал выступление, чтобы промочить горло у барной стойки. Он даже не сразу понял, что предложение адресовано ему, а потому лишь недоуменно огляделся, выглядя натуральным скромником. Здесь многие были наслышаны о его свободных нравах (если могли вспомнить наутро после выпитого, конечно), но этого мужчину Харт видел впервые.
- Новенький? - неловко и будто бы смущённо улыбнувшись в ответ, заправил выбившуюся пшеничную прядь за ухо. - Знаете, не откажусь. Здесь очень душно. Виски с содовой, Джимми, и не жалей льда.
Харт кивает расторопному бармену и снова переводит заинтересованный взгляд на оппонента. Тот заметно смущён и совсем не выглядит выпивохой. Чистый воротник рубашки, отглаженные рукава пиджака, ослабленный узел галстука. Аккуратная прическа, ухоженная растительность на лице. И на гея совсем не похож. В чем же тогда дело?
- Вы здесь один? - получая свой стакан, где хрустко перекатываются прозрачные кубики, легко заводит разговор. Он видит смущение оппонента, но не подаёт вида. - Я Хартли, я здесь работаю. Играю на сцене. Каждый вечер в одном и том же месте.
Он смотрит перед собой и с улыбкой кивает бармену. Все в порядке, к нему не пристают и не обижают. Джим кивает в ответ и отходит к другому концу стойки, давая мужчинам пообщаться наедине. Харт легко смеётся, хмелея с пары глотков:
- И часто вы угощаете незнакомых мужчин в баре?
О, он совсем ни на что не намекает. Это просто ни к чему не обязывающая беседа. Не слишком ли много вопросов? Но ему почти не нужны ответы, безымянный незнакомец может быть спокоен - если он настолько закован и перепуган, Харт сделает все сам и поболтает за них обоих. И все же.. Он надеется, что ему ответят, тогда этот вечер несомненно станет лучше.

+6

4

Дэвид понятия не имеет, что же он делает. Это на него совершенно непохоже. Он в барах и девушкам-то никогда выпить не предлагал. Что уж говорить о других мужчинах. Знакомиться самому и заводить беседы в подозрительных барах? Бросьте, он слишком правильный или старается таковым быть, чтобы заводить случайные знакомства. Он сбежал из большого города не для того, чтобы совершать ошибки в маленьком социуме, в котором ты как на открытой ладони. Смотрите, только глаза не сломайте. Здесь то самое место, которое не позволит быть...не таким. Где нельзя отойти от нормы. Где можно просто прожить тихую и незаметную жизнь. Где здравомыслящему человеку и в голову не придет выкидывать подобные номера. Да, может быть это можно списать на самую обычную попытку завести друга в незнакомом городе, в котором тебе предстоит провести следующие лет двадцать. Но Дэвид прекрасно понимает, что предложил угостить молодого человека не для шапочного знакомства на "выпить пива по вечерам пятницы". Он ему понравился. Да, пока лишь визуально. Но только, повторимся, дурак продолжит это знакомство, чтобы узнать друг друга поближе. Не за этим он ехал в Смоллвилль, ох не за этим...

Дэвид успевает себя хорошенько обругать ещё до того, как юноша откликается. Хочется надеется, что он либо пропустит это мимо ушей, либо посчитает не очень удачной шуткой. Не случается ни того, ни другого. Наверное, в маленьких городах люди все еще более дружелюбные, чем в мегаполисах. И стоит радоваться хотя бы тому, что его не поняли...верно.
- Только недавно переехал, - все же откликается, отпивая немного джина, чтобы промочить горло. У Дэвида не то чтобы было много друзей. А случайные разговоры так вообще не его конек, если дело не касается работы. Но вот это как раз и к лучшему - так быстрее все общение сойдет на нет. И Сингх отправится домой, где проведет с собой воспитательную беседу. И уж точно постарается впредь следить за своим языком.
- И еще не успел обзавестись знакомствами. Так что да - один, - немного лукавит. Ничем подобным Дэвид обзаводиться и не собирался. Он и заговаривать-то не должен был. Но что случилось, то случилось. Нужно было просто уходить...

Обычно Дэвид слушал свой внутренний голос. Это был голос разума. Не эмоций, не сиюминутных желаний. Он был логичен и последователен. Но не зря говорят, что алкоголь - первый враг холодного мышления. Именно на это грешит Сингх, когда понимает, что продолжает разговор. Он не хочет представляться. Даже "потому что так принято". Но все же неуверенно произносит "Я - Дэвид". И хотя бы после этого его тормозит. Хартли задает выбивающий почву из-под ног вопрос. И часто ли он угощает мужчин в баре? Никогда. Правильный ответ - никогда. Но произнести это еще более смущающе, чем промолчать. Поэтому он неопределенно пожимает плечами. И опрокидывает в себя вторую порцию выпивки. Его лимит - больше ничего крепче кофе. И припасенной на случай стресса сигареты. Она ему чертовски пригодится, когда он отсюда выйдет. Вся эта ситуация достаточно глупая. И непривычная для него. Только так можно оправдать его чрезмерно острую реакцию. Он никогда не был паникером. И уж тем более параноиком, впадающим в чрезмерное волнение от новой ситуации. Пожалуй, сказалась еще и усталость... Это ведь просто случайная встреча в баре. Здесь началась. Здесь и закончится.

+6

5

Харт почти уверен, что разговора не получится. Он умеет видеть людей, со временем научился читать почти всякого (за редкими исключениями), а с этим даже напрягаться не приходится - у него все на лбу написано. Испуг, смятение и сомнение, сожаление. Его предложение было слишком спонтанным и непродуманным, а этот мужчина привык сперва строить четкий план и лишь после действовать. Серьезно, вы посмотрите на эти идеальные манжеты и тугой узел галстука! Флейтист готов биться об заклад, что у этого мужика трусы на полке сложены конвертиком, а галстуки развешены по вешалкам исходя из цветовой гаммы.
Впрочем, может, всё и не так плохо. Незнакомец пьет из своего стакана, спеша и жадно, а после представляется. Надо же. Харт натурально удивлен, даже не сдерживает ползущей вверх брови. Какой смелый! Какой безрассудный. Он похож на мышонка, что осознает всю опасность ситуации, но все равно сует свою тонкую шейку в металлическую ловушку, что вот-вот с лязгом захлопнется. Ведь сыр-то вкуснее.
Хартли думает, что он сегодня в роли сыра, и не сдерживает веселого смешка.
- Дэвид! Не знаю ни одного Дэвида, - делает сомнительный комплимент, повторяя жест мужчины со стаканом и допивая свой виски с содовой. - Множество Джеймсов, Брюсов и Уиллов. Но ни одного Дэвида.
У него и самого весьма непопулярное имя, ему не встречался ни один Хартли за всю жизнь. Но Харт ненавидит быть "как все", поэтому ему замечание об имени оппонента звучит очень искренне. Кажется, он натурально радуется такой экзотике. Ну или просто рад общению, кто его знает. Флейтист выглядит позитивным и незатейливым, ни капельки загадки или таинственности. Такой простой парнишка, а уж когда подвыпьет - так раскрытая книга, только бери в руки да перебирай странички.

Возвращая пустой стакан обратно на стойку и чуть сдвигая к противоположному краю, чтобы бармен забрал опустевшую тару, Харт смешливо смотрит на мужчину. Рассматривает неторопливо и с удовольствием. О, он мог бы заболтать бедняжку так, что тот бы и не заметил, как с ним провернули тысячи возможных вариантов. Например, можно было заставить того раскошелиться на более дорогую выпивку. Организовать совместный ужин. Затащить в постель. И еще кучу веселых, интересных вещей! Но флейтист не торопится. На сегодняшний вечер у него нет особенных планов, а портить столь необычное знакомство совсем не хочется.
"Он не готов, - насмотревшись вдоволь, наконец, подводит итог в своей голове. - Действует спонтанно. Наверняка очень скоро даст задний ход. Можно напоить и принудить, но гораздо забавнее будет посмотреть, чем все это закончится."
О, он обожает играть даже больше, чем трахаться. Поэтому поддерживая амплуа скромного захолустного музыкантишки, Харт теребит пальцами свой пшеничный хвост, перекинутый через плечо, и легко улыбается. Взгляд блестящий и чуть хмельной, пить он откровенно не умеет.
- Надеюсь, вам здесь понравится. Я сам тут недавно, но люди в округе весьма дружелюбны.
Вот так. Ни к чему не обязывающее приветствие от одного из "местных". Ему не хочется пугать Дэвида заранее, пускай тот думает, что все прошло гладко. Ни к чему ему знать, что ловушка уже сомкнулась на его хвостишке, и лишь дело времени, когда этот глупый маленький мышонок пропадет окончательно. Раздразнить любопытство Хартли Ратэвэя - то же самое, что подписать себе смертный приговор; да с ним даже разговаривать без последствий было невозможно.

- У меня еще работа.. Вынужден вас оставить, к сожалению.
Словно бы нехотя (здесь он не лицемерил) приподнимаясь со стула, Харт состроил виноватую мордочку. Мол, было приятно в вашей компании, но труба зовет. Точнее, флейта. Точно, флейта! Харт мгновение борется с искушением подправить мозги этому мужику, но после откладывает эту затею, потому что посмотреть, что будет, гораздо веселее. А веселья этому местечку точно не хватает.
- Не парьтесь насчет спиртного, сегодня ваш счастливый день - выпивка за счет заведения в знак приветствия новенького, - делая знак бармену "я плачу" (на самом деле плату за выпивку с музыкантов не брали, но откуда Дэвиду знать?), Харт стрельнул глазищами. - Надеюсь, станете нашим постоянным посетителем. Было приятно познакомиться, Дэвид.
Было и правда приятно. Он бы даже задержался подольше, но не хочет злоупотреблять вниманием оппонента; будет гораздо лучше, если тот сохранит ощущение неполноценности этой встречи и неминуемо захочет еще. А после еще. И еще немного.. Отворачиваясь, Харт облизывает нижнюю губу и, разом посвежевший, возвращается к сцене. Ему играть допоздна, Дэвид наверняка скоропостижно покинет бар в ближайшее же время, смущенный своим поведением, но дома тщательно проанализирует ситуацию и придет к ложному выводу, что все было в пределах нормы. И тогда ему захочется повторить свой смелый опыт. И он снова будет сидеть у барной стойки, прислушиваясь к чарующим звукам флейты, совсем не замечая, как проваливается под лед все глубже и глубже. И там, на самом дне, в непроглядной темноте, его будут ждать, уж Харт об этом позаботится.

Отредактировано Hartley Rathaway (25.02.2016 11:08:18)

+6

6

Дэвид не знает, как реагировать. На все. На собственный идиотизм. На чужое дружелюбие. На дурацкий бар. И вторую стопку джина. У Сингха не бывало случайных знакомств. Не бывало друзей на стороне. Одноклассники, однокурсники, коллеги, знакомые семьи. Никаких – «Привет, я Дэвид» в странных забегаловках. Определенно стоило это сделать в столь зрелом возрасте. В чужом городе. Выпивая после нескольких недель адской работы. Вместо того, чтобы просто пролежать эти выходные в кровати, отсыпаясь на год вперед. Пожалуй, завтра он именно так и поступит. По крайней мере, прямо сейчас он в этом свято верит.
Сингх все еще сидит и молчит. По нему сразу видно, не особо разбирается в тонкостях чужой интонации. Может, юноша над ним потешается. Может… Быстрый взгляд в голубые глаза. И Дэвид ведется. Слишком уж незатейливым и открытым кажется  Хартли. Такой не будет высмеивать. Возможно, в этом городишке и правда слишком любят однотипные имена. Тогда хорошо, что без фамилий и особой церемониальности. Сингх даже улыбается уголком губ. Вряд ли в Смоллвилле пруд-пруди индусов. Спрятался, нечего сказать…
- Я тоже. Люди здесь и правда… более дружелюбны, чем в большом городе, - Дэвид прекрасен в повторении. Видимость диалога – на высшем уровне. Он и сам прекрасно осведомлен о своих ораторских способностях. Так что даже не смущается откровенно несложившегося разговора. Только понимающе кивает, когда парень начинает подниматься. Он бы сам от себя ушел. Даже если бы дело не касалось работы.
- И мне, Хартли. Хорошего вам вечера. И спасибо. Следующий раз – все же за мой счет, - Сингх снова не фильтрует свои слова.  Всего пару минут назад было обещание – никаких сомнительных мест. Никаких поспешных знакомств. Только работа. Он приехал сюда исключительно ради этого. А не ради того, чтобы слушать мягкое звучание флейты. Быть честным, он никогда не был любителем музыки. И лучше бы ему им не становится.

Стул с тихим скрипом отодвигается. Мужчина поспешно собирается и уходит. Дверь за ним захлопывается, и он тянется за сигаретой. Есть от чего. Дэвид понимает, что вернется. Он из тех, кто не обманывает себя. Но старается убедить в том, во что не верит. В то, что он нормальный. В то, что все однажды само-собой разрешится. В то, что он не вернется в этот бар. Но, делая глубокую затяжку, мужчина усмехается уголком губ. Завтра же он будет на этом самом месте. Уверяя себя, что прожить в полном социальном вакууме не получится. Что ему нужен знакомый в Смоллвилле. Что скромный деревенский музыкант – отличный вариант для шапочного общения. Немного наивный, простоватый и смешливый. Такой не посмотрит косо, если предложить его угостить. И не сочтет странным такие неловкие встречи. И Дэвид убедится, что пару знакомых в новом городе – это не так уж и плохо. Он собирается здесь конкретно обосноваться. Все равно обрастет связями. Даже если и постарается свести их к минимуму.
Мужчина стоит у дверей еще пару мгновений. Отсюда уже не слышно мелодии флейты. И зачем только прислушивается? Дэвид поспешно гасит сигарету и сбегает вниз по лестнице. Несколько пороков за вечер. С него дополнительные тренировки и никакого фастфуда ближайшую неделю. У него и правда все по полочкам. Есть свой ритм жизни, свои привычки и традиции. Незыблемые договоренности с собой. И на ближайшее время больше никаких нарушений. Впрочем, у него не останется на все эти глупости времени…

Дэвид не приходит на следующий день. Его срывает неожиданный звонок с работы в ту же самую ночь. Он едва успевает принять душ и смыть с себя легкий хмель. И вот уже устало скидывает с себя пиджак в своем кабинете. Накладки с доставкой последнего оборудования. Оставшиеся вопросы об обеспечении младшего научного состава. Сбой в отправке отчета в Стар сити. И это несмотря на все старания… Сингх понимает, что вновь поселился в штабе. Рядом еще никого нет, чтобы помочь и подсказать. Первые лаборанты появляются только к вечеру понедельника. Но и они смотрят на него, как на руководителя и наставника. Оно все верно, но Дэвид бы не отказался от надежного плеча рядом. Но вместо этого выплывает один. И понимает, что третью ночь без сна вряд ли протянет в столь же рабочем состоянии. Он даже отправляется домой, чтобы отоспаться хотя бы часов пять. Но ноги упрямо ведут к знакомому бару. Дэвид бы чертыхнулся  себе под нос, но думать и пугаться сегодня не выходит. Он слишком устал и измотан. Его хватает ровно на то, чтобы опуститься на тот же самый стул, что и пару дней назад. И заказать то же самое. Более того, он запомнил, что пил "знакомый на один вечер". И когда слышит чарующее пение флейты, делает второй заказ.
- В этот раз у вас счастливый день, - напоминает Сингх вместо приветствия. Салютует уже почти пустым бокалом. Сегодня он выглядит не так, как в их первую и последнюю встречу. Галстук болтается на шее. Рукава рубашки подвернуты. Жилетка расстегнута. Пиджак небрежно накинут на спинку высокого стула. Сразу видно, что либо заработался. Либо загулял. Хотя последнее и не особо вязалось с его внешним видом. Даже таким внешним видом. Но в этом есть и плюс. Он слишком хочет приткнуться носом в подушку, чтобы излишне переживать о том, что не стоило снова начинать эту беседу. Или снова сюда приходить. Он просто делает еще один глоток и переводит взгляд на молодого человека.
- Вы хорошо играете. Я не силен в музыке, но... - Дэвида переклинивает. Он вскидывает растерянный взгляд и смотрит в глаза напротив. Он пытается подобрать подходящее слово, но оно никак не находится. То ли голова уже отказывается думать. То ли все дело в этом месте и Хартли в частности. Но как бы то ни было, выглядит глупо и... забавно. Дэвид тихо смеется и виновато разводит руками. Сделать комплимент не вышло. - Мне понравилось. Я хотел сказать, что мне понравилось.
Наверное, он похож на школьника. Забитого, неуверенного в себе и крайне закомплексованного. Он таковым никогда не был. Поэтому ощущение скованности рядом с блондином в новинку. Он даже не может толком объяснить, отчего это. Он не из тех неправильных мужчин, что будут засматриваться на каждого представителя своего пола. Или заводить роман-дружбу с любым симпатичным юношей. Дэвид вообще собирается забыть эту часть себя, как страшный сон. И ему остается все списать лишь на переутомление. Которое теперь будет с ним еще очень много лет.

+4

7

В следующий раз, а? Харт через плечо показывает большой палец - мол, услышал, запомнил и даже согласен. Но, конечно же, он особо ни на что не рассчитывает, потому что читает этого мужика, будто открытую книгу. Маловероятно, что Дэвид осмелится в следующий раз первым заговорить, какой уж там угощать выпивкой, но это совсем не смущает флейтиста. Для этого он в совершенстве освоил особый навык ненавязчивого навязывания, так что этому бородачу просто некуда деваться.

Когда смена заканчивается, Хартли не ощущает усталости. Напротив, он весьма бодр и позитивен. Теперь его поддерживает мысль о забавном приключении, что может случиться с ним и Дэвидом, так что он в лучшем настроении пакует вещи, весело со всеми прощается и отчаливает домой. Где продолжает и так и эдак смаковать новое знакомство, напевая себе под нос сомнительные мелодии.
К его огромному разочарованию, Дэвид не приходит следующим вечером. Харт уверен в своём очаровании, а потому списывает все на важные дела, которые (судя по строгому виду) его новый знакомый решает в изобилии. Впрочем, ему не понять, что за дела такие важнее, чем он. Решая подождать, он даёт незнакомцу новый шанс следующим вечером, но когда тот не появляется вновь - флейтист так раздосадован, что в отместку целый вечер изучает хмельные лица и подыскивает вариант, с которым будет не прочь скоротать ночь. Подбирает себе подходящую макушку и за коротким перерывом между выступлениями подсаживается ближе, чтобы стратегически промочить горло (то есть познакомиться), но почти сразу осознаёт свою ошибку: это Дэвид, и сегодня он выглядит очень плохо. В нем не осталось почти ничего от того лощеного, холёного мужчины с околовоенной выправкой, с которым они познакомились двое суток назад; он измождён, взъерошен и неопрятен. Харт бы поморщился, если бы не был так сильно удивлён.
- О, - с трудом выдавливает улыбку. - Не узнал тебя. Что-то случилось?
Вопрос срывается сам. Что ещё можно подумать о человеке, который выглядит подобным образом? Бородач явно не развлекался, судя по темным кругам под глазами, это Харт может заявить с уверенностью, потому что отлично знает, как выглядит кутила этого возраста. Более того, от Дэвида за километр прет бумажками и рутиной, поэтому ошибиться невозможно. На мгновение внутри флейтиста ёкает, какие тут игры и интрижки? Мужику бы домой, прижаться к подушке, к черту выпивку.

Не удерживаясь, он протягивает руку, вскользь касаясь небритой щеки. Дэвид настолько расфокусирован, что вряд ли заметит. Чтобы не пугать его, флейтист спускает руку ниже и сжимает пальцами крепкое плечо, но исключительно для того, чтобы привлечь его внимание; он по себе знает, как "плывешь" в шумном месте после двух (трёх? больше?) бессонных ночей и перманентной офисной волокиты.
- Ужасно выглядишь, - не скрываясь, честно признается. - Тебе стоит пойти домой.
Они могут "поиграть" и в другой раз. Это долгосрочный план, и забота о новом знакомом - тоже его часть. Пускай и крошечная, пускай и преждевременная. Но судя по всему, Дэвид - человек степенный, домашний, с тягой к быту, так что однажды (когда проспится) он обязательно оценит.

Благодарно, но коротко улыбнувшись неловкому комплименту, Харт сохраняет серьёзное выражение лица. И первым поднимается со стула, показывая, что не шутит. Дэвиду нужно пойти домой, проспаться и привести себя в порядок, иначе может статься так, что их игра обломается, так и не начавшись. Этого ему совсем не хочется, поэтому флейтист категоричен.
- Забери пиджак и подожди здесь, я поймаю такси, - придерживая его под рукав, коротко командует. И тут же исчезает среди толпы, но очень скоро возвращается и тянет мужчину за распущенный галстук. - Вперед, герой, машина у крыльца. Надеюсь, ты ещё помнишь свой адрес.

+5

8

Дэвид не сразу понимает, к чему был вопрос. Что-то случилось? Определенно нет. Осложнения на его работе - это норма. Он знал, на что шел. Все в полиции работают на износ, даже если этого не видно. И сотрудники криминальной лаборатории не исключение. Их вызывают в любое время дня и ночи. Они могут сутками корпеть над особо важным и срочным делом. Поэтому для Сингха не случилось чего-то действительно запредельного. Он просто не смог выкроить время для короткого сна. Вот и все. Подобное решается очень быстро. Несколько часов на отдых. И снова на службу. Привычный распорядок дня.
И все же до усталого мозга доходит. Да, он наверняка очень плохо выглядит. Но внешний вид сейчас - последнее, о чем он хочет и может думать. Обычно он тщательно за собой следит. В работе и в жизни это очень важно. И не первой свежести рубашка, помятый пиджак и растрепанные волосы - действительно исключение из правил. Он бы и сам поморщился. Но ему чертовски лень. Правда, он устал даже для того, чтобы сидеть ровно. Приведет себя в порядок завтра.

- Тяжелые дни на работе, - признается. Но не вникает в детали. Ни где работает, ни что за проблемы. Это никому не интересно, Дэвид прекрасно это осознает. Тем более, молодому человеку, с которым они знакомы без году минут двадцать. Тот скорее вообще из приличия поддерживает с ним беседу. Ну или в этом маленьком городишке действительно все такие дружелюбные и открытые. Твин Пикс в лучшем его проявлении. Для Дэвида подобное тоже непривычно. Он из вечно спешащего города. Там нет времени для того, чтобы поинтересоваться, как дела у случайного знакомого. Впрочем...там почти и нет шанса с ним встретиться. В отличие от Смоллвилля.
Дэвиду кажется, что когда он допьет, то уже не доберется до дома. Поэтому отодвигает от себя так и недопитый джин. И невольно напрягается под чужой ладонью. Он не чувствует ее на лице. Но ощущает, как тонкие пальцы сжимают плечо. Мышцы на мгновение каменеют. Но Хартли уже убирает руку. И советует действительно толковую вещь. Ему стоит отправиться домой. Иначе завтра от него толку будет ноль.

- Пожалуй, вы правы. Я... - Дэвид не успевает договорить. Хартли уже деловито все решает за него. И по поводу такси. И возвращению домой. Сингх приподнимается следом. Невольно чуть пошатнувшись, ощущая будто хмельной шум в голове. - Не стоит утруждать себя, я могу справиться и сам.
Его не слушают. Хартли просто растворяется в толпе. И пока Дэвид все же справляется со своим бумажником и расплачивается с барменом, блондин вновь оказывается рядом. Ситуация чертовски неловкая. Особенно, когда парень так уверенно хватает его за галстук и тянет прочь. Будь он в кондиции, точно бы заметил усмешку бармена. Но он слишком сосредоточен на шагах. И на том, чтобы сказать Хартли, что все это действительно не обязательно. Он не пьян и не невменяем. Он просто не в очень хорошей физической форме. Такое случается. С мужчинами его возраста.

- Я живу недалеко. Могу добраться и пешком... - обычно Дэвид тверд в своих решениях. Работа заставила привыкнуть самому принимать все решения. Которые другие после исполняют. Но сейчас он будто вернулся в начало своей службы. Стоит послушно у дороги, неловко переступая с ноги на ногу. Не тянет на себя кабинетного... Сингх находит в себе силы собраться с мыслями. И правда решает пойти пешком, чтобы немного проветриться. Но когда рядом распахивается дверь такси, он не может сопротивляться. В салоне тепло и мягко. К черту проветривание мозгов. Этим тоже займется завтра.
- Спасибо, Хартли, - все же благодарит, устало улыбаясь. И не сразу осознает, что помогавший сесть в машину парень уже едет вместе с ним. Он уже назвал адрес? Не может припомнить. В машине его укачивает почти мгновенно. Он еще пытается сосредоточиться на лице своего помощника. Он, кажется, даже членораздельно произносит "Новостройка "Кадмуса" у криминальной лаборатории". Кажется. Потому что спустя всего минуту после того, как его погрузили, он уже спит. Сначала даже ровно, просто свесив голову на грудь. Но в дороге все же соскальзывает и притыкается носом в чужое плечо. Ему будет чертовски стыдно, когда он проснется. Нестерпимо стыдно. Но сейчас организму все равно до будущих волнений хозяина. Он отдыхает и старается урвать свое до начала нового рабочего дня.

+4

9

Дэвид спорит поначалу, но очень быстро сдаётся. Не в его состоянии держать длительную оборону, а Харт уже все устроил, ловко манипулируя местными знакомствами. Да его протеже даже за такси платить не придётся, чего уж там.
- Не потеряйте его по дороге, - обворожительно улыбаясь водителю, на прощание просит флейтист.
Дэвид едва на ногах стоит и, похоже, сам не замечает, как опасно раскачивается. Он устал, он пьян, но продолжает утверждать, что доберётся самостоятельно, ведь бодр и живёт неподалёку.
- Ну-ну, - будто маленького уговаривая, качает головой блондин. Туже затягивает чужой галстук. - Тебе лучше меня послушать. И не заставлять машину ждать.
То ли его слова действуют, то ли решающим фактором становится уютный салон, в котором можно вздремнуть по пути, но вскоре бородач оказывается в такси. Харт не понимает, как оказывается там же, лишь растерянными взглядом провожает уплывающее прочь крыльцо бара. А, впрочем.. К черту. Джим наверняка его прикроет, как и всегда.
Дэвид, раскачиваясь,  дремлет рядом, и флейтист подставляет плечо, когда тот начинает заваливаться в бок. Вот так. Кто же ещё присмотрит за бедолагой? Похоже, он тут совсем один и совершенно некому забрать эту потрёпанную тушку из бара.
К слову, похоже, они соседи. Харт узнает новостройки неподалёку от Кадмуса, здесь в основном живут штатные сотрудники, как и он сам, но кто же тогда Дэвид? В лабораториях он точно его не встречал, такого душку бы не пропустил.
"Да вы загадка, мистер Усталость, - флейтист поправляет бороду на своём плече и мягко ерошит темную растрепанную шевелюру. - Так даже интереснее."
Эта игра его в самом деле забавляет. Харт радуется, будто ребёнок на Рождество. Наконец, хоть что-то занятное! Иначе он натурально затухнет в этом захолустье.

- Держись. Идём. Сюда.
Стоило трудов вытащить помятую тушку из салона. Дэвид едва держится на ногах и немного дрожит, скорее всего от сонливости и усталости. Харт подбадривает его и без особых усилий ведёт к порогу, он уже успел завладеть ключами и вызнать номер подъезда с квартирой. Их дома соседние, оказаться сожителями по подъезду было бы совсем неловко.
Сперва они ждут лифт, потом блондин возится с незнакомым дверным замком, и, наконец, они внутри. Нашаривая на стене включатель, Харт слабо жмурится и торопливо осматривается. И где же здесь спальня?
- Да у тебя неприбранно, аккуратист? - смешливо бормочет по пути, затягивая свою ношу вглубь по коридору и опрокидывая в кровать. Стаскивает с него ботинки и опускается рядом, аккуратно выпутывая сонное тело из галстука и жилета. - Прости, кажется, тебе придётся обнажиться передо мной раньше времени.
Он совсем не собирался так скоро переводить эти странные отношения в околопостельную плоскость, чем удивлял даже сам себя, но сейчас выбора особого нет. Ему не привыкать стаскивать одежду с оппонентов, так что Харт справляется с чужими штанами и рубашкой гораздо быстрее, чем даже сам раздевается перед сном. Заталкивает похрапывающий организм под одеялку и вздыхает, вытирая испарину на лбу рукой.
"I know you were trouble when you walked in," - смешливо поёт в своей голове и осматривается чуть более внимательно. Стандартное жилище холостяка, но здесь скорее бедлам из-за переезда. То тут, то там коробки, пока никакой системы и вещей немного. Видимо, обходится тем, что лежало сверху, не углубляясь в распаковку.. Что ж, тем лучше, им определённо будет чем заняться некоторое время.

- Я лягу на диване, сладкий, не переживай.
Маловероятно, что Дэвид слышит, Харт склоняется и целует бородатую физиономию, которая хмурится даже во сне. Сдергивает плед с края кровати и, завернувшись, уходит в смежную комнату. Планировка в квартире почти такая же, как в его собственной, так что проблемой это не становится. Ногой он раздвигает коробки по углам, расчищая себе место, и покуда не хочет спать, копается в той, что с надписью "кухня". Надо же, тут и комбайн есть, и даже кофемашина! Все это богатство Харт достаёт и даже втыкает в розетки, следом находит пару кружек и оборудует на кухне кофейное местечко. Форточку он также не забыл открыть, так что вскоре внутри становится свежее.
"Да у меня таланты домохозяйки! - мысленно хвалит себя, отпивая свежезаваренного кофе и смоля последнюю из сигарет, завтра придётся закупиться. - Главное не привыкнуть."
В холодильнике шаром покати, приходится лечь голодным, но это его не особо расстраивает - так даже полезнее. С дивана ему виден край кровати в соседней комнате, Дэвид спит смирно, не ворочаясь. Так Харт и засыпает, бдительно следя за подопечным; сегодня был длинный день и ему тоже необходимо набраться сил перед сложными трудовыми буднями.

+6

10

Дэвиду не стыдно. Прямо сейчас ему очень даже хорошо. В машине уютно. Мягко укачивает. А рядом кто-то теплый и мягкий. Он бы провел так часов двадцать. И тогда уж точно был бы готов к новому марш-броску. Впрочем, пробуждение придет. И вот тогда ему станет стыдно. И смаковать сладкий сон не выйдет. Но это потом. А прямо сейчас он невольно доверяется случайному знакомому. Все равно сам думать уже не в состоянии.

Сингх не улавливает тот момент, когда он уже плетется к собственной двери. Он даже толком не просыпается. Воспаленный постоянным недосыпом мозг только фиксирует происходящее. Крыльцо. Лифт. Коридор. Звяканье ключей. Прихожая. Кровать. Боги, кровать... Дэвид даже тихо довольно стонет, опускаясь на подушки. На пару мгновений он почти приходит в себя. Видит размытое перед глазами пятно. Чувствует уверенные движения рукой. Даже бурчит под нос: "Не стоит...". Но когда сверху опускается одеяло, окончательно выключается. И спит так, как не спал уже очень долго. Без тревог и сновидений. Крепким мужским сном.

Дэвид впервые просыпает работу. Просто не может заставить себя подняться с постели. А когда все же продирает глаза - на часах уже десять. Он уже как два часа должен был быть в офисе. Вот жеж... Сингх вскакивает с кровати. Несется в ванную, где в армейские сроки приводит себя в полный порядок. Он вновь тот самый лощеный, одетый с иголочки капитан полиции. В те короткие пятнадцать минут, что он бреется, моется и одевается, он не думает о вчерашнем. Ему просто нужно скорее оказаться на работе. Там и обмозгует. Вот на что он надеется. Пока не оказывается в гостиной. В которой на диване спокойно сопит Хартли. В его квартире. Спит тот самый музыкант из бара. Он не просто посадил его в такси. Он довез его. Завел в дом. И... Дэвид стремительно краснеет. Потому что помнит, что проснулся в одних трусах. И ему становится нестерпимо стыдно прямо сейчас.

Сингх думает разбудить Хартли. Не очень хорошо оставлять его одного в чужом доме. Не потому что он переживает за свою коллекцию галстуков и жилетов. А просто потому, что это не очень хорошо. Он ходит вокруг спящего еще какое-то время. Но так и не решается коснуться плеча или хотя бы позвать. Он только оставляет записку возле кофеварки (и когда только достал? Из головы вылетело): "Прошу прощения за вчерашнее. Угощайтесь кофе. Когда будете уходить, просто захлопните дверь. Дэвид". Ничего другого просто не приходит на ум. И он трусливо убегает из дома, спеша спрятаться в спасительных стенах офиса.

Ему не работается. Мысли предательски крутятся вокруг сложившейся неловкой ситуации. Он понимает, что ему нужно принести извинения лично. Что он повел себя не очень хорошо. Заставил постороннего человека напрягаться. Тащить его на своем горбу в чужой дом. В Смоллвилле люди, конечно, и правда чересчур открыты и дружелюбны. Но Сингх уверен, что вот его ситуация - из ряда вон. Даже здесь. И он решается отправиться в бар этим вечером. Стоило сгладить негативное впечатление, что он произвел.

Дэвид стоит у входа в бар. Работалось из рук вон плохо, поэтому он задержался. Оставалось надеется, что Хартли ещё играет. Он дождется его, в этот раз действительно угостит, а после... Больше никогда сюда не придет. Серьезно. Никогда. Это и так уже слишком стыдно.
Проходит еще несколько минут. Сингх успевает выкурить сигарету. Но так и не заходит в бар. Пожалуй, ему нужно немного времени, чтобы решиться. И это не еще минута-другая. Это день-два. Когда тебе так неловко, вряд ли можно будет вести конструктивный диалог. Он может лишь усугубить впечатление недалекого и крайне неприятного типа. Поэтому он быстро приходит с собой к компромиссу. Он вернется. Когда будет уверен, что сможет открыто смотреть в глаза Хартли. И нет, он не хочет думать, почему это так важно. И почему нельзя просто про все это забыть. Выкинуть из головы и жить дальше. Об этом лучше даже не задумываться. Иначе после не выкинешь из головы, пока не дойдешь до чего-то совсем нехорошего.
Сингх поспешно уходит. Забегает по пути в небольшое кафе. И берет ужин на вынос. От сухпайка уже скоро все болеть начнет. Да и вообще ему нужно расслабиться. Уже свои стены. Горячий кофе. Горячий ужин. Новости на СNN. И вовремя лечь спать. Определенно. А обо всем другом он подумает завтра.

+5

11

Харт обожает спать! Если бы не работа, он бы спал сутками. Не то чтобы он не высыпается, просто не любит вставать поутру. Впрочем, как человек творческий, он очень часто делает себе поблажки. Вот и сегодня он спит до полудня и просыпается благостный, с улыбкой. Часто вы видите людей, просыпающихся в добром настроении? А вот Харт бывает добр по утрам, иногда даже слишком. Да и как не быть добрым, когда проснулся к 12-ти.
Диван достаточно мягкий и длинный, так что блондин умудряется выспаться и даже не отлежать бока. Потягиваясь, он гибко садится в своей кровати и осматривается. Только теперь вспоминает, что не дома, и чуть щурится.
- Дэвид?
Где там его вчерашняя проблема? Никто не отвечает, похоже, бородач свалил на работу. Вот же.. Гад. Мог бы и разбудить. Даже удивительно, что Харт не проснулся, когда тот собирался.
А, ну и ладно!
Выбираясь из-под пледа, флейтист неторопливо умывается и собирается, долго причесывается. У него лирическое настроение будто после бурной ночи, хотя ничего такого и подавно не случилось. Даже странно - но ему все равно хорошо. Показывая отражению в зеркале язык, Харт завязывает нехитрую косу и ползет на кухню взбодриться кофе, где находится записку, оставленную хозяином квартиры. Пару раз перечитывает и мысленно умиляется.
- Какой же ты забавный, - сообщает записке, неторопливо приканчивая горячий кофе.
Торопиться ему искренне не хочется, все равно уже опоздал. К тому же, это в его стиле: опоздать или вовсе не прийти. Все знают, что он здесь не для разведения крыс и подопытных собачек, так что смотрят сквозь пальцы.

В Кадмус он сегодня не идёт, потому что все это зверьё уже в печенках сидит; зато идёт в бар. Днем народа не много, Харт играет лениво и лирично, так что вскоре Джим машет на него рукой и отпускает восвояси - и так понятно, что работник из флейтиста сегодня так себе.
Так у него освобождается вечер. И внезапно Харт ума не приложит, чем заняться. Приходит в себя только возле дома, но ноги на автомате принесли к чужому подъезду. Вот же проблема..
Колеблется он не долго. Поднимается на нужный этаж и аккуратно трогает ручку, чтобы понять, заперто или нет, вернулся ли хозяин или все ещё на работе? Дверь легко открывается, внутри по-прежнему пусто. Как удачно, что он просто прикрыл дверь, когда уходил днём..
Поначалу он даже не знает, зачем он здесь. Ходит из угла в угол, допивает утренний кофе. Потом обнаруживает себя за коробками: здесь куча всего интересного! Вещей у Дэвида не много и копаться в них не очень интересно, а вот коробка с книгами и посудой вызывают у блондина больший интерес. Сперва он расставляет тарелки и кружки, тщательно все перемыв. Сушит кухонные тряпки и полотенца, натирает вилки и ложки, точит ножи подвернувшейся точилкой. Где-то среди прочего откапывает тостер и микроволновку, но последнюю никак не может приткнуть и оставляет до прихода хозяина.
У стены стоит большая продолговатая коробка. Харт долго ходит вокруг неё и, решаясь, все же открывает. Плазма! Не очень новая и не очень большая, но все же. Отлично. Ещё полчаса блондин бродит по дому и с дизайнерскими претензиями прикидывает, куда её можно повесить, однако дальнейшая возня склоняет его к мысли, что одному с таким заданием не справиться - и он оставляет бесплодные попытки.

Утомившись, Харт перетягивает коробку с книгами поближе к балконной двери и устраивается на полу, перебирая корешки. Он славно потрудился, кухня блестит и сияет, так что он даёт себе немного времени передохнуть. В квартире нет часов, поэтому сложно судить, сколько времени прошло; судя по темноте за окном, уже достаточно поздно.
Лениво перечитывая классические издания (у Дэвида обнаружился неплохой вкус в литературе), Харт перебирается на широкий подоконник с кружкой кофе, поближе к приоткрытой форточке, чтобы не закуривать и без того небольшую квартирку. Некоторые издания он уже перенёс в шкаф, но некоторые не удержался и оставил при себе, чтобы пролистать и освежить в памяти и заодно скоротать время до возвращения Дэвида. Харт вполне отдаёт себе отчёт, что встреча будет из неловких, но просто никак не может заставить себя уйти - и будь что будет.
"Если этот работун вообще сегодня вернётся, - ворчливо думает про себя. - С таким графиком неудивительно, что у тебя нет семьи, Дэвид."

+6

12

Чуйка у Дэвида превосходная. Годы службы в полиции дают о себе знать. Даже в подобном состоянии. Даже чертовски удрученный. Но он чувствует, что что-то не так еще в общем коридоре. Рефлекторно начинает ступать тише, медленнее. И пусть нет никаких предпосылок, но он крадется. Просто подсознательно знает, что нарушены границы его дома. И если он даже ошибся, лучше перебдеть, чем недобдеть. Старая полицейская поговорка. А Дэвид очень осторожный человек...

Сингх останавливается возле своей двери. И замечает, что она не заперта. Более того, мягкий свет пробивается из едва заметной щели. И Дэвид понимает - в доме кто-то есть. Не забрался и ушел. Нет. Все еще находится там. Чужое присутствие - невидимой тенью лежит на всей квартире. И Дэвид собирается выяснить, кто посмел вторгаться в его дом. И какого черта он тут забыл. Мысль о том, что это тот самый человек, которого он оставил тут утром, просто не приходит. Потому что Хартли давно ушел. Все малознакомые люди ушли бы. А если и нет, что почти невозможно, то не оставили бы дверь незапертой. Сам Дэвид ее точно захлопывал. И вариант напрашивается один - Хартли плохо прикрыл дверь. И кто-то ушлый забрался. Но явно не рассчитывая, что пробирается к капитану полиции. Какая глупая и неловкая ошибка...

Дэвид бесшумно открывает дверь. Ставит пакет с ужином у стены. И также тихо достает табельное оружие. Может, он и сидит в криминальной лаборатории, но нормативы и тренировки никто не отменял. Как и умение защитить себя и свой дом.
Сингх проверяет свою спальню. Ванную комнату. Даже зная и чувствуя, где притаился взломщик. Это мера предосторожности. Рефлексы из разряда "чисто, чисто". Чтобы вдруг потом не оказаться спиной к главным проблемам. Впрочем, сейчас они все же встретятся лицом к лицу. Стоит только податься к запаху сигарет...
- Замри! - Дэвид врывается в комнату и сразу же целится точно в цель. Точнее... Мужчина растерянно смотрит в не менее растерянные голубые глаза. Кончик сигареты замирает и подмигивает красным. Ситуация из неловкой стремительно обратилась в нелепую. Хартли здесь. Все еще в его доме. Сидит себе мирно на подоконнике и листает книгу. Закономерный вопрос - "какого черта?" застревает в горле. Чувство стыда за вчерашнее немного уравновешивается логичным внутренним протестом против такого бесцеремонного вторжения в личное пространство. Глаза, привыкшие сразу все подмечать, видят и раскрытые коробки, и отмытую кухню. Это неправильно, что посторонний человек лезет в твои личные вещи. Как и неправильно тыкать в него пистолетом, оставив утром одного без каких либо объяснений. Ладно. Пусть будет туше.

- Простите... Не ожидал, что вы еще здесь, - честно признается Дэвид и все же убирает пистолет обратно в кобуру. Неловко топчется и на пару мгновений исчезает в коридоре, чтобы вернуться с многострадальным пакетом.
- Не хотел вас напугать, - он выжидательно смотрит на блондина. В ответ ждет таких же объяснений, в чем такая задержка в его доме. Ну и что-то вроде "я тут решил прибраться на досуге...".  Разговор, к которому не был готов Дэвид неминуемо состоится сегодня. После небольших разъяснений и приглашения остаться на нехитрый ужин, состоящий из запеченного стейка, картофеля по-домашнему, теплых вафель и парочки бутылок пива. Ему бы этого хватило еще и на завтра, так что можно было похвалить себя за предусмотрительность. Хотя он и не рассчитывал на такой спонтанный вечер с флейлистом из бара...

+6

13

Тихий скрип половиц, шорох пластиковых пакетов.. Дэвид пыхтит из прихожей, будто триста паровозов.
Харт переворачивает страницу, силясь успеть дочитать главу до того, как этот ковбой ввалится в гостиную, наигравшись. Быть честным, флейтист прекрасно слышит и щелчок застежки на кобуре, и даже глухой "клац!" снятого предохранителя на оружие - наверняка табельном. Что там бородач себе возомнил? Что кто-то позарился на его неразобранные коробки в этой неприбранной дыре? Ха.
Несмотря на то, что все его рефлексы и навыки твердят об опасности, Харт остается неподвижен. И разыгрывает натуральный испуг, когда Дэвид, наконец, проверяет остальные комнаты и застает его "врасплох".
- Не убивай меня, - севшим голосом тихо просит, округлив глаза. Книга шлепается с колен на пол, разливать оставшийся кофе из кружки музыкант считает нецелесообразным. Просто он не любит убирать осколки, это всегда чревато порезами, поэтому цепко держит тару.
Дэвид, наконец, оценивает обстановку и убирает оружие. Надо же, и правда табелька. Кем это мы таким интересным работаем? Харт смотрит с любопытством, что умело замаскировано под удивление, чуть склоняет голову: полицейский? Не может быть, чтобы бородач оказался полицейским! С другой стороны.. Эта его околовоенная выправка и строгие костюмы.
Как знать.
"Угораздило же," - думает он про себя, пока осторожно сползает с подоконника и изображает слабость от испуга. А у кого из обывателей не задрожат колени при виде пистолета? Он помнит свое первое знакомство с чужим стволом - и приятных эмоций мало, сказать по правде, даже спустя столько лет.
- Может, перейдем на ты? После того, что было.., - Харт пугливо усмехается; не часто ему угрожают оружием. - Я тоже должен извиниться. Нужно было предупредить.
Он чуть пожимает плечами, изображая глубокое чувство вины. Но сделанного не воротить, он уже здесь - не убивать же его за это, право слово? Усилием воли беря себя в руки (это он тоже умело симулирует), флейтист присоединяется к копошению в пакетах - и вскоре нехитрый ужин источает соблазнительные запахи с кухонного стола.
- Выглядит аппетитно, - вспоминая, что пропустил обед, честно признается Харт. - Здорово, что ты захватил продукты. В холодильнике пусто.
Вспоминая, что до сих пор не оправдал свое присутствие в чужой квартире, он с ложной скромностью шаркает ножкой, потупив ясный взгляд.
- О, я здесь случайно.. Я ушел с утра, а вечером ноги сами принесли. Я живу здесь неподалеку, в соседнем подъезде, - скороговоркой объясняется, а сам достает вилки и ножи на двоих. - Не мог вспомнить, захлопнул ли дверь. Вернулся проверить, дверь была до сих пор не заперта - и я испугался, что могло что-то пропасть. Это ведь по моей вине! Я решил дождаться твоего возвращения, чтобы проверить все вместе (если виновен - готов понести наказание), а пока вымыл чашки и расставил тарелки.. Надеюсь, ты не против?
Харт посмотрел в лицо напротив чистым, невинным взглядом. Никому в голову не придет злиться на подобного человека. Им управляли исключительно чистые помыслы, глаза были бесхитростны; разве можно злиться на ребенка или, скажем, дурачка? Флейтист был чем-то средним между; простой наивный парень, по доброте душевной помогающий всякому. Такие встречаются редко, но все же встречаются. Особенно в таком захолустье, как Смоллвилль, разве нет?

Отодвигая стул, Харт первым усаживается за стол, продолжая смотреть своим добрым, щенячьим взглядом. Он не кушал весь день, ходил на работу, а еще убирался по дому - разве можно выгнать его на темную улицу прямо сейчас? Никак нет. Нельзя. Неа.
- Давно не ел такой вкуснятины! - снова честно признается, потому что в последние дни рацион его состоял исключительно из сигарет и выпивки. Дэвид принес что-то божественное, во рту революция вкусовых рецепторов. Зажмуриваясь, блондин изображает натуральный восторг.
Пока они ужинают, Харт неторопливо рассказывает, куда поставил книги, как расположил тарелки и берет слово с бородача следить за порядком. Иначе ему придется вернуться и все повторить.
- О, кстати, - вспоминая, щелкает пальцами. - Тебе нужно подключить плазму. Я не смог.. Но выбрал местечко напротив гостевого дивана. Поверь, это лучшее место для телека!
Харт откинул косу за плечо.
- Я, сказать по правде, немного дизайнер, - и он заговорщицки подмигивает. - А ты? Не припомню, чтобы видел кого-то из соседей с пистолетом. Уверен, что имеешь право его носить? Слышал, на это нужно разрешение.
Он рассуждает, как обыватель, не знакомый с проблемами ношения оружия взаправду, насмотревшийся телека. Но на то и расчет, иначе какой из него шпион?

+7

14

Дэвид не мог себя представить в такой ситуации. Никогда. Он из тех людей, которые не заводят случайных знакомств. Или приглашают остаться на ужин человека, которого почти не знает. При этом ощущая странную смесь эмоций. Недовольства давно нет. Осталось чувство вины и почему-то смущения. Сингх чувствует себя не в своей тарелке. Хоть и старается этого не показать.
- Да, конечно... И мне правда жаль, - Дэвид хотел бы снять кобуру и отложить. Но не может при постороннем. Просто правило. Табельное должно быть при нем. Особенно, когда рядом третье лицо. Хотя Хартли вряд ли это по душе. Нужно будет уже распаковать свой сейф. Смоллвилль оказался богат на сюрпризы...

Сингх не особо улавливает момент, когда Хартли уже раскладывает ужин. Деловито помогает расставлять коробочки. Достает тарелки и сервирует стол. Он так легко вписывается в обстановку, что это кажется нормой. Дэвид только растерянно наблюдает. И даже как-то виновато разводит руками. Руки до наполнения холодильника просто не доходят. Хотя... Почему он вообще чувствует за это неловкость? Этот парень и правда вносит смятение в его новую жизнь. Всего за две встречи.
- Так значит, мы соседи? - уточняет Сингх, усаживаясь за стол следом за Хартли. Открывает пиво и протягивает ему одну бутылку. - Спасибо, что вернулся проверить. И...нет, все в порядке. Просто не ожидал здесь кого-то увидеть.
Сингх неожиданно понимает, что все действительно в порядке. Хартли очень простой и бесхитростный парень. Смотрит обеспокоено своими небесными глазами. Он не хотел ничего плохого. Думал помочь новичку в городе. Дэвид не может злиться на подобное. Просто он не привык к такому отношению. Вот и все. В мегаполисе так не принято. Там нельзя прийти даже к другу без звонка. Стоило понимать, что здесь все друг друга знают. И даже к приезжим относятся открыто и дружелюбно. Кажется, с жизнью затворника здесь будет не так легко...

Дэвид отпивает пива и неспешно принимается за ужин. Он не знает, о чем заводить разговор. Но Хартли справляется за обоих. Деловито рассказывает о том, как все разложил. Даже строго требует порядка. Грозит повторным визитом. Сингх тихо хмыкает. Он понимает, что не против его повторного прихода. Как бы не противоречило его изначальным планам. Да и обещает он не особо уверенно. Кто знает, когда он доберется домой в следующий раз? Честно говоря, новый знакомый неслабо подсобил с разбором нескольких коробок. Стоило его поблагодарить...
- Да я особо не смотрю телевизор, - признается Дэвид, заканчивая с ужином и откидываясь на спинку стула. Он неспешно добивает свое пиво, поглядывая на плазму. Устанавливать все равно придется. Но явно не сейчас. Когда все же выдастся свободная минута. И все остальное окажется уже на своих местах.

- Значит, ты и музыкант, и дизайнер? - уточняет Дэвид. Сам он чертовски далек от людей искусства. Пожалуй, он даже впервые с таковым общается. - Я директор новой криминальной лаборатории в Смоллвилле. Так что не просто могу, но и обязан.
Сингх не делает тайны из своей профессии. Ему это даже на ум не приходит. Он же не ЦРУшник. Обычный полицейский. Капитан. Такое не скрывают.
- Переехал по долгу службы. А ты? - Дэвид удивлен, что такой интересный молодой человек забыл в таком городе. Что тут делать музыканту и дизайнеру? Разве что тоже есть свои причины. Сингх не собирается настаивать, если Хартли не захочет говорить. Чужие тайны он предпочитает выяснять только на работе. И те исключительно в профессиональном плане.

+6

15

Хартли холерик, ему очень тяжело оставаться на одном месте. Ему постоянно хочется ходить, трогать, показывать или рассказывать. Жажда деятельности внутри него кипит, ему необходимо время от времени (часто!) выплескивать энергию в пространство или на окружающих; пожалуй, именно поэтому он работает в баре, чтобы удовлетворять свои потребности в общении и творчестве.
Но даже когда он пытается создать образ доброго, благостного и спокойного парня, как сейчас, такого домашнего и семейного, он все равно иногда ерзает по креслу, перебирает ногами и руками, отчего то и дело касается оппонента (извини, задел локтем! прости, ноги длинные! ох, это ничего, что я размещу здесь свое бренное тело?), что создает неловкие ситуации - но у кого таких не бывало? Не так вытянул ногу, не так приземлил локоть.. Все в пределах нормы. К тому же, раз бородач до сих пор не вскочил из-за стола в расстроенных чувствах, подвижность гостя ему не мешает.
"Славно," - думает блондин про себя и мысленно улыбается широко, будто чеширская кошка. Это очень, очень хорошо! Дэвид создает впечатление человека медлительного и вдумчивого, и Хартли ощущает себя полной противоположностью; таким сложно - и в то же время удобно вместе. Впрочем, здесь стоит подумать, с какой стороны вернее зайти к мужчине в доверие, изображая домашнюю невинность или все же задорного деятеля? Станет виднее в ходе изучения выбранной цели. Одного нельзя было отрицать: флейтист уже вошел в зону комфорта жертвы, а этого дорогого стоило.
"Всего две встречи - и он уже рад тебя видеть," - хвалит себя мысленно. От цепкого взгляда не укрывается тот факт, что бородач заметно расслабляется за время ужина; поначалу он был зол и недоверчив, ему откровенно не понравилось вторжение на свою частную территорию, но теперь его взгляд блестит, кажется, мужчина даже не против разобранных коробок. Тем лучше для него, потому что отступать Харт не собирается.
"Еще немного, и можно будет переходить ко второй части плана."
На самом деле, нет никакого плана, а второй части - и подавно. И все же ему привычнее так думать; так кажется понадежнее. К тому же, у такого, как Харт, всегда имеется налаженная схема действия, которая работает безотказно. Пока он импровизирует, но в случае затруднений всегда можно прибегнуть к надежным методам воздействия - и добиться своего. Просто.. не так скоро. Ему не хочется спешить в этот раз и тупо "продавливать" цель отработанными способами; ему скучно и хочется новенького.

- Да, точно соседи. Мой - третий подъезд, это сразу за аркой в доме, - послушно поддерживает разговор. В остальное время Дэвид достаточно молчалив, но Харту и не нужно его участие; ему достаточно видеть, как сытный ужин и холодное пиво расслабляют оппонента, тем самым делая его уязвимым и открытым к сладкоголосым речам. - 113 квартира, пятый этаж, чудесный вид во двор.
Он послушно перенимает банку с пивом, хотя в обычное время предпочитает содовую.
- Будет время, заскакивай, - ничего незначащей фразой, граничащей с бытовой вежливостью, приглашает. И точно знает, что теперь эта мысль будет в голове бородача. Даже если тот никогда не захочет прийти в гости. Но, может статься, однажды ему просто некуда будет идти - и ноги принесут его к двери блондина на автомате. В этой жизни всякое может случиться. Дэвиду может быть грустно или одиноко, и тогда его подсознание услужливо подскажет варианты.
"Не гони лошадей, - мысленно одергивает сам себя. - Сперва прибери компромат, прежде чем приглашать полицая в дом."
Кстати, о полиции.
- Фью! - без притворства тянет. - Директор? Криминальной лаборатории? В жизни не слышал ничего круче!
О, Харт удивлен. На самом деле. Целый директор КЛК. Непростая рыбка в его сетях; непростая и опасная. Остановись прямо сейчас, Хартли, рекомендует внутренний голос. Остановись, пока один из вас не пострадал.
С его образом жизни и полученным заданием - лучше держаться от таких, как Дэвид, подальше. И все же.. Он мотылек. Его тянет на свет, даже если тот может опалить.
"Это может получиться забавным." Голос в его голове по-прежнему улыбается.

Мигом делаясь более заинтересованным, флейтист подпирает щеки ладонями и превращается во внимание. Его интерес неподделен, к тому же - так бы повел себя любой обыватель, особенно тот дурачок, которым он прикидывается.
- Расскажи мне еще! Должно быть, это ужасно интересно!
Таким глазам не отказывают, Хартли старается изо всех сил, чтобы Дэвид ощутил себя мастером ораторского искусства и самой интересной личностью в мире; это точно должно сподвигнуть его к более подробным рассказам о своей персоне.
- Как ты выбрал такую профессию? Как оказался в этом захолустье? Почему переехал из большого города - там же цивилизация! И.. не скучно тебе здесь? График работы у тебя что надо.
Ненавязчиво подсказывая интересные вопросы, теребит пальцами свою косу, то расплетая, то заплетая ее. Рассказывать о себе ему не хотелось, к тому же эта его (придуманная) история была не так интересна. Иногда Харт поглядывает на плазму и неторопливо варит в голове план, как заставить бородача подвесить телек именно в том месте, что он выбрал. Дэвид заметно вымотан за рабочий день, маловероятно, что он возьмется за дрель этим же вечером; впрочем, если постараться, можно "построить" здесь свои порядки гораздо быстрее, чем планировалось.
- У меня все не так весело. Я просто.. переехал, - улыбается в конце, отодвигая баночку так и не допитого пива. - Иногда случается так, что твой талант не востребован в большом городе. И тогда гений ищет признания где-то подальше от шумных проспектов. И дальше. И еще немного дальше - и вот он я здесь.
Харт смеется, отмахиваясь ладонью - мол, не принимай всерьез, - и первым поднимается из-за стола. Игры играми, но пора и честь знать, иначе в следующий раз Дэвид его на порог не пустит.
- Вижу, вы с кобурой устали и жаждете избавиться друг от друга. Что же, не смею вас задерживать, - он шутливо кланяется и расшаркивается, засидевшись на одном месте, поэтому активен и эмоционален. - Не забудь подвесить телек. Вот тут. Не перепутай. Бесплатный совет, обычно я беру за это деньги.

Отредактировано Hartley Rathaway (10.03.2016 14:03:56)

+7

16

Дэвид - флегматик. Несмотря на свою работу, которая порой требует оперативности и даже поспешности, он предпочитает все делать с толком, с чувством, с расстановкой. А порой он даже слишком неспешен. Вот как сейчас. Когда свои стены, горячий ужин, холодное пиво и приятная компания сделали свое дело. Он даже не сразу реагирует на случайные прикосновения. Молодой человек напротив него постоянно двигается. Он говорит, улыбается, распахивает глаза или заинтересованно прищуривается. Касается волос, поправляет светлые пряди, одергивает ворот кофты, ерзает на стуле. Сингх не особо обращает на это внимания. По долгу службы он чаще всего с такими и сталкивался. Жажда деятельности у оперативников и тех, кого они ловят, пугающе похожа. Кажется, люди творчества из их числа. Поэтому Дэвид просто машет ладонью - ничего страшного. Не стоит каждый раз извиняться. Тем более совершенно ничего не замечает за подобными случайностями. Последнее, о чем бы он подумал, что все это могло быть нарочно. Нет и нет. Такой мысли действительно не возникает в его чересчур серьезной голове.

Зато возникает другая - жаль, что они соседи. Несмотря на все дружелюбие и открытость Хартли, очень жаль. Дэвиду было бы проще не знать, где точно он живет. Потому что эта информация теперь прочно засядет у него в голове. Пусть он и бежал от себя и других, но его неправильная натура осталась прежней. И глубоко внутри он понимает, что считает этого молодого человека привлекательным. И не только... Он действительно обаятельный и очень легкий на общение. Очаровательно наивен и также очаровательно улыбчив. В такого влюбиться - как отпечатки пальцев расшифровать. Труда не составит. И Сингх точно знает одно - им бы пореже встречаться. И уж тем более не жить в одном доме. Он сюда переехал для того, чтобы забыть о подобных глупостях. А не находить новых поводов посыпать голову пеплом о собственной несуразности. Не то чтобы он хотел бы прекратить общение полностью. Но свести их к контролируемым встречам - самое то. Все, что хочет Дэвид в принципе - это контролировать свою жизнь и себя самого. И тем более все окружающие его обстоятельства. С того дня в баре выходило не очень... Да и складывалось так себе. Особенно, когда он поспешно кивнул, давая понять, что запомнил. И адрес, и приглашение. Осталось поставить себе мысленную галочку - никогда им не воспользоваться. Приятели вполне себе могут встречаться только в барах. Верно?
- В общем-то... ничего особенного, - немного задумчиво отвечает. Слишком увлекся собственными размышлениями, а потому теперь старательно возвращается в бренный мир. Даже чуть хмурится и постукивает кончиком пальца по столешницы. Он всегда так делает, когда собирает свои мысли обратно в кучку. - Никакой романтики. С детства хотел служить. Закончил полицейскую академию, и дослужился до своей небольшой лаборатории. И ненормированного графика, да.
Дэвид едва слышно смеется. Вряд ли это звучит мечтой любого криминалиста - оказаться в заднице мира, но зато директором. Но для самого Сингха лучше и не придумаешь. Должность есть. Денег тоже достаточно. А небольшой социум, который вынуждает придерживаться выбранной линии поведения - так вообще как под заказ. И даже пусть в его словах чувствуется недосказанность, но это нормально. Истинные мотивы, почему он здесь, Дэвид оставит при себе. Никто не будет делиться сокровенным с малознакомым человеком. Даже если тот смотрит совершенно обезоруживающим взглядом голубых глаз. У Сингха есть выдержка. И он только улыбается уголками губ.

В истории Хартли тоже мало романтики. Талантливый музыкант, не нашедший призвания на большой сцене. Такие мальчишка, желающие найти славу и призвание, съезжаются в большие города со всех уголков страны. Глупые - остаются и прожигают свою жизнь ни за что. Умные - уезжают и строят карьеру, оставляя музыку как хобби и отдушину. По скромному мнению Дэвида, блондин поступил благоразумно. Лучше быть королем в деревне, чем никем в городе. Старая, но правдивая истина.
- Лучший из вариантов. Большой город не для всех, - добавляет Дэвид. И по интонации понятно - и не для него. Но в этом нет совершенно ничего плохого. И уж точно никаких грустных историй и разбитых человеческих судеб. Все с точностью до наоборот. Странно, но Сингх уверен, что молодой человек поймет его совершенно верно. Тем более, что выглядит все таким же беспечным. Возможно, его тоже ничуть не расстраивает, что судьба закинула в Смоллвилль. Здесь и правда не так уж плохо. Если пообжиться.

За Хартли достаточно сложно успеть. Дэвид еще собирается предложить по чашку чая, но тот уже едва ли не в коридоре. Он перетекает по квартире, двигается быстро и бесшумно, даже Сингху нелегко уследить. Остается только поспешно подняться следом и неловко кивнуть. Уговаривать его остаться еще ненадолго очень глупо и неправильно. Хотя на пару мгновений Дэвиду кажется, что именно этим он сейчас и займется. Но он вовремя берет себя в руки. Впрочем, как и всегда.
- Спасибо за хорошую компанию, Хартли, - протягивает руку и аккуратно пожимает тонкую ладонь. Ему всегда казалось, что у музыканты очень хрупкие, а оттого крепкое рукопожатие в ответ приятно удивляет. И заставляет снова тихо улыбнуться. - И спасибо за совет. Телевизор будет висеть здесь. А, чуть не забыл...
Дэвид поспешно возвращается на кухню и подхватывает коробку с вафлями. Вроде как знак благодарности. И за коробки, и за совет. И за вчерашнее. Да, Сингх еще не забыл. И где-то в подсознании ему все еще чертовски стыдно.
- Еще теплые. К чаю, - передает ему угощение и повторно прощается. А когда закрывает за молодым человеком дверь, то чувствует себя чертовски странно. Квартира больше не кажется таким уж перевалочным пунктом. От звука голосов и чужого присутствия он ожил. Вроде как не ночлежка, а действительно почти... дом. Да и две тарелки на столе, два столовых прибора и открытые пивные банки. Сингх почему-то усмехается, когда действительно стягивает с себя кобуру и аккуратно кладет на тумбочку. Наверное, все это не очень хорошо. Но он как раз в том самом моменте, когда думать о чем-то слишком рано. Можно просто завершить приятный вечер горячей ванной, очередной серией любимого сериала и... да. Повешенным в том самом месте телевизоре. В конце концов, и правда чертовски удачное место...

+5

17

Получив в довесок к прекрасным посиделкам горячие вафли, Харт в самом деле уходит. И считает такое завершение вечера правильным - покуда не доходит до своей квартиры. Здесь ему одиноко и не так весело, он ходит из угла в угол и никак не может найти себе занятие. Может, стоит лечь спать? Но сонливости ни в одном глазу.
Харт напоминает себе, что обещал не пугать мужчину навязчивым вниманием. И все равно меняет своё решение почти сразу, едва остаётся один. Ему хочется слушать эти сухие истории ещё. Возиться среди неразобранный коробок. Ловить смущённый настороженный взгляд полицейского. Все это выглядит забавной игрой, начав которую уже сложно остановиться. И флейтист ловит себя на том, что "подсел" уже с первых же мгновений; ему хочется продолжать ещё и ещё, покуда терпение одного из них не лопнет. И - увы! - скорее всего он сам не станет первым; ход за Дэвидом. Но покуда тот не погнал нового знакомого метлой, стоило попытать счастья.

Харт недолго возится, легенда сочиняется сама. Перекрыв все вентили по стояку, какие только смог найти, он с очень виноватым видом возвращается. Смущённо мнется на пороге, прижимая к груди коробку с остывшими вафлями. Маловероятно, что Дэвид будет рад его видеть, но Харт обожает риск.
"В крайнем случае, я всегда могу вернуться в исходную точку," - утешает он себя и жмёт на звонок.

Выжидает.

И лишь стоит двери распахнуться, активно делится:
- У меня отключили горячую воду! Вот беда. Соседний подъезд, а столько неприятностей.
Проталкивается в прихожую, потеснив растерянного хозяина.
- Принес вафли! - жизнерадостно утешает, забавно сочетая повинный взгляд и позитивный тон голоса. - Надеюсь, пустишь меня на полчаса в свою ванную? Я не долго.
Умильное выражение лица сочетает в себе десяток эмоций. Прости, что навязываюсь. Надеюсь, потерпишь ещё немного. Мне так жаль, но это необходимость. Кроме тебя мне не к кому пойти. И ещё куча самых разных, что должны действовать на любого мужчину безотказно!
Да и потом, они вроде как условно сдружились. Не выставит же Дэвид его за порог? Да у него совести не хватит!
К тому же, это совершенная малость - пустить приятеля в свою ванную комнату. Даже разговорами развлекать не придётся, гость просто поплещется под водой и уйдёт.
К слову, уходить после Харт не собирается. Ему безумно хочется повторить вчерашний вечер и остаться здесь на ночь, только он ещё не придумал план, чтобы задержаться. Может быть, в конце концов все решится само собой? Ему достаточно часто везёт, так что - была не была!

+7

18

Дэвид чертовски устал. Открытие новой криминальной лаборатории съедает кучу времени и сил. Но дело не только в этом. Он немного выбит из колеи. Неожиданным знакомством. Собственной реакцией. И столь быстрым сближением. Нет, он не думает о чем-то... не таком. Скорее удивлен собственной сменой установок. Ехал сюда быть самым настоящим затворником. А теперь ужинает с приятным молодым человеком в своем доме. Ведет легкие беседы, распивает пиво и позволяет копошиться в своих коробках. Он точно где-то повернул не туда. И, что самое странное, он не ругает себя за это. Он действительно просто немного выбит из колеи. Сингх настроен держать дистанцию. Ради себя и Хартли. Но он совершенно точно не собирается обрывать появившуюся связь. Это он понимал и даже принимал. Дэвид порой умел глядеть правде в лицо. И пока он совершенно точно не видел ничего особо плохого в редком дружеском общении. В конце концов, человек - тварь социальная. Как любил поговаривать их профессор криминологии в Академии. Трудно спорить... особенно с возрастом.

Дэвид забирается под горячий душ. И долго стоит, позволяя воде хоть немного снять усталость. Ему чертовски хочется заползти в кровать. Отрубиться и поспать хотя бы часов в пять. И проснуться самому, а не по экстренному звонку. Он прекрасно понимает, что хочет слишком многого. И что наверняка придется поспешно вставать и нестись в офис, забыв не то что про завтрак, про чашку кофе. А потому он позволяет себе передохнуть сейчас. Мышцы расслабляются под чересчур горячей водой, и только когда уже начинает обжигать, Сингх выбирается из ванны. Быть честным, ему лень даже хорошенько обтереться. Поэтому он оставляет за собой мокрые следы, когда направляется на кухню. На верхней полке спрятана пачка сигарет. Он сделает пару затяжек и увалится в объятия Морфея. Но он успевает лишь прикурить, когда в дверь вновь раздается звонок. Дэвид удивленно смотрит на дверь, будто так может разглядеть, кто за ней притаился. Кто может прийти в такое время? У него здесь определенно нет товарищей, способных завалиться к нему домой на ночь глядя. У него здесь вообще нет товарищей...
Сингх подхватывает по пути из ванной полотенце, поспешно оборачивает вокруг бедер. Смахивает мокрый завиток волос со лба и широким жестом распахивает дверь. Он не боится внезапного вторжения преступников. Не в Смоллвилле. Не в собственный дом. Но как только видит, кто стоит на пороге, уговаривает себя в следующий раз смотреть в глазок. А после одеваться. Прямо таки за правило взять со всеми этими внезапностями. Не открывать дверь, находясь в столь неподобающем виде. И, пожалуй, больше не оставлять за собой лужи после ванной. Как оказалось, могут возникнуть гости. И станет еще более неловко.

- Отключили воду, - зачем-то повторяет следом. Закрывает дверь и старательно заглаживает одной рукой мокрые волосы. Во второй все еще дымится сигарета. Рядом с одетым Хартли он чувствует себя почти голым. А потому для него проще поскорее согласиться, чем начать диалог. Ну там - позвони в круглосуточную службу. Я уже не ждал гостей. Я собирался лечь спать. Все это разбивается не только о собственный жалкий вид. Но и о непередаваемом взгляде напротив. Да уж, такому точно не отказывают. Да и... жалко ему что ли? Соседи, как никак... В конце концов, если у Дэвида отключат воду, он тоже пойдет к блондину. Скорее всего. Возможно...
- Да, конечно... - все еще немного заторможенно соглашается. Протискивается мимо обратно на кухню. Бросает бычок прямо в раковину, а после упирает руки в бока и зачем-то осматривается. Полотенце предательски немного съезжает, но бравый полицейский вовремя его подхватывает. Точно, полотенце! Вот зачем он приперся сюда. - Вот... не все еще успел достать.
Из ближайшей коробки жестом фокусника вынимается еще упакованное полотенце. Дэвид протягивает вновь неожиданному гостю, показывает в ванной, где что стоит, а после интеллигентно исчезает. И тут же прячется в комнате, где натягивает домашние штаны и футболку - вот теперь ему спокойнее. И не так неловко. Хотя, ощущения немного странные - в его душе моется блондин из бара. Прямо таки начало нехорошей истории... О которой не стоит думать. Он просто проявляет соседское радушие. В Смоллвилле вон они все такие... Дружелюбные и открытые. Да уж. Дэвиду здесь будет не просто.

Сингх какое-то время еще шатается по квартире. Но когда понимает, что душ у Хартли и правда займет не менее получаса, дает себе немного времени на отдохнуть. Ложиться прямо поверх пледа и прикрывает глаза. Он не собирается спать. Он даже притащил с собой книгу. Но вместо этого мгновенно проваливается в сон, как только голова касается подушки. И назавтра ему снова будет очень стыдно. Но прямо сейчас он спит слишком крепко, чтобы мучиться угрызениями совести. И потом... Хартли здесь не впервые. Захлопнет дверь за собой. А завтра Дэвид извинится. Снова.

+6

19

Как Харт и думал, Дэвид не сильно обрадован виду соседа. Бородач растерян и не собирается торопиться пропустить недавнего гостя обратно, и если бы не напористость флейтиста - топтаться бы ему на пороге и дальше.
- Я не задержусь надолго. Спасибо! - очень искренне щебечет Харт, легко проникая в квартиру и запирая за собой дверь. Скидывает обувь - и его уже не выдворить назад.
Завершив первый этап плана - проникнуть в квартиру - Харт приступает ко второму. Нужно закрепить позиции и убедить хозяина дома, что все это нелепая случайность, но вместо этого блондин, наконец, фокусирует взгляд на виде полицейского и медленно тает. Влажные каштановые волосы курчавятся от впитанной воды лишь сильнее, крепкие смуглые плечи блестят от капелек воды, широкая грудь усеяна темными волосками, которые наверняка просто созданы для того, чтобы зарываться в них пальцами.
Прикусывая нижнюю губу, Харт пытается взять себя в руки. Не время отвлекаться, не время отвлекаться! Пока ещё очень рано думать о том, как бы он сорвал мешающее полотенце с этих узких бёдер и с жаром бы отдался.
- А? - с трудом приходя в себя, он пару раз моргает на предлагаемое полотенце. Кажется, он что-то пропустил, но так даже лучше и Дэвид сам все решил. - Д-да, благодарю. Я постараюсь побыстрее.
Похоже, они оба немного растеряны. Харт впечатлён видами и окончательно потерял связь с реальностью, а бородач в принципе не очень хорошо социально адаптирован. Но даже в таких условиях все проходит удачно; и вот Харт уже стоит в ванной, осматривая свои владения. А в том, что это уже (или очень скоро) станет его собственностью, он не сомневается.

Моется блондин долго. Не потому что ему в самом деле требуется столько времени, а потому что просто его тянет. Сам не знает, на что рассчитывает, но пытается продумать план. У него очень много идей для того, чтобы остаться, но некоторые слишком смелые, некоторые чересчур преждевременные, а некоторые откровенно безрассудны. И с таким положением дел Харт остаётся почти безоружен. Но не совсем. Его природная хитрость все ещё при нём.
Горячий душ благостно влияет на его настроения. Использовав на себя большинство пузырьков, что нашёл, хотя их было неприлично мало, блондин лениво покидает ванную комнату и готовится отовраться о плохом самочувствии и сложном дне, но..
Не приходится.
Дэвид уже спит, и некому запретить проныре остаться в этом доме. Он с утра не прибрал за собой диван, так что остаётся прямо там же. Забирается под одеяло и хорошенько укутывается, чтобы сохранить тепло после душа. Ему уютно и приятно, отсюда он видит край кровати бородача и непродолжительное время наблюдает за беспокойными сном оппонента. Вскоре тот стихает и спит уже более глубоко, Харт тоже начинает клевать носом и очень скоро сползает на подушки. Сегодня ему повезло, но не обязательно также повезёт и завтра. Ему нужен план, но сейчас так хочется спать, что он просто оставляет все на самотёк. Авось все и получится, как надо.

***
С утра он просыпается последним, как и в прошлый раз - как и в любой последующий. Дэвид уходит тихо и почти каждый раз оставляет ему извиняющуюся записку возле кофеварки. Харт ленится до полудня, лениво завтракает и уползает на работу, не прибирая своё импровизированное спальное место и не запирая дверь.
Вечером он возвращается первым и понемногу разбирает коробки. Дэвид поначалу словно бы всякий раз удивляется, возвращаясь, но после перестаёт. Вместе они вешают плазму, подключают микроволновку и посудомоечную машинку, настраивают антенну и располагают кучу пузырьков с мылом, кремом и прочими полезными мазнями между кухней, спальней и ванной комнатой. Иногда Дэвид развозит бардак, так что приходится за ним убирать; за это он моет по вечерам посуду и даже приносит еды.
Возвращается Дэвид неизменно поздно. Он очень устаёт на работе, поэтому засыпает раньше, чем Харт выйдет из душевой, и уже не может прогнать его. Так что Харт остаётся сегодня, завтра и послезавтра тоже. После недели совместного быта ему даже не приходится придумывать оправданий, так что он забивает на свой сложный план; все и без вранья сложилось крайне удачно.
Как-то так складывается само собой, и они начинают жить вместе.
Вместе не так скучно и не так одиноко. Постепенно Харт перетаскивает в соседнюю квартиру нужные вещи, свои любимые крема и даже расческу с щеткой, и считает на этом второй этап плана выполненным.
Третий этап более сложный, но как перебраться в кровать нервного соседа он пока не представляет. Просто поправляет по вечерам на беспокойно мечущемся в кровати мужчине одеяло, иногда сидит рядом, иногда лежит, дочитывая книжку. Но никогда не остаётся поспать, находя в этом свою изюминку. Он мог бы переспать с кем угодно, только захоти, но с Дэвидом не торопился. Эти медленные, непонятные отношения поддерживали его в тонусе и волновали, заставляли всякий раз гадать о том и об этом. Все происходящее было крайне необычно и непривычно для Хартли, так что он ощущал постоянный приток адреналина. И ему это нравилось.

В очередной раз с ногами забираясь в чужую постель, Харт откинулся на одеяло спиной, а ноги задрал на подушки, держа книгу перед собой. В последнее время Дэвид почти не обращал внимания на его вольности, так что блондин не сильно себя ограничивал.
- Ты знал, что Достоевский написал свой роман "Игрок" всего за 21 день? - перелистывал страницу за страницей, вполголоса протянул. Дэвид корпел над какими-то отчетными бумажками и выглядел забавно, но утомлённо, скоро пора было отправить его в постель. - Но только благодаря работе со своей будущей женой. Правда, очень романтично?
Сладко вздохнув, он прижал книгу к груди, будто она была тем самым подтверждением вечной романтике между великим писателем и его женой, а после перевел взгляд на своего бородача.
- Какая самая романтичная история была в твоей жизни? - перевернувшись на живот, он подполз ближе к мужчине, игриво заглядывая в глаза. - Брось свою работу и расскажи! Мне скучно, Дэвид. Завтра доработаешь, удели немного времени и мне?

+7

20

У таких людей, как Дэвид, почти не бывает случайностей. Жизнь имеет вполне определенные цели. А когда что-то идет не по плану, корректировка помогает свернуть на верный путь. Отсюда отсутствие грязных историй, случайного секса и друзей с улицы. Каждый человек рядом - проверенный и оказавшийся рядом по стечению обстоятельств. Не случайно, не вдруг. У Дэвида были друзья. Университетские товарищи, с которыми он был знаком не один год. И он точно мог сказать одно - никакие отношения в его жизни не начинались подобным образом.

Утром Сингх вновь чувствует себя виновато. И неловко в собственном доме. Поэтому спешит вернуться на работу, хотя она ему уже снится. Он снова оставляет нового знакомого в своем доме. И почему-то снова не ожидает увидеть его вечером. И снова, и снова, и опять. Сначала Дэвид думает с ним поговорить. Объяснить, что он предпочитает в большинстве своем одинокие вечера. И особо не ищет в Смоллвилле дружбы. Но каждый раз Хартли умудрялся сбить настрой. То идеально расставленными книгами по криминологии. То потрясающим яблочным пирогом из местной забегаловки. Или безмятежной болтовней обо всем и ни о чем. Дэвид не улавливает тот момент, когда эти визиты перестают его откровенно напрягать. И когда он почти перестает особо задумываться над неправильностью всего происходящего. Просто начинает покупать ужин на двоих. Оставлять две чашки у кофейника. Делиться пеной для бритья и даже мириться с купленной картиной чего-то абстрактного. Чтобы разбавить "спартанскую обстановку".  Это выходит слишком просто. Впору повторно напрячься. Но пока не выходит. Дэвид намекает на личное пространство, когда Хартли впервые заползает в его кровать с книгой. Кажется, что он понимает... Но потом повторяет. Сингху не то что надоедает его прогонять, скорее он заключает договор с самим собой. Красивый юноша в кровати - не то, что стоит допускать, когда ты сам гей, старающийся загнать свою натуру поглубже. Но один только взгляд в наивные глаза, и подобные мысли кажутся оскорбительными. Хартли хороший человек и товарищ. Несмотря на разницу в их характерах. И Дэвид понимает, что хочет сохранить эти отношения. И уж точно не испортит их собственными неверными предпочтениями. Рядом с ним друг. А доверие друзей Сингх не предает.

Хартли вообще очень легко и просто вписывает себя в чужую жизнь. Он не надоедает. Он всегда словно отступает, когда понимает, что другому нужно побыть одному. Не мешает работать и уж точно не стесняет. И Дэвид очень быстро перестает раздражаться. Или неверно толковать его напористые действия. Все это кажется просто чрезмерным дружелюбием. На такое сложно злиться или отвечать недовольством. По крайней мере, самому Дэвиду...

Сингх не замечает еще одного. Что теперь почти каждый вечер (или ночь) начал возвращаться домой. Некоторая работа перекочевала вслед за ним. Отчеты, срочные анализы, заключения в суд... Пока штат был укомплектован не полностью, директору приходилось заниматься и такими делами. Но в кровати и с остывшим чаем на полу это казалось не таким обременительным. Да и чего греха таить... Хартли под боком дополнял эту картину уюта и домашнего спокойствия. Если бы еще не усталость, Сингх бы посчитал вечер особо удачным.
Подписывая очередной листок, Дэвид с силой потирает глаза. Он сбился со счета, сколько отчетов проверил и завизировал. Так что голос Хартли, старающегося немного его отвлечь, пришелся очень кстати. Хотя вопрос, несомненно, поставил в тупик. Романтичная история? Сингх далек от романтики. Даже сложно представить настолько. Единственные отношения в его жизни были сплошной ложью. И именно он был плохой стороной. Не очень красивая история офицера полиции. Таким не делятся. Такое стараются забыть. И больше никогда не повторять.

- С моими историями можно заскучать еще больше. У меня их просто нет.  - наконец отзывается. Задумчиво перелистывает пару страниц. Быть честным, история про писателя и правда трогательная. Но он в этом не признается. Только приподнимает папку и показывает парню. - Я из тех банальных мужчин, которые женаты на работе. Я выбрал ее по зову сердца. Это считается?
Дэвид мог бы добавить, что с его графиком любые отношения обречены на провал. Гипотетически, разумеется. Потому что заводить оных не собирался. А вот блондину наверняка было что рассказать. Но возвращать подобный вопрос казалось неловким.
- Я рациональный офицер. Совсем не человек творчества, - намекнула издалека. Если Хартли захочется, сам поделится. Даже просить не стоило. А если нет, то легко переведет тему. У него отлично подвешен язык. И порой им для диалога хватало его одного.  И Дэвида это вполне устраивало. Пожалуй...для него это было даже комфортно.

Отредактировано David Singh (26.03.2016 13:20:23)

+7

21

Как и ожидалось, романтических историй у Дэвида немного. Точнее, их совсем нет. Харт лишь вздыхает и смешливо щурится в лицо мужчины, пытаясь угадать, какой была его жизнь до Смоллвилля. В такую глушь переезжают либо по призванию, либо вынужденно; бородач, конечно, был копом по зову души, это ясно с первого взгляда, но маловероятно, что целью всей его жизни было затухнуть в деревенской периферии.
- Так скучно, мистер рациональный офицер, - беззлобно передразнивает и переворачивается на спину. Притыкается затылком в плечо полицейского и мечтательно жмурится, сочиняя свою историю на ходу: - Тогда послушай, как это бывает у нормальных людей.
Конечно, ничего из рассказанного с ним не случалось взаправду. Несмотря на свой сладкий вид, Хартли не такой уж и романтик - разве что по делу. А вот когда припечет (или папочка прикажет), он превращался в самого галантного ухажера на всей планете. Впрочем, по поводу Дэвида у него не было никаких приказов, так что вся инициатива была его собственной. И все же.. Ему безумно нравилась эта маленькая игра.

- Так не бывает, ты скажешь, - позитивно тянет блондин придуманную историю. И выглядит при этом до безобразия натурально, будто в самом деле вспоминает давно минувшие события.
Мне было лет четырнадцать, и как каждый подросток я мечтал встретить свою судьбу да побыстрее. И однажды, в минуту безделья, мне под руку попался карандаш и блокнот. И я начал рисовать, рисовать свой идеал – девушку своей мечты. Она была невысока, худощава и носила светлое легкое платье вместе с широкополой шляпкой.
Рисую я хорошо, так что через 20 минут передо мной красовалась та, в ком я видел свой идеал. Тогда я и представить себе не мог всю значимость этого художества.
Но вскоре блокнот был заброшен и позабыт вместе с моими мечтами.
Прошло время, много времени, мне исполнилось 20 лет. И тогда судьба начала дарить свои неожиданности. Сначала – спонтанный звонок сестры, и через два дня я впервые увидел Палермо Бич. Потом – парадоксальность нашего знакомства с Миной: ныряя с аквалангом я нашел деньги, на которые купил надувной матрас; затем морской ветер уносит этот матрас точно к морю в сторону маленького незаметного пляжа – излюбленного Миной места. Там, с помощью этого же матраса, мы и познакомились.
Но самое интересное произошло потом. Год спустя я разбирал свои старые вещи и нашел среди них тот самый блокнот. Открыв его, я поразился. С листка бумаги на меня смотрела та девушка. Она был точно такой, какой я ее увидел первый раз: загорелая, стройная, невысокая, в легком светлом платье и шляпке на берегу моря, она стояла и улыбалась мне. Всё совпадало до мелочей: та же одежда, тот же нос, те же глаза, даже цвет волос. В этот момент я понял, что иногда случаются в жизни такие события, значения которых мы понимаем не сразу; события, в которые, кажется, вмешалась сама судьба.

В завершении истории Харт романтично вздыхает, так чтобы Дэвид ему наверняка поверил. Но почти сразу смеется, не выдержав собственной серьезности.
- Эта история ничем не закончилась, увы. Может, не такая она и романтичная, - приподнимаясь на локтях, он снова оборачивается, так чтобы видеть лицо оппонента. - Но у меня есть другая. Однажды я снова рисовал, когда был молод; раньше я часто рисовал. И это был мужчина - незнакомец с чужим лицом и глубоким взглядом. Он был высокий и смуглый, с черными как смоль волосами, взъерошенной челкой, приподнятыми бровями и римским носом. Образ я решил дополнить лёгкой небритостью. И знаешь что?
Легко ткнув пальцем в нос полицейского, Харт соскочил с кровати и гибко потянулся.
- Я снова встретил нарисованного человека. Интересно, закончится ли это чем-то? - уже скорее себе под нос заканчивает, направляясь к кухне. Нужно было завершить уборку, сделать им к вечеру пару чашек какао и собрать для завтрашнего полдника продукты; с недавних пор он выдавал мистеру бородачу провизию из дома с собой, чтобы тот не забывал перекусить во время обеда.
Возясь с водой и тарелками, он непродолжительное время молчит, будто задумавшись о своем. А после вспоминает небольшую мелочь и морщится себе под нос. Конечно же! Завтрашний день - и у него есть планы.
- Я пойду погулять с сестрой после работы, - отклоняясь в сторону коридора, чтобы Дэвид мог услышать, кричит до комнаты. - Ничего, если мы посидим у тебя? Обещаю, она ничего не сломает!
Может, не стоило приводить Джейд сюда, но у Харта были свои причины. Например, ему хотелось, похвастать. Но дело было в том, что Джейд и без того всё рано или поздно пронюхает и решит испортить, так что лучше было предупредить несчастье.

Отредактировано Hartley Rathaway (12.04.2016 12:59:48)

+9

22

Да, он скучный. Дэвид знает это с детства. Но лучше так. С его наклонностями не хватало еще бешеного характера. Так что посчитает за комплимент. Даже тихо хмыкает и пожимает плечами. Что есть, то есть. И он с удовольствием послушает, как это бывает у нормальных людей. Хотя сам сомневается, что Хартли в полной мере тот самый нормальный человек. Музыкант. Дизайнер. У таких романтики на десяток жизни хватит. И подобных историй тоже. Они скорее почти две крайности. Но это даже любопытно. В конце концов, даже в дружбе противоположности притягиваются. Всегда интересно взглянуть на что угодно с другой точки зрения. Например, на отношения. Для Дэвида – это невозможное. Или наигранное и тяжелое. Хартли же и начинает - как мелодию подбирает. Это нечто особое. С налетом таинственности. И определенно знаком свыше. Как он и говорил – разные полюса.
Хартли не рассказывает. Слагает настоящую легенду. Дэвид достаточно прагматичен, чтобы не воспринимать его историю всерьез. Точнее, откровенные приукрашивания. Полицейские обычно не верят в судьбу. И особые совпадения тоже. Рисунки, таинственные девушки и деньги со дна моря – как красивое обрамление. Дэвид слышит то, что хочет слышать. Скрытую за мишурой историю не сложившейся любви. Встреча с подругой сестры. Прекрасное лето с обворожительной девушкой. А дальше… А дальше обычная история. Очарование теплых дней сходит на нет. В дождливые будни все выглядит иначе. И после остаются только воспоминания. Ни грусти, ни ностальгии. В 20 лет так и происходит. Но Сингх почти заворожен историей. Чего скрывать? Так рассказать он никогда не сможет. Все слишком обыденно. Просто и приземленно. В его исполнении и правдивая некрасивая история собственной жизни окажется пресной и нагоняющей тоску. Даже в его голове она именно так и звучит…

Сингх тихо улыбается томному вздоху. Кажется, люди искусства и правда все переживают несколько иначе. То, о чем другие забудут через пару месяцев – для них плодородная почва. Для вдохновения. Мыслят и чувствуют по-другому. Дэвиду этого не понять. Не залезешь же к другому в голову? И тем более в душу. Остается только слушать. И удивляться, как только находятся подобные эпитеты и сравнения. Серьезно, он бы описал это в двух словах. Максимум - одним предложением. Что-то вроде - "не срослось". Впрочем, с его профессией придумывать нечто подобное чревато. Я анализировал улики по убийству и увидел очаровательную свидетельницу? А потом она оказалась убийцей. Но мои чувства взяли вверх, и я подтасовал данные? Потом тоже не сложилось. Но это романтично. Наверное. И совсем нереально. Дэвид был человеком разума. И даже если бы такая ситуация произошла - любовь всей жизни отправилась бы за решетку. Потому что это правильно. Справедливо и по закону. Так что да, у Сингха не будет подобных историй. Не его это.

- Хоть книгу пиши, - честно отзывается. Даже не похвала. Скорее констатация факта. Даже Дэвид бы почитал. Он вообще любит сопливые вещи. Пусть об этом никто и никогда не узнает. Хотя то, что после говорит Хартли, ставит в тупик. Сингх растерянно смотрит. И пытается осознать смысл его слов. Точнее - не найти в них контекста. Второго дна и кроличью нору. Выходит так себе. И все, что он может придумать - заговорить о другом.

- У тебя есть сестра? - удивленно переспрашивает. Все же поднимается с постели и откладывает документы. Хватит на сегодня. Слишком устал. А совершить даже малейшую ошибку он не может. Не та работа, где подобное прощается. В его случае это может стоить кому-то свободы. Или наоборот - неправомерного освобождения. При таких раскладах учишься быть излишне внимательным. И откладывать работу, когда слова переставали складываться в логичные предложения. - Младшая или старшая?
Дэвид пристраивается за столом. Снимает очки и устало потирает глаза. Быть честным, ему трудно сосредоточиться на разговоре. В голове все еще звучат слова Хартли. Про новый рисунок. Про задумчивый вопрос в никуда. Но он собирался поменять тему. И придерживаться ее. Он не хочет об этом думать. Не хочет гадать. И подсознательно находить иной смысл. Это было бы неправильным. И чертовски бы все усложнило.
- Конечно, пусть приходит. Можно и мне с вами? - Дэвид спрашивает на удачу. Хотя и не знает, зачем. Ему интересно, это несомненно. Но найти более весомую причину навязывания не может. - Если только не помешаю.
Сингх умудряется спросить так, что понимаешь - отказ действительно не обидит. А от того отказать еще более неловко. Ничего такого Дэвид не планировал. У него это получалось как-то само собой. Как у Хартли заставлять чувствовать его неловко.

+9

23

Хартли полощет кружки и тарелки в раковине, размышляя о том, что им бы не помешала посудомоечная машина. Просто ему надоело тратить на это время! О своих глупых историях и том зерне сомнения, что он собственноручно посадил в чужой разум, он легкомысленно и думать забыл. Просто потому что эта игра для него лишь лёгкое увеселение перед основным блюдом, а потому он не собирается напрягаться.
- Младшая, - стряхивая с рук капли воды и перемешаясь к чайнику, чтобы смешать для них какао перед сном, послушно откликается. - Её зовут Джейд, мы вместе переехали. Разве я не рассказывал? Я был уверен, что говорил тебе.. Наверное, ты просто не слушал.
Харт играет в свою игру легко и как по нотам, он даже на флейте не выдувал так легко. Из сестры он не собирался делать секрета, а Дэвид в самом деле мог и не слушать, если бы ему рассказать, слишком занятый своей работой. Бородач и сейчас выглядит не очень сфокусированным, так что Хартли просто даёт ему чашку горячего какао с булочкой и с улыбкой усаживается напротив, седлая высокий кухонный стул с резной спинкой.
- Я шучу. Тебе стоит больше отдыхать, - по-домашнему и без нажима просит, следя за ним взглядом. - Ты не помешаешь. Если честно, я был бы рад твоей компании, потому что Джейд невыносима!
Покуда Дэвид допивает какао, Хартли рассказывает ему самые обычные байки, которые старшие дети рассказывают о младших. Здесь ему даже не приходится притворяться, работает самая обычная схема. Как и любой старший брат, он видит в младшей сестре проблему, и это нормально. Он негодует, потому что повлиять на сестренку никак не может, но очень надеется, что суровый вид полицейского немного угомонит ее.
Заблаговременно собирая Дэвиду на утро еды к обеду, Харт думает о том, что все может получиться неплохо и он даже убьёт двух зайцев одним махом: введёт Сингха в семью, а заодно наведёт порядок в этой своей "семье" чужими руками.

***
Просыпается Харт, как и обычно, к обеду. На телефоне уже тысяча сообщений из бара, с работы, от случайных приятелей, а ещё от Джейд и даже одна от Дэвида. Джейд обожает отправлять одну и ту же смс тысячу раз, прибавляя пару строк, всякий раз покуда не получит ответ. Сообщение от бородача короткое и по делу: где и во сколько? Харт собирался позвать сестру в дом, но ввиду того, что у них наметилось двойное свидание, лучше было увидеться где-то на нейтральной территории. Проблема была в том, что сестренка (несмотря на умение убивать) являлась несовершеннолетней и при Дэвиде поить ее в баре казалось не лучшей идеей.
"В парке после работы", - умываясь одной рукой, а второй силясь набрать сообщение, сонно зевнул Харт. Подумал и дописал: "Забери меня у бара."
Вместо того, чтобы носиться по всему городу и искать друг друга, лучше поступить по самому простому шаблону; парень встречает парня у работы - ах, какая романтика! - а уже после они вдвоём идут гулять в парк. Чудеснее и не придумать.

Просыпаясь понемногу и отпаивая своё бренное тело кофе вприкуску с теплым бутербродом, Харт дописал бородачу: "Надеюсь, ты взял свой обед", а после отправил ЦУ сестре с наставлением ждать у центрального входа в парк. И пожелание с тем, что лучше бы ей следить за своим поведением, иначе им всем не поздоровится. Джейд ещё только предстояло узнать о тяжелом характере Сингха, а учитывая её собственную непосредственность - это могло стать большой проблемой.

Отредактировано Hartley Rathaway (02.06.2016 10:15:20)

+10

24

Дэвид успевает напрячься. Харт говорил ему о сестре? Мужчина хмурится. Даже почесывает щетину. Но никак не может вспомнить. Пожалуй, он бы запомнил. Это даже не профессиональная привычка. Просто он запоминает о Хартли все, что тот рассказывает. Выходит как-то само собой… Но он все равно собирается извиниться. Возможно, однажды и правда прослушал. Может, был слишком увлечен очередным делом? В Смоллвилле все тихо. Но в ближайший крупных городах все осталось как прежде. И преступлений меньше не становилось. Возможно, Сингх и правда заработался. Он даже открывает рот, чтобы извиниться. Но Харт успевает добавить, что все же пошутил. Дэвид смотрит на него говорящим взглядом – я почти попался. А после благодарно кивает и перенимает уже привычный ночной перекус. Дэвиду кажется, что он стал нормально питаться. Больше никаких – как выйдет. Если выйдет вообще. Хартли цепко следил за его питанием. Впрочем, как и за домом. Сам Сингх еще долго жил бы на коробках. Иногда его подмывало спросить, зачем парень это делает? Но после вспоминал об умении Хартли ставить его в тупик простейшими фразами. И убеждал себя, что спросит в следующий раз. Он не знал, почему подсознательно побаивается ответа. Точнее, убеждал себя в этом.
- Как только люди перестанут причинять друг другу вред, я сразу же отдохну, - клятвенно пообещал, откусывая булку и запивая ароматным какао. Да уж, у блондина много талантов. И не только в музыке. Или дизайне. Или просто в умении быть таким дружелюбным. В готовке он тоже преуспел. Дэвид надеялся, что не скоро придется пересаживаться обратно на еду из забегаловок. Впрочем, скоро это перестало его волновать. Потому что Харт еще был и отличным рассказчиком. И Сингх был готов слушать его истории сколь угодно долго.

Дэвид в семье один. У него ни братьев, ни сестер. Он не особо разбирается в такой психологии взаимоотношений. Но уверен, что Хартли любит свою младшую сестру. Наверняка это просто перенос. Сам Сингх просто обожал бы сестренку. Наверняка говорил бы такие же вещи. Про ужас и невыносимость бытия. Но при этом прицельно вышиб бы мозги любому, кто навредил бы ей. Хартли, конечно, не тянет на того, кто может хотя бы оскорбить человека. Но наверняка тоже не раз защищал свою Джейд. Так что все его рассказы лишь веселят. И про детство, когда пискля была невыносима. И про взросление, когда она становится мегерой. Дэвид даже смеется на очередной истории. А после неискренне извиняется. Конечно же он на стороне Хартли. Но ему еще больше хочется познакомиться с другим членом семьи Ратэвэй.
Несмотря на предвкушение, Дэвид засыпает сразу же, едва коснувшись подушки. Его снова просто выключает. А включается он за минуту до будильника. Привычно неслышно собирается. Не забывает заботливо приготовленный обед. И гонит от себя мысли, что еще немного – и это сойдет за семейную жизнь. Смущает сам себя. И поспешно убирается из дома. В конце концов, ему надо успеть сделать всю работу вовремя.

Дэвид обычно не ждет окончания рабочего дня. Он просто с головой уходит в свои расследования и исследования. Но сегодня даже отвлекается на смс. Обычно от него не дождешься. Но он отвечает – «И даже съел. Спасибо, очень вкусно». Дэвид чертовски скуп на эмоции и похвалу. Поэтому можно считать, что это он рассыпался в комплиментах. Впрочем, он именно так и считал. Бревно из него вышло бы превосходное.
Когда Сингх поднимается ровно в 19:00, коллеги провожают его удивленным взглядом. Он всегда оставался. И закрывал за собой офис, когда никого уже не было. Но сегодня он сухо прощается. И быстро покидает святилище. Иногда есть не только работа. Удивительно, но факт. Особенно удивительно, что это признает Дэвид. Который ехал сюда исключительно ради нее. И в попытке огородиться от отношений. Любых. Кроме поверхностных и рабочих. Но, как и всегда, у его жизни свои планы. Ему бы нервничать. И пытаться все вернуть на круги своя. Но он лишь спешит к бару. И с улыбкой встречает выходящего Хартли. И вот тут в голове начинает стучать. Планомерно. С одинаковой периодичностью. «Ты попал», «Ты попал», «Ты попал». Дэвид знает, что это означает. Но он профессионал в отмахивании от собственных мыслей. И он даже не меняется в лице. Хотя время для самобичевания обязательно себе выделит. После этой прогулки.

Дэвид ждет нежное создание. Хартли в женском обличие. Светловолосую, тонкую, тихую. С огромными глазами, такую же открытую и дружелюбную. И он не скрывает растерянности, когда видит черноволосую, яркую и звонкую Джейд. Он смотрит на Харта. На его сестру. И не видит сходства. Его колебания наверняка не остались без внимания. И девушка это замечает. Смеется, шутит, что их принесли разные аисты. Цепко оглядывает, не скрывая своего интереса. И Дэвид невольно тушуется. Неловко отвечает. И окончательно зависает, когда она заявляет, что «вкус у брата значительно улучшился». После этого Джейд болтает про школу. Рассказывает брату о своей подростковой жизни. А Сингх неосознанно держится ближе к Хартли. Он рад знакомству. Разумеется. Ему просто нужно прийти в себя… От контраста. От того самого молоточка. И слов Джейд.

+10

25

Харт совсем не может сосредоточиться и почти забыл, как играть на флейте. Все его мысли бродят вокруг предстоящего вечера, и если бы он не спал до полудня - точно бы помер уже к обеду. Но сегодня у него "короткий день", а Дэвид на удивление не опаздывает, так что у блондина появляются все шансы выжить.
Из бара он выпархивает в крайне позитивном расположении духа и импульсивно обнимает мужчину за шею в знак приветствия. Прижимается на краткое мгновение, но быстро разжимает руки; он заметно волнуется и бородач почти наверняка должен простить ему эти вольности.
- Она уже ждёт, скорее! - смеясь и подхватывая мужчину под руки, Харт вприпрыжку мчится в сторону парка. Он совсем не боится опоздать или заставить Джейд ждать, просто хочет растормошить Дэвида и немного взбодриться после рабочего дня.
Сестренка действительно уже ждёт чуть в стороне от главной аллеи, переминаясь с ноги на ногу. Конечно, чем ещё заниматься школьнице после окончания уроков? Ясное дело, ничем.
На ней надета школьная куртка и очень, очень короткая юбка. Харт прожигает девушку взглядом (ведь просил же!), и контрастно выбирает роль скромника. Это очень к месту, потому что Джейд совсем не держит язык за зубами и позволяет себе весьма двусмысленные комментарии. Блондин стискивает её ладонь и незаметно сжимает очень сильно, чтобы она, наконец, включила мозги, на что сестрица довольно живо реагирует - и остаток вечера проходит спокойно. Они болтают и гуляют, сидят у фонтана и едят чипсы с мороженым, делятся друг с другом или шутливо воруют, кормят голубей крошками и совсем не замечают, как вечер подходит к концу. Дэвид держится дистанцированно и строго, но понемногу его отпускает. Во многом это заслуга Джейд, которая все же включила мозги после "яркого" знакомства и остаток вечера играла милую трогательную школьницу, интересовалась делами Сингха, без утайки рассказывала о своих и в целом проявляла околодетское дружелюбие. Под конец она даже попросила разрешения подержать его за руку, мотивируя тем, что ей всегда хотелось иметь ещё одного старшего брата. Хартли лишь скрипит зубами, но улыбается; он-то знает, как, кого и по сколько раз она обожала иметь. А Дэвид - видный мужчина, так что он даже не может винить сестрицу за желания; сам бы не отказался.

В целом, вечер проходит гладко и заканчивается положительно. Они провожают девочку домой, однако она всю дорогу зевает и трёт глаза, а после и вовсе засыпает, пристроившись в руках брата. Харт поражен её хитростью, но поделать ничего не может - приходится нести на закорках; на самом деле она совсем не тяжёлая, просто этот её финт безумно напрягает, конечно же все это неспроста!
С сестрицей на плечах Харту неудобно строить свою романтическую интригу, к тому же он почти на сто десять процентов уверен, что хитрюга не спит и подслушивает, изобразив приступ сонливости специально. Впрочем, это не мешает им с Дэвидом ещё немного пройтись; утомленные прогулкой и разморенные вечерней духотой, они неторопливо бредут в сторону новостроек. Крыши маячат у самого горизонта и кажутся обманчиво далекими, однако они добираются всего минут за 20 неторопливым шагом. По пути Харт рассказывает выдуманные байки из детства Джейд, будто она самый обычный ребёнок и они все отрочество провели бок о бок, но - конечно же - это не правда. Под конец он так увлекается, что почти сам верит в это.
- Спасибо, что погулял с нами, - останавливаясь у крыльца, Харт придерживает за ладонь Дэвида самыми кончиками пальцев, просто чтобы замедлить и привлечь внимание (при этом стараясь не потерять сестру). - Один я бы не справился. Она жутко выводит меня из себя.
Он хмыкает с видом великомученика, однако не затягивает драму. Просто стоит и смотрит снизу вверх своими большими и чистыми глазами. Медлит, словно чего-то ждёт, и словно бы не собирается возвращаться к ним домой. А, может, так и есть? И ему неловко идти в чужой дом в очередной раз без приглашения, особенно с сестрицей в комплекте. В конце концов, сегодня он познакомил Дэвида с частицей своей семьи, так что стало очевидно, что они - два разных человека со своей историей, и жить дальше под одной ковшей без видимых на то причин глупо.

Харт думает о том, что пора бы бородачу прозреть и сделать небольшой шаг навстречу их отношениям тоже. Но он не давит и не торопит, просто стоит и смотрит. Ждёт.. И надеется.. Потом поправляет Джейд на своих плечах и переводит взгляд куда-то вдаль, словно бы невзначай снова касается края его ладони своей.
- Красивый сегодня закат, да? И воздух чистый. Здорово, что выбрались погулять, надо почаще это делать. А то ты зачахнешь над своими бумажками.
Он легко смеётся. И очень остро понимает, что ничего не произойдёт. Ни сейчас, ни завтра - никогда. Просто Дэвид не создан для такого и все эти игры не для него.
Что же, решает флейтист про себя, тогда он сам продолжит. У него и раньше не плохо получалось. Только избавится от этого балласта на своей шее...
- Мне пора, - с сожалением бормочет. - Отнесу её домой, пока не проснулась. Завтра снова в школу, ей нужно отдохнуть.

+10

26

Дэвиду непривычно. Он почти никогда не общался детьми или подростками. Только когда сам таким был. И сейчас это дается ему непросто. Если бы Джейд не была столь же дружелюбна, как и ее брат, то вряд ли прогулка бы задалась. Он это прекрасно понимает. Ему неловко от этого. И он очень благодарен этой семье, что они вот такие. Простые, открытые и смешливые. Рядом с ними невозможно долго оставаться зажатым и обособленным. Дэвид и сам не замечает, как начинает говорить. Улыбаться и даже тихо смеяться. Джейд очень милая девушка. Она совершенно не стесняется нового человека. Живо интересуется делами и задает много вопросов про работу. И через какое-то время Сингх почти забывает о ее фразе, которая выбила почву из-под ног. Он не может думать о подобном, когда они наедаются мороженым. Хрустят чипсами и уворачиваются от особо наглых голубей. Дэвид слишком давно не отдыхал. И сейчас действительно наслаждается моментом. Наблюдает за общением брата с сестрой. Слушает их совместные истории. И все же делится даже своими. О том, как законопослушный Сингх однажды все же сжульничал на экзамене. И как выбрал свою профессию. И даже о том, какую музыку предпочитает. Обычно он почти не говорит о себе. Но этим двоим очень сложно противостоять.

Дэвид не замечает и другого. Как засматривается на Хартли. Тот так улыбается, что невозможно не ответить. Выходит непривычно тепло. Даже взгляд ненадолго меняется. И Сингх даже не успевает себя притормозить, когда смахивает с уголка чужих губ крошку от очередного угощения. Он как раз рассказывает о любимой закусочной в родном городе. И это происходит будто само собой. Он не одергивает руку. И не пугается собственных действий. Хотя наверняка, когда вспомнит, будет себя корить. И повторять про себя – нельзя, табу, запрещено. Он жил среди правил, которые сам установил. И больше всего боялся выйти из этого нарисованного круга. Но сейчас об этом не думается. Ему легко и очень просто. И он даже не смущается, когда девчушка берет его за руку. Джейд так смотрит, что Дэвид честно отвечает – «Я всегда хотел младшую сестру». И когда Хартли закидывает себе на плечи сонную девушку, то Сингх снова улыбается. Жаль, что у него не было родных, кроме родителей. В этом определенно есть что-то особенное. Близость, которая может быть только у них. Еще одна маленькая семья, которая с тобой, что бы ни случилось. Дэвиду сложно понять. Хотя и очень хотелось.

Они гуляли весь вечер. Но время пролетает незаметно. И когда они оказываются у дома Хартли, Сингх словно удивлен. Он смотрит на темные проема окон. Он никогда не бывал у Хартли. Но это словно было нормально. Дэвид настолько привык, что он всегда у него, что кажется даже странным, что они пришли к другому подъезду. Прошло не так много времени, но сосед прочно занял свое место в его квартире. И Сингх не допускает мысли, что тот не вернется. Тем более этим вечером. И он не видит в этом ничего предрассудительного. Едва ли не с первого дня Ратэвэй поселился у него. И это стало нормой. По-другому и быть не могло.
- Тебе очень повезло с сестрой, - искренне отзывается Дэвид. Он почти завидует. Ему не о ком особо заботится. И уж точно никто бы не приехал сюда вместе с ним. Такое, пожалуй, бесценно. – Буду рад, если позволите еще раз присоединится.
Он не лукавит. И даже не заигрывает. Ему правда очень понравился этот вечер. И несмотря на усталость, ему кажется, будто он отдохнул за все эти недели. Осталось только закончить все сытым ужином, бутылкой вина и парочкой сигарет. Под неспешные и разморенные разговоры. Так будет идеально. И Дэвид даже не понимает, что Хартли вроде как прощается. Смотрит своими чистыми глазами так, что земля из-под ног уходит. Дэвид на мгновение тушуется. И чувствует духоту, когда чужая ладонь случайно касается его руки. Неправильная реакция на своего друга. Но он точно знает, что умеет держать своих внутренних демонов при себе. И не позволит испортить этот прекрасный вечер.

- Ты прекрасно спасаешь меня от бумажек, - с улыбкой отзывается. И глаза снова на секунду становятся теплыми, будто вот-вот обнимет. – Хорошо. Укладывай свой груз. Подожду тебя здесь.
Дэвид – как наивная простота. Он действительно будет его ждать. И они вместе вернутся домой. Словно так и должно быть. Хартли ведь всегда рядом. С кем еще разделить вино и полуночные разговоры? А после он будет спать, пока Дэвид старательно тихо собирается на работу. Ближе к обеду придет смс об обеде. И с наказом не заработаться. Когда Сингх будет возвращаться, то купит десертов на двоих. Они вернутся почти одновременно. И будут возиться на кухне. Это такой привычный цикл. Дэвид и сам не заметил, как угодил в него. И что он стал для него необходимым. Единственно верным. Вернутся домой одному? Это не приходило ему в голову. Хотя и должно было. Но он действительно устраивается у крыльца. Достает сигарету и собирается ждать. Наверное, это жутко нелепо. Сингха окрутили, как безусого юнца. А он только рад. И уж совершенно точно не собирается бежать. Потому что не чувствует опасности. Ведь все так, как должно быть. Разве нет? Даже если это совершенно не так…

+7

27

Хартли пару раз в недоумении моргает. Он в самом деле удивлен! Потому что был уверен, что ничего не произойдёт. Но что-то происходит - прямо здесь и сейчас - пускай даже это сложно понять и совершенно не то, на что флейтист на самом деле рассчитывал в своих смелых фантазиях.
- Конечно, - неловко отвечает бородачу и поспешно кивает, чтобы тот не успел передумать. Почти бегом скрывается в подъезд и спешит к лифту, стараясь обернуться за максимально короткое время.
Это очень, очень странно. Оставить сестрицу дома, а самому ускакать в соседнюю квартиру ночевать с чужим мужиком. Точнее, это было бы логично, имейся у них с тем мужиком хоть мало-мальская интрижка. Но они даже не приятели, так о чем Дэвид, черт его побери, думал? На что-то намекал этим своим жестом - или же, наоборот, окончательно закрепил эту нелепую френдзону между ними?
"Расслабься, Харт, - бесцеремонно скидывая Джейд на диван, мысленно вздыхает сам себе. - Этот увалень будто новорождённый, зуб даю, никакого подтекста в его словах нет."
Сестрица, тем временем, волшебным образом просыпается и уже давится в подушку едкими смешками. Заливисто бормочет что-то вроде: "Вы как две целки, вот уж не ожидала!", - но ему не интересно её мнение, а потому он просто оставляет девчонку потешаться и дальше, кинув в неё ключи. Пускай остаётся здесь или уходит, ему все равно. Внутри все бурлит от её насмешек. Хартли и не думал, что его можно настолько уязвить! К тому же, происходящее с Дэвидом было лишь очередной его игрой, не больше - так отчего слова Джейд так остро укололи?

Сегодня был чудесный вечер, но флейтист спускается в дурном настроении. Он думал завершить этот день ничем, как обычно смущая и поддразнивая Дэвида разными бытовыми мелочами, но теперь он полон решимости расставить точки над "и", хотя и не собирался форсировать. Что эта дрянная девчонка себе позволяет и как смеет о нем подобное думать?! Он профессионал! Он мог сразить любую цель - в любом понятии этого слова - физиологически или физически, морально или бог весть ещё как! И тот факт, что с Дэвидом он не торопится, ещё не означает "Акелла промахнулся"! И все же.. Ему жутко обидно прямо сейчас. Не из-за Джейд, а из-за Сингха. Быть честным, Харт уже давно с такой завидной регулярностью не ночевал в одном месте, не хранил порядок и столь ревностно не оберегал свои территории. По правде, он старался! Соблюдал приличия, забыл, когда нырял в чужую кровать, а ещё прокачал навык домохозяйства - постоянно тер пыль, готовил обеды на двоих, обустроил чужую берлогу - и что же он получал? Да ничего! Дырку от бублика. Ноль. Пустое место.
"Ну все," - бормочет себе под нос, выруливая из подъезда и решительным шагом направляясь к докуривающему бородачу. Надо же! И правда дождался, не сбежал.
"С меня хватит."
Эта игра ему надоела. Теперь он получит всё - или потеряет целиком, но дальше так не может продолжаться. Разве он не был умницей? Разве он не был привлекательным? Разве не сделал все и даже чуточку больше? Хватит, Дэвид. Пора решаться.

Замирая на краю крыльца, Хартли решительно привстает на носочки и закидывает руки на плечи Дэвида. Ловит его щеки ладонями и тянет ниже. Целует решительно и без переходов. Они не малолетки, а их конфетно-цветочный период давно перемахнул все приличные границы.
Хватит откладывать, хватит тянуть. Все решится здесь и сейчас.
Харт умеет целоваться так, что сам пресловутый агент 007 обзавидуется. Он умеет целоваться так, что ему нельзя будет отказать. Но он помнит о своём амплуа простачка, а потому не перегибает. И все же поцелуй выходит горячим и затягивающим, не оторваться. Губы мужчины кислые от сигарет, но ему нравится этот привкус. Харт смело начинает, но после пары мгновений уступает инициативу, позволяя бородачу самому решить, хочет он продлить момент или же с него хватит на сегодня потрясений.
Когда они заканчивают, у блондина буквально подгибаются коленки. Он давно не помнит за собой столь яркой реакции на простецкий и целомудренный, почти детский поцелуйчик, однако списывает это на продолжительное воздержание. Может, и не стоило ему так увлекаться этой игрой, а то в самом деле все навыки растеряет.
Глухо выдыхая, он переводит дыхание и опускает руки. Берет тёплую ладонь в пальцы, смотрит без ненужного стеснения, не отводя взгляд, будто ничего не случилось - или случилось то, что естественно и не должно кого-либо из них напугать.
- Идём домой, - чуть устало зовет. Все эти эмоции его и впрямь утомили, но удивляться этому сейчас не получается.
"Не заиграйся," - предупреждает флейтист сам себя. Он знает, как выиграть в любой игре. К тому же, эту игру затеял он сам, сам контролировал и имел на руках все козыри. Но он ещё не знает, что бывают игры, в которых просто нельзя победить, сколь опытным и прожженным ты не был.

+3

28

Дэвид Сингх бежал. Сколько себя помнит. От обстоятельств. Обязательств перед семьей. Себя самого. И даже из города, в котором вырос. Это было привычным состоянием. Отмахнуться от того, чего хочет на самом деле. И делать то, что необходимо. Как считается правильным. И совершенно не обращает внимания, когда совершает ошибку. Пожалуй, даже не в тот злополучный вечер, когда заходит в бар. Или возвращается. Позволяет музыканту принять у себя душ. Или начинает принимать как данное его постоянное присутствие. Он перешагнул границу сегодня. Сейчас. Когда посчитал, что Хартли должен вернуться. С ним. Он еще этого не понимает. Иначе сделал бы то, что умеет лучше всего. Снова сбежал. Пока не стало слишком поздно. В принципе, и не осознавая, что как бы он не поступил, уже, пожалуй, поздно.

Дэвид спокоен. Он не ждет сюрпризов от этого вечера. Можно сказать, даже умиротворен. Смотрит на яркое небо, в который раз ловя себя на мысли - такого он нигде больше не видел. Ему нравится Смоллвилль. Больше, чем он рассчитывал. В этом есть заслуга Хартли. Но Сингх все еще не задумывается об этом всерьез. Потерял концентрацию. Посчитал, что все в рамках допустимого. Несмотря на неловкие моменты, что случались чаще, чем должны были. Он действительно оказывается чертовски слеп. Или же, в какой-то момент добился впечатляющих результатов. В самоубеждении. Но если бегать у него получалось отменно, то с врать себе выходило сложнее. И он понятия не имеет, какой его просчет привел к тому, что случилось. Если он вообще будет способен хорошо подумать об этом в ближайшее время.

Дэвид тушит сигарету. И законопослушно выкидывает в урну. Замечает спешащего навстречу Хартли. И уже собирается предложить зайти по пути в магазин. Пару банок пива - прекрасное завершение вечера. У Сингха давно не было такого славного настроения. И он совершенно не ждет сюрпризов. Поэтому даже не сопротивляется, когда Хартли требовательно тянет его к себе. Он лишь растерянно моргает и склоняется. На этом все.
Дэвид не целовал мужчину прежде. Он знает о своей особенности, но не позволял ей управлять его жизнью. Он в том возрасте, когда понимаешь, кто ты есть. Но это не обязывает тебя принимать это как данность. Сингх отвергал то, что могло бросить на него тень. Он не рисковал своей карьерой ради желаний. Даже мысли не допускал. И то, что происходит сейчас - априори не могло случиться. Нонсенс. Вздор. Дэвид должен одернуть Хартли. И объяснить - он не такой. Тот неверно его понял. Кажется, им стоит прекратить общение. Это будет правильным.

Дэвид не двигается. Кажется, он отвечает на поцелуй. Хотя не уверен. У него в голове наступила звенящая тишина. Он как послушный болванчик. Податливый пластилин в руках Хартли. Потому что ему просто нельзя отказать. Сингху кажется, что он задохнется. Внутри все сжимается и тлеет. Неосторожное движение - вспыхнет. И тогда уже обоим не сдобровать.
Хартли словно понимает. Или скорее чувствует. Он отстраняется и смотрит прямым взглядом. Сразу дает понять, что прекрасно осознает свои действия. И от этого Дэвид теряется лишь больше. Он прячет глаза. Молчит и лишь идет следом. Как на поводке. Выглядит будто полностью опустошенным. Но сам едва справляется с нахлынувшими эмоциями. Не может в них разобраться. И хоть привычно напуган, это уже далеко на на первом месте.

Когда они возвращаются домой, Дэвид хочет лишь одного. Встать под ледяной душ. И пробыть там до самого утра. Но вместо этого заторможенно идет на кухню. Где-то в подсознании есть одна разумная мысль. Хартли лучше держаться подальше. Не подходить ближе. Даже на расстояние вытянутой руки. Потому что ладонь все еще жжет ощущение его горячей кожи. Но музыкант не слышит предупреждающего сигнала. Или просто не принимает в расчет.
Зажигалка в руке не слушается. Хартли или хочет помочь. Или просто проходит мимо, задевая его плечо. В Дэвиде что-то переключается. Он мог поклясться, как слышал это. Срывающиеся тумблеры внутри головы. Он вскидывает затуманенный взгляд. И лишь спустя мгновение понимает, что вжимает тонкое тело в кухонную стойку. Они пьют за ней кофе по выходным. Здесь же ужинают и говорят о прошедшем дне. В таких местах не принято терять голову. Дэвид Сингх вообще не знает, что это такое. Точнее, не знал. До сегодняшнего вечера.

Дэвид понятия не имеет, каков он в поцелуях. Опыта не особо много. Но инстинкты работают на ура. Хартли податливый. Теплый, уставший, слишком тонкий и легкий. Сингх зарывается пальцами в светлые волосы и горячо выдыхает. В голове теперь не просто пусто. Ему кажется, что он слишком много принял на грудь. Границы смывает, остается только непривычное головокружение. Через несколько минут он слышит свой хриплый голос. Дэвид извиняется. Он поступает скверно. Это все неправильно. Ему очень жаль. Это совсем не вяжется с тем, что он прижимает Хартли к себе. Огибает стойку и почти заносит его в комнату. И только когда забирается горячими ладонями под кофту, умудряется на миг очнуться. Смотрит испуганно. Вскидывает руку и с силой трет лицо. Он никогда прежде...

- Прости... - голос низкий. Дэвид с трудом дышит, будто кросс пробежал. Глаза черные от расширившихся зрачков. Но он пытается прийти в себя. Ему бы немного помощи от Хартли. Потому что они не должны... Им стоит сделать вид, что ничего не произошло. Разойтись по комнатам. И больше не встречаться. И даже не объясняться. Потому что Дэвид за себя не ручается. Он и сейчас на грани. Едва держится. Неосторожное движение - наброситься. Как пить дать - наброситься. И так просто уже не опустит. Может, подобного опыта у него и нет. Но Хартли слишком желанен, чтобы это могло заставить отступить. Дэвид сейчас сам на себя не похож. И все же отступает на полшага. Чтобы Хартли мог выскочить за дверь. Это их последний шанс не совершить ошибки. Потому что сам Дэвид не сможет. Хартли сломал настоящую стену внутри Сингха. Одним неосторожным поцелуем. Своим появлением в чужой размеренной жизни. Это определенно... его вина. И он обязан проявить благоразумие. За них двоих.

+4

29

Несмотря на то, что Дэвид на автомате отвечает поцелую, после он выглядит разбитым и опустошенным. Его военная выправка будто сдувается, под глазами залегают еще более глубокие тени. Удивительно, но не такого эффекта Хартли собирался добиться..
Район здесь новый, во дворах пустынно. Их никто не видел, а даже если - флейтисту плевать. Но если вдруг Дэвид переживал быть разоблаченным, то зря он - ему стоило хорошенько отдышаться и посчитать про себя овечек. Впрочем, успокаивать половозрелого мужика в планы Ратэвэя не входит, поэтому они просто идут домой. По пути Харт старается думать о чем-нибудь банальном и бытовом, но - не скрыть - он весьма расстроен и разочарован, так что выглядит удрученным и подавленным. Их общее невеселое настроение добавляет гнетущей атмосфере в доме пикантности; они ходят привидениями и боятся коснуться или окликнуть друг друга. Для Хартли ситуация в новинку, потому что он неминуемо добивался своего при любом раскладе, но сейчас словно все наперекосяк.. Он лениво обдумывает, где ошибся. Поспешил? Наоборот, слишком долго тянул и упустил момент? В принципе зря всё это начал? Пожалуй, ему стоило повертеть хвостом, самоудовлетворить амбиции да сбежать, так всем было бы проще..

Пытаясь отвлечься, Хартли силится заняться домашними делами. Хотя они перекусили в парке, ему кажется необходимым устроить традиционный семейный ужин, однако в холодильнике шаром покати. Он лишь досадливо морщит нос, потому что со всеми этими санта-барбарами совсем забыл, что собирался сходить в магазин или же отправить туда сожителя. Просить его сейчас выйти за покупками не кажется хорошей идеей; скорее всего Дэвид сбежит по пути, и они больше никогда не увидятся. Остается тащиться самому, и это делает невыносимый вечер еще более невыносимым.
- Я выйду в магазин.., - чуть слышно предупреждает. Они и в обычное время ни слишком шумят, но сегодня в квартире поселилась гробовая тишина, разбавлять которую дозволено лишь цокающим часам на стенке, так что Харт не решается нарушать негласное правило. Дэвид сидит в углу кухни и чиркает зажигалкой снова и снова, смотрит перед собой и выглядит немного пугающе.. Флейтист думает сбежать из дома, покуда не поздно, но боится не застать бородача по возвращению, поэтому сжимает в решительности кулаки и подходит ближе. Трогает мужчину за плечо, силясь привлечь его внимание и предупредить. - Эй, слышишь? Нам нужны продукты, я скоро...
Договорить он толком не успевает, потому что происходит что-то странное. Безумное. Нелогичное. Иррациональное. Точнее.. Хартли привычен к таким ситуациям, когда возникает спонтанное желание, искра, буря, безумие, а после провал - и лишь наутро он собирает свои раскиданные вещи у чужой постели и отбывает на такси восвояси, но.. С Дэвидом ведь все не так. Этот мужчина не такой. У него все строго распланировано. Что-то случается или не случается исключительно по плану. Тогда.. Что же происходит сейчас, и как оно укладывается в тот строгий распорядок мироздания, что Сингх выстроил вокруг себя?

Впрочем, раздумывать нет времени. Они уже целуются - горячо и отчаянно, будто вот-вот скончаются на этом самом месте, но до того как спешат успеть насладиться запретным плодом - и Дэвид весьма напорист. Он явно не до конца себя контролирует, действует порывами и инстинктами, вероятно даже не совсем осознает, что на самом деле происходит.. Харт чуть морщится, когда в поясницу впивается угол барной стойки, но больше ничем себя не выдает, потому что втайне считает, что немного грубости и спонтанности им не повредит. До этого мгновения все было слишком просчитано и спланировано, но к черту планы и стратегии! Пора просто жить. Просто делать. И просто наслаждаться тем, чего так остро жаждал.
- Все хорошо, - успевает пробормотать флейтист между поцелуями на неловкие извинения сожителя. В самом деле? Сейчас не время и не место! К черту переговоры и переживания, займутся ими после. А сейчас самый правильный момент отдаться животным порывам - и пусть будет, что будет.
Оказываясь на кровати, Харт торопливо подтягивается на локтях и ужом выворачивается из своей кофты, чтобы помочь с неловкой и изнурительной частью раздеваний, но Дэвид вдруг отстраняется, словно просыпаясь, и сильно трет лицо рукой, чтобы прийти в себя, чтобы вернуть себе контроль над происходящим. Ну вот.. А все так хорошо начиналось.
"Нет уж, - бурлит внутри. - Я не дам тебе все испортить! Не сейчас!"
Он столько ждал этого момента! И не позволит Дэвиду отступиться. Потому что после того, как тот успокоится и все обдумает, ничего уже может и не быть.
- Эй, - гибко выгибаясь ему навстречу, флейтист ловит чужие ладони и притягивает обратно к себе. Одну укладывает на свою грудь, позволяя касаться, а вторую прижимает к губам, просяще целуя. О, он научен разнообразным хитростям и уловкам, чтобы не дать рыбке сорваться. Где-то краем сознания он сожалеет, что делает это с мужчиной - применяет к нему свои навыки - но это ради их же общего блага!
- Не останавливайся.
Харт не ждет на самом деле, что тот послушается. Но внезапно Дэвид слушается - и всё случается само собой. Нельзя сказать, что это был лучший секс в жизни флейтиста, но эта попытка, несомненно, заслуживала того, чтобы о ней помнить. Немного опыта с регулярными тренировками - и уже очень скоро бородач, вполне возможно, под чутким и внимательным руководством станет шикарным любовником.
"Уж я об этом позабочусь," - лениво размышляет Харт, когда засыпает на чужой горячей груди. Ему есть, чему поучить своего партнера. Это он умеет, а уж практического опыта у него хоть отбавляй, на пару академий хватит. И, пожалуй, начнет прямо завтра.. Покажет ему, как пользоваться лубрикантом, к примеру.
Но сейчас ему очень сонливо, так что думать толком не получается. Наверняка завтра их ждет еще больше неловкости, но пускай все это останется до завтра..

Отредактировано Hartley Rathaway (25.07.2016 14:44:29)

+3

30

Дэвид ждет помощи. Как утопающий готов ухватиться хоть за соломинку. В его жизни не случалось такого, чтобы он не смог сдержаться. Он стоял на грани. Балансировал на тонком льду. Но ему хватало благоразумия вернуться на твердую землю. У него были четкие планы. Нерушимые установки. Выстроенные запреты и целый багаж страхов. Все это позволяло устоять. Вовремя одернуть самого себя. Но сейчас он смотрит на Хартли. И ждет от него остужающих слов. Испуганного взгляда. Разумных действий. Это нечестно – оставлять все только на него. Но Дэвид надеется, что один раз можно. Он может совершить ужасную ошибку. Они оба могут. И хоть у одного разум должен возобладать. Так он думает. Надеется. Хотя и все зазря.
Хартли смотрит на него таким же горящим взглядом. Выскальзывает из своей кофты и гибко тянется навстречу. Дэвид забывает, как дышать. Он прекрасно осознавал, как парень красив. Но сейчас даже это определение не дотягивает. Ратэвэй одно сплошное искушение. И Сингх на мгновение застывает. Его сложно назвать визуалистом. Но прямо сейчас он готов им стать. Спустя всего секунду – и аудиалистом. Потому что голос Хартли обволакивает. Всего несколько слов, а Сингха ощутимо потряхивает. Еще одно движение, и Дэвид понимает, что он точно кинестетик. Никогда еще прикосновения не отзывались электрическим разрядом в самых кончиках пальцев. Разве такое возможно? Хартли не просто не помогает. Он окончательно топит. Своим внешним видом, голосом, горячей шелковистой кожей. И Дэвид бездумно сам ныряет с головой.

Все хорошо. Так говорит Хартли. Все хорошо. И Сингх беспрекословно верит ему. Не останавливайся – не просьба. Приказ, которому необходимо подчиниться. Разве можно отказать? Отпрянуть и вернуться к равновесию? Он не так силен, как ему казалось. Хартли откидывается на подушки - и Дэвид сдается без боя. Касается опасливо, осторожно, боясь сделать больно, оставить следы. Но чужой судорожный выдох подстегивает. И Дэвид становится требовательным и напористым. Он дорывается до чужого тела. Все загнанное глубоко внутрь прорывается наружу. Он не особо следит за своими руками. На бледных плечах остаются отметины от поцелуев. Он прижимает к себе Хартли так отчаянно, будто он может в любой момент исчезнуть. Все это похоже на полуночный бред. Дэвид не удивится, если утром окажется в пустой постели. Но сейчас старается получить свое сполна. Хартли сам сказал – не останавливайся. И Дэвид просто не может. Ловит сбитые стоны губами. Различает горячий шепот, что лишь подстегивает. Вжимает в смятые простыни взмокшее тело. И да – не останавливается. Пока за окном не начинает светать.

Дэвид не улавливает того момента, когда они успокаиваются. Тело еще остаточно горит, а воздух обжигает внутренности. Мужчина подтягивает Хартли и прижимает к себе. Притыкается губами в светловолосую макушку. Но несмотря на усталость, не засыпает. Внутри него все еще буря. Тело приятно ноет. Ему бы вырубиться и забыться хоть на несколько часов. Но не выходит. Медленно приходит осознание произошедшего. И от паники спасает лишь тихое дыхание Хартли. Тот жмется и успокаивает одним своим присутствием. Отлучись он сейчас хотя бы в душ, Сингх бы рвал на себе волосы. Но сейчас уверенно обнимает блондина. Будто так и должно быть. Хотя понимает – не должно. Неправильно. Плохо. Но, черт возьми, ему плевать. На собственные просыпающиеся сомнения. На вялый испуг и расшалившуюся совесть. Прямо сейчас он может только любоваться спящим лицом. И все еще не верить, что с ним это произошло. Что он взял и зачем-то перешагнул все границы. И теперь понятия не имеет, что со всем этим делать.
Сингх даже не пытается подняться, когда будильник начинает напевать с прикроватной тумбочки. Аккуратно отключает. И продолжает просто лежать, лениво поглаживая чужое плечо. Дожидается, пока Хартли не проснется. Он не смотрит в глаза. Старательно отводит взгляд. Но, что удивительно, не молчит. Стоило ожидать, что он сбежит при первой же возможности. Окончательно поселится на своей работе. Дэвид даже на долю секунды планировал сделать именно так. Но все же рациональность взяла вверх. Он поддался своим эмоциям. Сделал то, чего смог избегать все это время даже в большом городе. Но это не значит, что теперь он просто оставит Хартли с этим наедине. Тот наверняка тоже испуган. Сбит с толку и смущен. И Дэвид должен принять на себя ответственность. Они об этом обязательно поговорят. Все обсудят и придут к совместному решению. Так будет правильно. Даже если очень сложно сейчас мыслить рационально. И хочется снова опрокинуть блондина на подушки. Да и непривычная легкость в теле напоминает о постыдных часах. Но Дэвид просто должен. Ради себя и Хартли. Просто постепенно.

- Доброе утро, - старается говорить ровным голосом. Помогает высвободиться из скомканных одеяла и простыни. Отправляет в душ и неотрывно смотрит в пол. Чтобы не цепляться взглядом за голые бедра. Как только причина его метаний исчезает за дверью, Сингх старается сосредоточиться на мелочах. Закинуть все белье в стирку. Поставить вариться кофе. Нарезать хлеб и сделать пару тостов с беконом. Ничего другого в доме просто нет. Этого не хватит для двух вымотанных мужчин. Но сигарета должна притупить первый приступ голода. А после они подумают, что же дальше. Или же сразу соберутся и пойдут в кафе, чтобы не оставаться наедине. Дэвиду нужно было что-то делать. Куда-то идти и на что-то отвлечься. Он не собирался избегать ожидаемого разговора. И прекрасно понимал, что вечером будет проклинать себя на чем свет стоит. Но он старается сделать вид, что все хорошо. Потому что Хартли может быть хуже. Потому что он мог его напугать. Мог воспользоваться. Быть неаккуратным и причинить вред. Он мог столько всего натворить! Ведь почти не помнит того, что происходило. Один сплошной горячечный туман. И ему нужно немного времени. Чтобы вести конструктивные диалоги. И ему нужно смотреть куда угодно, но только не на Хартли. По понятным причинам.
- Завтрак так себе. Но мы можем выбраться куда-нибудь, - Дэвид встречает Ратэвэя на кухне. Кивает на скудный завтрак и без лишних вопросов протягивает пачку сигарет. Сам усаживается напротив и вертит в руках чашку. Он нервничает, это и так понятно. Хорошо, что вообще может разговаривать. Он еще не предлагает все обсудить. Но и делать вид, что ничего не было, тоже не будет. Выглядит даже почти решительно. Хоть и быстро сдувается. Наверное, выглядит он так себе. Но это последнее, о чем он будет волноваться. Он просто старается подыскать верные слова. Или... или внутри него происходит спор, к которому он не был готов.

+3


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [13/05/16] Nice to meet you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC