Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.01.18 С Новым годом!
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

...Сам Питер не спешил возмущаться или показательно отворачиваться от той, кто теперь потерял всякое сходство с Прайд. Очень хотелось уточнить, давно ли она сменила форму болельщицы или этот стиль теперь выражает всеобщую школьную боль по поводу их школьной сборной, для которой цвета траура подойдут как нельзя кстати. Но у них как-то не задалось с самого начала, а хоть и резонный, но провокационный вопрос мог лишь усугубить ситуацию, хотя казалось – куда уж дальше? Так что лучше было бы и правда оставить юную леди с ее драконами или Средиземьем, тем более что Питер славился своим умением заспойлерить что угодно и кому угодно."
>>>читать пост<<<
СУПЕР-МАЛЬЧИК МЕСЯЦА



Clark Kent

БАННЕРЫ


LYL Красная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [08.09.16] Вся жизнь - театр


[08.09.16] Вся жизнь - театр

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://i.imgur.com/mjUK7gW.jpg
Название: Вся жизнь - театр
Участники: Jonathan Crane, Jade Nguyen, Anthony Stark, Edward Nashton
Время и место: 8 сентября 2016 года, школьный театральный кружок
Краткое описание: Начало нового учебного года знаменует заодно возвращение к студенческой самодеятельности. Желающих вступить в театральный кружок заметно прибавляется. Вот только доверия у режиссера новые лица не вызывают...

Отредактировано Jonathan Crane (03.12.2015 18:12:49)

+5

2

С самого начала учебного года школьная жизнь закрутилась довольно активно. Вероятно, потому что год был последним, и перед старшеклассниками сразу поставили задачу определиться наконец с колледжем, в который они будут поступать, и предметами, которые они будут сдавать, раз десять напомнив о том, что от результатов ожидающих в конце года тестов напрямую зависит, будет ли их поступление успешным.
На свой счет Джонатан, впрочем, не беспокоился. С колледжем он давно уже определился, а учеба никогда не вызывала у него затруднений, поэтому он был уверен, что при надлежащем прилежании добьется успеха. Оставалось только дожить до конца учебного года и завершить прохождение этих двенадцати кругов ада, что именуются школой. Отношения с наукой у него всегда складывались гораздо лучше, чем с социумом. Наука поддавалась логическому осмыслению, была дружелюбна к пытливому сознанию и уж точно не насмехалась над собеседником, разве что дразнила иной раз неразрешенной задачей, но, будучи разложенной по полочкам, оставалась таковой и уже не выкидывала разные подлые коленца.
Все же, несмотря на уверенность в завтрашнем дне, суета захватила и его: ведь все равно оставались всякие организационные моменты вроде утрясания расписания, которые всегда занимали определенное время. Особенно - попытки совместить основное расписание с внеурочной деятельностью, каковой для Джонатана являлись занятия в кружке химии и репетиции в кружке театральном. Первый казался ему более важным, но и второй бросать он не намеревался. Это была определенная форма самовыражения, которого требовала душа, несмотря на то, что в этом кружке его бесило почти все, а особенно - актеры. И как раз с ним было гораздо больше проблем, нежели с химическим кружком, посещаемость которого беспокоила Джонатана обратно пропорционально посещаемости репетиций. То есть, он был только рад, если оставался в кабинете химии один на один со своими исследованиями. А еще расписание в этом случае было лишь условностью. Оно было бы необходимо, проходи там какие-то совещания или обмен мнениями, а поскольку в нем остались лишь одиночки, то и заниматься они могли в любое время, когда удобно. Что Джонатан обычно и делал.
Иное дело - театральный кружок. Люди творческие (если можно было их так назвать) отличались изрядной неорганизованностью, и собрать их всех в одном месте хотя бы на одну репетицию было практически нереально. По крайней мере, до сих пор Джонатану ни разу этого не удавалось, и он каждый раз поражался тому, как им всем удавалось не провалить спектакль. Точнее, как зрители умудрялись не замечать всех косяков, коими изобиловала игра труппы.
Так вот, очень скоро ему предстояло вновь окунуться в эту суету. Первую учебную неделю Джонатан даже не обращался к этому вопросу, выжидая, пока не утрясутся вопросы с предметами и основным расписанием. А вот на вторую пришлось уже побегать, отлавливая всех актеров по списку прошлого года, выясняя, собираются ли они по-прежнему посещать кружок и кому когда удобно это делать. Продолжать школьную актерскую карьеру выразили желание почти все, и вроде бы на ближайший четверг ни у кого даже не было никаких планов, так что первая встреча была назначена именно на этот день. Дальнейшее расписание предполагалось согласовать тогда же. Но Джонатан почти не удивился, когда, явившись в назначенное время в зал, где проходили все спектакли и концерты, не застал там вообще никого. Мироздание как бы намекало, что не стоило рассчитывать на то, что в последний год хоть что-то да изменится. Почувствовав укол раздражения, Джонатан примостился на одном из стульев, поглядывая на часы. Десять минут, решил он. Он подождет еще десять минут, и если за это время никто так и не явится, то пусть пеняют на себя. В конце концов, у него в жизни есть более важные дела, чем бессмысленное ожидание людей, которые не держат своего слова.

+11

3

Джейд готова ко всему. В своем юном возрасте она знает много способов причинить боль и примерно столько же, чтобы оборвать чужую жизнь. Она гибкая, сильная и очень быстрая. У нее напрочь отсутствует понятие совести и стерты рамки морали. Все это позволяет ей быть уверенной в том, что ничего не может застать ее врасплох. Даже старшая школа и непривычное времяпрепровождение среди, вроде как, нормальных и стандартных подростков, самой большой проблемой которых является невозможность удовлетворить свои физиологические процессы с представителем противоположного пола. Ну и своего - здесь на вкус и цвет... Ну и потом, первое серьезное дело должно было стать просто таки незабываемым! Оно таким и останется, наверняка, но только не в том ключе, как думалось изначально...
С самого первого дня Нгуен поняла, что она словно попала в другой мир. Подростки, не обремененные тайными обществами и оружием в рюкзаке, вели себя чертовски странно и... беспечно. Они слонялись без дела, тратили энергию на футбол и прочую ерунду, обсуждали выпускной и ближайшую вечеринку, унижали серых и убогих и были, в большинстве своем, ничем непримечательными и скучными. Джейд казалось, что она выделялась среди них, сразу бросалась в глаза - необычной внешностью, дерзким взглядом, шальной улыбкой и уже совсем не угловатым телом. Оказаться своей и просто влиться оказалось не так просто, как могло показаться. Подростки оставались подростками - как маленькие зверята чувствовали в ней подвох. Поэтому ничего другого не оставалось... нужно было становиться похожей на них.

Юбка покороче, заигрывающих взглядов побольше, учеба на среднем уровне и, конечно же, любимое развлечение - вступление в какой-нибудь клуб. Группа поддержки отпала сразу - Джейд бы убила каждую из этих юных девочек, если бы еще раз услышала, какой именно цвет губной помады подойдет под тон сумочки. Научные кружки - это не по ее душу. Спортивные? Ой, дайте хоть маленький шанс другим юным дарованиям! А все остальное было таким мелким и странным... В общем-то, сама судьба привела ее в театральный кружок. В конце концов, она могла просто оглядеться и покинуть это убогое место еще до того, как вляпается в школьную жизнь по полной. Терять было нечего, ей и так грозило стать скучно, а потому она в положенное время застыла на пороге, громко чпокая пузыриком из жевачки. Здесь что, все настолько плохо, что театральный кружок представляет собой исключительно пустой актовый зал?
- Интересно, здесь всегда ажиотаж? Или сегодня особый случай? - усмехнувшись себе под нос, краем глаза уловила макушку какого-то паренька, неспешно спускаясь в зал, с интересом оглядывая вполне себе приличное для сельской школы помещение. Правда, если желающих поучаствовать в школьной самодеятельности не прибавится, то все это почит с миром за ближайшие пару лет. Правда, Джейд этого уже не увидит. Слава богу.
- Всего двое желающих? - очаровательно улыбнувшись, Нгуен приблизилась к пареньку, вставая напротив него и придирчиво оглядывая. Она только начала изучать досье на учеников, но до этого, кажется, еще не дошла. Ну ничего, впереди у нее было достаточно времени. - Я - Джейд. Так где тут записываются?
У нее даже мысли не возникло, что может проходить отбор или что-то в этом роде. Вы посмотрите, тут же лес рук, протолкнуться негде от желающих! Ладно, не смешите, просто покажите, где расписаться и когда в следующий раз прийти. Что-то подсказывало, что душевной вступительной речи не будет. Зритель в количестве одной штуки - это ведь совсем не комильфо. Даже она это понимает, хотя обычно как раз таки зрителей и свидетелей недолюбливает...

+10

4

Прошло пять минут. Затем еще две. Джонатан принялся нетерпеливо постукивать пальцами по спинке стоявшего впереди стула. Никто из доморощенных актеров не торопился закреплять свое членство в кружке явкой на первую встречу. Небось рассчитывают, что все скучные организационные моменты решат без них, а они будут ожидать, пока их не найдут и не сообщат, какая роль им досталась. Думают, что, раз желающих поблистать на сцене не так уж много, можно позволить себе прогулы - мол, без них не сыграют? Разогнать бы их всех к чертям, чтобы впредь неповадно было! И чтобы не думали, что они такие незаменимые звезды.
Еще две минуты.
Крейн всерьез задумался над тем, не сменить ли действительно актерский состав полностью. Гарантии, что станет лучше, конечно, не было, но хуже, по крайней мере, было уже просто некуда. И пока он был увлечен свежей мыслью, он едва не пропустил появление первой живой души. Увы, это была не Джейн и не Барбара, и даже не Бобби - в общем, ни один из тех, кого он ждал. Более того, девушку эту Джонатан видел впервые в жизни. Новенькая, значит. Что ж, весьма кстати. Не начать ли претворять новый план в действие прямо сейчас?
Развернувшись на своем месте, Джонатан внимательно следил за приближающейся девушкой, пока она не остановилась прямо напротив него.
- Пока только двое, да, - он ответил ей своим фирменным мрачным взглядом. Новенькая в свою очередь беззастенчиво разглядывала его, что Джонатану не очень понравилось. Ишь, еще и улыбается. Но его мрачная физиономия ее не отпугнула. Девушка продолжала смотреть без всякого смущения, сам же Джонатан выдержал ее взгляд всего несколько секунд, а после отвел глаза... ну, как отвел. Скорее, переключил свое внимание на другое. Девица оказалась довольно фигуристой для своих лет; не каждая школьница могла похвастать уже оформившейся фигурой, а эта была, к тому же, весьма ладной и гибкой - наверняка занимается спортом. Впрочем, Джонатан давно уяснил, что заглядываться на девушек в школе для него - занятие бессмысленное, ему там все равно ничего не светило, так что, мимоходом оценив ее формы, он перевел взгляд обратно на лицо. Внешность у девушки, кстати, была довольно специфическая. Этот азиатский разрез глаз... Впрочем, при правильной подаче это могло добавить изюминку спектаклю.
Однако было в этой новенькой что-то, что продолжало беспокоить Крейна и заставляло чувствовать себя рядом с ней не в своей тарелке. Возможно, слишком изучающий взгляд или раскованная манера держаться... или дело было в откровенной иронии, звучавшей в ее голосе? Было очевидно, что девушка не впечатлена увиденным. Но тут ее не в чем было упрекнуть. Джонатан и сам бы на ее месте не впечатлился.
- Я Джонатан, - в свою очередь представился он, машинально выпрямляясь на стуле и расправляя плечи. - Я здесь режиссер. Записаться можно у меня. Но для начала я бы хотел увидеть, что ты умеешь, - парень махнул в сторону сцены. - Прочитай какой-нибудь монолог или стихотворение... в общем, что угодно.
Не то, чтобы его так уж сильно интересовали актерские таланты этой Джейд. Обычно в кружок в любом случае принимали всех желающих - кроме разве что тех, кто был совсем уж бревно бревном, но такой кандидат попался Джонатану всего один раз. Понемножку играть могли почти все, и для школьных постановок этого было, в принципе, достаточно. Но режиссер считал, что все следует делать по правилам и без прослушивания никак не обойтись. Пусть актеры не расслабляются. Здесь все серьезно. К тому же, нужно было сразу дать понять потенциальным кандидатам в актеры, кто здесь главный и без чьего одобрения им ничего не светит.

Отредактировано Jonathan Crane (05.02.2016 10:42:05)

+7

5

Пауза затягивалась. Впрочем, Джейд не имела ничего против. В конце концов, паренек так заинтересованно ее разглядывал, что грех было бы его прерывать. Пусть смотрит, ей не жалко. В конце концов, у нее действительно было на что посмотреть. Спасибо генам и убийственным тренировкам папочки - тело у Нгуен просто загляденье для ее шестнадцати лет. Длинные загорелые ноги, тонкая талия и даже упругая грудь в наличии. И да, она не стесняется, может даже повертеться вокруг себя. Наверняка это будет чертовски забавно, мальчики здесь еще совсем дети, смутится и будет лепетать что-то своим ломающимся голоском. Ну разве не прелесть? Так бы и потрепала за щечки...

Нгуен оставляет парня с его разглядываниями, пока сама осматривает зал. Деревенская школа, а есть своя сцена. Удивительный сельский мир... Интересно, сколько этот драмкружок уже разбил детских мечтаний? Эх, обычные подростковые проблемы, это так наивно и смешно. Почему бы немного не оживить это местечко? И вот этого серьезного паренька... Тот как раз вовремя подает голос.
Джейд вновь смотрит на долговязого и широко улыбается. Она думает - приветливо и открыто, хотя и таится в ее улыбке обещание чего-то не особо хорошего. Да кто заметит? Подростки слишком заняты собой и своими мыслями, это понимаешь в первый же день, проведенный среди них. Впрочем, этим они мало отличаются от взрослых...
- О, так ты режиссер, - Джейд делает вид, что эта новость не просто удивляет ее, а добавляет к уважению еще очков двести. Даже смотрит будто по другому, как будто ее действительно волнует, кто руководит этим театром одного режиссера... Впрочем, это позволяет поставить мысленную галочку - пора уже поскорее закончить с досье учеников, чтобы и самой прекрасно все обо всех знать. Для профессионала она чересчур беспечна. Папочка будет недоволен... Если узнает.

- Значит, нужно показать, что я умею... - задумчиво тянет, постукивая кончиком пальца по своим губам. Она может собрать снайперскую винтовку за минуту и четыре секунды. Отлично обращается с холодным оружием. Знает, как даже пока со своим подростковым телом задушить бугая в два раза больше так, что он не вырвется из цепких ручонок. Ну и много чего еще подобного... Это подойдет? Что-то по морде лица Джонатана этого не скажешь. Тогда придётся импровизировать. И уж точно не со стихами. Там, где учили ее, подобная романтическая чушь не была в чести. Так что вот таких мелочей Джейд не знала. Поэтому уже она оценивающе смотрит на парня и задумчиво накручивает локон на палец, размышляя, как бы поскорее закончить с так называемым просмотром, попасть в кружок и при этом повеселиться. Господи, сколько же мыслишек посетило ее голову за эти короткие мгновения! Одна другой привлекательнее...

- Я умею не стесняться, - наконец заявляет девушка и отходит на один шаг назад. Неспешно откидывает смольную прядь волос за плечо и плавно ведет бедрами. Так же медленно проворачивается вокруг своей оси, принимаясь стягивать с себя короткую кофточку. Будто танцует под неслышную музыку, причем что именно танцует, понятно сразу. Белоснежная майка под кофтой отлично очерчивает пышную грудь, но Джейд считает, что приподнять ткань за края и продемонстрировать плоский животик - это просто must be. Она хитро улыбается себе под нос и по-кошачьи быстро и гибко уже оказывается нос к носу с режиссером. Лямка майки соскальзывает со смуглого плеча, девушка подмигивают парню и подтягивает вверх и так чересчур короткую юбку, перекидывая ногу через его бедра и усаживаясь на колени. Милый, милый мальчик, уже был так близко от девочки?
- И я много чего еще могу показать... - многообещающе тянет, скользнув чуть ближе и прижавшись к нему грудью, обвивая руками за плечи, беспечно склонив голову набок, наблюдая за реакцией. - Вам показать еще, мистер режиссер? Или я принята?
Вряд ли он настолько смел и все еще в полном сознании, чтобы горячо согласиться с продолжением банкета. Но Джейд все равно с интересом поглядывает в его глаза, чувствуя, будто дразнит маленького ребенка. Серьезно, разве весело держать на весу игрушку перед трехлетним ребенком? Еще как! Когда нет других развлечений...

+12

6

Когда девушка слышит о том, что перед ней режиссер, в ее голосе проскальзывает настоящее (или, по крайней мере, так кажется Джонатану) уважение. Это не сказать, чтобы частое явление. Несмотря на все старания Крейна, его обычно воспринимают как бесплатное приложение к кружку и иногда - как досадную помеху звездным талантам кого-нибудь из участников, когда тому достается не та роль, на какую он претендовал, или когда режиссер называет его так называемое "актерское видение" персонажа ересью и заставляет играть иначе. То есть - в принципе заставляет играть, а не просто украшать собой сцену. В общем, уважение со стороны актеров - штука весьма зыбкая. Тем приятнее, что хотя бы кому-то знакомо значение слова "субординация".
Джонатан благосклонно кивает и поудобнее устраивается на стуле, пока Джейд раздумывает над тем, что ей показать. Впрочем, он не ждет чего-то особенного. Обычно на прослушивании все цитируют что-нибудь из Шекспира или рассказывают последнее стихотворение из школьной программы, которое еще не успели забыть. Отдельные оригиналы выдают что-нибудь из народного творчества (обычно пошлое) или импровизацию. Последнее бывает интересно, но таких - единицы, и эти единицы выпустились в прошлом году.
Джейд же выбирает танец. Это тоже может оказаться любопытным - у девушки отличная пластика, и она прекрасно ее демонстрирует... Однако очень скоро у Джонатана начинает закрадываться подозрение, что продемонстрировать ему пытаются не только пластичность. Очень уж этот танец смахивает на кое-что вполне конкретное. Не хватает разве что шеста. Надежда на то, что это просто случайное совпадение, умирает примерно в тот момент, когда девушка начинает стаскивать с себя кофту.
Пожалуй, Джонатану следует остановить ее именно сейчас, но он немножко... как бы потактичнее выразиться, потрясен. Ситуация давно уже вышла далеко за зону комфорта, но он не может заставить себя вмешаться. Можно считать, что он просто теряет дар речи от столь смелой выходки, потому что Джонатан в жизни не признается даже самому себе в том, что ему хочется посмотреть. Но когда Джейд берется за край майки, парень наконец-то спохватывается. Пора прекратить эту "демонстрацию", пока все не зашло слишком далеко.
- Э... - кашлянув, начинает он и хочет добавить: "Достаточно", но в этот самый момент девушка вдруг оказывается совсем близко и, прежде чем Джонатан успевает сообразить, что она задумала, она уже сидит у него на коленях. Кажется, в понятие "субординация" они все же вкладывают разный смысл.
Подобная близость для режиссера в новинку, а потому ему не требуется много времени для того, чтобы впасть в панику. По мере того, как Джейд прижимается все теснее, Джонатан бледнеет, затем зеленеет и наконец - краснеет так густо, как, кажется, не краснел еще никогда в жизни. Он пытается отодвинуться, но деваться ему некуда: позади него - спинка стула, впереди - напористая Джейд, и парень только неловко ерзает, не зная, как ему реагировать. В свои семнадцать Джонатан даже не целовался с девушкой ни разу, что уж говорить о столь интимном контакте. Конечно, у него, как у любого подростка его возраста, есть свои тайные желания, но он не готов реализовывать их здесь и сейчас! При этом его все сильнее одолевает ощущение, что, если Джейд не помешать, она попросту изнасилует его прямо на этом месте.
- Н-не надо, - внезапно охрипшим голосом сипит Джонатан, стараясь не думать об упругой девичьей груди, прижимающейся к его собственной, и в бесполезной попытке сохранить лицо через силу добавляет: - То есть, ты меня не так поняла!
Все это определенно одно большое недоразумение. Однако принимать Джейд в кружок при таких обстоятельствах у Джонатана не поворачивается язык. Иначе что же это получится? А она так и продолжит общаться с ним в таком ключе? Не то, чтобы это было неприятно, но... Но! Так же нельзя!
Чудом извернувшись, парень бросает отчаянный взгляд в сторону дверей. Но никто не спешит к нему на помощь. Зато следующая мысль внезапно заставляет его похолодеть. А что, если сейчас кто-то действительно зайдет? И застукает их с Джейд в подобной позе? Что тогда о них подумают?!

Отредактировано Jonathan Crane (01.04.2016 12:15:40)

+11

7

Ходить в школу Тони смертельно не хотелось. Он умудрился "заболеть" на первое сентября и держать марку целую неделю, но после Джарвис его раскусил и самым строгим образом посоветовал перестать маяться дурью. Психолог полагал, что школьное общество пойдёт на пользу психике Старка, что там он сумеет завести друзей и единомышленников, а потому был весьма убедителен в своих просьбах отправиться на учебу немедленно.
Быть честным, Тони ничего не имел против образовательной системы в целом. Однако, как и в любой общественной программе, в ней имелись изъяны. Например, необходимость подниматься спозаранку каждое утро. Тащиться через весь город с огромной сумкой куда глаза глядят в толпе таких же сонных и помятых. Возможно, не будь мистер гений изгоем, посещать Смоллвилль Хай ему нравилось бы гораздо больше, но его слава летела впереди него и заведомо все испортила. Эти простые факты юноша попытался донести до своего психолога, но тот был неумолим.

Симулируя некоторые отклонения утром восьмого сентября, Тони удалось выиграть немного времени. Впрочем, Джарвис не опустил рук и был все также упрям в своём намерении отправить пациента на уроки, так что самолично доставил его к воротам школы, когда стрелка часов достигла отметки полудня. Тони совсем не хотелось появиться в свой первый школьный день под руку с "нянькой",  поэтому, скрепя сердце, он вынужден был подчиниться и отправиться в класс самостоятельно.
Конечно, до класса он не дошёл. И просидел остаток дня на заднем дворе школы, найдя себе укромный уголок. На улице было достаточно тепло, здесь его никто не трогал и не мешал, а потому Тони не спешил покидать насиженное местечко. И лишь когда отзвенели все звонки, он, наконец, отважился заглянуть внутрь. Быть честным, ему хотелось одним глазком посмотреть классы и расписание; в первую очередь, чтобы отовраться перед психологом, если тот станет задавать провокационные вопросы, а во вторую - чтобы удовлетворить своё любопытство. Не скрыть, иногда юноша любил проецироваться в своей голове некоторые ситуации, которых никогда не было или не могло быть, но для этого ему требовались чёткие образы. Например, чтобы представить картинку похищения пришельцами рыжей красотки из класса, которое ему удастся предотвратить только благодаря подкованности в инопланетном вопросе, ему необходимо было знать расположение парт в классе, высоту и ширину окон, квадратуру помещения и всякие другие мелочи, что помогли бы ему победить пришельцев в этой своей безумной фантазии. Конечно, в конце таких мечтаний все складывалось хорошо: девушка оказывалась спасённой, он выходил героем, а окружающие, наконец, разделяли его опасения насчёт инопланетного разума. И дело было совсем не в спасённой красотке, нет. Иногда в своей голове Тони с равным успехом спасал лысых младенцев незнакомых теть, увиденных в парке, усатых абстрактных дядь или даже курьера из почтового отделения Смоллвилль Пост, что доставлял им корреспонденцию в особняк каждое утро, но чьего имени он так и не узнал. Дело было в ситуации. В том, чтобы раскрыть окружающим глаза на пришельцев и их присутствие среди обывателей. Чтобы ему поверили. Чтобы его признали. Пускай даже не считают героем, лишь бы поняли теперь.

Качнув головой, Старк вернулся к реальности. Коридоры к этому времени были пусты, основная часть учащихся разбежалась сразу после звонка. С интересом осматриваясь, юноша бродил туда и сюда, заглядывая в классы и запоминая разнообразные детали; его мозг жадно поглощал новые образы и тут же рисовал ему фантастические картины тех бедствий или личностных побед, что могли бы случиться. Вот этим стулом можно было бы разбить окно, чтобы воткнуть его изобретение, похожее на вибрирующий меч, в обшивку инопланетного корабля. Который висит точно за этим окном.. Нет, вот за этим, там карниз шире, на который будет удобно встать и воткнуть меч в борт корабля. Ну, быть честным, это не меч вовсе, скорее большой нож, который он украдкой стащил у садовника, что равнял инвентарем кусты в саду поместья; улучшил и обновил, так чтобы отныне это было орудием против летающих тарелок. Отныне это лезвие было способно пробивать обшивку кораблей пришельцев и вредить их иную технику, Тони бы из дома без этой штуки не выходил, но Джарвис запрещал ему играть с травмоопасным оружием..

Из мыслей его вырвали голоса, приглушенно звучавшие из-за поворота. Холодея, Тони насторожился и подобрался, даже чуть пригнулся. Школа казалась тихой и пустой, так откуда было взяться голосам?
"Пришельцы! - холодея, подумал юноша. - Они нашли меня."
Впрочем, как эксперт он понимал, что убегать не имело смысла. К тому же, желание увидеть их было сильнее. Поэтому, мужаясь, Старк заглянул за угол, но никого не увидел. Осмотревшись, понял, что голоса звучали не из коридора, а скорее из-за ближайшей двери, и придвинулся к ней вплотную. Вытер тыльной стороной ладони взмокший лоб и аккуратно, обмирая каждую секунду от собственной смелости, потянул за ручку на себя. Дверь открывалась медленно, но - на его счастье - бесшумно, так что очень скоро ему удалось всунуть внутрь голову и заглянуть в полутёмное помещение. Это был большой актовый зал, в котором прилично освещалась только сцена, откидывая в полутемный зрительный зал длинные тени.
По спине поползли мурашки. Все это было жутко и загадочно! Голоса продолжали звучать, иногда мешаясь со звуками шуршания одежды и скрипом стула. Тони похолодел повторно, живая фантазия мигом нарисовала ему пугающие картины.
"Эй?" - хотел было позвать, но в горле встал комок. К этому моменту Тони с ужасом заметил нечеловеческую фигуру в непосредственно близи от сцены и сильно пожалел, что не прихватит свой волшебный нож сегодня. У фигуры было две головы и несколько рук, они казались спичечного-тонкими и торчали вразлапку; фигура постоянно копошилась и издавала какие-то хрипящие звуки, после чего отчетливо заявила: "Не надо!", и Старк едва не лишился чувств. Пришелец, очевидно, доедал кого-то и завладел его мозгом, чтобы научиться понимать и воспроизводить человеческую речь. К такой картине он абсолютно не был готов, хотя и проектировал модели первого контакта с ними в своей голове десятками каждодневно.

Отредактировано Antony Stark (11.04.2016 16:21:48)

+11

8

Старшая школа - это важный этап в жизни любого подростка. Время выбирать для себя будущее поприще. Определяться с будущей профессией и бросать все силы на подготовку к колледжу. Так говорили все. Так говорила его тетя, когда Эдди только поступал в девятый класс. Так говорили учителя в начале каждого учебного года - одиннадцатый не стал исключением. Только вот у Эдди с этим никак не складывалось. Особенно - с выбором того, чем он хотел заниматься по жизни. О, хотел он многого! Но все это как-то не укладывалось в рамки какой-то конкретной профессии. Каждый раз он был твердо убежден, что теперь-то уж точно нашел свое призвание, но наступал какой-то день - и он вдруг понимал, что это всё не то. Казалось бы, археология - наука, полная загадок! - идеально ему подходит. В девятом классе Эдди искренне так считал и усиленно налегал на историю. Тетя поощряла его устремления, и всё вроде бы было хорошо... но к середине года мальчишка перечитал кучу романов Гарднера и резко загорелся стать адвокатом. Ведь это было ОНО - то самое его призвание! Распутывать загадочные преступления для того, чтобы оправдать своих клиентов - это было поинтереснее всяких древних находок и заодно больше приближено к современности.
С этой идеей Эдди носился довольно долго. Закончилось всё с отъездом тети и переездом подростка к Леону с Александром. Поделившись с ними своими грандиозными планами, Эдди был быстро сдернут с небес на землю, когда услышал, что в жизни все происходит гораздо прозаичнее, захватывающие убийства, как в книгах, случаются крайне редко, к тому же, начинающему адвокату такие дела никто не поручит.
Мальчишка вновь призадумался. Просиживать в офисе за бумажками в ожидании, когда же его сочтут достойным, ему совсем не улыбалось. Ему надо было всё и сразу. Да он уже успел выучить наизусть всю Конституцию США и Уголовный Кодекс и мог выдержать любой экзамен, разве не понятно, что он достоин?! Нет, ответили ему, ведь у него совсем нет опыта.
Потом Эдди перебрался обратно домой, а вместе с ним туда же перебрались Ким и Рут - и тогда резко встал вопрос нехватки денег, а учеба отодвинулась куда-то на дальний план. В процессе поиска подработки Эдди убедился, что его временные опекуны были абсолютно правы во всем: подростка не хотели брать ни на какую серьезную работу. Никто даже не пожелал оценить его способности! Курьер, официант, мальчик на побегушках да еще парочка таких же не шибко вдохновляющих вакансий - вот все варианты, что мог предложить Смоллвилль студентам.
Тогда Эдди озарило. Зачем вообще напрягаться и искать работу, когда есть способы заработать гораздо проще и непыльнее? Взять, к примеру, викторины, на которых хорошо эрудированный человек вполне мог, не сильно напрягаясь, заработать парочку миллионов. Он не пропускал ни одной викторины из тех, что шли по телевизору, и с легкостью щелкал все вопросы как орешки, причем гораздо быстрее умников на экранах. Так что богатство, казалось, только и ждет, когда он протянет за ним руку. Эдди разослал кучу писем на все телеканалы и стал ждать, когда же на него свалится удача. Однако помимо него желающих получить халявный миллион оказалось предостаточно, время шло, а его так и не торопились никуда приглашать.   
Осознав, что легких денег им не светит, Эдди снова призадумался, после чего приналег на математику, геометрию и физику, некоторое время что-то увлеченно сверлил и паял и даже успешно смастерил несколько крайне хитроумных головоломок. Это было невероятно круто, но хотел ли он зарабатывать этим себе на жизнь? Нет - ему нравилось это делать чисто для себя и для близняшек и только тогда, когда ему этого хотелось, а не превращать творческий процесс в обязаловку. Он продолжал время от времени мастерить что-то и до сих пор, но было уже понятно, что с выбором способа заработка он снова промахнулся. Научная деятельность его тоже не особенно привлекала, хотя учитель физики не раз хвалил его способности и настоятельно рекомендовал подумать об этом. Эдди честно подумал и отбросил этот вариант тоже.
Исчерпав запас идей, он впал в депрессию. Будущее сулило лишь непризнанность и безысходность. Ему суждено было до конца своих дней прозябать в этой дыре, едва сводя концы с концами и загнивая в рутине, потому что не в его силах было преодолеть жестокость и равнодушие этого мира...
В конце концов, близняшкам надоело выслушивать его стенания, и они, вопреки всем предписаниям, скормили ему целую горсть таблеток разом, в результате чего Эдди где-то с неделю пребывал в сильно взбудораженном состоянии - зато после на него вновь снизошло озарение. Уже которое по счету, но на сей раз вариант казался беспроигрышным. В конце концов, если его интеллектуальные способности никого не интересуют, можно реализоваться в другой области. А у Эдди как раз нашелся один подходящий интерес. Музыка! Почему бы было не стать ди-джеем? Он хорошо разбирался в музыке, а харизмы и красноречия ему было не занимать!
И Эдди активно принялся за дело. Находясь под остаточным воздействием лекарств, он проявил недюжинную настойчивость и даже успел устроиться на местную радиостанцию, благо там оказалось одно свободное место в штате. Разумеется, не ди-джея, но главное ведь было попасть туда, верно? В этот раз мальчишка был твердо намерен проявить выдержку и терпение и постепенно пробить себе дорогу в шоу-бизнес. А для этого ему необходим был пресловутый опыт. Поскольку сама радиостанция тренировать его была не намерена, приходилось справляться своими силами. Поискав вокруг себя, Эдди нашел искомое прямо в школе. На школьных вечеринках вполне можно было отточить свой навык; жаль, проходили они нечасто. Но был еще школьный театральный кружок! И, пожалуй, это было то, что нужно. Ну, может быть, не совсем то, что нужно... Ладно, совсем не то! Тем не менее, нечто общее у функций ди-джея и звукорежиссера все же было, и Эдди решил, что возможностью изучить особенности работы с музыкой в этой области пренебрегать тоже не стоит. Ему пригодится всё!
Таким образом, в этот день он и оказался в школе после занятий. Его новое устремление удачно совпало с началом учебного года, так что он как раз успевал записаться в театральный кружок прямо на старте. Ким и Рут не проявили интереса к его затее (они вообще старались бывать в школе как можно меньше), так что Эдди отправил их домой, а сам направился к месту сбора кружка. Он уже бывал на школьных спектаклях и был осведомлен о занятных интерпретациях классики, которыми увлекался нынешний режиссер. Благодаря этому, он мог подстроиться под его стиль и заявиться с вполне конкретными предложениями, чтобы с порога произвести впечатление. Хотя в звукорежиссеры, насколько Эдди было известно, и так никто особо не рвался, так что конкурентов у него не было, но все же... надо было показать, что он отлично знает свое дело!
Еще на подходе к актовому залу он приметил чью-то согбенную фигуру, неловко топтавшуюся перед дверьми и робко заглядывавшую внутрь. Нет, так в театре дела не делаются! Нужно было помочь этому страждущему перебороть страх перед аудиторией.
- Хэй! - радостно провозгласил Эдди, оказавшись рядом. - Ты тоже сюда? Так заходи, не стесняйся, здесь никто не кусается! - с этими словами он хлопнул парня по плечу.
Возможно, он немного не рассчитал своих сил (хотя особыми физическими данными Эдди никогда не мог похвастаться), а возможно, парень просто стоял в неудобной позе; так или иначе, от ободряющего хлопка он буквально влетел в зал. Эдди поспешил следом.
Здесь стоял мягкий полумрак, освещена была лишь сцена. К удивлению Эдди в зале почти никого не было - только на первом ряду кто-то сидел и поскрипывал стулом... Или их там было двое? Прищурившись, Эдди подался вперед, пытаясь разобрать, что там такое происходит и...
Кажется, они зашли не вовремя?
Разворачивающаяся на его глазах сцена живо напомнила Эдди то, что частенько происходило у него дома, так что он искренне посочувствовал парню, на коленках которого по-хозяйски устроилась девушка (ее лица ему пока что не удалось разглядеть). Впрочем, как знать, может, тому это нравилось, и эта парочка уединилась тут по обоюдному согласию. В таком случае, правда, театральный кружок был не лучшим местом для...
Стоп. Кружок!
Эдди, ты идиот, сказал он сам себе. Только сейчас мальчишка наконец вспомнил, где находится. Ну конечно, это же театральный кружок - обитель масок и лицедеев, значит, все здесь должно быть не тем, чем кажется! И эти двое, видимо, просто репетируют сцену из будущего спектакля. Только и всего. Загадка решена!
- Привет. Вы репетируете, да? - повторил Эдди вслух, не столько для того, чтобы получить подтверждение своей догадки, сколько просто для того, чтобы обозначить свое присутствие, а то выходило неловко. - Мы тогда посидим тут где-нибудь, пока вы не закончите, окей? - и он снова ободряюще кивнул вошедшему вместе с ним парню, чтобы тот не тушевался.

Отредактировано Edward Nashton (23.04.2016 00:34:28)

+10

9

Джейд с детства говорили о женской силе. Не той, которую после привил ей отец через боль, кровь и тренировки. А ту самую, которая заставляет мужчин забыть о собственной гордости, развязывать войны и становится податливым, как кусок пластилина. Той самой, из-за которой случилось столько интересных исторический событий, неловких ситуаций и ночных поллюций. И, конечно же, из-за которых сами мужчины всех возрастов забывали о собственной силе. Этот милый то бледный, то краснеющий юноша под ней с легкостью мог бы оттолкнуть напористую девчонку. Он был высок и достаточно крепок на фоне самой Джейд, если не принимать во внимание ее особые навыки. Но нет, сейчас он наверняка был слабее котенка. Нгуен может сейчас творить с ним все, что ей вздумается, а он только и скажет – «не надо». Ну серьезно? Она не так его поняла? Она в курсе! Но ведь так веселее и интереснее. И потом, ну когда еще он окажется так близком с женской особью? Мог бы и не упускать момента. Разве не хочется потрогать настоящую живую девчонку? Ощутить под подрагивающими пальцами горячую гладкую кожу бедер? Очертить ладонями контур тела? Почувствовать упругость груди, в конце концов? Не то чтобы она собиралась заходить с ним насколько бы то ни было далеко, но он определенно и от такого простого контакта затерялся похлеще Алисы в Зазеркалье. Бедный маленький мальчик, она бы точно его немного приголубила, чтобы он больше так не боялся девушек. Они не все такие наглые и горячие, как Джейд. Ему правда совершенно нечего бояться…
Нгуен улыбнулась своей фирменной чеширской улыбкой. И не пойми, что за ней скрывается – то ли обещание избавить его от груза девственности здесь и сейчас, то ли понимание и даже принятие его словесного нежелания такого быстрого развития событий.

- Единственное, чего я не поняла, так это принята я… или же нет? – о, Джонатану определенно нужно будет хорошенько подумать об ответе. Ведь если она сделала еще не достаточно для того, чтобы занять свое законное место, то она будет стараться и дальше. Если же он вовремя сообразит дать утвердительный ответ, так и быть, она перестанет его терзать. Не сразу, конечно, но намного быстрее, чем планировалось… Джейд и правда было весело. Юноша под ней был так скован, его было почти что жаль, но она бы определенно провела бы так еще немного времени, если бы кто-то настолько бесцеремонно не прервал их уединение. Смутилась ли она тому, что все еще восседает на режиссере с провокационно задранной юбкой? Нисколько. Она лишь выжидательно уставилась на ввалившегося юношу, которого буквально впихнули сюда, а после на следующего, который с детской непосредственностью расставил все точки над i. Разумеется, конечно же они здесь репетируют! Прервали на самом интересном месте.
Выразительно вздохнув, Джейд прижалась напоследок покрепче, чтобы тихонько шепнуть, касаясь губами кончика его уха, что "она посчитает все это за утвердительный ответ. Пока мистер режиссер не захочет подтвердить ее профессионализм". Это звучало обещанием, разумеется. Которым милый юноша никогда не воспользуется. Но чувствовать себя неловко еще какое-то время обязательно будет. На это и весь расчет.

- Вы очень вовремя. Мы как раз закончили, - наконец, довольно откликнулась Джейд, легко соскальзывая с чужих колен и оправляя юбку, с интересом посматривая на пришедших ребят. Тоже детишки-мальчики. Здесь девочек вообще, что ли, не жалуют? Что за кружок по интересам такой? Нгуен не даст им тут, конечно, заскучать. Правда, если не заскучает прежде.
- Ох уж эти театральные будни, - хмыкнула и выразительно посмотрела на режиссера. Как он там? Отошел? Встать может и при этом не оказаться в неловкой ситуации? Или она себе просто очень льстит? Как бы то ни было, но начало было достаточно интересным, чтобы подзадержать ее здесь ненадолго. И, конечно же, создать необходимое алиби обычной ученицы старшей школы. Ну... почти обычной ученицы.

+10

10

Ситуация с каждой минутой становилась все жарче. Джонатан не знал, куда ему деваться. Он чувствовал себя в ловушке. Припертым к стенке. Загнанным в тупик. В общем, нечто в этом роде. Эта Джейд, которая умудрялась невинно улыбаться ему, даже восседая у него на коленях с отнюдь не невинными намерениями, отступать явно не собиралась. Сам же парень давно растерял все более-менее связные мысли и мог думать только о том, как бы и в самом деле не опозориться.
Он кое-как высвободил руки из ее объятий и попытался хотя бы немного отодвинуть девушку от себя и при этом не коснуться ее в каком-нибудь месте, за которое ему будет потом неловко. Черт возьми, да он и так ощущал себя до ужаса неловко! Он буквально превратился в один большой сгусток неловкости. Но еще сильнее усугублять свое положение не хотелось. Все его попытки не трогать ее Джейд вполне успешно сводила на нет своими действиями. Ее близость, тепло прижимавшегося к нему чужого тела, без сомнения, волновали его, и Джонатан очень хотел прекратить это, пока... не случилась какая-нибудь неприятность.
И небеса, похоже, все-таки услышали его отчаянные мысленные мольбы. За спиной с силой хлопнула дверь, как если бы ее распахнули с ноги, и послышалось неуверенное шарканье, ознаменовавшее появление в зале других людей. Это мгновенно помогло Джонатану взять себя в руки и проявить решимость.
- Да! Ты принята! - выпалил он, возможно, излишне порывисто, но в том состоянии, в каком он находился в настоящий момент, его сложно было винить. А после, стараясь не обращать внимания на теплое дыхание, касающееся его уха (смысл слов в таком состоянии до него не доходил, но жаркий шепот говорил сам за себя) он все-таки спихнул с себя Джейд. Или, скорее, она позволила себя спихнуть, удовлетворившись его ответом.
Поспешно вскочив со стула вслед за Джейд, Джонатан обернулся к вошедшим. Его хватило только на то, чтобы сообразить, что это не его актеры, а снова кто-то новый - однако хорошо это было или плохо, он никак не мог решить. Лицо юноши сейчас имело густой красный оттенок, и оставалось лишь порадоваться, что в полумраке актового зала это было (он надеялся) незаметно. Он был готов провалиться сквозь землю, лишь бы оказаться подальше и от любвеобильной кандидатки в актрисы, и от двух свидетелей, что застукали его с ней. Но тут слова одного из них наконец-то достучались до его сознания, и Крейн обнаружил, что парень, сам того не подозревая, дал ему подсказку, как выкрутиться из неловкой ситуации.
- Да! - нервно воскликнул он, все еще пребывая в несколько раздерганном состоянии. - Реп... петируем! То есть, мы уже закончили! - он машинально отодвинулся от Джейд, и еще одна робкая здравая мысль, осмелившаяся привлечь к себе его внимание, напомнила, что девушка до сих пор оставалась в одной майке. Ее это, судя по всему, не смущало, а вот самого Джонатана - очень даже. - Одевайся, Джейд, - сказал он, постаравшись, чтобы его голос звучал невозмутимо, но стоило ему встретиться с ней взглядом, как он снова сбился и поспешно повернулся к вошедшим: - А вы что здесь делаете?
Здесь Джонатан вынужден был сделать паузу и встряхнул головой, пытаясь овладеть собой и привести мысли в порядок. Он не сразу вспомнил, где они находятся и с какой целью. Возможно, его сбивал тот факт, что ни один из новоприбывших не был членом кружка. И только сейчас Крейну удалось толком разглядеть их. Один из подростков вроде бы был ему смутно знаком: Джонатан сталкивался с ним в школе. А вот второго он точно видел впервые. Что за нашествие новеньких сегодня?
Откашлявшись, он сделал вторую попытку:
- В смысле, вы тоже хотите записаться в кружок?
Сказать по правде, он сильно надеялся, что ответ будет отрицательным. Хотя надежды на это было мало, но могло ведь так оказаться, что эти двое просто ошиблись дверью? Джонатан не был уверен, что выдержит еще одно прослушивание.

Отредактировано Jonathan Crane (05.07.2016 11:51:58)

+8

11

Ужасающая картина продолжала обрастать подробностями, а также додуманными деталями. Вот сплетенный ком шевельнулся, что-то сверху выпрямилось и гибко потянулось - Тони обмер, замечая, как безвольно висит на стуле то, что снизу.. Похоже, существо закончило свою трапезу и теперь пыталось либо влезть в шкуру своей жертвы, либо принять вид сожранного, чтобы заменить его в обществе и не вызвать подозрений.
Стоя в дверях, Тони не мог ни подойти ближе, чтобы рассмотреть получше, ни убежать, опасаясь быть замеченным. Будто прикипев к полу, он вынужден был следить отсюда - и фантазия дорисовывала увиденному острые, болезненные мелочи. Вот, к примеру, у трупа снизу бесполезно задергались конечности, будто того била последняя агония, а существо сверху вдруг сделалось отчетливее и обрело округлые фигуры, буйную растительность на голове и длинные, смуглые ноги...
Старк сглотнул и подался чуть ближе, заинтересованный.
Следить за метаморфозами пришельца ему еще не выпадал шанс, так что ему хотелось больше мелочей и деталей.. И в то же время нельзя было выдать себя, иначе он тоже труп! Парень был напряжен до невозможности, опасно балансируя на пороге зала, когда вдруг сзади раздался бодрый звенящий голос, а следом прилетел хлопок по спине.
Как Тони не заорал в голос, одному Боженьке известно (если бы он существовал, ибо в реалиях Старка "сверху" обитали лишь инопланетяне, а никак не эфемерный дяденька в белых тогах), но к его чести с первой волной ужаса удалось справиться быстро. Видимо, потому, что он вовремя разобрал в незнакомом голосе абсолютно человеческие интонации, а вот быть замеченным существом у сцены казалось гораздо опаснее. Зажав рот обеими ладонями, чтобы не выдать себя, он рыбкой нырнул за задний ряд сидений и затаился, растянувшись на полу. Равновесие удержать ему бы все равно не удалось, а так был вариант остаться живым и невредимым.
На полу, к слову, оказалось достаточно пыльно, Тони даже мельком подумал о том, что здесь не мешало бы навести порядок. Вот его горничная, к примеру, шикарно справлялась с мусором и паркетом, тот всегда блестел! Стоило порекомендовать ее этому убогому местечку.. Отвлекаясь от происходящего, Тони пропустил момент, когда между присутствующими завязался диалог. Из своего положения ему было не видно, что происходило возле сцены, но когда второй парень подал голос - Тони затрясло. Тот должен был быть мертв! Он абсолютно точно рассмотрел, как существо превратилось в девушку! Кстати, и она подала голос, так что Тони сжался лишь сильнее в своем убежище. Вот как.. Мозг лихорадочно соображал. Похоже, пришелец не убил жертву, а чем-то заразил - возможно, подчинил себе? или даже пересадил внутрь него другого пришельца? - так что теперь эти двое, несомненно, были заодно...
И все же, у него оставался малюсенький шанс. И у этого несчастного, что пришел вместе с ним, к слову, тоже, что никак - в упор! - не видел зла. Конечно, он пришел слишком поздно, чтобы рассмотреть то, что на самом деле здесь происходило. Так что его недавнее заявление о том, что тут никто не кусается, было весьма спорным..
- Мы просто мимо шли.., - стараясь выгородить их обоих, все же подал голос Тони. Это стоило ему бешеных усилий, сердце грозило вот-вот вырваться из груди. Аккуратно выглянув из-за заднего ряда кресел, он нервно сглотнул. - Случайно зашли.. И уже уходим.
Не бросать же здесь этого неразумного? Парень из школы выглядел неспособным постоять за себя, особенно перед лицом внепланетной угрозы. И Старк решился. Приподнялся из-за сидений и нервно вцепился в запястье незнакомого парнишки, дернув на себя; им пора было убегать.
- Мы ничего не видели! - напоследок заверил "существ", в тенях которых ему чудились инопланетные щупальцы и клешни. Длинные черные полоски тянулись от их ног к ногам парней, и Тони боялся, как бы их не поймали и не сотворили с ними то же самое, что недавно творилось с тем несчастным у сцены..
Боясь поднять взгляд и как следует рассмотреть лица пришельцев (чего доброго, кинутся!), Тони снова подергал рукав рядом стоящего. Кто бы мог подумать, что в школе могло быть так опасно..

+8

12

Ободряющий кивок пришелся в пустоту. Не обнаружив товарища там, где тому полагалось бы стоять, Эдди недоуменно завертел головой. Куда тот мог подеваться? Он же был уверен, что они вошли вместе! Мальчишка не сразу сообразил посмотреть на полу и очень удивился, обнаружив парня прячущимся за креслами. Надо же быть таким застенчивым!
Меж тем пара у сцены подала голос, и Эдди на время отвлекся на них. Он наконец-то узнал обоих. Как только парень встал со стула, не признать в нем Джонатана Крейна оказалось невозможно. Такого-то дылду! Вряд ли в школе нашелся бы хоть кто-то, кто мог бы посоревноваться с ним в росте, так что даже в полумраке актового зала его сложно было с кем-то спутать.
Девушка же оказалась его одноклассницей. Свет со сцены на мгновение упал на ее лицо, и Эдди узнал Джейд. Она была не просто одноклассницей, но еще и новенькой в школе. Должно быть, она тоже пришла записаться в кружок. Какая удача! С начала учебного года Эдди старался зазнакомиться со всеми новенькими, но с этой девушкой ему еще не удалось толком пообщаться, а кружок предоставлял отличную возможность узнать ее получше.
Джейд разглядывала его с не меньшим любопытством (может, тоже была рада, что они будут ходить в один кружок?), а вот Джонатан казался слегка взбудораженным. Слишком сильно вошел в роль? Или, может, он испытывал, как это принято называть, полет вдохновения? Интересно, что за сцену они репетировали? Это определенно должна была быть очень смелая постановка. Эдди с любопытством смотрел на Джонатана и Джейд. Скоро он всё узнает. Осталось только пройти ритуал принятия, и все таинства школьной театральной жизни откроются ему!
- Да, мы... - бодро начал было мальчишка, но в этот самый момент в разговор вдруг вмешался тот самый застенчивый парень, что зашел вместе с ним. Он наконец-то набрался храбрости выглянуть из-за кресел, но вот на то, чтобы попроситься в кружок, его уже не хватило. Схватив Эдди за руку, он забормотал что-то про то, что они уже уходят, и начал тянуть его в сторону выхода.
- Э, нет! Мы никуда не уходим! - заявил Эдди, упрямо не поддаваясь попыткам утащить себя из зала. Со стеснительностью этого юноши точно надо было что-то делать, и театральный кружок мог прийтись тут очень кстати. Не зря же интровертам советуют посещать курсы актерского мастерства. Театральный кружок мог бы помочь ему хотя бы немного раскрепоститься.
- Я, например, хочу записаться! - решительно сообщил Эдди и свободной рукой указал на старшеклассника (путем логических умозаключений он вывел, что тот должен быть старше, поскольку на десятиклассника парень явно не тянул, а в своем классе Нэштон его не видел), все еще цеплявшегося за его запястье. - И он, думаю, тоже хочет! Просто стесняется!
Он был уверен, что тому надо было просто немного помочь. А то не дело это: парень выглядел совсем перепуганным. И это в компании всего-то из четырех человек!
Тут Эдди наконец понял, что так не давало ему покоя, пока он здесь находился. Ну конечно, отсутствие народа! Направляясь сюда, Эдди ожидал если не аншлага, то, по крайней мере, более-менее людного сборища. Ну, он же смотрел школьные спектакли! И в них играло приличное количество народа. Где же они все? Он бы предположил, что успел одним из первых, если бы с начала объявленного сбора кружка не прошло уже довольно много времени.
- А что, сегодня никого больше не будет? - с некоторым разочарованием уточнил Эдди. Он ведь намеревался блеснуть сегодня своими знаниями музыки и навыками работы с ней. А тут всех зрителей - всего три человека. Это лучше, чем совсем ничего, конечно, но он ожидал большего!

+9

13

О, Джейд не сомневалась в том, что принята. Было бы удивительно, если бы этот юноша вдруг проявил характер или принялся выговаривать ей о нарушении субординации. Несмотря на всю его растерянность и неловкость, он вряд ли был бы против подобных повторных нарушений. Возможно, в более приватной обстановке... Но это уже не было интересно самой Джейд. Может быть, когда-нибудь, в самый неожиданный момент... Хмыкнув, Нгуен скользнула взглядом по совершенно красному лицу горе-режиссера, а после переключила все свое внимание на новые действующие лица. Тем более, при ближайшем рассмотрении там было на что поглазеть.
Более бодрый паренек не представлял интереса, Джейд не могла вспомнить его дело. Возможно, просто еще не дошла. А вот второй... Не менее смущенный, да еще и откровенно напуганный... О, страх Джейд умела различать. Можно сказать, без этого было никуда. Но что могло так тронуть самого Энтони Старка, будущего наследника настоящей империи, состоящей из кучи бабла, недвижимости и заводов? Впрочем, зная его особенность, можно было смело сказать - этот парень с головой не дружит, а, значит, вполне мог переволноваться от такого невинного зрелища. Pure little boy...

Итак, раз "репетиция" подошла к концу, Джейд с чувством выполненного долга уселась на ближайшее место. Закинула ногу на ногу и с любопытством уставилась на троицу. Вот же собрались недоразумения! Джейд не была полностью уверена, что у нее самой в голове все в полном порядке, так что компания подобралась что надо. Это было даже забавно. Она ни в коем случае не могла покинуть это место действия. И потом, неожиданно она могла оказаться в одной театральной лодке вместе со Старком, а это дорого стоит. Так что все складывалось более чем удачно. Кто же знал, что ее скука тоже вполне может привести к неплохим последствиям?
- Ой, да даже если видели. Что вы как дети, - весело фыркнула на испуганный голос "неадекватного миллиардера", совсем без стеснения изучая его. К чему все эти ненужные расшаркивания? Вот если бы они тут с режиссером действительно занимались грязными делишками с использованием декораций - тогда еще куда не шло. А так... - Я не из стеснительных. Так что можешь так не зажиматься.
Джейд подмигнула пареньку, что, казалось, вот-вот вообще сознание потеряет. Интересно, что же творится в этой гениальной, но сломанной голове? Как бы ей хотелось там покопаться! Если бы она не знала, насколько на самом деле трезвыми были некоторые его мысли. Эх, как легко психологи продают своих подопечных, если знаешь, чем подкупать... И все же, полной информации все равно не получишь, пока не подберешься к объекту. И пусть такого задания не было, но никто не запрещал наблюдать, верно?

Подперев голову ладонью, Джейд перевела взгляд на другого паренька. Надо будет найти его дело и изучить, раз уж так сложилось, что они оказались в одном кружке. Вдруг там тоже обнаружится нечто эдакое? Хотя она и была уверена, что мало-мальски значимых она уже изучила вдоль и поперек. И, признаться, население Смоллвилля судя по этим делам, сплошь несчастные сиротки и обездоленные. Прямо таки целая энциклопедия человеческих несчастий и суровых испытаний. На каком-то моменте Джейд начинала закатывать глаза и фыркать, когда натыкалась на графу "Семья". В общем, разнообразия было мало, поэтому была жалкая надежда, что вот этот парень вдруг окажется нежданчиком. Ну а что? Мама, папа, брат, сестра, большой дом и золотистый ретривер. Ценный экспонат среди героев "Отверженных". Эх, мечты, мечты... Джейд зевает и сползает по креслу, почти теряя интерес к происходящему. У нее вообще такое часто происходит - заинтересовать ее надолго непосильная задача. Проблемы с концентрацией внимания. Пусть будет так. Так что пусть мальчики определяются, что там дальше. А она поддержит любое безумие. Главное, чтобы не слишком унылое...

+9

14

К смущению Джонатана постепенно стало примешиваться раздражение. У него начинало складываться впечатление, что присутствующие сговорились и теперь ломают дешевую комедию, чтобы поиздеваться над ним. Что, кстати говоря, было не исключено. Крейн привык к тому, что все считают его объектом для шуточек. Чего только стоил спектакль, устроенный новоприбывшими. А уж заявлять, что они ничего не видели, это всё равно, что объявить, что они видели всё, после чего никакие заверения в гробовом молчании собеседника уже не утешат. Джейд же невозмутимо вторила этим двоим. Джонатан метнул в ее сторону гневный взгляд. Да, место комедиям именно в театре, кто бы спорил, но это не означает, что режиссер должен играть в них главную роль! Он был все еще пунцово-красный, и жара, обжигавшего его щеки и уши, несомненно, должно было хватить на то, чтобы испепелить девушку взглядом. Но той было хоть бы что. Или все трое обладали столь сногсшибательной непосредственностью, что не понимали, что несли? Ну да, конечно, так он и поверил. То есть одной Джейд может и поверил бы, но не теперь, когда у нее появилась "группа поддержки". Несомненно, они собрались здесь исключительно для того, чтобы устроить ему этот дурацкий розыгрыш и уронить его достоинство.
- Так вы записываетесь или уходите? - раздосадовано рявкнул Джонатан, понимая, что им это прекрасно удалось. - Определитесь уже. Здесь вам не хиханьки, это серьезная группа, - правда, следовало признать, что в настоящий момент группа не только не выглядела серьезной, но и на группу-то тянула с большой натяжкой, от чего становилось только досаднее.
Он внимательнее оглядел двоих парней, чтобы знать, от кого в будущем можно ожидать еще какого-нибудь подвоха. Незнакомый пацан выглядел насмерть перепуганным и порывался сбежать (несомненно, притворялся! Джонатан даже ощутил укол сожаления: получалось весьма убедительно, такие таланты кружку действительно не помешали бы), зато лицо рыжего мальчишки, придерживающего приятеля за рукав, старательно изображало, что он ожидал большего. Ну да, тут он попал в точку. Они всегда ожидали большего - эти жаждущие стать артистами бездарности. Только мало кто хотел работать ради этого. Джонатан покосился на Джейд. Конечно, когда кто-то старался слишком сильно, это тоже было чревато разнообразными казусами. Ну почему они не могли просто делать то, что им полагалось, и оставить его в покое? Ах, да. Потому что он был режиссером, очевидно. Напомните-ка, кой черт дернул его занять эту должность? Иногда он начинал сомневаться, стоила ли игра свеч. Да что там, он сомневался в этом практически постоянно. И все же было что-то, что не давало ему бросить всё к чертям. А потому следовало смириться и признать, что он будет тянуть лямку до конца. Впрочем, осталось уже недолго.
- Труппа расформирована, - резко отозвался Джонатан на вопрос рыжего. Хотя буквально пять минут назад он сам не подозревал об этом, но раз с начала репетиции никто из прежних участников кружка не появился, значит, так тому и быть. - Набор открыт по новой. Если вам есть, что показать - валяйте.
О нет, он ничем не выдаст, что догадался о том, что его разыгрывают. Пусть продолжают кривляться, если им так хочется, а прием в театральный кружок будет вестись серьезно. Как он и говорил.

Отредактировано Jonathan Crane (24.11.2016 10:19:21)

+10

15

К несчастью Старка, его новый знакомый совершенно не напуган и спасаться бегством явно не собирается. С обывателями это происходит весьма часто, они слепы и не видят опасности. Этот совершенно чужой ему парнишка не стоит того, чтобы рисковать за него жизнью, и все же Тони не уходит; кому он вообще сможет помочь, если станет выбирать, кого спасать, а кого бросить? У него весьма активная жизненная позиция, если убрать проблемы с психикой, так что своим первостепенным планом он имеет спасти всех, абсолютно всех, не смотря на религию, цвет кожи или совершенные проступки. Ведь может так статься, что в разгар войны с пришельцами даже вор и плут окажется ценной единицей.
"Мы никуда не уходим" и "Я хочу записаться" тем временем выдаёт несчастный школьник. Точнее, он не выглядит несчастным прямо сейчас, но если его сожрет то инопланетное чудовище, что недавно творило страшные вещи с ребятами у сцены, то все изменится. Тони напряженно следит за двумя подозрительными действующими лицами и пытается угадать, кто из них кукловод, а кто кукла? Один управляем другим? Или они оба автономны? Девушка смотрит остро и пронзительно, но после словно бы теряет к ним интерес и сползает по креслу ниже; в тот же момент её оппонент, кажущийся до этих пор весьма сдержанным, вдруг теряет терпение и почти лает - коротко, отрывисто.
Старк теряется, но решение нужно принимать уже сейчас.
-  Я могу, - в отчаянии вызывается добровольцем на предложение "главного" показать свои таланты. Нервно сглатывает и, кинув прощальный взгляд на школьника, бредёт к сцене. А сам судорожно соображает, как спасти свою шкуру и заодно вытянуть оппонента. Может быть, если он примет удар на себя, нерадивый младшеклассник поймёт, наконец, что здесь опасно - и убежит? Сам Тони готов ко всяческого рода внеземным опасностям и планирует справиться самостоятельно.
Каждое мгновение обмирая, юноша забирается на сцену. Свет рамп бьет ему в глаза, весь зал затеняется и лиц наблюдателей не видно. Тони чувствует, как у него холодеют ноги и кончики пальцев на руках. Теперь всякие ужасы придумываются ему ещё активнее, картинки в мозгу кажутся все натуральнее.
- Я исполню Nessun dorma, арию из оперы “Турандот” Пуччини.
О, Старк на самом деле обладает рядом талантов, о которых мало кто знает; он культурно развит, родом из высшего общества и не совсем пропащий, Маман и Папан достаточно часто таскали его на светские вечеринки ровно до того случая, как юноша решил поделиться с общественностью планами по изобличению пришельцев. Конечно, он не Лучано Паваротти, но и вряд ли кто-то в школе вообще знаком с подобным исполнителем.
Стиснув ладони вместе, Тони несколько мгновений готовится, а после подает голос, и он дрожит с непривычки, конечно, но достаточно чистый и сильный. В молодости его частенько заставляли петь, читать стихи, рисовать натюрморты или творить ещё бог весть что, лишь бы развлечь великосветским гостей. С тех пор, как ему потребовался личный психолог, юноша перестал заниматься всем этим мракобесием и конкретно подзабил на возвышенные хобби, что полагались всем молодым людям его высокого происхождения; вместо этого он читал научную литературу, ковырялся в технике и марал обои замудренными формулами.. Впрочем, слова из арии он все ещё помнил.
- ..dilegua, o notte! Tramontate, stelle. Tramontate, stelle! All’alba vincerò! Vincerò, vincerò! - сильно сокращая выбранную партию, вскоре все же завершается певец и открывает глаза, которые в процессе весьма натурально зажмуривал, и вовсе не от старания - а от страха. Говорят, пение помогает отогнать наваждения, но с Тони это давно уже не работает.
Старк спрыгивает со сцены и вынужден признаться хотя бы себе, что здесь безопасно. Никто не собирается его жрать. Монстр исчез.
Ощущая себя немного спокойнее, Тони уже сейчас собирается домой. Раз пришельца больше нет, и ему задерживаться не стоит. Дальше ребята справятся и без него.
- Спасибо за прослушивание, - коротко благодарит, смотря как-то расфокусированно. - Мне пора идти.
Мыслями он уже далеко отсюда, похоже, побеждает очередную инопланетные цивилизацию или строит великий план о спасении всего мира. Как знать, что там у него на уме?

+11

16

С Джонатаном согласовано.
-

Суета, которая поднимается вокруг записи в кружок, заметно раздражает его руководителя, поскольку отвечает тот резко и совсем не дружелюбно. Или же у него просто такая манера общения. Так или иначе, подобными мелочами и даже расформированной труппой Эдди не смутить. Так даже лучше - он будет одним из первых в команде и остальным придется вливаться в его компанию, а не наоборот.
- Записываемся! - уверенно отвечает он и делает попытку подпихнуть вперед своего товарища, но тот, неожиданно осмелев, сам делает шаг к сцене. Наконец-то! Эдди тут же плюхается в зрительское кресло и жадно наблюдает, стараясь угадать, что тот покажет. Продекламирует стихотворение, споет песенку или разыграет сценку из какой-нибудь пьесы?
Эдди еще не успевает перебрать в голове все варианты, как парень уже останавливается на втором. Вот только выбор "песенки" у него весьма оригинальный. Нэштон должен признать, что он впечатлен. Он не большой поклонник классической музыки, но ввиду избранного (в данный конкретный момент) жизненного пути он считает, что должен разбираться во всех направлениях, так что кое-что в операх он смыслит. И теперь заинтригован еще больше. Это такой прикол или старшеклассник реально собирается исполнить оперную арию? И что из этого получится?
Нет, это не прикол. Это становится ясно, как только парень открывает рот. Его голос немного хриплый от волнения, но чистый, и теперь Эдди впечатлен еще больше. На лице певца отражается полнейший ужас, но арию он допевает до конца, ни разу не сбившись.
- Нифига себе! - объявляет Эдди в конце, выражая этой емкой фразой всю степень своего восхищения, и совершенно искренне аплодирует, оглядываясь на остальных: они-то оценили? Пусть он сам впервые встретил этого парня меньше получаса назад и до сих пор не сподобился узнать его имя, Эдди ощущает себя так, словно открыл новую звезду и единолично научил ее так круто петь. В каком-то смысле, его малюсенькая заслуга тут действительно имеется: ведь не застукай он старшеклассника у дверей актового зала, "звезда" просто сбежала бы, не дожидаясь прослушивания!
Эдди привычно ловит своего спутника за рукав, когда тот в очередной раз пытается повторить тот же маневр. Его взгляд абсолютно пуст, и парень сильно смахивает на зомби, что, несомненно, указывает на тонкую творческую натуру, все еще, видимо, пребывающую где-то в мечтах о неприступной принцессе. На его счастье рядом есть Эдди, который готов послужить якорьком, связывающим его с реальностью.
- Погоди, а вердикт? - напоминает он, хотя и не сомневается в положительном исходе дела. Но надо же услышать его из уст Крейна! Да и потом, должен же быть хоть какой-то порядок приема... Ну, хотя бы имена их записать.
Однако Джонатан не спешит с вердиктом, и Эдди понимает, что тот собирается вынести его им обоим - то есть, не раньше, чем выступит он. Что ж, мальчишка не против. Он кидает быстрый взгляд на Джейд: ему казалось, что она поглядывала на него с интересом, хотя сейчас девушка имеет вид откровенно скучающий. Но это ничего - он ведь еще не показал, на что способен. Эдди в свою очередь взбирается на сцену. Пусть он не собирается играть, развлечь публику он умеет. Надо только выяснить, где они хранят все необходимое оборудование.
- Я вообще-то не актером хочу записаться, - объявляет он. - Но это будет иметь кое-какое отношение к тому, что сейчас было показано. Отгадайте загадку: что бывает высоким и низким, течет волнами, но не море, имеет окраску, но не видимо? - Эдди выжидательно смотрит в зрительный зал. Кто окажется самым смышленым? - Это то, что я делаю!
- Загадываешь загадки? - скептически спрашивает Джонатан.
- Ну, и это тоже, - мальчишка не собирается отпираться. - Но вообще я работаю со звуком! Я могу быть вашим звукорежиссером. Есть у вас микшерный пульт? Я покажу, что умею!
Джонатан смотрит на него странным взглядом.
- Он уже года два как сломан, - говорит он наконец.
- Сломан? - пару мгновений Эдди выглядит растерянным. Значит, из его затеи ничего не выйдет? С другой стороны... зрителей сегодня все равно раз-два и обчелся, так что смысла нет напрягаться. Зато он может блеснуть другой стороной своей гениальности, что тоже неплохо. - Так я могу починить! Приведу эту рухлядь в рабочее состояние и состряпаю для любой постановки музыкальное сопровождение. Я отлично разбираюсь в этих вещах! Идет?

Отредактировано Edward Nashton (26.01.2017 11:30:37)

+9

17

Если честно, Джейд на данный момент здесь больше не интересно. Она прекрасно понимает, что в этой захудалой школе театральный кружок должен напоминать недобитого калеку, так что несмотря на все усердия режиссера, который пытается показать важность сия места, выходит очень невразумительно. Здесь целых три желающих, сегодня бум подростковой школьной активности, но что-то подсказывает, что самое интересное уже произошло. Пожалуй, если бы не Старк, который по какому-то потрясающему стечению обстоятельств оказался здесь же, Джейд бы уже ушла. Благо, она уже прекрасно знает, что режиссер просто не посмеет ее прогнать. Иначе она продемонстрирует и другие свои таланты, от которых мальчику потом годами будут сниться такие мокрые сны, что он ходить нормально не сможет. Но пока ей все равно нечем особо заняться, они с братом шляются по Смолливллю в поисках хоть каких-нибудь развлечений, поэтому Нгуен устраивается поудобнее. Закидывает ногу на ногу, еще больше оголяя длинные загорелые ноги, и скучающе смотрит на сцену. Для нее сейчас споет миллиардер, ну когда такое еще увидишь?

Ладно, стоило признать, что у Энтони Старка есть таланты. Джейд в курсе, чему и как учили мальчишку, так что она не впечатлена настолько, чтобы смотреть такими ошалелыми глазами, как делают оставшиеся парни. Только хмыкает уголком губ и чуть склоняет голову набок. Интересно, кто-нибудь еще замечает, как он испуган? Не сценой, нет… Он боится чего-то настолько искренне и сильно, что это ощущается физически. Нгуен знает. Она различает любой оттенок страха и боли, пропускает через себя и собственный опыт. Интересно, что он сейчас видит? Очередных пришельцев? Смертельную опасность? Погибель для себя прямо в актовом зале старшей школы? Бедный, бедный малый. Когда ты единственный, кто верит, что ты в своем уме, может ли считаться сумасшедшим? Или это просто вокруг все заблудились в чужой лжи и декорациях? Очень интересный вопрос. И, признаться, даже Нгуен не знает на него ответа. Ну, например потому, что считает и себя одной из самых нормальных в этом безумном-безумном мире. Им бы со Старком подружиться. Всей семейкой, чтобы наверняка. Они бы друг друга стоили…

Задумчиво постучав кончиком пальца по руке, Джейд перевела говорящий взгляд на хлопающего парня. У него было столько восторга на лице, что даже неприлично. Она всем своим видом говорила, что поддержать подобное она считает глупым даже для себя, поэтому самое время показать последний талант, а потом всем радостно свалить в закат. Что-от Нгуен захотелось перечитать дело Старка, откопать досье на его, как кажется, приятеля и, возможно, режиссера тоже следовало изучить. Она прекрасно понимала, что вряд ли найдет что-то интересное в последних двух случаях, но чем черт не шутит? Окажутся еще неожиданными вишенками на десерте из безнадеги и беспросветности...
Нгуен все же выпрямляется в своем кресле, вскидывает руки и хорошенько потягивается. Ей откровенно плевать, что там работает, а что сломано, она оглядывает мальчиков-зайчиков, собранных здесь исключительно благодаря собственной неудачливости, и улыбается. Ну хоть она разбавит этот коллектив, ей-богу. Как-нибудь... в следующий раз. В конце концов, ее-то прослушивание уже давно подошло к концу.
- Когда справишься с пультом и будешь готов закатить вечеринку, свистни. Станцую под твою музыку. Я это умею, у режиссера спроси, - Джейд тихо смеется и рывком поднимается с кресла. - Ладно, мальчики. Вижу, вы прекрасно поладили и без меня. Буду на следующей репетиции первой... Кстати.
Она говорит эти слова очень многообещающим тоном и смотрит на режиссера. Не сдерживается и даже подмигивает ему, будто назначает свидание. А после уплывает из актового зала. Теперь можно смело ставить галочку напротив "школьная активность, будь как все. Насколько сможешь". Ну разве не прелестно? Еще чуть-чуть, и их с братом даже перестанет тошнить от этого размеренного и спокойного образа жизни...

+9

18

Откровенно говоря, Джонатан не ждет ничего хорошего от очередного прослушивания. Пока якобы испуганный парень поднимается на сцену с таким обреченным видом, словно его ведут на эшафот, Крейн мысленно накручивает себя. С вероятностью девяносто девять процентов ему следует ждать очередной шуточки. Наверняка тот сейчас станет кривляться или пошлить - на большее скудной фантазии этих шутников все равно не хватает. Именно поэтому Джонатан должен внимательно следить за ним: чтобы вовремя остановить, пока "исполнителя" не занесло слишком далеко...
И в этот самый момент срабатывает тот самый один процент, который он даже не счел нужным принять во внимание. То есть - что прослушиваемый на полном серьезе решит что-то исполнить. Когда звучит название произведения, Крейн все еще смотрит скептически. Испоганить оперную арию - невелика наука. Но когда парень открывает рот и вдруг выясняется, что он действительно умеет петь... Джонатан оказывается не готов к подобному повороту. Он до самого конца ждет, что ария окажется с подвохом, что, может быть, что-то случится в самом конце... Однако ария заканчивается, голосистый парень слезает со сцены с совершенно ошеломленным видом, как будто пораженный собственным выступлением, а ничего унижающего достоинство театрального кружка и его режиссера по-прежнему не происходит. Джонатан, напряженно наблюдающий за всем действом, не в состоянии переварить этот факт. В его душе все еще живо стремление отрицать все, что он увидит, а потому, сообразив, что от него требуется какая-то реакция, он не находит ничего лучше, чем сказать:
- Мы не ставим оперы.
Он почти сразу понимает, что фраза звучит как-то нелепо. Рыжий мальчишка демонстрирует откровенный восторг, хотя по нему и не скажешь, что он похож на любителя оперы, Джейд, наоборот, едва ли не зевает, а испуганный парень все так же испуган, и в голову Крейна впервые приходит мысль о том, что, возможно, тот вовсе не притворяется. Похоже, он ошибся насчет этих троих. Это не было каким-то сложным планом, разработанным для того, чтобы посадить его в лужу, а было обычным сборищем ребят, собравшихся на прослушивание. И в этом случае, конечно, он должен отметить, что у выступившего есть талант, даже если он не совсем в тему школьных постановок. Возможно, это получится где-то применить.
- Гм, то есть неплохо, но... - поправляется режиссер и замолкает. Что именно "но", он еще не придумал. Он вообще не знает, зачем сказал это "но", и теперь пребывает в замешательстве. Нужно хоть чем-то закончить фразу, но на него нападает какой-то ступор, побороть который Джонатану никак не удается.
На его счастье все вскоре отвлекаются на рыжего мальчишку, который в свою очередь лезет на сцену. Джонатан следит за ним с легкой тревогой. Каких еще потрясений ему следует ожидать сегодня?
К счастью, мальчишка не собирается исполнять еще одну оперную арию или добивать режиссера очередным редким талантом, совершенно не нужным в школьном спектакле. Тем не менее, его предложение тоже звучит неожиданно. Джонатан не припомнит, чтобы у театрального кружка когда-либо был звукорежиссер. Идея кажется заманчивой, ведь с музыкой любое действо смотрится гораздо живее. Вопрос в том, так ли уж хорош претендент, как утверждает, и действительно ли он разбирается в этом настолько, чтобы реанимировать тот хлам, что гордо зовется школьным оборудованием? Джонатан как-то раз сам пытался разобраться в том, что там не работает, однако потерял интерес примерно в тот момент, когда разглядел толстый слой пыли, которым все это оборудование было покрыто снаружи и изнутри.
Впрочем, рассуждает он, если рыжему охота в этом ковыряться - флаг ему в руки. Починит - хорошо, нет - никто не пострадает. Поэтому Крейн, успев, наконец, овладеть собой, небрежно кивает:
- Хорошо. Если сможешь привести это старье в рабочее состояние - будешь звукорежиссером.
На этой позитивной ноте Джейд вдруг решает, что ей пора. Обычно Джонатан крайне негативно относится к подобным вольностям. Только он решает, когда все должны расходиться, а если кто-то пытается улизнуть с репетиции пораньше, тот получает выговор. Однако в случае с Джейд у него язык не поворачивается спорить; более того, он испытывает облегчение от того, что она собирается уходить. Даже когда она просто сидит и ничего не делает, ему откровенно неловко в ее присутствии. Бог знает, как в таких условиях он сможет с ней работать, но Джонатан уверяет себя, что к следующему разу возьмет себя в руки и уже не будет реагировать на ее выходки. Просто сегодня его застали врасплох, вот и все. Девушка мило обещает не опаздывать, и он открывает рот, чтобы ответить что-нибудь дежурное - но в этот момент Джейд кидает на него такой прощальный взгляд, что Джонатан давится словами. Невинная фраза сразу лишается всей своей невинности, а режиссер начинает подумывать о том, чтобы выдумать побольше предлогов для опозданий.
Некстати вспомнив о том, что остальные "ничего не видели", а потому прекрасно понимают причины его замешательства, Джонатан снова слегка розовеет и бросает взгляд на часы. В общем-то, еще не так поздно, но у него совершенно нет желания продолжать. Тем более, что он сильно сомневается, что сегодня придет кто-то еще, а обсуждать дела театрального кружка с двумя людьми, из которых в актеры метит всего один, нет большого смысла. Остается лишь надеяться, что в следующий раз он увидит больше *вменяемых* людей. Поэтому Джонатан говорит:
- Репетиция будет в следующий четверг, - давая понять тем самым, что сегодняшняя встреча окончена. - Приходите оба. Будем выбирать пьесу для постановки, распределять роли и прочее...
Пораспоряжавшись, он чувствует себя немного лучше. Конечно, все перечисленное будет иметь смысл, если им удастся привлечь больше желающих, но об этом Джонатан пока не думает. С набором актеров в кружке никогда не было проблем. Ничего, что сегодня почти никто не пришел. На второй сбор наверняка явятся. Пожалуй, даже хорошо, что он решил обновить актерский состав. Театральному кружку не помешает новая кровь. К тому же, Джейд, кажется, и правда заинтересовалась им, даже несмотря на то, что он вел себя, как дурак. Сегодняшнее происшествие, хоть и заставило его краснеть, нельзя было назвать неприятным. Возможно, удастся убедить ее пообщаться за пределами школьного кружка...
Из актового зала Джонатан уходит с неясным чувством, что в его жизни вот-вот должны произойти большие перемены. Хорошими они будут или плохими, сказать сложно, однако его жизнь и так похожа на застоявшееся болото, так что любые перемены должны быть к лучшему, верно?
По крайней мере, ему хочется на это надеяться.

Завершено

Отредактировано Jonathan Crane (16.03.2017 23:34:14)

+4


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [08.09.16] Вся жизнь - театр


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC