Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.03.18 Нам 3,5 года!
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"- Здесь что-то не так, босс, - предостерегает он, когда они добираются до другого конца поля. Как и в прошлый раз, Сардинки не торопится покидать кукурузные заросли, хоть его нос и не находит поблизости источников угрозы. - Это то самое место... Но я не чую того, что чуял вчера.
Казалось бы, это... хорошо? Однако Сардинки обеспокоен и озадачен. Он и сам не может объяснить, почему ему так не нравится исчезновение того, что таилось здесь. Ин-ту-и-ция? А может быть, дело в том, что он знает, что на самом деле опасность не исчезла, а просто переместилась в другое место?"
>>>читать пост<<<
КРИМИНАЛИСТ МЕСЯЦА



David Singh

БАННЕРЫ


LYL Красная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Несбывшееся » [09.09.16] Сентябрь горит


[09.09.16] Сентябрь горит

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s020.radikal.ru/i723/1511/62/ffcad410fab3.png

Название: Сентябрь горит
Участники: E. Nygma; Harlequin; Colin Wilkes
Время и место: Сентябрь 2016, ближе к полудню. Около стен школы
Краткое описание:
Обычный осенний денек. Прогноз погоды гарантировал жару и духоту ближе к полудню: кому захочется просиживать в закрытых кабинетах,плавиться, ничего не впитывая из объясняемого материала? Да и какая польза сидеть в начале года на уроках, все равно повторение. И как приятно посидеть вместо этого в тени или прогуляться по парку, а еще приятнее встретить соратников в этом деле, и кто знает, к каким событиям приведут встречи единомышленников.

Отредактировано Harleen Quinzel (08.11.2015 21:46:37)

+3

2

По утрам людям особенно тяжело. Ведь нужно просыпаться, открывать глаза, вылезать из под теплого одеяла, порой куда-то опаздывать, и все ради чего, чтобы выйти из дома и пойти на учебу/работу, да будь то даже  ресторан, пойти туда, где однозначно стоит ждать удара в спину или во всяком случае испорченного настроения. Все оттого, что люди ожидают не то, что в итоге получают, оттуда и разочарования.
Вот и Квинзель считала точно так же, поэтому не редко оставалась дома поспать вместо первых пары уроков. Это ничего, в сущности, не меняло, но хоть было больше времени отдохнуть от всего этого, сны посмотреть, которые бывают весьма насыщенными и куда более интересными, чем реальность.  И очень даже замечательно было то, что тетушка работала с самого раннего утра и удостовериться в том, что Харлин ушла на учебу - не было времени. Порой, конечно, об этом ей сообщали из школы, и даже были попытки исправить это, но Харлин слишком своевольная, она с уважением относилась к тетушке, но никак не с послушанием в плане учебы. Это утро она рассчитывала точно так же провести в постели, но ее поднял будильник на полочке около двери.
Много времени не потребовалось, чтобы девушка собрала весь свой запас утренней энергии только что воскресшего ото сна человека, и запустила в будильник подушку,  с удивительной меткостью.  Он с грохотом рухнул на пол и его детальки разбежались по полу. Тишина. Но теперь Харлин испытывала дискомфорт, ведь она осталась без подушки, а вставать, идти за ней – это лишние телодвижения, которые отгонят сон окончательно. Поворочавшись еще с минут пятнадцать, девушка открыла глаза и вытянулась  в кровати, устроив себе знатные потягушки.
- Нет, ну это уже совсем…ох, тетя. – недовольно пробурчала Харли и резко поднялась с кровати. Если до этого тетушка ограничивалась звонками на мобильный, то теперь она решила опробовать на девушке другие методы.
Подняв подушку и так же ловко швырнув ее на кровать, Квинзель вприпрыжку отправилась на кухню. Вечно неудовлетворенные потребности: сон и еда. Спать она не хочет, разве что когда ест, а есть, когда спит. В остальном они постоянны. Обнаружив пару тостов с джемом и огромное ведро с мороженным, она не задумываясь умяла одно с другим, выпила апельсинового, и так же, вприпрыжку, направилась в ванную, улучшив свое настроение аж на 2/3. Спешить ей не хотелось, хоть к первому уроку она и успевала, но и медлить в сборах она не умела, поэтому, как Харлин не старалась тянуть время, оно все равно оставалось, будто бы притормаживало, как на зло.
На улице ее ожидала еще одна прибавка к настроению. Погода была на удивление приятной: прохладно, солнце еще не пустилось испепелять все на своем пути, а только начинало разогревать, легкий ветерок, свежесть. То, что нужно ранним сентябрьским утром. Ну то есть настроение у девушки было три из трех, а в таких случаях просто никак нельзя его портить, раз уж день начался именно так, то и быть продолжению.  Пунктуальность не подвела Харлин и на остановке как раз ожидал автобус, заполненный учениками. Естественно она поспешно свернула в сторону тротуара и побрела в сторону школы, ведь если бы она села в автобус, ей бы пришлось быть случайным свидетелем каких-либо интрижек, выслушивать недовольства, или ни капельки не тихие пошептывания  по поводу внешнего вида девушки, да  и попросту портить свое идеально сформированное с утра настроение.  А путь предстоял в несколько кварталов,  и спасителями Квинзель от скуки естественно стали наушники и радио на любимой волне. По дороге она чуть было не сняла замок со своего ящика с мыслями о том, что когда-то было, но вовремя отогнала эту тучу, увидев в витринах только приготовленную пиццу.
И то ли пунктуальность Харлин дала сбой, то ли она увлеклась музыкой и поэтому так не спеша шла, то ли пицца ее завлекла , а после еще пару витрин с кучей барахла, но первый урок она все же пропустила, но зато была около школы к началу второго. Солнце уже припекало. Лень начала одолевать девушку и она, в очередной раз, решила немножко передохнуть в тени под деревом около школы. К тому же пицца остывала..да, она все же не выдержала, и прихватила с собой пиццу. Да и вообще Харли не понимала, как можно устоять перед такой чудесной, невероятно вкусной, манящей, так и говорящей «съешь меня», удивительно прекрасной едой богов.
- Я же не могу оставить ее здесь, или в ящике.. Она остынет и будет уже совсем не та. Не то чтобы она будет испорчена, но уже не те ощущения… Да и как так можно, в конце концов ей буде одиноко без меня  и придется ждать до самого обеда, так что нельзя терять ни минуты, нужно срочно расправиться с ней! – разговаривать вслух сама с собой, сама с пиццей, да хоть с чем – это было в порядке вещей у Квинзель. Ей вполне хватало великолепного умения неодушевленных предметов – умение слушать, так что такие диалоги ее устраивали и были не редким явлением.
Устроившись в тени, с другой стороны дерева, так, чтобы ее нельзя было увидеть из окон. Она посмотрела по сторонам, убедившись, что ни с кем не придется делиться. Облокотившись  на дерево, Харли вновь включила радио и начала расправляться с пиццей.

Отредактировано Harleen Quinzel (08.11.2015 16:35:12)

+6

3

Как бы кто ни относился к известному высказыванию, следовало признать: это утро добрым не было. Отнюдь: оно сулило проснувшимся лишь муки и страдания. Впрочем, виноват в этом был сам Эдди. Предыдущим вечером он заигрался с сестричками в новую игру до поздней ночи и совсем позабыл о времени. Наутро пришла расплата. Себя Эдди с огромным трудом все же оторвал от постели, которая настойчиво манила вернуться в объятья теплого одеяла, а вот сестер растолкать так и не смог. Не просыпаясь, те дружно послали его подальше, так что Эдди, в конце концов, покорился и последовал указанным маршрутом, хотя и не настолько далеко, как того требовал посыл. Оставив девушек досыпать, он спустился на кухню, запихнул в рот нечто, добытое не глядя из холодильника (если ему повезло, это был бутерброд, если нет - он не хотел об этом знать), поплескал в лицо холодной водой и более-менее проснулся в тот момент, когда попытался почистить зубы расческой.
Отмыв расческу от зубной пасты и приведя себя в порядок, Эдди еще раз наведался в спальню, убедился, что сестры продолжают дрыхнуть без задних ног, махнул на них рукой и выскочил из дома как раз вовремя, чтобы успеть запрыгнуть в школьный автобус. Из-за небольшой пробежки он слегка взбодрился и вместо того, чтобы подремать, пока была такая возможность, всю дорогу до школы предпочел насиловать мозги новыми загадками всем, кто не успел сделать вид, что спит или сильно занят разговором с соседом. Зато на первом же уроке снова начал откровенно зевать. Следовало признать, за лето режим сна успел основательно сбиться, и въехать в прежний учебный ритм Эдди пока не удавалось. Впрочем, если говорить о сбитом режиме, это было практически образом жизни, и скорее уж те периоды, когда он вставал и ложился вовремя, стоило считать чем-то аномальным.
Так или иначе, но желание прилежно учиться стремительно покидало Эдварда, и к середине урока он уже вовсю жалел, что не остался дома вместе с близняшками. С другой стороны, особого выбора у него не было - первым был урок биологии, а эти уроки следовало посещать хотя бы из уважения к человеку, который тебя подкармливает. Ну или хотя бы потому, что Александр... то есть, мистер Козаченко частенько захаживал к ним домой, и невозможно было избавиться от чувства неловкости, встречая его в тот же день, когда прогулял его занятия. Поэтому на уроках биологии Эдди отличался образцовой посещаемостью. Зато когда урок закончился, он уверенно направился к выходу из школы, сочтя, что больше сегодня тут делать нечего. Да, перед летними каникулами он имел серьезную беседу по поводу своих пропусков и клятвенно обещал больше так не делать... Ну, так ведь о таких прогулах - то бишь неделями напролет - речь и не шла. И вообще, он же пришел сегодня в школу! На этом свой долг перед учебным заведением Эдди посчитал выполненным. А досиживать до конца, по его мнению, было вовсе необязательно. В конце концов, ничего принципиально нового в начале учебного года пока еще не давали, а день был жарким, солнце немилосердно светило в глаз, от чего спать хотелось только больше... и вообще, сегодня была пятница! А значит, короткий день был вполне уместен.
На улице было посвежее, чем в душном классе, благодаря чему Эдди перестал спать на ходу и снова пересмотрел свои планы. Нет, в школу он возвращаться, конечно же, не собирался, хотя вполне еще успевал на второй урок, но и ехать домой досыпать тоже передумал. С другой стороны...
Неторопливо шагая по лужайке в сторону выхода со школьной территории, Эдди лениво перебирал в голове варианты того, чем можно было заняться сегодня, когда краем глаза заметил какую-то деталь, что выбивалась из окружающего пейзажа. Слегка сместившись влево, он узрел Харли Квинзель - свою одноклассницу и по совместительству новенькую в Смоллвилль Хай. Девушку практически не было видно за большим деревом, но огромная коробка с пиццей, торчавшая из-за ствола, ее выдала.
Эдди немедленно оживился. На первом уроке он Харли не видел и теперь знал, почему. На второй она, по всей видимости, тоже не торопилась, и это играло ему на руку. Если уж прогуливать, то в хорошей компании, верно? И Эдди направился к девушке.
- Эгей, привет! - окликнул он ее еще издалека, но никакой реакции не дождался. Только подойдя ближе, он заметил у нее в ушах наушники и понял, что тут требуется более решительный подход. Встав прямо перед ней, так чтобы уж его точно невозможно было не заметить, он дождался, пока она не вытащит хотя бы один наушник, и состроил загадочную физиономию.
- Кто без труда впишется в комедию дель арте и будет иметь проблемы с учителем биологии? - спросил он и, широко улыбнувшись, сам же себе ответил: - Харли Квин-зель! Разве ты не знаешь, что нехорошо прогуливать?

+6

4

Пока неизвестно куда, кусок за кусочком, куда-то пропадала пицца, Харлин все наслаждалась своим способом скоротать время. Естественно, девушка не рассчитывала на чью-либо компанию, так как с начала года прошло не так много времени, а обзавестись школьными приятелями она не успела (ну или не видела в этом надобности). Человека, не спеша шагающего в направлении выхода за территорию, девушка приметила еще в самом начале лужайки, но глубочайше надеялась остаться незамеченной (ну или что пиццу не придется делить из вежливости).  По походке и телосложению для себя она определила, что это представитель мужского пола и не то чтобы испугалась, на деле ей было не особо в ущерб выслушать очередную нотацию от преподавателя, но настроение нужно было поддерживать стабильным, поэтому это заставило ее встрепенуться. Вжавшись в дерево, старательно пытаясь с ним слиться, Харлин выключила музыку, оставив наушники на прежнем месте, и замерла.  Квинзель и в первый раз прекрасно его услышала, но предположила, что если она проигнорирует, он пойдет своей дорогой, туда, куда и собирался, думая о том, о сем. Но и здесь она ошиблась, к ее разочарованию молодой человек, этот вывод она сделала по его голосу и вздохнула облегченно, направился по направлению к ней. И вот перед ней возникла фигура, которая ей показалось очень даже знакомой: не высокий, не шибко приметный, что бросалось в глаза, так это его одежда. Покопавшись в памяти пару секунд, за которые она не спеша извлекла наушник из уха, хотя  и без того его слышала, Харлин сообразила, что это один из ее одноклассников.
«Ну вот и первое непредвиденное знакомство» - подумалось девушке.  В следующие несколько секунд она уже старательно продумывала пути отступления, точнее сказать, искала более вежливые формы, чтобы скорее остаться наедине с пиццей, музыкой и чудесным деньком. Его риторический вопрос не вызвал у Квинзель эмоций, ей было уже не привыкать вести беседы с преподавателями и придумывать душещипательные истории о том, почему она не присутствовала на занятиях. А вот на то, как он произнес ее фамилию, в два слога, и на улыбку до ушей, девушка внимание обратила. На ее лице сменилось несколько эмоций, пока она вглядывалась в парня. Она успела сделать для себя вывод и о том, что стоит с ним быть осторожнее, не особо она доверяла людям, которые вот так спонтанно начинали с ней диалог, влезая в ее пространство, да и еще выдавали такую гримасу в разгар учебного дня. Почему? Потому что, опять же, утро добрым не бывает, а на первых уроках так его и подавно успевают испортить без того не выспавшимся, с одним желанием – отравиться домой, зомби-ученикам. 
- Скажи, а ты улыбаешься потому, что у тебя доброе утро? Логичнее, конечно, предположить, что это способ произвести хорошее впечатление, или, быть может ты просто жизнерадостный человек, а может… - Харлин выдержала небольшую паузу, скоренько метнув взгляд на пиццу и обратно. – Знаешь, а в классе я думала, что ты рыжий, а в тени ты русый. Почему у тебя такая длинная челка? Она тебе не мешает? – вопросы как-то появились сами собой, и в это время она активно добивала последние пару кусочков. Нет,  Квинзель вовсе не была жадиной, но пиццей с незнакомыми людьми она не делилась, это было что-то вроде своеобразного знака доверия: если можешь разделить с человеком пиццу, значит это твой человек.
Совсем не понятно откуда в первые секунды девушка брала выводы о том, какие люди есть, но, как говорят, первое мнение о человеке наиболее верное. Парень показался ей, ко всему прочему в придачу, слегка странноватым, хотя возможно вовсе и не слегла.  Тут, спохватившись, она поспешно решила ответить на поставленный вопрос:
- А что же тогда здесь делаешь ты? Вот-вот начнется второй урок. Или это не на всех распространяется? – на лице девушки появилось легкое подобие улыбки. В этот момент Харлин обратила внимание на то, что диалог ведется на разных уровнях, в том смысле, что на нее смотрят сверху вниз. Естественно предлагать устроится рядом с собой она даже и не думала, а вот оторвать свою ленивую, все в той же надежде улизнуть, ей с успехом удалось.  Поднявшись, она осмотрела парня с головы до ног и обратно, а затем перевела взгляд в сторону ворот, ведущих за территорию школы. – Ты же Нештон, который Эд-вард, да?.. – и вовсе это было не специально, оно как-то само вышло, как – будто пробуя на вкус. Не дожидаясь ответа, Харлин прицепила плеер к карману, и повесив наушники на шее, рассчитывая в скором времени снова их надеть, она подняла  коробку с земли, как-бы дав понять, что намерена уйти. И натянув милейшую улыбку, еще раз взглянула на одноклассника и добавила:
- Привет! – после чего неторопливым шагом направилась к выходу.

+4

5

Пока девушка молчала, Эдди продолжал ее разглядывать, нависая над ней своей не слишком внушительной фигурой. Кто-то мог бы сказать, что так вести диалог неудобно, но лично Эдди дискомфорта не испытывал. Харли, по всей видимости, тоже, а потому ни один из них не изменил своего положения.
В этом году в их классе появилось довольно много новеньких, и это заставило Эдди мобилизовать все свои ресурсы. Новые люди вызывали в нем легкое беспокойство и еще большую, чем обычно, потребность обратить на себя внимание. Он обязательно должен был если не подружиться со всеми, то, по крайней мере, перевести отношения в разряд "хороших знакомых". Зачем? Навязчивое желание всем нравиться и обрести признание в чужих глазах не раз играло с ним дурную шутку. Но он не отступался. А еще - он обожал загадки и просто обязан был узнать причины, побудившие столь многих переехать в этом году в Смоллвилль.
Он заметил, что Харли сторонилась одноклассников и, кажется, до сих пор даже не обзавелась подругами. Это усложняло задачу, но поневоле пробуждало любопытство. Находить ключик к каждому человеку для Эдди было одной из самых сложных загадок, решить которую ему удавалось далеко не всегда. Тем назойливее он продолжал пытаться.
В этот раз, судя по выражению лица Харли, ему были не особенно рады. Но Эдди твердо был намерен изменить это. В конце концов, у них уже нашлось кое-что общее: склонность к пропуску уроков. И, возможно, не только это - наушники свидетельствовали о том, что она любит музыку. Вот отличная тема для того, чтобы завязать разговор!
Он уже собирался спросить, что она слушает, как Харли наконец-то нарушила хранимое ею молчание, и в первый момент Эдди даже слегка опешил от количества высыпавшихся на него вопросов. Обычно спрашивал он, а люди пытались от него отвязаться, и смена ролей оказалась слегка непривычной. К тому же, он с самого утра немного тормозил, а Харли не оставила даже малюсенькой паузы между своими вопросами, чтобы он мог ответить хотя бы на один. Но это не могло его смутить надолго. Парень машинально поднял руку, убирая пальцами челку назад, пока мозг обрабатывал вопросы.
- Ммм, а на что больше похоже? - в свою очередь спросил он. Такой ответ мог в равной степени относиться к любому из прозвучавших вопросов или даже ко всем сразу. В следующий момент Эдди уже снова улыбался. Ему понравилось, что Харли нашла в нем загадку. Пусть даже речь шла всего лишь о цвете волос. - Ты любишь вопросы, да? А я люблю загадки. Попробуй догадаться сама, ведь так гораздо интереснее!
Вот ему, например, было очень интересно, за какое время она успеет расправиться с остатками своей пиццы, которые девушка умудрялась поглощать, не прерывая разговора. Эдди поставил на две минуты, но девушка управилась за пятьдесят секунд. Может, боялась, что он будет претендовать на кусочек? Но парень, конечно, не собирался объедать ее, хотя нельзя отрицать, что пахла пицца невероятно заманчиво. Но ведь, в конце концов, он не так давно позавтракал... Желудок сей же момент крайне недовольно отозвался о том, что досталось ему на завтрак, но Эдди его проигнорировал.
Меж тем следовало срочно что-то предпринять, потому что, прикончив пиццу, Харли тут же встала, собираясь уходить. Правда, направилась она не в сторону школы, а в прямо противоположную. То есть, на второй урок она тоже не собиралась - значит, им точно было по пути. По крайней мере, до ворот школы. А может быть, и дальше? Ее последний вопрос ободрил Эдди: раз она запомнила его имя, значит, у него был шанс. А то, как она скопировала его собственные интонации, показалось ему забавным.
- Хах, в яблочко! - воскликнул он и поспешил следом. Он понял, конечно, что ее "привет" означал, скорее, "пока", однако проигнорировал намек. Когда Эдди жаждал общения, отвязаться от него было не так-то просто. Он воспринимал только грубые намеки, сопровождавшиеся, скажем, кулаком в глаз. Но девчонки, как правило, не лезли драться по такому поводу, а потому он уверенно направился в ту же сторону.
- Эй, я же не сказал, что прогуливать нельзя, правда? - окликнул он, быстро догоняя девушку. Поравнявшись с Харли, Эдди скосил на нее взгляд. Она лишь недавно переехала в город, а потому наверняка еще не была знакома со всеми его уютными местечками. Себя Эдди считал практически коренным жителем, ведь он жил тут уже три года! - Я знаю много интересных мест. Хочешь, покажу тебе что-то? В нашем парке есть один уголок, про который далеко не все знают. Там очень красиво! А еще на окраине есть старый заброшенный дом, про который ходят всякие легенды. А еще... еще... - он на мгновение замешкался и поискал в памяти, чем еще можно было бы заинтересовать Харли. - Я знаю отличную головоломку про пиццу!

+6

6

Колин сбился с размеренного шага и медленно замедлил ход, в конечном итоге останавливаясь. Подняв лицо, что было опущено вниз, непонимающе огляделся. В последнее время ему казалось, что ноги носят его сами в стихийных направлениях - иногда он оказывался там или сям, без своего личного на то ведома. Конечно, с ним и раньше такое случалось, лишь стоило задуматься - и проделанная дорога стиралась напрочь. Но то было осознанно - точнее, он осознанно куда-то направлялся; теперь же перемещался неконтролируемо, "просыпаясь" в разных, незнакомых ему местах.
- Так дело не пойдет, - строго сказал мальчик сам себе и потрогал голову. Может, ему макушку нагрело? Но волосы были теплыми, в пределах нормы.
Ощущая чувство дискомфорта, будто что-то забыл надеть поутру, рыжий осмотрел себя (футболка и штаны на месте), а после поискал глазами вокруг. И точно! Вдруг заметил в ветвях над собой застрявшую шляпу.
Когда ты сирота, у тебя очень мало личных вещей. Если ты что-то можешь назвать по праву своим, то ты - везунчик. Такие вещи берегли пуще зеницы, потому что у сиротских - все общее, будто в огромной-преогромной семье. Кто порвет, кто сломает - виновного в конечном итоге не найти.
Эта шляпа досталась Колину персонально уже очень давно, так что он считал ее личной вещью и потерять совсем не хотел. Иногда он надевал ее, но по особым случаям. Сегодняшний день ничем примечательным не пах, но тем не менее шляпа была при нем - и рыжий удивился. Совсем не помнил, как ее надевал. Но решил оставить мучения на потом, сперва ему предстояло достать свою драгоценную реликвию.
Подпрыгнув пару раз, вытягивая руки, мальчишка чертыхнулся. Ветви были слишком далеко, росли над землей футах в шести с половиной, не меньше. Как шляпа вообще там оказалась?! Колин ощутил негодование и попытался забраться по стволу к ветвям, однако для подобных выкрутасов он обладал слишком слабыми руками (никак не удавалось подтянуться!) и напрочь отсутствующими физкультурными навыками. В конечном итоге мальчишка лишь ободрал ладони, но вскарабкаться так и не сумел.
Некоторое время после он просто стоил под местом, где запуталась шляпа, и смотрел вверх. Может, она сама упадет? От ветра, например? Но ветра не было, шляпа оставалась глуха к мольбам рыжего.
Отчаявшись, мальчишка поискал вокруг и нашел деревяшку, которой попытался сбить шляпу из ветвей. Размахивая деревяшкой, он подпрыгивал, пытаясь достать до ветвей, но роста ему все равно не хватало, так что потуги были бесполезны.
Как на зло, улица была безнадежно пустынна. Колин поискал взглядом вокруг, но не нашел никого, кто мог бы ему помочь. Поэтому ему пришлось помучиться еще некоторое время, и когда он окончательно выбился из сил, отчаявшись - на горизонте вдруг появились две фигуры. Обычно сиротские крайне опасливы к чужакам, однако Колин был солнечным исключением, так что в следующее мгновение он уже несся навстречу двум школьникам, умоляюще округлив влажные глаза. Когда он проговаривал про себя свою историю, что должен рассказать ребятам для получения их помощи, ему становилось так жаль самого себя, что слезы навернулись поневоле.
- Там! Моя шляпа! - запрыгав вокруг девушки с парнем, задыхаясь, взмолился рыжий.
Дыхалки для подобных выкрутасов ему также не хватало, так что мальчику потребовалось некоторое время, прежде чем успокоиться и спокойно объяснить, в чем дело, больше не задыхаясь.
- Я шел.. А она застряла.. Помогите, - выглядя крайне несчастно, рыжий сложил ладошки у груди и с мольбой обратил лучистый взор к двум прогуливающимся взрослым. Для него эти двое были всамделишными взрослыми и казались почти всемогущими. Разве они могли оставить его один на один со случившейся бедой? Колин очень надеялся, что нет, потому что (как бы глупо не звучало) он верил почти каждому, не ожидая зла.

+5

7

За территорией школы как-то и воздухе даже свежее, можно вдохнуть полной грудью и почувствовать такую легкость. Может Харлин это и придумывала, но выйдя за ворота, она вздохнула спокойно: пропала напряженность и чувство, будто кто-то наблюдает за ней постоянно.  Хоть на улице было душновато, но это никак не мешало уловить легкий ветерок, еле касающийся кожи, как будто откуда-то издалека. Вокруг было как-то пусто, хотя чего стоило ожидать в это время, все подростки на учебе, все взрослые на работе..все ли? Стремящихся к знаниям в душных кабинетах было, конечно же, в разы больше, чем, например, людей, сидящих в парке, с книгой в руках.
Пребывание в нирване продлилось буквально несколько секунд, потому что ее нагнал тот самый одноклассник, что минуту назад мог стать именно  тем, кто покуситься на ее пиццу. Этот нарушитель людского спокойствия, как показалось девушке, очень настойчивый, и шансов отвязаться не предвиделось. К тому же он был очень разговорчив, а Квинзель любила задавать вопросы, в чем, как оказалось, они довольно схожи, но если целью девушки было узнать что-то совершенно не идущее с темой разговора и пронаблюдать за реакцией, то парень скорее любил загадывать и наблюдать за поиском разгадки. Оптимистичное и доброжелательное отношение, естественно, настораживали, потому что обычно за такими вещами прячутся или люди с внутренним миром «Пьеро», или же очень скверные личности, которые хотят чего-то от человека. Нельзя было так же не обратить внимание на его импульсивность, хотя бы по тому, как быстро он принял решение отправиться за девушкой. Но пока Харлин не вышла за пределы школы, она все еще надеялась, что им в разные стороны, да и в любом случае, рассчитывала отправиться в любую другую сторону, в гордом одиночестве с миной сильной и независимой.
Конечно же Квинзель ожидала большей точности в ответах, раз уж он решил продолжить диалог, но неоднозначный ответ на все и сразу совсем не сбил ее с толку.  Решив  не возвращаться к предыдущей теме, Харлин пойти дальше и вновь принялась разведывать обстановку, шагая по дороге, в неизвестном ей направлении:
- Ты бы хотел иметь фабрику умпа-лумпов? Ты знаешь, я бы все отдала за шоколад. А представь себе, если бы пицца не портилась, ее можно было использовать как обои, сидишь такой, вокруг живописно, так еще если проголодаешься, не придется подниматься с дивана и совершать лишние телодвижения, лениво так проходить эти несколько метров до кухни. – девушке совсем не казалось странным то, о чем она говорит. По ее виду можно было бы сказать, что это все вполне серьезно и действительно требует обсуждения, но ее диалог строился скорее сам с собой, поэтому она не останавливалась. – Откуда такой интерес к загадкам? Что ты прячешь за челкой? Это способ привлечь внимания или наоборот отвлечь? – она все никак не давала Харлин покоя, девушка даже замедлилась, резко развернулась, оказавшись на расстоянии вытянутой руки от Нэштона, и легким движением приподняла челку парня. Этого, конечно же, он мог и не позволить, или же ему попросту неприятно, когда влезают в его пространство настолько близко, к тому же с рукоприкладством, Харлин знать наверняка не могла, но не дала времени и возможности ему увернуться. Глаза у парня были довольно широкие, живой взгляд, полный энергии и энтузиазма. Вообще Квинзель считала, что по глазам можно узнать все, если в них хорошенько всматриваться, так что выводы с первого взгляда она считала наиболее верными и правдивыми. Нельзя сказать, что ее заинтересовал этот персонаж, но ей стало любопытно узнать, чего можно ожидать, ведь что-то должно было скрываться за этой неожиданной навязчивостью. Естественно это ее неожиданное желание убрать челку с лица длилось долю секунды, после чего Харлин как не в чем не бывало развернулась и зашагала по дороге, продолжив диалог:
- А это такой способ привлечь к себе внимание, заинтересовать? Ты говоришь об интересных местах, - на самом деле девушка обожала всякие заброшенные места, еще лучше поздно вечером, там обязательно не обходилось без приключений, – но разве ты внушаешь доверие? У тебя бы не возникло поводов для подозрений, когда при первом контакте уже речь идет о каких-то таких местах. Да и к тому же, как ты сказал, «я знаю много интересных мест», а мало ли чего, и мало ли куда? Но разве так не интереснее? – иногда Квинзель задумывалась о том, что в ее голове все немного не на тех полочках устроено. Эту привычку диалогов сама с собой она выработала еще в младшей школе, тогда она тоже не выделялась стремлением в общении с одноклассниками. Такой вот сангвиник-интроверт получился. По сути, ее зона комфорта оставалась нетронутой, так как зажатости в вот так построенном общении не было и никто не давил из вне, а присутствие Нэштона вовсе не отвлекало.
Квинзель рассчитывала, что в какой-то момент парень скажет стоп, и они направятся в каком-то более известном ей направлении, потому что на деле она не имела понятия, куда ведет эта дорога. Обычно жизнь в городах кипит, но в этом районе было как-то особенно глухо, будто все остановилось. Серьезно, на улицах будто все вымерли. Девушка уже успела построить теорию о суперзлодеях, которые изобрели луч, останавливающий время, но по каким-то причинам он не действует на нее и на ее попутчика. Но теория была разбита, когда вдалеке она заметила какого-то парнишку, который активно танцевал, ну или во всяком случае совершал какие-то телодвижения около дерева. Чем ближе они подбирались к мальчику, тем больше у нее просыпалось любопытство.  Оказавшись совсем рядом, она увидела невысокого, рыжего, всего в веснушках мальчишку, лет десяти, вид которого так и напоминал ей того самого Антошку из детской песенки.  Харлин обожала детей, порой даже не могла сдержать эмоций от умиления при их виде, вот и здесь уже было хотела налететь на паренька с распросами и тисканьем, как тут он сам подскочил и задыхаясь начал что-то твердить про шляпу. У него был такой жалостливый вид, что Квинзель чуть было не бросилась его обнимать и успокаивать, но бросив взгляд на дерево и обнаружив шляпу на ветках, она торопливо зашагала к стволу, сказав, не поворачиваясь:
- Нэштон, вперед геройствовать, подсади меня!

+3

8

До ворот школы они дошли вдвоем, и, поскольку вслед за этим не последовало требование проваливать куда подальше, Эдди решил истрактовать это так, что Харлин не против его компании, поэтому продолжил шагать рядом. Если только, конечно, она не рассчитывала отвязаться от него при помощи той чепухи, которую оказалась мастерица выдумывать. Либо так, либо она говорила на полном серьезе. А может быть, она его проверяла? Возможно, это был какой-то тест? Сдвинув брови, Эдди некоторое время сосредоточенно размышлял над словами Харли, выискивая в них скрытый смысл, но, в конце концов, был вынужден признать поражение.
- Эм... Это загадка, или ты просто так сильно любишь пиццу? - уточнил он. Ход мыслей Харли был... необычным. С другой стороны, Эдди Нэштон был не тем человеком, который стал бы упрекать кого-то в странности. Кто-то обожает загадки, а кто-то - пиццу, следует оставить им такое право. Сам мальчишка был крайне непритязателен в еде и не уделял особого внимания тому, что ест, довольствуясь минимальной съедобностью. Тем не менее, это не означало, что он не любил вкусно поесть, и он не мог не признать, что пицца обладала определенными достоинствами. Поэтому когда он стал жить один, а потом с близняшками, он частенько заказывал пиццу на ужин, чтобы не париться особо с готовкой, и это было довольно удобно, разве что дороговато. Еще у него были свои соображения насчет возможных областей ее применения, и, раз уж они вели такой странный диалог, он решил ими поделиться:
- Я всегда думал, что пицца - идеальное блюдо для шпионов. В ее начинке можно зашифровать какое угодно послание, а после легко уничтожить все улики без следа. Это было бы даже надежнее, чем сжечь...
Он не был уверен, впрочем, что Харли его слушает, а не пребывает мысленно в своем доме мечты со стенами, сделанными из пиццы - слишком уж отстраненный у нее был вид... когда она вдруг развернулась, протянула руку и быстро приподняла пальцами его челку, убирая ее со лба. Эдди едва успел затормозить и чуть качнулся назад от неожиданности. Его брови удивленно взлетели вверх, но почти тут же снова скрылись под отпущенной челкой. Нет, он не рассердился. Он был удивлен, но и только. Эдди не возражал, когда кто-то вторгался в его личное пространство. На самом деле, это пространство вполне могло уместить в себя небольшую компанию, при условии, что он продолжал находиться в центре внимания и внимание это не содержало в себе агрессии. И сейчас он почувствовал, что должен удовлетворить интерес Харли к его челке, как бы неловко ни было признавать, что ответ на ее вопрос был отнюдь не настолько захватывающим, как она ожидала.
- Не хочу тебя разочаровывать, но как раз здесь нет никакой загадки, - помявшись, сообщил он. - Мне просто лень часто стричься, поэтому она отрастает, как ей нравится, - Эдди мотнул головой, и челка снова легла на свое законное место. - А загадки... Это же как зарядка для ума, они поддерживают мозг в тонусе, - он взмахнул руками, пытаясь доходчивее донести свою мысль. - Загадки - это всегда вызов! Проверка на сообразительность! А еще это весело! Ты так не думаешь?
Вот чего он никак не ожидал от Харли, так это глубокомысленных рассуждений о том, как опасно куда-то идти с незнакомцами. Это же она не всерьез? Эдди сморщил нос. А может, до нее уже дошли щекотливые подробности его биографии? Хотя ведь непохоже было, чтобы девушка его боялась. В этом случае ей вообще не стоило никуда идти с ним - например, та улица, по которой они шли, была довольно пустынной. Но Харли не проявляла никаких признаков беспокойства. Она просто рассуждала - точно так же, как до этого о пицце. И Эдди решил подыграть.
- Брось, я же не маньяк, - весело ответил он. - Просто немного маниакален. Но тебе нечего опасаться. Я принимаю лекарства и не представляю опасности для окружающих, - он неестественно оскалился, а затем подмигнул Харли.
Со стороны сложно было понять, шутит он или говорит серьезно. Для большинства тех, кто был не в курсе истинного положения дел, это звучало как шутка. Однако Эдди никогда не делал тайны из своего заболевания. Более того, врачи настоятельно советовали предупреждать о нем всех новых знакомых. Он, мол, слишком импульсивен, чтобы полностью контролировать свое состояние, так что чем больше глаз будет за ним присматривать, тем лучше. Эдди считал, что они преувеличивают, но честно предупреждал. Разумеется, при этом он никогда не упускал случая превратить все в розыгрыш, а порой и сгустить краски. В данном случае, впрочем, он даже практически не шутил. Рецидивов с ним уже давно не случалось, в данный конкретный момент он ощущал себя совершенно нормально (разве что немного сонно), и не было никаких причин, которые могли бы спровоцировать приступ мании. Да даже если вдруг что-то случится, у него будет достаточно времени, чтобы заметить это, прервать прогулку и вернуться домой. А учитывая манеру общения Харли, она, скорее всего, даже не заметит, что с ним что-то не так. По крайней мере, Эдди подозревал это.
- И да, я люблю внимание, но я вовсе не поэтому предлагаю тебе что-нибудь показать, - добавил он.
Пока же Харли не выбрала, куда хочет попасть (и хочет ли вообще), они продолжали неторопливо шагать в произвольном направлении. Не то, чтобы в Смоллвилле был особо большой выбор, куда идти. Все дороги здесь рано или поздно приводили на главную улицу. Но пока что они шагали по одному из тех тихих райончиков, которые кажутся совсем необитаемыми по будним дням. Все взрослые трудились на работах, дети и подростки парились в школах, так что встретить здесь кого-то в этот час представлялось маловероятным. Однако сегодняшний день стал исключением. Эдди даже не сразу обратил внимание на маленькую фигурку, что отчаянно подпрыгивала под большим деревом с одной ей известными целями. Но уже спустя минуту оказалось, что она не против посвятить в них и посторонних. Заметив их, фигурка рванула в их сторону, оказавшись мальчиком лет десяти, который сумбурно просил о помощи. Эдди не имел склонности умиляться с мелких пацанов, но даже он не смог противиться щенячьему взгляду мальчонки и не посочувствовать ему.
Задрав голову, он задумчиво изучил застрявшую в ветвях шляпу.
- И как это тебя только угораздило? - с любопытством спросил он, обращаясь не то к мальчишке, не то к самой шляпе. Серьезно, если бы ее сдуло ветром, она бы просто покатилась по улице. Тем более, что и ветра-то как такового не было: на улице стояла жара, и редких дуновений ветерка не хватило бы даже на то, чтобы сорвать шляпу с головы, не говоря уже о том, чтобы закинуть на такую высоту. Может, хулиганы поиздевались? Но это не вязалось с историей мальчика, которая, хоть и была сумбурной, но хулиганов явно исключала. Эдди озадачился еще сильнее, размышляя над его словами. "Я шел, а она застряла"? Сама собой, что ли? Нет, все это было крайне загадочно!
Пока же Эдди ломал голову над внезапно подвернувшейся загадкой, Харли предпочла действовать и уже стояла под деревом, требуя подсадить ее.
- А! Один момент! - спохватившись, он поспешил к ней и подставил сцепленные в замок руки. - Давай!
Парень не отличался большой физической силой, но уж одну-то девчонку он удержит! На всякий случай, Эдди еще уперся плечом в ствол дерева, чтобы иметь более надежную опору.

Отредактировано Edward Nashton (23.11.2015 23:21:06)

+2

9

Быть честным, Колин был везунчиком. Чаще всего ему действительно везло, немотря на то, что не везло. Он часто простывал или падал куда-то, но при всем при этом он никогда не ловил осложнений или серьезных переломов. Так или иначе, даже будучи сиротой, он прекрасно взаимодействовал с социумом, его любили дети и взрослые, так что и здесь - повезло.
Встретившиеся ребята не стали исключением и с готовностью прониклись проблемами малыша. Колин был в том возрасте, когда еще или уже не умел пользоваться своим нежным возрастом и щенячьей внешностью, но зато очень натурально радовался чужой отзывчивости и считал ее само собой разумеющейся. Конечно же, как иначе! Он и сам никогда и никого не оставлял в беде, а потому полагал, что даже незнакомцы должны содействовать друг другу! И пока это правило работало без сбоев, жизнь щадила малыша и, недодав семейного счастья, словно компенсировала случайными встречами.
"Какие они добрые. Здорово, что я встретил их," - подумал Колин, расцепляя несчастно сцепленные в замок пальцы,
- Я... Я не знаю, - растерявшись на встречный вопрос юноши, мальчик часто задышал, выравнивая сбитое дыхание. Быть честным, он тоже никак не мог понять, как шляпа оказалась так высоко, но правдоподобные версии не шли ему на ум, а врать малыш не умел. К тому же, великой тайны здесь наверняка не было, просто он действительно запамятовал, отвлекшись на время.
- Она просто застряла. Простите. Я часто попадаю в такие ситуации..
К счастью, ответа от него и не требовалось. Девушка уже решительно пристроилась у дерева, командуя парню помогать, и рыжий сдвинулся вместе с ними.
- Спасибо! - просияв, он кинулся за ребятами, мельтеша вокруг. Помочь он не мог, но очень хотел, а потому нарезал круги и внимательно все контролировал. Вот парень подставил ладони, а девушка весьма ловко и гибко вытянулась вдоль черного ствола зеленеющего дерева, вытянув руку к кроне. Но даже их общего роста, казалось, не хватало, чтобы достать пропажу, поэтому Колин встревоженно заметался. Как им помочь? Чем подсобить?
"Ну же! Еще немного," - мысленно подбодрил и встревоженно огляделся, выискивая что-то, что может им помочь, а после вспомил о деревяшке, которой сам пытался сбить свою шляпу десятком минут ранее.
Хватая ветку, он вытянулся вверх, протягивая ее девушке:
- Вот! Возьмите, вдруг поможет?
Вероятно, ему стоило отойти и вообще не мешать, потому что взрослые знают лучше, но шляпа была ему очень дорога, и это заставляло его волноваться лишь сильнее при виде серьезности спасательной операции. Получится ли? Все ли с его ценностью в порядке? И как отблагодарить столь отзывчивых ребят? В долгу бывать рыжий не любил.

+1


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Несбывшееся » [09.09.16] Сентябрь горит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC