Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.09.18. РОЛЕВАЯ ПЕРЕВЕДЕНА В КАМЕРНЫЙ РЕЖИМ.
ПРИЕМ НОВЫХ ИГРОКОВ ЗАКРЫТ.
Подробнее >>>
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"В легком потрясении Риддлер созерцает приближающуюся к нему фигуру в ушастой маске и семейниках с подозрительно знакомым логотипом. Больше на Темном Рыцаре нет ничего, если не считать бэтпояса, нацепленного прямо поверх трусов, и это, пожалуй, шокирует даже больше, чем осознание того факта, что они с Пэм умудрились прокопаться аж до самой Бэтпещеры. То есть, у Риддлера тоже есть нижнее белье с его фирменным знаком, но он ведь не разгуливает в нем, выставляя всем напоказ. Возможно, он что-то пропустил, и трусы поверх костюма больше не в моде - теперь их носят вообще без костюма? Или Бэтс просто забыл пододеть костюм? Ну, всякое ведь бывает..."
>>>читать пост<<<
УЖАС МЕСЯЦА



Jonathan Crane

БАННЕРЫ


LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [01.05.17] Field rat with hat


[01.05.17] Field rat with hat

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://graphics8.nytimes.com/images/2010/06/21/opinion/ratbanana/ratbanana-blogSpan.jpg


Название: Field rat with hat
Участники: Sardines | Roy Harper
Время и место: 1 мая, поля неподалеку от города.
Краткое описание: Рою откровенно нечем заняться этим днем, поэтому он пускается в длительную прогулку к месту падения метеорита, чтобы ознакомиться с местными достопримечательностями. Кто бы мог подумать, что там он найдет нечто более ценное, чем куски давным-давно разбившегося звездного тела?

Отредактировано Roy Harper (23.10.2015 10:38:13)

+4

2

Странная штука - это мышление. Стоит только начать думать, и остановиться уже невозможно. Вот, скажем, что нужно крысе для счастья? Есть, спать и размножаться - это и дураку понятно. Но каким образом в эту концепцию вписываются размышления о счастье? И что вообще такое - "счастье"? И что такое "концепция"? Понятия, которые не имеют ни формы, ни запаха - откуда они берутся? И почему это кажется важным? Ведь эти размышления не имеют никакой связи с едой, сном или же продолжением рода - то бишь, как подсказывает новоприобретенная логика, не относятся к понятию "счастья". Почему же тогда голова забита ими практически постоянно?
Со временем Сардинки научился не обращать внимания на эти мысли. Он чувствовал, что, если будет пытаться передумать их все, его голова попросту лопнет. Поэтому теперь они существовали в его черепушке как бы сами по себе, хотя та или иная мысль нет-нет да и привлекала к себе его внимание, причем порой в совершенно неожиданные моменты.
Взять, к примеру, кукурузу, думал Сардинки, сосредоточенно обгрызая сочный початок с одного бока. Сейчас, когда он обнаружил, что умеет считать дальше одного, он ловил себя на навязчивом желании сосчитать, сколько в каждом початке кукурузинок, в связи с чем гадал, сколько всего бывает чисел, потому что пока он никак не мог понять, где они заканчиваются, и от попыток осмыслить это, у него слегка кружилась голова.
А вот вам другая задачка: через сколько шагов фермер заметит его на своем поле, если его очки толщиной, ну, скажем, два крысиных пальца?..
- Ах ты, мерзкая крыса!
Сардинки неторопливо оставил свое занятие и поднял голову. Он уже давно заметил фермера и знал, что ничего тяжелого у того при себе не было, а значит, его можно было не опасаться. Покуда тот вертел головой, выискивая под ногами хотя бы камень (бесполезное занятие: поле было вспахано на совесть), крыс поставил лапу на свой завтрак и дружелюбно осведомился:
- Ты хочешь поговорить об этом?.. Эй, босс, я все еще здесь, внизу.
Фермер наконец-то догадался взглянуть себе под ноги. Достав из-за поглоданного початка свою шляпку, Сардинки отряхнул ее, вежливо приподнял над головой и нахлобучил на уши.
- Я могу сказать "писк, писк", если тебе от этого будет легче, - предложил он.
Но человек продолжал созерцать его округлившимися глазами и никак не ответил на это предложение. Сардинки знал, что сейчас происходит в его голове: тот усиленно пытался осмыслить неразрешимое противоречие. Он видел, как крыса перед ним заговорила, но ведь все знают, что крысы не умеют разговаривать! Мозг усиленно сопротивлялся попытке сломать его представления о привычной реальности. Вот и спрашивается, что толку от способности говорить, если тебя все равно никто не слушает?
Подождав еще немного, Сардинки понял: здесь диалог тоже вряд ли получится.
- Ладно, босс, - сказал он, указывая лапой на початок. - Ты ведь все равно не будешь это доедать, верно? Тогда ты не будешь возражать, если я заберу его с собой?
Ответом ему по-прежнему служило гробовое молчание. Истолковав его как согласие, Сардинки вонзил зубы в кукурузу и стремительно скрылся в кукурузных зарослях, утащив за собой свою добычу. Ему было смешно и досадно одновременно. Возможно, он слегка перегибал палку, но если все люди будут так реагировать, ему никогда не найти того, с кем можно было бы нормально поговорить.
Отбежав подальше, крыс окончательно расправился со своей добычей, умыл мордочку и принюхался. Кукурузные поля манили его. Он бегал тут и в прежние времена, но тогда он был безмозглым и не замечал того, что подмечал сейчас. Сейчас... он чуял что-то необычное. Не какой-то конкретный запах, а скорее... ощущение. Если бы Сардинки лучше владел образной речью, он сказал бы, что здесь пахнет тайной. Так или иначе, его влекло сюда неясное предчувствие, которое разжигало его любопытство. Поля были огромными, вполне возможно, что ему не хватило бы всей жизни, чтобы исследовать их вдоль и поперек. Но этого и не требовалось. На что еще дан крысе нос? Нужно только выделить среди всех знакомых с детства запахов один чужой, тревожащий чуткие рецепторы, и следовать за ним до тех пор, пока...
Сардинки притормозил. Он почуял впереди чужое присутствие и почти сразу услышал громкое шуршание и треск. Так шуметь могли только люди - запах, в общем-то, говорил о том же. Сбавив скорость, крыс добрался до кромки поля и осторожно выглянул из-за стеблей.
Его глазам открылась довольно большая выгоревшая проплешина, на которой не росло ни единой травинки. Таинственный запах здесь ощущался сильнее, хотя все равно оставался едва различим. Он был старым, но так сильно въелся в землю, что даже время неспособно было стереть его с поля.
На краю черного пятна спиной к Сардинки стоял человек. Что он делал, крысу было не видно. Поведя носом, что вошло у него в привычку, когда он принимал какое-то решение, Сардинки поправил на голове шляпу, обежал проплешину по кругу и аккуратно высунулся из зарослей. Внимательно наблюдая за человеком, он ждал, когда тот его заметит.

+6

3

Кукуруза росла стеной. Хотя Рой уже некоторое время провел в Смоллвилле, кукурузные поля так близко он видел впервые. Раньше Кларк рассказывал ему всякие небылицы о том, что прячется в непроницаемой роще из стеблей и листьев, но то были детские сказочки, в которые мало верилось. Сейчас же страшилки возникли в памяти и показались более чем реальными..
Рой передернул плечами и набрал воздуха в легкие, будто собирался нырять, а потом аккуратно раздвинул ближайшие стебли и шагнул под тень ростков. Некоторые из них были небольшими, но остальные высились далеко над его головой, поэтому вверх и впереди было почти ничего не видно. Растения шелестели при каждом движении, так что двигайся кто-то навстречу - рыжий бы даже не услышал, покуда они с несчастным не столкнулись нос к носу. Видимость также была почти нулевой, территория впереди не просматривалась.
Сказать правду, он никогда не бывал в поле один, и сейчас ощущал волнение и тревогу. Среди густых зарослей кукурузных ростков рыжий мигом потерял направление и молился лишь о том, чтобы не сбиться с пути. На ферме Кентов тоже росла кукуруза, но это был небольшой засеянный участок с тщательно прореженными тропинками между грядками, там невозможно было заблудиться. Здесь же, среди стихийно колосящейся растительности, Рой ощущал себя иголкой в стоге сена - потеряется, и не найдут.
"Спокойно, держись по направлению солнца," - напомнил он себе, решительно продираясь сквозь шелестящие листья, а после как-то разом вывалился на лысую проплешину. Здесь не росло совсем ничего, даже захудалых пучков зеленой травы, и это казалось неестественным. Бросалось в глаза, заставляя строить догадки. Что могло случиться, чтобы среди зарослей кукурузы вдруг образовалась рваная окружность абсолютного "ничего"? Рой ощутил, как по коже поползли мурашки, но быстро успокоился - он ведь знал ответ! Просто однажды сюда упал кусок метеорита и выжег землю вокруг, лишив ее плодородности, поэтому долгие годы здесь ничего не росло, даже захудалых вездесущих сорняков.
И все же, зрелище впечатляло.
Замерев на кромке черной полосы, рыжий присел на корточки и тщательно изучил землю перед собой. Почва была бурой и казалась сухой, потрескавшейся. Он перевел взгляд обратно на заросли кукурузы, отмечая, что там земля совсем другая, влажная, покрытая травинками, листьями, колосьями и прочей радостью полевой жизни. Вон даже жучки и мыши в комплекте.
- Эй, - на автомате пробормотал парень под пристальным взглядом невольного попутчика, серая мордочка которого торчала из-под ростков кукурузы. - Я только посмотрю и уйду, не бойся.
Навряд ли полевка опасалась человека, но она смотрела так бдительно, что рыжему сделалось неловко. Может, у малышки здесь гнездо и семейство, а он топочет своими ботинками, распугивая крошечных мышат? Улыбнувшись себе под нос, Рой снова выпрямился, осматриваясь. В последнее время он много слышал об этом месте, но все никак не находил времени прийти - слишком далеко за городом, чтобы тащиться на своих двух. Но сегодня и дел не нашлось, и погода не подвела, так что все сложилось само собой.
Несмотря на то, что он двигался и говорил, мышь не убегала. Видимо, слишком редко видела людей, чтобы бояться, так что рыжий повозился и кинул ей кусочек пирожка, что прихватил с собой, снова осматриваясь.
- Здесь упал огромный метеорит. Интересно, куда он делся? - задумчиво поделился сомнениями со своей невольной напарницей. Миссис Кент велела ему почаще общаться с окружающими и проговаривать свои мысли, чтобы запоминать как можно больше и забывать как можно меньше. Навряд ли она имела ввиду и полевых мышей тоже, но вариантов в округе все равно не наблюдалось, к тому же не всякий прохожий станет с тобой болтать, а мышь вроде не возражала. Да бросьте, у нее и выбора не было! Бедняга. Рой рассмеялся в своей голове и кинул ей еще кусочек, лениво откусывая от пирожка; он был не голоден, но приближалось время обеда, поэтому он похвалил себя за то, что прихватил провизию.
Уходить не хотелось, так что оставив мышку в покое, он прошелся по кромке выжженной земли, а после аккуратно ступил на нее, ходя туда и сюда. Он не знал, зачем сюда пришел, просто было любопытно.. Но и уйти так просто не получалось, внутри поселилась прочная уверенность, что здесь можно (нужно!) найти нечто важное. Осталось понять, что же это такое? Поэтому парень внимательно шарил взглядом, бесцельно шляясь из стороны в сторону, покуда дожевывал пирожок.

Отредактировано Roy Harper (14.11.2015 19:32:58)

+5

4

Человек был так увлечен изучением земли на мертвом участке поля, что далеко не сразу заметил, что за ним наблюдают. Что, интересно, он наделся там найти? Уж точно не еду: даже полевке было ясно, что ловить на этом участке нечего. Его даже насекомые избегали, предпочитая почву побогаче.
Людей, правда, далеко не всегда интересовала еда. Сардинки успел заметить, что они часто придают большой вес тем вещам, которые, на его взгляд, не представляли никакой ценности. Например, они за что-то очень любили прямоугольные зеленые бумажки, которые везде таскали с собой, а другие люди готовы были отдать за эти бумажки все, что угодно, даже свои припасы. Сардинки лично наблюдал такую картину в доме с огромной вывеской, на которой было написано: "Супермаркет "Солнышко". Люди постоянно приходили туда с этими бумажками и менялись с хозяевами на разные вещи, а иногда и на такие же бумажки. А однажды, когда Сардинки забрался в этот дом ночью (что было проще и удобнее, чем днем, так как не было опасности попасться кому-либо на глаза и можно было спокойно выбрать, чем подзакусить), он застал там человека, который зачем-то носил на голове странный мешок, а в другой мешок складывал те самые бумажки из ящика, где их хранили хозяева дома. Именно это и поразило Сардинки больше всего: воришка даже не посмотрел в сторону припасов еды, которых в доме было в изобилии, его интересовали исключительно бумажки. Впрочем, он быстро потерял интерес ко всему, когда крыс забрался в его штанину и с укором заметил, что воровать нехорошо. Почувствовав касание острых зубов в крайне уязвимом месте, вор быстро согласился с его доводами и, едва Сардинки выбрался из штанины, кинулся наутек. Крыс вознаградил себя за избавление от конкуренции парой сосисок, а перед уходом все же прихватил с собой несколько этих бумажек. Раз люди уделяли им столько внимания, он пришел к выводу, что и ему будет полезно иметь такие.
До того момента он думал, что все бумажки одинаковые, однако, когда у него появилась возможность разглядеть их поближе, крыс обратил внимание, что на них изображены разные картинки и цифры. Будучи первым в Смоллвилле грызуном - обладателем трехсот баксов, Сардинки не знал, много это или мало, однако проконсультироваться было не у кого, а потому до поры до времени он тщательно припрятал все в укромном месте так, как это умеют делать только крысы.
Так или иначе, вряд ли человек, которого он встретил на поле, надеялся найти здесь нечто подобное. По крайней мере, он ничего не закапывал и не раскапывал, а просто сидел и смотрел на землю, периодически проводя по ней рукой. Может быть, его, как и крыса, привлек сюда запах тайны? У людей, правда, были совершенно бестолковые носы, но Сардинки не поручился бы на сто процентов, что знает о них абсолютно все. Люди все еще представляли довольно сложный объект для изучения.
Человек поднял голову и наконец-то заметил его. Сардинки насторожился. В случае малейшего намека на опасность он был готов в любой момент сорваться с места и дать деру. Но предмет его наблюдений не проявлял агрессии. Вместо этого он вдруг... заговорил с ним. Крыс вздрогнул, но в следующий момент понял, что к нему обращались не всерьез. Такое редко, но случалось: люди заговаривали с ним, но, на самом деле, они не ждали ответа и когда получали его, пугались точно так же, как все остальные. Правда, обычно такие люди спрашивали нечто вроде: "Что уставился?" или "Куда смотрит санитарная инспекция?", и их тон был весьма далек от дружелюбного. Этот же человек говорил миролюбиво, потому-то это и застало Сардинки врасплох. Потом крыс сообразил, что, скорее всего, тот еще не заметил его шляпу, которую от него скрывали заросли травы, а потому и не удивляется. Тем не менее, такая благожелательная реакция ему понравилась. Не так уж часто встречались люди без предубеждений.
Однако он все же помедлил с ответом. Вернее, крыс не был уверен, стоило ли вообще отвечать. Это могло спугнуть человека, а ему бы этого не хотелось. Возможно, стоило пока остаться для него безмолвным грызуном. Когда невольный собеседник бросил ему кусочек своего пирожка, Сардинки только утвердился в своем решении. Того, кто тебя кормит, пугать не следовало. И хотя он совсем недавно слопал целый початок кукурузы, крыс был не из тех, кто отказывается от еды. А потому он на некоторое время занял себя угощением - не забывая, впрочем, поглядывать на человека. А то мало ли, может, он только притворялся таким благодушным. Но тот продолжал бродить по кромке выжженного пятна и адресовать реплики в пространство. Или любому, кто был готов его слушать. Сардинки ловко поймал второй кусочек пирожка и навострил уши. Похоже, человек знал кое-что об этом месте. Только вот слово "метеорит" ни о чем не говорило крысу. Изнутри сразу защекотало уже привычное любопытство. Что это, интересно, за штука такая и откуда она упала? Судя по размерам пятна, она должна была быть огромной! И горела? Сардинки не мог представить себе ничего подобного. Однако коллега по исследованию пятна больше ничего не добавил. Либо не знал сам, либо ему надоело говорить вслух с собеседником, который ничего не отвечает. Еще немного помучившись любопытством, Сардинки понял, что ему от него теперь не избавиться, а значит, все-таки придется попытаться пойти на контакт. Все же он сперва дождался, пока пирожок у человека не закончится, и лишь убедившись, что больше делиться тому нечем, решился подать голос. Однако вместо того, чтобы показаться целиком, он предпочел укрыться в зарослях и уже оттуда спросил:
- Что такое ме-те-о-рит?
Ибо практика показывала, что с невидимым собеседником люди вступают в диалог с большей охотой нежели с тем, кто, по их мнению, разговаривать не должен. Логики в этом Сардинки не видел, но исключений ему пока что не встречалось, а потому он решил не рисковать, ибо ему уж очень хотелось узнать, что это за таинственное явление, которое прожигает дырки на поле.

+6

5

- Это такой огромный камень, - на автомате ответил Рой и задумался. В самом деле, что такое метеорит и как это объяснить?
К своему удивлению, он в самом деле имел некоторое понятия о звездных телах, перемещающихся в беспорядке в космосе, что окружал их родную планету. Знал также, что иногда некоторые из тех тел, что называют кометами или космическим мусором, притягиваются к орбите Земли, и тогда они падают прямо с неба, становясь большой проблемой.
По сути, это были лишь огромные булыжники. Но когда они падали из космоса, то могли навредить всей планете.
- Один такой убил динозавров, - к месту вспомнилось рыжему, и он на некоторое время выпал, торопливо генерирует в голове воспоминания о том, кто такие динозавры и что их сгубило.
Это не заняло у него много времени. Оказалось, что о динозаврах он знает не много, а то, что знает, носит весьма поверхностный характер. К тому же, к делу это не имело ровно никакого отношения, поэтому Рой переключился на собеседника. Вспоминать что-то чаще всего было весьма утомительно, так и сейчас - он даже не сразу понял, что говорит с воздухом, до того был занят процессом сбора информации из своей темной головы.

Осмотревшись, рыжий наконец заметил, что все ещё находится один в поле. Поблизости никого не наблюдалось, даже его невольная спутница исчезла среди зарослей. Рой даже не заметил, куда и как делась та мышь, что он кормил своим пирожком, но искать её среди кустов, конечно же, не собирался.
К тому же, его сейчас больше занимал обладатель загадочного голоса. Неужели, прятался в кукурузе? Или не прятался, просто парень вовремя не заметил? С ним такое случалось.
- Извините, - торопливо извинился, чтобы предупредить свою некорректность. - Я задумался и не заметил, что не один.
Это мог быть здешний житель или кто-то, кому Рой мог помешать своим внезапным приходом. Только сейчас рыжий подумал о том, не нарушил ли частную территорию. Поначалу это его напугало, так что он решил - самое время уносить ноги.., но после вспомнил о семействе Кентов и их радушии - и решил задержаться.
- Я не хотел никому помешать, - стараясь звучать вежливо и сдержанно, Рой шагнул в кусты, раздвигая высокие стебли ладонями. Он чуть хмурился, всматриваясь в заросли впереди себя, но никак не мог никого рассмотреть. Судя по тому, как звучал голос, человек был совсем рядом, но парню не удавалось найти хоть кого-то. В конце концов он так разволновался, что едва не наступил на свою недавнюю знакомую, что пряталась здесь же, в кустах.

Замирая, рыжий перевел дыхание. Этот невидимый собеседник его взволновал, так что он едва не потерял голову. Будь у него чуть больше опыта в полевых страшилках, точно бы надумал себе ужасов. Но пока ему нечего было бояться, кроме своих же демонов, так что он присел на корточки и виновато качнул головой:
- Прости. Кажется, я немного заблудился.
Только теперь Рой заметил, что мышь была достаточно крупной, а на голове носила пучок соломы.., или даже нет - это была всамделишная и крошечная шляпка. Забавно. Парень улыбнулся. У него были крайне расплывчатые понятия о нормальности, так что подобный вид крысы его совсем не напугал. Более того, он счёл это хорошей возможностью продолжить беседу в знак извинения:
- Хорошо, что я тебя не раздавил. Может, ты заметила здесь другого человека? Мы разговаривали, но, похоже, разминулись.
Мышь вела себя спокойно (возможно, из-за предложенного пирожка, наелась - и стала ленивой от сытости), поэтому парень без обиняков протянул ей ладонь. Зачем ему это понадобилось, он и сам слабо представлял. Может, крыска поможет ему найти невидимку среди кукурузных полей?

+6

6

Огромный камень? Который упал на поле и оставил на нем здоровенное выжженное пятно? Сардинки потребовалось время, чтобы осмыслить полученную информацию. Она казалась слишком неправдоподобной. Откуда этот камень мог свалиться? Ведь поблизости не было ничего такого, откуда он мог бы отколоться. Если бы дело происходило в горах, вопросов бы не возникло. Но они-то находились посреди поля! Тогда откуда? Прямо с неба, что ли? Так не бывает.
Следующие слова только еще больше все запутали. О, Сардинки знал про динозавров! Он видел картинки в одной из книг во время своего очередного визита в местный книжный магазинчик. Это были такие здоровенные ящерицы размером с дерево. Сардинки с трудом представлял себе живое существо подобного размера и склонен был считать картинки преувеличением. Он уже подмечал и раньше, что человеческим рисункам такое свойственно. В Смоллвилле, к сожалению, динозавры не водились, поэтому сравнить было не с чем. Но все же... гигантские ящерицы? Да бросьте. И какое отношение они имеют к этому загадочному ме-те-о-ри-ту? Крыс попытался представить, как огромный камень падает с неба на не менее огромного динозавра, и недовольно встопорщил усы. Картинка получалась совсем уж фантастической.
- Так не бывает, - сказал он вслух.
В этот момент человек, наконец, обратил внимание на то, что до сих пор разговаривает с невидимым собеседником, и это его заметно смутило.
- О, ничего страшного, - заверил Сардинки. - Я всегда не прочь поболтать.
На этом, впрочем, ему пришлось прервать беседу и отбежать в сторону, пока человек, ломанувшийся сквозь заросли, не затоптал его своими ножищами. Было забавно наблюдать за тем, как он ищет обладателя голоса, даже не догадываясь взглянуть себе под ноги, хотя из-за этого крысу приходилось постоянно быть начеку, что слегка портило все веселье.
- Осторожнее, босс, - в конце концов, не выдержал он, в последний момент выдергивая хвост из-под тяжелого башмака и снова отбегая еще чуть дальше. На этот раз то ли его голос, то ли шуршание под ногами все-таки заставили человека взглянуть вниз. Заметив крыса, он, по крайней мере, перестал топтаться по земле и присел рядом, вновь обратившись к Сардинки. Тот чуть склонил голову на бок, наблюдая за его действиями. Пусть собеседник и вызывал у него симпатию (и даже поделился с ним пирожком!), бдительность терять все же не следовало. Хотя язык так и чесался ответить. Ведь человек просто сам напрашивался! В конце концов, невежливо молчать, когда к тебе обращаются, верно?
Однако до поры до времени Сардинки проявлял просто чудеса выдержки. Даже когда к нему протянулась чужая ладонь, он остался на месте. Правда, все мышцы под серой шкуркой тут же напряглись, и он приготовился в случае опасности немедленно вонзить зубы в эту руку.
Но в планы его собеседника, кажется, все же не входило хватать его. Он так и замер с протянутой ладонью, и Сардинки вдруг осенило. Ну конечно! Ведь именно такую позу он видел в той самой книжке про животных, которые носили одежду! Именно такими жестами они сопровождали каждую встречу с людьми. Должно быть, это имело какое-то значение.
И Сардинки не удержался. Осторожно потянувшись вперед, он коснулся лапой ладони человека и поднял на него мордочку с весело блестящими глазами.
- Извини, босс, здесь только я, - сказал он. - Если увижу поблизости какого-нибудь человека, обязательно тебе сообщу.
Он отнял лапу, сделал шаг назад и вежливо приподнял свою шляпу.
- Кстати, меня зовут Сардинки.

+6

7

Быть честным, Рой не ждёт от крыса особенной сообразительности. Он даже не ждёт, что тот послушано полезет в раскрытую ладонь. Все-таки это дикое животное и маловероятно, что оно готово к контакту с человеком; не убегает - и ладно.
Но крыс двигается и, приподняв лапку, касается кончика его пальца; лапка у него крошечная, но тёплая, пальчики когтистые и цепкие. Рыжий непроизвольное улыбается; он уже ловил себя на мысли, что животный мир для него гораздо приятнее, чем человеческое общество. Пожалуй, будь его воля, он бы натащил домой бездомных собак и кошек (возможно, пару белок и мышей тоже), и они стали бы счастливо жить вместе, всеми забытые и никому ненужные. Останавливало его только то, что ему самому не всегда было, что съесть, так что уж говорить о питомцах. О них нужно заботиться, терпеть голод они не могут, в отличии от самого парня.

Крыс, тем временем, отнимает лапку и, делая шаг назад, приподнимает шляпку в знак приветствия. Его пасть с двумя крупными передними резцами шевелится, издавая натурально человеческую речь.
- Я Рой, - на автомате отвечает рыжий. - Приятно познакомиться, Сардинки.
А после округляет глаза.
Нет, конечно, он далёк от общечеловеческого восприятия нормальности, но даже по его расплывчатым меркам крысы не должны говорить. В его небогатом опыте отсутствуют воспоминания о говорящих животных, так что он быстро делает вывод, что это не совсем нормально.
- Ты говоришь, - ровным голосом констатирует. - Это.. Любопытно.
Он не видит смысла вскакивать, бежать или устраивать истерию. Скорее всего, с утра он и не вспомнит об этом, так что нет нужды особо впечатляться. С этим ощущением он живёт достаточно продолжительное время (сколько себя помнит) и порой оно действительно выручает.
Но иногда рыжий ощущает ускользающее чувство лёгкой печали. Как будто он что-то упускает. Как будто что-то забыл. Может быть, это грусть по прежним краскам жизни? Ведь когда-то он наверняка умел более ярко реагировать на окружающую ситуацию: удивляться, веселиться или увлекаться. Сейчас весь смысл его жизни свёлся до околовселенской важной задачи: не забыть, которая сжирала все его силы и эмоции.

Скучная экскурсия к месту падения метеорита в одиночестве быстро перестаёт таковой быть. Похоже, крыс тоже интересуется данным местом, не зря же он пришёл? Впрочем, что такому, как Сардинки, вынюхивать в подобном месте, Рой ума не приложит.
- Давно ты.. такой? А почему имя такое? Ты вроде особенный, да? - чуть склоняя голову на бок, любопытствует. О, у него куча вопросов, но чтобы было честно, рыжий делится: - Я с весны все забываю, а до этого вообще ничего не помню. Это называется амнезией. Скорее всего поутру я тебя не вспомню, поэтому - не бойся.
Наверняка, слабое утешение. Но Рой честен, а животные наверняка способны ощущать честность. Сейчас они могут сказать друг другу что угодно, и рыжий сохранит все тайны; не потому что он "могила", а потому что страдает провалами в памяти.
Словно вспоминая кое-что, он снова уточняет:
- Зачем ты здесь?

+6

8

Сказать по правде, Сардинки немного растерян. Вот он наблюдает за тем, как округляются глаза человека, когда тот осознает наконец, с кем до сих пор разговаривал. Крыс не очень хорошо разбирается в человеческой мимике, но это выражение ему хорошо знакомо. Однако на том все и заканчивается. Человек не спешит вскакивать и бежать прочь или уверять его в том, что он - галлюцинация, как делали иные (Сардинки так до конца и не понял, кто такие галлюцинации - очевидно, что это был кто-то несуществующий, но откуда тогда люди знали о них, если их не существовало?..). Он просто... отвечает. В другое время Сардинки отреагировал бы шуткой, но сейчас говорит только:
- Да босс. Сам себе удивляюсь.
До сих пор он не сталкивался с подобной реакцией на себя. Трудно сказать, чего он ожидает от этого человека, столь свободно болтавшего с ним до сих пор. Возможно, в глубине души он действительно хочет, чтобы тот не стал пугаться и шарахаться прочь. Этот человек был другим - не таким, как остальные люди, и крыс по-настоящему начинает испытывать к нему симпатию. Проблема в том, что до сих пор ему не удавалось продвинуться в разговоре с людьми дальше приветствия. Что делать теперь? Он не знает. Однако сам человек помогает ему, задавая наводящие вопросы, и Сардинки быстро пристраивается в проложенную для него колею. Возможно, это - тот шанс, которого он так ждал? Шанс обзавестись собеседником? Упускать его точно нельзя.
- Не очень давно, - отвечает он, безошибочно угадывая, о чем идет речь. Точнее объяснить сложно: в человеческом исчислении времени крыс так и не разобрался. Но по сравнению с остальной его жизнью, этот отрезок времени точно совсем не большой. - Где-то с начала весны. Честно говоря, не знаю, из-за чего это случилось. Возможно, есть и другие крысы, которые научились думать, но я не встречал ни одной. Если это называется быть особенным, то это довольно скучно, если понимаешь, о чем я, - Сардинки потирает лапой нос и ненадолго погружается в раздумья. Почему его так зовут? Можно ли это объяснить? Он просто решил в один прекрасный день, что ему тоже нужно имя, и название на одной из баночек, что в огромном количестве встречались на свалке, показалось ему подходящим.
- Прочитал на банке из-под сардин. Как по мне, это хорошее имя. Стильно звучит, разве нет? - отзывается он и, подняв голову, с интересом смотрит на человека. - У вас, людей, другие имена? Рой, - крыс пробует звучание на вкус, точно перекатывает во рту кусочек сыра. Если уж что-то здесь необычно звучит, так это оно. - А вы откуда их берете?
Эта беседа оказывается весьма познавательной. С каждым витком разговора крыс узнает что-то новенькое, даже если это просто что-то случайное, что приходится к слову. Однако Сардинки уже давно решил для себя, что образование - полезная штука. Когда умеешь думать, никогда не знаешь, какая мысль пригодится тебе в следующий момент.
- Амнезия, - повторяет он. Пожалуй, ему знакомо это явление - или, по крайней мере, он может себе представить, что это такое. - Я тоже мало что помню из своей жизни до того, как изменился, - делится крыс. - Может, у нас это общее? Я имею в виду, причина?
Не скрыть, причина, по которой он вдруг научился говорить и обрел мышление, волнует Сардинки. В конце концов, не каждый день такое случается. А Рой потерял память, получается, примерно в это же время - весной. Вдруг это как-то взаимосвязано? Сардинки понятия не имеет, как, но здесь дело явно в каких-то более сложных вещах, чем те, с которыми он привык иметь дело. А потому он не отказался бы от помощи. И новый знакомый вполне мог бы ему помочь. Или они могут помочь друг другу? Понятие сотрудничества вовсе не чуждо крысам.
- Я не боюсь, - заверяет тот. - И был бы совсем не против, если бы ты меня запомнил, босс.
Он вовсе не хочет прерывать это знакомство. Где еще ему искать человека, который готов говорить с крысой?
Сардинки поводит носом и уже серьезнее отвечает:
- Здесь... очень странный запах, босс. Не могу объяснить, но он... чужой. Не похож ни на один из тех, что я встречал до сих пор... - крыс неожиданно начинает испытывать затруднение с донесением до собеседника своих мыслей. Он воспринимает мир в основном через запахи, и для него то, о чем он говорит, является очевидным. Но человек явно этого не чует, а Сардинки никогда раньше не пытался подобрать слов для описания чего-то непредметного. - Как будто он вообще пришел откуда-то... откуда-то... извне, - слово вырывается само собой. До сих пор Сардинки не задумывался о мироустройстве или о том, что помимо мира, в котором он обитает, может быть что-то еще. Но запах действительно не вписывается в его картину мира, и это его немного тревожит. - Возможно, это твой ме-те-о-рит. Но запах не старый. Он просто есть. Мне хотелось разобраться, что это такое.

Отредактировано Sardines (23.03.2016 16:54:16)

+5

9

Ещё некоторое время Рой почти верит в то, что ему просто послышался ответ. Что ему было так одиноко среди этого огромного пустого поля, что он сам озвучил сидящую перед ним крысу, придумал имя и даже тембр крысиного голоска.. Иногда с ним такое случалось, и он говорил с кем-то, кого нет или что не может говорить.
Однако, чем дальше, тем меньше происходящее походило на галлюцинацию. Оппонент в соломенной шляпке отвечает очень складно, а иногда - такие вещи, который рыжий при всём своём желании не смог бы придумать.
Новость о возможных прочих говорящих грызунах немного напрягает, однако Сардинки и сам не уверен в их существовании, а поле остаётся спокойным (и никто не выскакивает из разных норок, спеша их поразить) - и Рой тоже успокаивается. К тому же оппонент не выглядит агрессивным, а значит нет нужды пугаться заранее. Вполне возможно, таких больше нет, и его новый знакомый существует во всем мире в единственном экземпляре? Впрочем, дальнейший разговор его увлекает гораздо больше, чем эфемерные страхи.
- Банка из-под сардин, конечно.., - бормочет себе под нос. - Как я не догадался.
Некоторые очевидные вещи для Роя весьма сложны. То, что для других понятно и естественно, для него вновинку. Но теперь, когда загадка разгадана, ему становится легче. Не стоит искать глубокого смысла, когда говоришь с крысой в шляпке, верно?
- Думаю, человеческие имена возникают примерно также. Из названий и надписей, из каких-то аллюзий и ассоциаций, - делится в свою очередь. Многие имена носят двойное значение, о чем он пытается рассказать крысу. Вот Эмбер, например, это и янтарь, и женское имя. А фамилии так и вообще чаще всего "говорящие", означают действие или какое-нибудь описание. Редфилд, к примеру, и фамилия, и набор реально обозначающих нечто слов, таких как "красное поле".
Все это кажется немного запутанным, но Рой поясняет, что имена и названия появились слишком давно, когда люди ещё не знали многого, а потому опирались на окружающие их вещи и явления. Так, они называли каменщика Роком, а живущего на отшибе - Гермитом, что означало "отшельник", а после прозвища претерпели небольшие изменения и притерлись в обиходе, став выполнять функцию имён. Он и сам не знал, откуда это знает, но был уверен, что рассказывает правильно. А если нет, то с него спрос небольшой.

Пока они болтают, Рой безотрывное следит за грызуном. Тот ведёт себя спокойно и по-человечески, не бегает, не грызёт, смотрит в лицо и лишь изредка шевелит кончиком носа, словно прислушиваясь к одному ему ощутимым запахам. Пожалуй, это единственное, что выдаёт в нем не-человека, иначе в ходе их беседы рыжий точно потерял бы связь с реальностью и стал относиться к Сардинки, как к чему-то.. Очеловеченному.
- Общее? - внимательно слушая предположение крыса, на мгновение снова удивляется Рой. Что общего может быть в провалах памяти грызуна и человека? Однако мысль внезапно кажется ему дельной. Возможно, наутро он об этом и не вспомнит, но сейчас внутри копошится странное ощущение взволнованности, словно он придвинулся к очередной разгадке. Такое с ним случаетсь, когда ему удавалось осветить одно из тёмных провалов своей памяти, но это происходило слишком редко и чаще его просто мучили отголоски дежа-вю или предчувствия, что он на правильном месте и что-то обязан увидеть.. Но после мысли и ощущения ускользали, и он снова оставался ни с чем.
- Мы должны обсудить это подробнее, - без упираний предлагает, просто потому что сидя здесь им точно не удастся найти взаимосвязь. Но, возможно, обсудив все поточнее, они сумеют продвинуться в те темные зоны прошлого, которые их память скрывала от них.

Ощущая внезапную воодушевленность, Рой старается ввинтить этот разговор в подкорку мозга, чтобы успеть вечером записать впечатления на камеру. Никто раньше не считал себя похожим на него, и более того - ни у кого из встреченных в этом городе больше не было провалов в памяти.. А у Сардинки были. Стоило это запомнить, а?
К слову, о запоминаниях.. Парень виновато качает головой, а после протягивает ладонь, желая погладить пушистика.
- Прости. Если бы это зависело от меня, я бы хотел не забыть тебя. Но я не властен над своей памятью.
Вспомнив, что говорит не просто со зверьком, рыжий отдёрнул ладонь. Вероятно, наделённой разумом крысе подобные жесты унизительны. Кому в здравом уме будет приятно, если с ним станут обращаться как со зверьком?
Вместо того, чтобы лапать крысу, рыжий склоняет голову на бок, пытаясь понять, о чем так взволнованно частит его новый знакомый. Даже оглядывается вокруг, поднимаясь с корточек (ноги к тому времени непривычно затекли), но ничего нового в однообразном пейзаже не изменилось.
- Я ничего не вижу, - честно признается, снова опуская взгляд к Сардинки. С высоты человеческого роста тот кажется ещё более крошечным. - Может, я что-то задел?
Единственное, о чем рыжий может подумать в такой ситуации, это что кроссовками повредил верхний слой почвы и старые запахи родились вновь. Кажется, крыс так до конца и не понял, что такое метеорит, однако странный запах, который ощущал лишь он, заметно его волновал, так что стоило уделить этому немного времени.
- Я полностью свободен, - блекло улыбается. - Можем прогуляться по округе. Сможешь определить, откуда пахнет?
Почему бы и нет, в самом деле.

Предоставив крысе нюхать и направлять их, он спокойно отправился за новым знакомым. Конечно, это было не очень разумно, но о западнях, что придумали хитроумные говорящие крысы, ему не думалось. Единственное, о чем Рой тревожится, это потерять своего крошечного спутника в густом поле, а потому то и дело напрягает глаза, ориентируясь по звукам и надеясь не забыть о потрясающей встрече до того, как они заговорят снова. Иногда с ним случалось и такое, лишь стоило отвернуться - как кусок текущего времени начисто стирался из памяти, так что приходилось восстанавливать по крохам вновь. Однако.. Сейчас все было хорошо. Рой прислушивается к себе и понимает, что не забыл о Сардинки и все ещё помнит о том, что они ищут некий объект, издавающий "запах извне". Что бы это могло быть? Угадать не получается.
Вместе с тем внутри накрепко поселилось осознание, что все идёт "как нужно". В последнее время подобное ощущение посещает его все чаще. Он видел и слышал что-то или оказывался в нужном месте - и сразу это понимал. Так и сейчас он был железно уверен, что все идёт своим чередом. А это означало лишь то, что он _должен_ был встретить Сардинки и _должен_ был пойти с ним.
"Не забыть бы записать все вечером на камеру, - напомнил себе. - Такой материал пропадает."

+6

10

Аллюзии и ассоциации. Каменщики и отшельники. Целая лавина незнакомых слов обрушивается на Сардинки. Он жадно ловит каждое и старается запомнить, даже если их смысл не всегда ему понятен. Впрочем, Рой объясняет все подробно и очень толково - и постепенно крыс начинает схватывать даже такие сложные понятия, как "аллюзии". Не такие уж они сложные, если так подумать: это просто поиск сходства между разными явлениями. В каком-то смысле это даже интересно. Сардинки азартно кивает, слушая про происхождение очередной фамилии. Люди в давние времена брали в качестве имен те слова, которые окружали их в повседневной жизни - но ведь точно так же поступил и он. Значит, его имя ничуть не хуже человеческих. Он в тренде, удовлетворенно отмечает крыс и поправляет на голове шляпу.
- Обязательно надо обсудить, - с энтузиазмом подхватывает он. Сардинки заметно воодушевлен. Во-первых, потому что это означает продолжение их диалога, а значит, и знакомства, а во-вторых, он уверен, что вдвоем искать разгадку тайны гораздо удобнее и что на пару с человеком они, глядишь, действительно смогут найти причину амнезии Роя и необычных изменений в самом Сардинки.
Рой вдруг протягивает к нему руку, и крыс мгновенно отбегает на пару шагов. Он доверяет человеку и вовсе не думает, что тот хочет его обидеть - однако инстинкты сильнее его, и Сардинки не собирается с ними спорить. Лучше один раз перебдеть, чем в следующий обнаружить себя мертвой крысой. Рой, должно быть, понимает это и не обижается. Он убирает руку, и Сардинки снова подбирается поближе.
- Это ничего, босс, - философски отвечает он. - Я могу напомнить. Если объяснишь, где ты живешь, я смогу разыскать тебя сам.
Он снова поводит носом. Странный запах, окружающий их, создает ощущение легкой нереальности всего происходящего. Раньше Сардинки ничего подобного не испытывал. Должно быть, они сейчас в чем-то вроде той самой "аллюзии", которая существует исключительно в голове того, кто ее придумал. Только если встреча с человеком воодушевляет Сардинки, то незнакомый запах по-прежнему его тревожит. Есть в нем что-то, что его настораживает. Однако источник запаха слишком далеко, чтобы он мог определить, что именно ему не нравится.
- Нет, босс, это не здесь, - отвечает он. - Я как раз искал его источник, но наткнулся на это место. Надо отойти немного дальше, а то этот ме-те-о-рит перебивает запах, - с этими словами крыс скрывается в шуршащих зарослях, но спустя пару мгновений вновь высовывает из них мордочку. - Иди за мной, босс.
Некоторое время они пробираются через поле. Сардинки то убегает вперед, то снова возвращается, чтобы убедиться, что Рой не потерял его из виду. Немного сложно показывать дорогу, когда вы двое настолько разных размеров. Если держаться рядом с человеком, приходится постоянно следить за тем, чтобы он не наступил на тебя. Если же отбежать слишком далеко вперед, тот собьется с дороги, ведь люди совершенно не ориентируются ни на слух, ни на запах. Запах между тем становится сильнее. Теперь Сардинки убежден, что они идут в верном направлении, и выжидательно оглядывается на Роя: теперь-то он чует? Неужели нет? Ведь запах такой сильный! Просто удивительно, как он его не чувствует!
Чем ближе становится неизвестный источник запаха, тем тревожнее ведет себя крыс. Он больше не убегает далеко, наоборот, то и дело возвращается, не сделав и десятка шагов, и вообще продвигается вперед с крайней неохотой. Пожалуй, он рад, что сейчас его сопровождает человек. Без Роя он бы остановился гораздо раньше и кружил бы вокруг этого места еще несколько дней, прежде чем природное любопытство взяло бы верх над природной же опасливостью. Сардинки сам не знает, что ему так не нравится, но чувствует, что здесь что-то очень сильно не так, а, стало быть, нужно держать ухо востро. Его уши действительно то и дело подергиваются, пока он внимательно прислушивается к тому, что происходит впереди. Но пока все вроде бы спокойно.
Наконец поле заканчивается, и они останавливаются у самой его кромки. Совсем рядом проходит утоптанная дорога, а несколько дальше, на самом отшибе, виднеются несколько барачных построек. Сардинки тянет носом воздух и взволнованно топорщит усы.
- Похоже, источник запаха находится там, - сообщает он, указывая лапой на постройки, и предупреждает: - Осторожней, босс. Мне это место очень не нравится.

+6

11

Поначалу Рой действительно беспокоится о том, чтобы не потерять своего спутника. Тот так часто принюхивается, суетится и активно забегает вперёд, что угроза разминуться кажется реальной. Однако чем дальше они отходят от места падения метеорита, тем ближе к его ногам держится Сардинки. К тому же, тот проявляет заметное беспокойство, о чем рыжий догадывается не сразу, но таки догадывается по ряду характерных поведенческих признаков. И недоумевает - неужели учуянный оппонентом запах несёт угрозу? Или крыс лишь волнуется перед неизведанным? Как знать.. И все же парень делается внимательнее, боясь пропустить важную деталь.
Пока они разыскивают то, что издаёт загадочный запах, Рой зачитывает адрес со своего пластикового браслета и подробно объясняет, где находится его халупа. Он не знает, бывал ли Сардинки в городе или же промышлял только по окраине, а потому детально описывает все, что можно встретить на пути к его жилищу. К слову, это и для него самого полезно, чтобы не забыть и чтобы потренировать память. Увлёкшись воспоминанием мелочей, что видел каждый день возле дома или на дороге к нему, но не придавал значения, Харпер не сразу понимает, что крыс завел его достаточно далеко - и даже к чему-то привёл.
- Что это? - осторожно раздвигая последние кусты высокорослой кукурузы, рыжий высовывает из "зарослей" голову и придирчиво оглядывается.
Вдалеке высятся постройки барачного типа. Не сильно далеко, но и не близко. Отсюда ему никак не рассмотреть, с чем же именно внутри и для каких целей здесь стоят эти домики. Но опасными они никак не выглядят! Даже больше - они напоминают рыжему сарайчик Кентов, так что напряжение как рукой снимает.
- Не бойся, - ощущая себя более смелым и более старшим, уверенно отзывается. И выходит из кукурузного поля первым, показывая, что здесь безопасно. Делает пару шагов вдоль кромки поля, после - в разные стороны. Да, точно. Здесь безопасно и никто не спешит стрелять по нему солью.
Самое опасное, что им может там встретиться, это КПП или злой сторож. Но тогда они просто уйдут - и все закончится. А пока Рой полон уверенности и даже снова подставляет ладонь своему спутнику.
- Не бойся, - быстро просит. - Я не стану тебя трогать. Но ты можешь забраться мне на плечо и спрятаться под отворот воротника или за капюшоном толстовки. Тогда тебя никто не увидит, а мы сможем продолжить общаться.
Он не знает, насколько это корректно. Однако перспектива встретить у бараков других людей его напрягает. Даже ему понятно, что показывать говорящую крысу окружающим не слишком безопасно.
Впрочем, сторож им не встречается. И пропускного пункта там тоже нет. Домики стоят словно сами по себе и не обнесены даже мало-мальским забором. Может быть, потому что здесь совсем никто не бывает, а место падения метеорита, что могло бы привлечь зевак, и того далече? Местечко для сараев выбрано грамотно и достаточно удалённо отовсюду, так что маловероятно, что сюда действительно кто-то забредёт просто поглазеть. А даже если и да - смотреть здесь абсолютно не на что. Самые обычные стены, обшитые вагонкой, высокие окна, так что даже взрослый не достанет, к тому же, похоже, зарешеченные. Рой подпрыгивает, стараясь ухватиться за карниз и подтянуться, чтобы заглянуть внутрь, но ему не удаётся. И тогда он решает, что самому смотреть не обязательно, ведь есть запасной вариант.
- Станешь моими глазами, - вынужденно решает и вытягивает руку вверх, чтобы подсадить крысенка к высокому окну, изображая из себя лестницу. К тому же, сбивать замок на двери и незаконно проникать на чужую собственность - это уже вандализм, а им нужно лишь утолить любопытство.
- Погляди глазком и возвращайся, идёт? И не бойся. Я буду здесь.
Сам он действительно не собирается уходить далеко. Может, обойдёт вокруг и посмотрит, что здесь ещё есть? Но это максимум, потому что рисковать не хочется. Внезапно нервозность спутника передаётся и ему, а ещё внезапно наваливает сонливость и в голове сбивается каша - Рой начинает замечать, что с ним так всегда бывает, когда в округе завязывается что-то интересное.

+7

12

Человек, очевидно, не чует того же, что и Сардинки, иначе он не был так спокоен. Или просто этот запах не вызывает у него беспокойства? Насколько вообще беспечны могут быть люди? Крысенок не может не задаться этим вопросом, наблюдая за тем, как Рой, бесстрашно выбравшись из зарослей, прохаживается по дороге туда-сюда. Сам Сардинки не торопится следовать его примеру, оставаясь в кукурузе: пусть даже он не чувствует чужого присутствия в непосредственной близости от них (не чувствует даже другой живности - те тоже чуют неладное и держатся подальше от этого места), мало ли где может притаиться опасность. Вдруг кто-то наблюдает за ними из тех самых бараков? Отсюда им не разобрать, что делается внутри.
Рой с громким шуршанием возвращается в заросли и вновь протягивает ему руку. На этот раз Сардинки удается подавить инстинкт отбежать прочь. Видимо, он начинает привыкать, да и Рой теперь воспринимается им как "свой"... Ну ладно, еще не совсем "свой", но тот, кто в перспективе может им стать. Сардинки пару мгновений разглядывает неподвижную ладонь, а затем запрыгивает на нее, в мгновение ока перебирается на рукав и, ловко цепляясь коготками за одежду, взбирается Рою на плечо. Там он и правда прячется под забавный кусок одежды, который лежит на плечах человека. Угадать его предназначение Сардинки с ходу не удается. Уж, наверное, его используют не для того, чтобы прятать разумных грызунов. Но "капюшон" Сардинки нравится: под ним тепло и уютно, накрывшая его сверху ткань дарит ощущение безопасности. Он обязательно расспросит Роя про человеческую одежду - тем более, что теперь он знает, как найти его жилище (он хорошо изучил город и уверен, что понял, о каком доме шла речь) - но не сейчас. Сейчас Сардинки больше озабочен тем, что происходит вокруг них, и ему не хочется отвлекаться на разговоры. Чуть высунув нос наружу, он готов в любой момент предупредить Роя, если поблизости появятся другие люди. Но пока все тихо. Эту местность можно посчитать совсем заброшенной, но крыс чует здесь отчетливый отпечаток человеческого присутствия: люди здесь бывают и довольно часто. Так что его не обманешь.
Впрочем, беспокоят Сардинки вовсе не люди. Их запах хоть и настораживающий, но привычный, в отличие от того, что они здесь исследуют. И чем ближе они подбираются к загадочным постройкам, тем сильнее становится этот запах. Рядом с бараками все вообще как будто насквозь пропиталось им. Однако определить его источник по-прежнему не удается. Скорее всего, он внутри маленьких построек. Рой пытается добраться до окна, чтобы заглянуть, что делается в доме, но оно слишком высоко для него. Он даже подпрыгивает, заставляя Сардинки покрепче вцепиться в ткань одежды, чтобы удержаться у него на плече.
- Может быть, я?.. - предлагает он. Рой быстро схватывает мысль и протягивает к окну руку, по которой крыс быстро перебегает на подоконник. Сотрудничество - отличная штука. Помогая друг другу, они смогут узнать больше.
Увы, окно такое грязное, что разглядеть сквозь него хоть что-то не представляется возможным. На счастье Сардинки, оно чуть приоткрыто, а решетка не является для него препятствием. Скользнув между прутьями, крыс осторожно просачивается внутрь. Для него это совершенно безрассудный поступок, но он настолько увлечен, что не способен отступить теперь, несмотря на то, что от этого места у него шерсть встает дыбом. Но не для того они проделали весь этот путь, чтобы ничего не увидеть.
В помещении царит полумрак, но Сардинки не нужен свет, чтобы его исследовать. Он осторожно принюхивается к незнакомым запахам. Атмосфера здесь тяжелая, давящая. Крыс сразу понимает, что он тут не один. Комната заставлена большими клетками, и, по крайней мере, часть из них не пустует. От находящихся в них существ исходит тот самый опасный запах: смесь неизвестности со страхом. Этот запах заставляет Сардинки прижать уши и плотно прижаться к подоконнику. Несмотря на то, что животные (если это и правда животные) заперты в клетках и не могут добраться до него, спрыгнуть вниз и пройтись между клетками крыс заставить себя не может. Это уже слишком для него. Он и так перешел все границы разумной осторожности, которой должна придерживаться крыса. Но он жадно тянет носом воздух, стараясь как можно лучше запомнить запах, чтобы потом рассказать Рою. Тот мыслит иными категориями, но, думается, он сумеет донести свою мысль.
В дальней клетке происходит шевеление. Запертое в ней существо всхрапывает, без всякого предупреждения бросается на решетку, и в узком луче падающего из окна света Сардинки видит что-то изумрудно-зеленое. В этот самый момент природные инстинкты наконец берут верх, и он кидается прочь. Проделав обратный путь через окно, обнаруживает, что Рой отошел, но все еще где-то поблизости. Сардинки спускается на землю по стене барака, с трудом цепляясь за рассохшееся дерево, и спешит найти человека. Шуршит в траве, запрыгивает тому на штанину и вновь карабкается на плечо.
- Плохое место. Очень плохое! - бормочет он в возбуждении; страх на время лишает его способности связно мыслить.

+7

13

Подсадив Сардинки на подоконник, Рой некоторое время следит за ним. Крысёнок шебуршится у грязного стекла, но очевидно высмотреть ничего не может, поэтому поднимает голову и, чуть шевеля крупными ушами, смотрит куда-то выше. Отступая на шаг назад, чтобы увеличить обзор, парень тоже видит это - окно приоткрыто, и образовавшейся щели как раз хватит, чтобы серый агент сумел проникнуть внутрь. Словно улавливая общий настрой, Сардинки в самом деле протискивается сквозь решетки и исчезает внутри, после чего рыжий больше не может его видеть.
Покуда оппонент занят изучением барака изнутри, Рой исследует строение снаружи. На самом деле здесь ничего примечательного нет. Стены как стены, стекла грязные, в разводах, будто их никогда не мыли - впрочем, какой толк отмывать окна у старого сарая?
Опустив глаза, парень пытается усмотреть какие-либо улики на земле, но и здесь ничего интересного ему не попадается. Вокруг стен щедро колосится трава и разнообразные сорняки с полевыми крошечными цветочками, возле дверей по земле прочерчена вдавленная линия, очевидно угол двери царапает землю при открытии и даже образовал приметный след со временем, который больше не зарастал травой. Очевидно, все же здесь кто-то бывает, потому что трава у входа вытоптана и почти не растёт; наверное, ее топчут регулярно. Впрочем, эта картинка также нормальна, как и подле любого строения, что не заброшено человеком. Эта мысль его немного волнует; раз строения не заброшены, сюда могут прийти. Как знать, в какой момент здесь появится кто угодно?
Нарастающая изнутри тревога, подцепленная у крыса, и смутное волнение от того, что его могут застукать, побуждает Роя нервно оглядываться в поисках запасного пути отступления. Он даже видит, как можно убежать и скрыться от чужих глаз - кукурузное поле неподалёку отлично для этого подходит! Кажется, именно этим путём он сюда и пришёл.. Неловко прижимая пальцы к виску, юноша старается сконцентрироваться. Что он здесь забыл и чего ждёт? Ему хочется уйти, но что-то не отпускает.
"Нужно подождать," - твёрдо подсказывает что-то внутри, однако он почти не помнит, зачем сюда пришёл, поэтому растерянно осматривается в надежде найти подсказку и припомнить.
Из-за двери, у которого он топчется, тем временем раздаются звуки. Очевидно те, кто внутри, чувствуют его присутствие и не выдерживают. Там словно кто-то скулит и стонет, так что рыжий невольно напрягается, не в силах понять, человеческий то стон или все же звериный? Колеблясь, он подходит к двери ближе и прикладывает руки, собираясь прижаться ухом плотнее и, может быть, окликнуть того, кто внутри.. Вероятно, ему нужна помощь? Но тут на штанину что-то прыгает и молниеносно забирается вверх к плечу. Парню требуется вся его выдержка, чтобы не дернуться, однако второй "я" внутри утверждает, что все в порядке и опасности нет.
- Плохое место, - бормочет смутно знакомый голос, чем-то похожий на собственный внутренний, но Рой вдруг узнает его.
- Сардинки? - неуверенно уточняет. Потом воспоминания разом возвращаются и, словно не было минутного провала, ненавязчиво вплетаются в его существующее восприятие. Без заминки Рой уточняет: - Что ты увидел? Все хорошо?
Вернувшийся крысёнок отвлекает его от скулежа внутри сарая. Он почти перестает его слышать, слишком тихий, слишком на грани слышимости. К тому же, когда Сардинки бормочет из-под капюшона, Рой почти ничего больше не слышит. Поднимая ладонь, он осторожно хлопает поверх подрагивающего комочка на своём плече, едва ощутимо касаясь, чтобы подбодрить.
- Не бойся, - в растерянности просит, не зная, чем успокоить оппонента. Будь тот человеком или животным, решение было бы очевидным. Но тот не является ни тем, ни другим, поэтому ни один подход, вероятнее всего, не подходит. Впрочем, есть универсальный вариант, и рыжий пускает его в ход: - Я рядом, все хорошо. Тебя никто не обидит. Хочешь, я унесу тебя отсюда?
Кем бы ты ни был, хоть инопланетным разумом, ощущение рядом единомышленника всегда придаёт сил и уверенности. К тому же, Сардинки был мал, а Рой на его фоне - очень велик, и его сила должно быть огромна по сравнению с потугами крошечного комочка. Крыс мог ощущать себя маленьким и напуганным, но заручившись поддержкой "великана" - почти непобедимым. Именно на это рассчитывал рыжий, желая утешить напарника. Ведь он рядом! И не позволит никому обидеть малыша, даже если Сардинки на самом деле не был ребёнком. Интересно, как у крыс исчисляется возраст? Сбившись на этой мысли, парень отнимает ладонь от бугорка под капюшоном, отвлекаясь от происходящего и почти забывая о причинах своей тревоги, зато вспоминает о голосе за дверью и снова обращается туда взглядом.
- Эй! - помолчав, вдруг смело зовет. - Есть там кто? Вы в порядке?
Мало ли, отчего кто-то плачет внутри? Может быть, заблудился и не помнит дорогу. К сожалению, Рой её тоже не помнит, однако вместе выбираться точно станет веселее.
Прежде, чем он успевает продумать план, изнутри хрипло, хныкающе зовут. Внутри определённо находится человек! И человек этот нуждается в помощи. Случиться могло самое разное, Рой даже торопливо прикидывает пару вариантов. Полка внутри опрокинулась на хозяина? Или дети играли поблизости и забрались внутрь, захлопнув замок? Это ещё он не вспоминает о маньяках, наверняка на существующих в Смоллвилле, которые запросто могли покалечить одну из жертв и кинуть умирать внутри.. Как бы там ни было, парень почти молниеносно решает действовать, разве что он полностью не укомплектован для вскрытия дверей.
- Потерпите! Я сейчас.
Комок на плече тем временем шевелится, и избирательная память услужливо возвращает рыжему сведения о напарнике. Точно! Сардинки мог открыть дверь, он же такой маленький и юркий! Проберется внутрь и отщелкнет задвижку (или что там ещё было в замке). Нужно лишь подсказать.
- Надо открыть дверь! Слышишь, там кто-то плачет! - взбудораженно обращается Рой к своему предплечью. Он точно и не помнит, что пару мгновений назад серый напарник вернулся изнутри до смерти напуганный. - Знаешь, как выглядит замок? Сможешь разобраться? Я подсажу тебя, а ты впустишь меня.

+7

14

Страх в животном мире подобен заразному заболеванию, а панику можно считать чем-то вроде эпидемии. Даже обладай ты развитым мышлением, совладать со страхом невероятно сложно, когда он проникает в самые глубины твоего существа и взывает к голым инстинктам. Эта одна из основ выживания. Поэтому выдержки Сардинки хватает только на то, чтобы не кинуться бездумно прочь, а найти Роя и вновь забиться тому под капюшон. Умей тот чуять, несомненно, тоже бы ощутил этот страх, а возможно, и заразился им. К сожалению или к счастью, люди совершенно не восприимчивы к животным сигналам, а потому Рой остается совершенно спокоен. И его ровный голос проникает в сознание крыса и приглушает страх. Оказывается, спокойствием тоже можно заразиться. Оно воздействует не так сильно, как паника, но этого воздействия достаточно, чтобы в голове Сардинки прояснилось, и та самая развитая часть его мышления подсказала, что, несмотря на то, что это плохое место, конкретно им с Роем в данный момент ничто не угрожает.
Хотя, как знать...
Крыс продолжает мелко вздрагивать под капюшоном, и Рой, видимо, чувствует это, потому что в следующий момент Сардинки ощущает легкое касание через ткань. Как ни странно, оно действует успокаивающе. Присутствие рядом большого человека внушает незнакомое доселе чувство защищенности. Теперь Сардинки наконец готов поделиться тем, что ему удалось узнать. Здесь, правда, правильнее было бы спрашивать, что он учуял, но крыс старается быть последовательным.
- Клетки, - кратко отвечает он. - Некоторые пустые. Некоторые нет. Там внутри все пропитано этим запахом... чужим запахом, - следующую часть информации донести сложнее, потому что Сардинки и сам не до конца понимает, с чем же таким ему довелось столкнуться, однако, с трудом подбирая слова для Роя, он заодно старается объяснить это и себе: - Он на тех существах, что сидят в клетках. Они не совсем животные... Непонятно. Запах вроде бы знакомый и в то же время нет. Он их... меняет.
Здесь стоит остановиться и поразмыслить над тем, что же так сильно его пугает. Страхом буквально разит от существ в клетках - Сардинки хорошо учуял это. Но дело не в этом. Вернее, не только в этом. Если хорошенько разобраться, получается, что боится именно разумная часть его мозга. Боится неизвестности, которую несет в себе чужеродный запах. И боится, что и с ним он может сделать то же, что с теми несчастными в клетках. Сардинки пугает перспектива проснуться однажды кем-то совсем другим и утратить привычное мировосприятие.
...Хотя, если так подумать, не это ли с ним произошло, когда он обрел способность мыслить? И не может ли здесь быть замешан тот же фактор? Если бы только он мог вспомнить свою жизнь до того, как изменился... Нет, что-то он помнит, конечно, но этим воспоминаниям не хватает осмысленности, поэтому они ничем не помогают.
Сардинки на минутку отвлекается, а Рой уже обращает внимание на звуки, доносящиеся из-за двери сарая. Крыс слышал их и раньше: в деревянном доме постоянно кто-то скребется или скулит, а иногда и взрыкивает - но он пропускает момент, когда звериное поскуливание превращается во вполне отчетливое человеческое хныканье. Внутри точно человек: животные не умеют так всхлипывать. Но это невозможно! Ведь он был внутри и мог с полной уверенностью поклясться, что людей там не было. Откуда же им было там взяться? К тому же, нос Сардинки по-прежнему не ощущает поблизости человеческого присутствия. Кроме Роя, разумеется. Который уже обещает через дверь предполагаемому собеседнику, что они освободят его.
- Босс, - останавливает его Сардинки. - Плохая идея.
Он ведь постоянно твердит о том, что здесь опасно! Тем не менее, он не требует немедленно уходить отсюда. Крыс не лишен сочувствия, и если сейчас они могут помочь кому-то из тех, кто внутри... ну, он не против приложить к этому лапу. Возможно, спасенный поможет им побольше разузнать о том, что здесь творится - и теперь, когда в голове Сардинки поселяется подозрение, что это может быть связано с его способностью говорить, он считает, что узнать об этом крайне важно.
- Ладно, - говорит он. - Я попробую разобраться.
Он знает про замки, которые каким-то образом закрепляют двери так, что открыть их становится невозможно, однако до сих пор разбираться в их устройстве у него не было необходимости. Замки - не препятствие для крысы, он всегда может найти щель, куда можно протиснуться, а если щели нет - можно ведь и прогрызть себе проход. Конечно, в данном случае прогрызть в двери дыру, в которую смог бы протиснуться Рой, ему не по силам, так что придется познакомиться с работой этих самых замков. Что ж, это, по крайней мере, познавательно.
Они возвращаются к окну, и Сардинки проделывает уже знакомый путь внутрь сарая. Здесь его вновь окружают запахи неизвестности и страха. Шерсть крысенка вздыбливается, но он заставляет себя оставаться на месте, крепко прижимаясь к полу. Животные заперты в клетках, им до него не добраться. Источник запаха, скорее всего, находится не здесь - здесь только след от него, что несут на себе узники. Так что непосредственно ему здесь ничто не может навредить.
Сардинки буквально на секунду задерживается у клетки, обитатель которой так напугал его в первый раз. Его запах действительно изменился. Это больше не зверь. Но и не человек. Запах совершенно ни на что не похож, и это сильно сбивает с толку.
Бормочет существо, впрочем, совершенно по-человечески. Если прислушаться, можно даже разобрать отдельные слова. Что-то вроде "страшно" и "хочу домой".
Оставив странное создание, Сардинки добирается до двери и начинает карабкаться вверх по стене, пока не добирается до дверной ручки. Это обычный кусок железки, за который даже не уцепишься толком. Под ним поблескивает какая-то штуковина - видимо, это и есть тот самый замок.
- Я внутри, босс, - громко зовет крыс, чтобы Рой услышал его из-за двери; от обитателей клеток ему таиться нечего: они не в том состоянии, чтобы их беспокоила говорящая крыса. - Здесь такой блестящий кругляшок и на нем еще какая-то выступающая штучка... Что я должен делать?

+7

15

Рой ощущает себя очень и очень странно. Иногда его реальность раскалывается на двое, на трое, он теряется в образах, будто во сне. В такие моменты ему очень сложно держать себя в руках и сосредоточиться хоть на чем-то, однако он отчаянно пытается удержаться в сознании. То есть, не то чтобы он падал в обморок, но в его случае может случиться что-то пострашнее - например, некоторые его воспоминания выпадут и затеряются. При худшем стечении обстоятельств, могут потеряться все разом, и тогда уже через минуту он и не вспомнит, зачем стоит у этого грязного сарая, воздев руку к зарешеченному окну.
Только метнувшийся серый комочек от предплечья к подоконнику заставляет его сосредоточиться. Сардинки храбро лезет внутрь, хотя и до сих пор напуган. Рыжий ощущает чужой страх чутко (возможно, потому что сам постоянно напуган и напряжен), но сейчас не может справиться без помощи крыса, а оттого вынужден игнорировать чужой страх. Хотя и ставит себе мысленную заметку извиниться после.
Если вспомнит.

Возвращаясь к двери, он прижимается щекой и ухом к шершавой поверхности, прислушиваясь. В его голове все еще шумит и крутится, его даже слегка мутит. Стараясь вернуться в форму, Рой закрывает глаза, но это усугубляет ситуацию, похоже, и мутные образы делаются лишь ярче, четче. Что-то носится перед его внутренним взором, мутное, непонятное, забытое, силясь сложиться в узнаваемый образ, но он никак не может ухватить эту призрачную ниточку, чтобы вытащить воспоминание наружу..
- Я внутри, босс, - вдруг громко зовет из-за двери, и рыжий вздрагивает. Смутные образы быстро распадаются и тают, больше не беспокоя его.
"Соберись, Рой," - напоминает он сам себе, хотя больше для того, чтобы не забыть собственного имени.
- Я здесь, я слышу тебя, - уверенно отзывается смелому голоску, чтобы его подельник знал, что он рядом. - Попробуй упереться лапами и надавить?
Он старается давать как можно более четкие инструкции, чтобы Сардинки знал, что делать. Поначалу у них не очень клеится, однако вскоре они будто настраиваются на одну волну - и раздается глухой щелчок. Дверь отперта! Дергая за ручку со свой стороны, Харпер распахивает одну из воротообразных створок и подставляет крысу ладонь, чтобы поскорее его забрать. Мало ли, вдруг им придется бежать? Лучше, если они будут начеку.

Покуда оппонент пристраивается на уже привычном ему месте, парень осматривается. Сарай внутри выглядит достаточно скудно и пусто. Основное действие явно происходило не здесь, сюда лишь набили клеток и кучно сгрузили вдоль стен. Большинство из них пусты, но прутья при ближайшем рассмотрении кажутся покусанными - видимо, пленников уже выпустили.. или сделали с ними что-то гораздо более страшное, о чем рыжий совершенно не хочет думать ни сейчас, ни после.
Плохое место, вспоминаются ему слова крыса. Очень плохое.
Да, пожалуй, теперь Рой и сам видит. Буквально в воздухе висит отчаяние и безнадега. Зачем сюда приводили животных и запирали в клетках? Что с ними делали после? Чем в итоге заканчивались эти истории? Рой давится и кашляет от спертого воздуха, тут явно давно не проветривали, а запертые животные пахнут отнюдь не фиалками.
Оглядевшись в поисках сподручного средства, парень решительно вооружается железным прутом и направляется к клетищам. Может, это не самая здравая его идея, но просто все оставлять, как есть, ему не позволяет совесть. Пускай лучше несчастные животинки бегают в лесу и пытаются в честной схватке с природой выжить, нежели погибают здесь вот так, запертые и обреченные.
- Откроем клетки, - решительно делится планом с напарником и придвигается к ближайшей населенной клетке. Окна давно серые от слоя грязи и пыли, через дверь к дальним углам не проникает достаточно света, но даже в царящем полумраке ему удается рассмотреть ненормальность животных. Они.. Странные. Может, не ему судить (с его-то провалами в памяти!), однако даже на фоне говорящей крысы запертые существа не выглядят.. естественно. Это немного пугает, поэтому Рой колеблется, прикованный взглядом к мечущемуся существу в клетке. Что оно? Кот? Еж? Белка? Кажется, будто в нем есть ото всего понемногу - беличий хвост, пушистый кошачий загривок и бесшерстная, утыканная иглами спина. Все вместе выглядит достаточно болезненно и нежизнеспособно, однако оно недружелюбно урчит и перемещается из угла в угол своей клетки.
"Что с ними?" - так и замирая с железкой возле клетки, Рой изо всех сил старается размышлять здраво. Впрочем, желание выпускать это у него пропадает. И он перемещается к другой клетке, пытаясь упорядочить в своей голове то, что видит. В нем все еще бурлит желание помогать, однако он уже не знает, насколько это правильно.
В соседней клетке существо не краше предыдущего, однако оно больно. Не двигается, лежит в своем углу и хрипит, с трудом дыша. Рой боится его трогать, боится потревожить, поэтому - будто загипнотизированный - перемещается дальше и дальше, так и не решаясь применить свое "оружие". А после, наконец, достигает клетки с плачущим существом внутри и перед глазами на мгновение темнеет. Это его он слышал снаружи! И не зря сюда спешил, потому что в клетке заперт самый обычный мальчик, грязный, испуганный, словно зверек забившийся в угол своей темницы и вздрагивающий на шум, издаваемый двумя вторженцами. Рассмотреть его сложно, потому что он прячется в затемненном углу и не спешит контактировать; наверное, натерпелся от своих мучителей.
- Это ребенок? - вслух спрашивает, чтобы убедиться в том, что не сошел с ума. - Сардинки, ты видишь? Кто-то запер ребенка в клетке, в этом ужасном сарае!
Вот теперь он точно должен сломать чертовы замки! Пары ударов железным прутом хватает, чтобы сбить навесной замок. Рой распахивает дверцу клетки, чтобы достать ребенка и утешить, однако ему в лицо с рычанием кидается огромный волк и, сверкая отливающими зеленцой боками, ретиво уносится прочь, врезаясь в клетки и подвывая по пути. Ослабленный, он плохо держит темп и равновесие, виляет из стороны в сторону, будто слепой, а после влетает в приоткрытую дверь и, едва не сорвав ее с петель, уносится в неизвестном направлении.

Полностью обалдевший рыжий едва может дышать.
Недоверчиво смотрит обратно в клетку - но ребенка там нет. А существа след простыл. Он ведь не мог так обознаться! Просто не мог! В голове кружатся потревоженные образы, теперь тот мутный образ, что ускользал от него все утро, кажется ему этой самой собакой (волком? пантерой? что это было?), однако где и при каких обстоятельствах они могли бы встретиться друг с другом - Рой ума не приложит. Да и запомнил бы он подобное.. О таком не забывают, а?
Ко всему прочему, заметив побег одного из пленников, все остальные начинают разом биться и выть, сотрясая свои темницы. Рою делается по настоящему жутко, так что уже в следующее мгновение он вскакивает на ноги и пятится на выход; оставаться здесь у него больше нет ни малейшего желания, равно как и выпускать этих существ - ну как растерзают его с Сардинки напару? Это было совсем не то окончание истории, которое ему бы хотелось для них.

- Просто уйдем отсюда..
Подпирая створку двери плотнее, Рой отворачивается и в глубочайшем потрясении мрачно шагает прочь. Внутри него все бурлит и переворачивается. Может, стоит выпустить тех существ? Может, стоит куда-то сообщить об увиденном? А, может, ему полагается поймать сбежавшего беглеца и как следует изучить? Однако, больше всего на свете ему хочется просто забыть об этом, поэтому он широкими шагами поспешно удаляется от найденных сарайчиков, унося крыса с собой и почти забывая о нем сейчас. На фоне открывшихся ему ужасов упитанная говорящая крыса кажется-таки образцом нормальности! Ко всему прочему, где-то по округе все еще бегает выпущенная тварь - и столкнуться с ней сейчас у него нет ни малейшего желания.
"Надеюсь, она просто убежит и никого не поранит.."
Хотелось бы надеяться, что все образумится само по себе. Однако, Рой знает как никто, что у любого действия или бездействия есть свои последствия - к которым сейчас он совершенно не готов.

+4

16

Осваивать хитрую науку вскрывания замков, когда твой наставник находится по другую сторону двери и сам не очень хорошо представляет, с какой из многочисленных разновидностей механизмов вы имеете дело, оказывается не так-то просто. Ситуация осложняется тем, что крысиные лапы совершенно не предназначены для подобных действий, а упражняться приходится почти на весу. Один раз Сардинки все-таки срывается, и ему приходится карабкаться обратно и искать более надежную опору. Зато ему, кажется, удается ухватить смысл того, что он должен сделать. Когда он по указанию Роя упирается лапами в "выступающую штучку", та чуть подается вниз. Она не закреплена, и теперь ему нужно заставить ее двигаться. Вопрос только, в какую сторону. Они продолжают переговариваться через дверь, и Сардинки пробует так и эдак. Сил у крыса не так уж много, а замок довольно тугой, но, наконец, надавив на него всем своим весом, Сардинки удается сдвинуть "штучку" вертикально вниз. Раздается победный щелчок, и он в очередной раз кубарем летит на пол, но это уже не важно, поскольку дверь тут же распахивается и Рой попадает внутрь. Крыс торопится занять ставшее привычным место у него на плече. Обозревая все с высоты человеческого роста, он чувствует себя гораздо увереннее. Однако это продолжается ровно до тех пор, пока Рой не предлагает открыть клетки. Сардинки вцепляется коготками в ткань толстовки, словно надеется таким образом остановить человека.
- Плохая идея, босс, - предостерегающе говорит он. Можно сколько угодно сочувствовать существам в клетках, однако животные остаются животными, а напуганные животные в два раза опаснее, потому что готовы атаковать при любой возможности, и они не станут разбирать, с какой целью открывается дверь клетки. Поговорить же с ними им не удастся, поскольку мышление этих существ осталось на том же примитивном уровне (если не перешло в бешенство, что лишь усугубит ситуацию), так что Сардинки даже начинают одолевать сомнения, не ошибся ли он в своих первоначальных умозаключениях.
Однако Рой, точно загипнотизированный, приближается к клеткам, держа в руках увесистый прут, и Сардинки начинает нервничать. Ерзает на плече и непрестанно подергивает носом.
- Босс... - снова говорит он. Сейчас он как никогда близок к тому, чтобы укусить человека за ухо. Возможно, хотя бы это приведет его в чувство. С инстинктом сохранения у людей что-то явно не так!
Но Рой наконец-то останавливается сам. Вид существа в клетке даже ему не внушает доверия. Он переходит от клетки к клетке, но этим животным уже не помочь. Вряд ли эти гибриды жизнеспособны, и даже если Сардинки незнакомо слово "гибриды", он прекрасно это понимает. Долго они не протянут. Зато пострадать от их зубов или клыков спасители вполне успеют.
Наконец они останавливаются около клетки того, ради кого и проникли сюда. Рой сильно взволнован. Сардинки не испытывает трепетных чувств к человеческим детенышам, но может понять причины его обеспокоенности.
Впрочем, терять голову не стоит.
- Да, вижу, - соглашается он. - Ты поосторожней с ним, босс, он тоже не совсем... - договорить он не успевает. Тяжелый удар обрушивается на замок клетки, и в тот же миг, буквально за одну-две секунды, запах детеныша в клетке меняется. Сардинки никогда не слышал о головокружении, но сейчас ощущает нечто сродни этому. На мгновение он совершенно теряется, потому что знакомая ему по запахам реальность вдруг размывается и превращается в нечто иное. И вместо детеныша из клетки на них кидается то самое зеленое существо, напугавшее крыса в самый первый раз. Что же, все это время оно прикидывалось кем-то другим, обманывая не только глаза, но и нос? У Сардинки нет времени думать об этом. Отшатнувшись от тяжелой туши, Рой падает на пол. Удержаться у него на плече в такой момент не так-то просто, но Сардинки даже не пытается. На этом месте его нервы окончательно сдают, и, соскочив с плеча человека, он кидается прочь из сарайчика. Возможно, это не самый разумный поступок, поскольку в ту же сторону удрало и зеленое чудовище, однако сейчас крысом управляет страх, который знает только одну команду: бежать. И лапы сами несут Сардинки прочь. Однако убегает он не очень далеко. Маленькая частичка его сознания, у которой еще остается право голоса, заставляет его обогнуть постройку - таким образом, он движется в противоположную от зеленого существа сторону, и, совершив круг вокруг барака, ему удается взять себя в лапы и вернуться на исходную точку. Рой уже там и, похоже, даже не заметил его отсутствия.
- Просто уйдем отсюда, - говорит он, и Сардинки с ним полностью солидарен. Лучше оставить это место, оно и так послужило сильнейшим испытанием для его выдержки, и он пока не готов экспериментировать дальше. Пусть даже они ничего толком не узнали... или узнали слишком много. Очень скоро общительному крысу захочется обсудить все то, чему они стали свидетелями, но пока он еще не отошел от пережитого и не успел вернуть себе присутствие духа. Поэтому он молчаливой тенью следует за человеком, не забывая принюхиваться и готовый в любой момент поднять тревогу. Однако опасности нет, и по мере того, как тревожный запах становится слабее, Сардинки постепенно успокаивается. Спустя некоторое время он вновь забирается на плечо своему спутнику. Крыс должен признать, что так путешествовать куда удобнее. Рой вроде бы не возражает; к тому же, вскоре они возвращаются в город, где потерять друг друга гораздо проще, чем в высоченных зарослях кукурузы, а для крысы еще и больше опасностей. Сардинки вновь забирается под капюшон толстовки, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Он не уточняет, куда они идут, но заключает, что, раз Рой не прогоняет его, он не против, чтобы новый друг сопровождал его, а его нос отлично запоминает дорогу.

+7

17

Вместе с напарником Рой торопливо покидает территории с сараями, внутри которых все ещё воют и бьются неизвестные науке животные. Они опрометчиво вскрыли один из сараев, но теперь парень весьма сожалеет об этом; лучше бы ему вообще не знать о существовании тех существ. Как на зло, память сегодня услужлива до невозможности.
Сардинки, кажется, тоже пребывает в некоторой растерянности после увиденного, поэтому молча семенит следом. Они оба напуганы, не сговариваясь идут в одном направлении и весьма торопятся. Рой не помнит, где оставил свой велосипед, но ему везёт не заблудиться в округе и выйти точно к месту "парковки". Для этого приходится отважно продраться через все поле с кукурузой, которая шелестит загадочно и таинственно; и хотя солнце все ещё прекрасно освещает окрестности, рыжему чудится, что из зарослей вот-вот выскочит что-то зубастое, схожее с теми запертыми в клетках существами..
Но ничего не происходит, когда он с шумом ломится через стебли и листья. Поле выпускает его невредимым, даже крыс на плече цел; вместе они усаживаются на видавший виды аппарат и под скрип педалей с седлом отчаливают в сторону города.

Общественный транспорт здесь не ходит, или ходит настолько редко, что кажется, будто и не ходит вовсе. Так что Рою очень повезло с соседом, одолжившим ему свой потрёпанный велик. Пешком он бы ни за что не добрался обратно засветло. И хотя парень не имеет ни малейшего представления о том, откуда умеет передвигаться на этой диковинной конструкции, педали он крутит достаточно уверенно.
Скорость у велика небольшая, да и Рой не слишком спешит. Как только удается выбраться из поля, тревожность и суетливость оставляют его. Он достаточно задумчив, все его мысли заняты тем, что произошло совсем недавно. Пока что он помнит все в мельчайших подробностях, но боится забыть об этом, а потому крутит картинки перед мысленным взором снова и снова, чтобы не упустить ничего.
Занятый сбережением важной информации, рыжий почти забывает о своём попутчике, что пригрелся под капюшоном и до сих пор цепко держится коготками за потрёпанную толстовку. Держать в памяти столько глобальностей разом для него все ещё сложно, так что ко времени, когда Рой все же добирается до дома, он почти забывает о том, что в передряге с сараями участвовал не один. Ко всему прочему, вокруг успевает стемнеть, так что закупку продуктов и возврат велика он решает отложить до утра. Тщательно пристраивает конструкцию у покосившегося крыльца и взбирается по рассохшимся ступенькам к двери; непродолжительно шебуршится по карманам и тихо чертыхается. Ключи! Где же они? Наверняка оборонил где-то там, в кукурузном поле, пока метался туда и сюда..
Зачем он метался?
В задумчивости парень пару раз дергает ручку двери - и та поддаётся. На самом деле здесь все такое старое, что и запирать бесполезно. Дверь можно выбить с пары ударов, ржавые петли едва её держат. Замок тоже не самый надёжный. Половины окон просто нет. Что уж говорить о том, что внутри нет абсолютно ничего ценного.
Разве что.. Камера?
Вспоминая о своём ежедневном ритуале, рыжий на ходу избавляется от толстовки и откидывает в угол скатанным комком. Падает на кровать и протягивает руку за камерой, на которую тщательно рассказывает о случившемся дне: о поездке к месту падения метеорита, о кукурузном поле, о странных построениях поодаль и.. Что же ещё? Устало зевая, парень откладывает камеру и закрывает глаза, проваливаясь в сон почти мгновенно. Сегодняшний день очень утомил его, каша в голове вносила сумятицу, что лишь способствовало сонливости. Что ж.., ему все равно больше нечем заняться.

Поднимается Рой достаточно рано. Хватает толстовку, зябко натягивает через голову, торопливо умывается и сверяется с записью на меловой доске, где по пунктикам записаны его бытовые дела. Доска криво прислонена к тумбе, потому что повесить её не удалось, слишком старые стены. Нужно помочь вынести мешки с мусором в кафе неподалёку, за это его обычно кормили. После он помогал с выгулкой пожилых мопсиков не менее пожилой пары. Все эти дела копились постепенно, на доске ещё было полно свободного места, которое Рой постепенно заполнял. Это ему тоже подсказала миссис Кент, чтобы он не забывал о том, что уже наработал.
Не задерживаясь, рыжий скатывается с крыльца, захлопывая за собой дверь. О ключах он так и не вспоминает, зато замечает велосипед, что одалживал себя - и, подхватив тот за руль, буксирует к крыльцу соседнего дома. Окна там темные, так что стучаться он не решается. После поблагодарит.
Тихо зевая, парень натягивает на голову капюшон и легкой трусцой отправляется на выгулку мопсов, чтобы после короткой прогулки с пробежкой успеть к открытию кафе и получить небольшой перекус. Он пока не знает, чем станет заниматься после, но обычно дела сами находят его.

+7

18

В городе Рой использует странное устройство на двух круглых штуках, которое Сардинки уже видел у других людей. До сих пор он лишь смутно догадывался о его предназначении, но сейчас на личном опыте может испытать преимущества передвижения подобным образом: это гораздо быстрее, чем идти своими ногами. Стоит признать, некоторые выдумки людей очень даже полезны, хотя Сардинки даже представить себе не может, откуда они берут эти круглые штуки. Но мир людей вообще во многом остается таинственным и загадочным. Зато теперь у крыса появился друг, который, возможно, сумеет растолковать ему хотя бы некоторые из человеческих традиций.
Конечным местом их пути становится жилище Роя. Теперь Сардинки точно знает, где тот живет. Оказывается, эти места ему знакомы: он бывал здесь пару раз, исследуя местные помойки, так что теперь-то точно найдет дорогу при необходимости.
Дом Роя маленький для человека, но просторный для крысы. На взгляд Сардинки, здесь очень уютно: старые половицы, которые легко прогрызть, чтобы устроить себе под ними гнездо (разумеется, он не собирается делать этого без разрешения); ворох вещей, среди которых можно укрыться; самого разного происхождения крошки на полу, часть из которых пахнут весьма интригующе. Сардинки косится на Роя: не будет ли тот возражать? Но человек не обращает на него ровно никакого внимания. Кажется, он не замечает даже, как с его плеча скатывается маленький пушистый комочек, а потому крыс позволяет себе немного похозяйничать, пока хозяин избавляется от той части своей одежды, на которой он ехал. Сардинки так и не сумел поладить с одеждой, за исключением своей соломенной шляпки, и вопрос, зачем люди напяливают на себя столько слоев одежды за раз, остается за гранью его понимания. Зато он видит, что из толстовки получится отличное теплое гнездо для него, если Рой не будет против того, чтобы он остался на ночь. Нет, Сардинки не собирается насовсем переселяться к человеку - пожалуй, это все-таки перебор - но им все еще необходимо обсудить увиденное сегодня, а потому, наверное, им пока нет смысла расходиться.
Вообще-то за стенами дома уже темно - в такое время крыс обычно давно спит; вот и сейчас его заметно клонит в сон, отчего язык становится вялым и ленивым, так что разговаривать Сардинки совсем не тянет. Рой тоже так ни разу и не заговаривает с ним за все это время, из чего можно заключить, что он тоже собирается спать. Но когда новый друг достает какую-то непонятную штуковину и начинает ей рассказывать события сегодняшнего дня, любопытство потесняет дрему. Взобравшись на кровать и обосновавшись у плеча Роя, крыс живо интересуется:
- Что это?
Вместо ответа он удостаивается глубоко недоуменного взгляда, как будто Рой уже успел забыть о его существовании. Но ведь он же говорил, что забывает о том, что с ним происходило. Зато Сардинки отлично все помнит. Похоже, ему придется стать на время памятью их обоих. Он напоминает человеку об их встрече на кукурузном поле, и взгляд Роя постепенно меняется. Он все-таки вспоминает - значит, в его памяти все сохраняется, просто не всегда всплывает в нужный момент. Рой объясняет Сардинки, для чего нужна камера, и хотя последний так и не понимает, каким образом эта коробочка хранит воспоминания (Рой, впрочем, тоже не знает), он демонстрирует живейшее желание поучаствовать в этом. Утром Рой обещает показать ему то, что получилось, а пока он рассказывает камере все, что произошло с ними за сегодняшний день. Иногда его голос становится неуверенным и он на мгновение замолкает - тогда Сардинки подсказывает, что было дальше, и голос Роя вновь крепнет. Его память действительно слегка дрейфует, и наблюдать за этим довольно занятно, однако Сардинки отмечает про себя, что это опасное состояние. Даже будучи обычной крысой, он помнил, какие места в городе безопасны, а куда не стоит соваться, где можно найти хорошую еду и как пахнет отрава - и прочие необходимые для выживания вещи. Если бы на следующий день он забывал обо всем, ему пришлось бы туго. Разумеется, он помечал и продолжает помечать особо важные места для надежности, и Сардинки даже думает подсказать Рою эту идею, но потом вспоминает о никудышном обонянии людей и понимает, что его совет, к сожалению, для них не годится. Видимо, для этого людям и нужны эти коробочки, которые запоминают все за них.
Когда они заканчивают свой рассказ, Рой опускает камеру, и Сардинки интересуется:
- Так что ты думаешь обо всем этом, босс?.. Босс? - он щекочет щеку Роя своими усами, но тот уже спит так крепко, что не замечает этого.
Что ж, значит, ему тоже пора на боковую.
Сардинки еще разок обегает комнату, не находит ничего опасного и, удовлетворенный осмотром, тоже устраивается на подушке, свернувшись в клубочек. Здесь тепло и мягко, и он быстро засыпает.
Когда он просыпается на следующее утро, Рой еще спит. Крыс решает не будить его. Спрыгнув с постели и перехватив с пола несколько крошек, он отправляется по своим делам. Он исследует окрестности дома в поисках каких-нибудь следов, которые могли бы свидетельствовать о том, что вчерашнее существо из клетки добралось до города. Но все тихо. Разумеется, город большой, но если бы та тварь похозяйничала в нем ночью, велика вероятность, что шлейф паники добрался бы даже сюда. Но он ничего не чует, и сигналы от встреченных им других крыс не передают ничего интересного.
Успокоенный, Сардинки возвращается обратно в дом - только для того, чтобы обнаружить, что Рой за это время успел куда-то уйти. Устройство на круглых штуках также исчезло, что заставляет крыса думать, что новый друг отправился куда-то далеко. Возможно, тот не обнаружил его с утра и решил отправиться к кукурузному полю в одиночку? Это немного досадно - на своих лапках Сардинки его ни за что не догнать. К тому же, крыс рассчитывал на плотный завтрак: быть может, у Роя еще остались пирожки или он знает, где их достать? Увы, с этим приходится повременить. Крыс на минутку погружается в раздумья. Если он хочет во что бы то ни стало обсудить с человеком вчерашнее происшествие, лучше всего дождаться его здесь, иначе он рискует разминуться с ним где-нибудь по дороге.
Однако сперва Сардинки решает пробежаться по окрестностям. Времени у него много, а эти места все же не очень ему знакомы; если он решит задержаться, стоит узнать поближе своих соседей. К тому же, есть вероятность, что Рой все-таки не уехал, и тогда он сможет встретить его где-нибудь в округе.
Расчет оказывается верен: очень скоро он действительно натыкается на Роя. Только подойти к нему он не может, поскольку тот зачем-то взял себе в компанию двух маленьких собачек, каждая из которых росточком разве что чуть-чуть больше Сардинки. Таких собачек крыс не боится, тем более что они на поводках - однако при виде него они неминуемо поднимут шум, а это не то, чего бы ему сейчас хотелось. Собаки и так начинают вести себя неспокойно, и Сардинки почитает за лучшее отбежать подальше.
Он все-таки не может взять в толк, зачем Рою вздумалось гулять с собаками. Казалось бы, у них были более насущные дела. Но Рой, кажется, вовсе забыл про них. И зачем тогда, спрашивается, ему запоминающая коробочка, если он забывает даже поговорить с ней, чтобы что-то вспомнить?
Наконец Рой возвращает собак в дом, откуда их взял. Сардинки украдкой следит за ним, выбирая момент, когда можно будет приблизиться. После прогулки человек идет к другому дому, откуда доносятся вкусные запахи еды, и Сардинки заметно оживляется. Вот это совсем другое дело. В таких домах еду обычно дают только людям, всех остальных - будь то бродячая собака, голубь или крыса - хозяева возмущенно прогоняют. Подобная дискриминация кажется несправедливой. Но если крыс будет с человеком, возможно, это как-то повлияет на его статус.
Рой садится за крайний столик, что очень удобно: так Сардинки легче подобраться к нему, оставшись незамеченным для остальных. Он дожидается, пока его приятелю не принесут еду, и после того, как хозяин уходит, быстро перебегает под столами и забирается Рою на колено.
- Привет, босс! - он приподнимает шляпу, но видит на лице Роя уже знакомое выражение полного неузнавания и спешит напомнить: - Я Сардинки. Мы познакомились вчера на кукурузном поле... Да, я разговариваю.

Отредактировано Sardines (09.02.2017 11:01:26)

+6

19

Просмотреть видеозапись с прошлого вечера занимает порядка десяти минут. Отчего же Рой не делает этого сразу, едва встаёт? - Делает.. Обычно. Если вспомнит. Сегодня воспоминание о камере приходит к нему лишь после непродолжительной беготни с чужими собаками и пешей прогулки до места завтрака; пожалуй, думает он, таская мешки с мусором в кафе неподалёку, после чего обычно получает нехитрый перекус задаром, все же стоит добавить пункт о просмотре вчерашней видеозаписи на доску со списком дел, причём поверх всех остальных, нулевым пунктом. Вряд ли его смутное позабытое «вчера» сильно отличается от непритязательного «сегодня», насколько он может судить - обычно ему приходится сонно дрейфовать среди привычных мелких поручений или бесполезных скитаний по городку в поисках новых задач и приключений. Но иногда - лишь иногда! - на записи действительно обнаруживается нечто занимательное. Вот, к примеру, знакомство с говорящей крысой?
Рой ничего подобного не помнит. Не узнает вчерашнего попутчика. И ума не приложит, как подобное явление может существовать в природе. А ещё - каким образом ему посчастливилось наткнуться на подобный феномен? К своему стыду, он даже вздрагивает, когда ловкий серый комок с ушами, застрявшими в соломенной шляпке, карабкается ему на колено под столом. И лишь в самый последний момент успевает побороть импульс стряхнуть грызуна со штанины. Что его удерживает от удивленного возгласа или нервного подпрыга? Как знать. Может, мышечная память о вчерашнем знакомстве. Может, неприспособленность к окружающим реалиям. Вот, к слову, любая школьница на его месте уже пару десятков секунд как визжала бы на ультразвуке. А он лишь заторможенно смотрел в подвижную мордочку с усиками, что ходили из стороны в сторону, будто крыс постоянно что-то вынюхивал, а после - смирился. Ну к чему ему устраивать драмы и истерики? Вероятно, всему этому есть хорошенькое объяснение! Просто он его не помнит. Как и многое другое, к слову.
- Не думал, что крысы могут разговаривать, - делится скудными соображениями рыжий, хотя обладает слишком малым запасом знаний, чтобы судить о природе подобного явления всерьёз, и в знак извинения протягивает кусочек от своей булки оппоненту. Возможно,  стоит предложить ему сидение рядом или хотя бы подать еду в блюдце, как разумному существу и равному по интеллекту, но у Роя не возникает на этот счёт здравых идей. Он вообще соображает с трудом этим утром, будто вчера его крепко били по голове.
Впрочем, жаловаться о тяжести в затылке он не намерен. Равно как объясняться с внезапным попутчиком на тему своих провалов в памяти - похоже, крыс уже об этом осведомлён. И даже ни капельки не уязвлён тем, что не узнан (если о подобных эмоциях вообще можно судить по серой крысиной мордочке, но судя по тому, как тот деловито точил кусок предложенной булки - вероятностная обида занимала далеко не первое место).
- Прости, что не узнал. Теперь я запомнил, Сардинки, - заново запоминая названое имя, Рой силится уложить внутри себя новую информацию. Весьма щекотливую, как ему кажется. Сложно всерьёз поверить, что он действительно говорит с крысой, а не свихнулся окончательно. На мгновение ему даже хочется окликнуть соседей за дальним столиком и продемонстрировать им чудо природы, чтобы убедиться, что видит это не один. Но что-то подсказывает ему, что все же не стоит этого делать..
Интересно, думается ему, а как было вчера? Был ли он также удивлён внезапному знакомству и вчера, как сегодня? И, к слову, что они подобной компанией делали в кукурузных полях? Эта мысль занимает его все больше - и в конечном итоге захватывает целиком. Он просто обязан это узнать! Что же такого удивительного случилось там, где он был, и почему же это начисто стерлось из его головы? Внутри грудной клетки начинает привычно глухо ухать, отдаваясь эхом по всему телу, как это обычно бывает, стоит ему встретиться с чем-то значимым. Впрочем, о значимости увиденного и узнанного сам Рой не догадывается.
- Доел? Тебя можно брать в руки? - несмотря на внутреннее волнение, Рой держится достаточно спокойно, даже отстранённо. Возможно, ему просто не хватает сил на выражение всех ощущаемых эмоций. А, возможно, он попросту не способен ощущать так многое разом.
Спохватываясь о том, что может звучать двусмысленно и быть понятым неправильно, рыжий добавляет:
- Хочу поскорее вернуться в дом и посмотреть вчерашнюю запись. У меня скорость передвижения выше.
Разрешив щекотливый вопрос с крысом в шляпке, Рой оставляет завтрак почти нетронутым и едва ли не окрылённым летит обратно к дому. Он так спешит, что едва не спотыкается на крыльце и прыгает через несколько ступеней, что в целом опасно для подобного рода ветхого жилья. Но ему все равно! Его гонит вперёд любопытство. Что же там? Что же такого случилось? И все, что он слышит в камере, кажется случившимся с другим человеком. Он едва может поверить тому, что все это было взаправду.
- Я ничего из этого не помню, - опечалено делится с приятелем, что деловито шевелит усами в знак одобрения видеозаписи. Видимо, крыс соглашается с тем, что видит. Похоже, в отличии от человека, он помнит о вчерашнем гораздо лучше и больше.
Это.. досадно. Рой ощущает, будто упускает что-то важное.
Аккуратно откладывая камеру, он медлит пару мгновений, будто борется сам с собой. Рассказ из камеры не выглядит безопасным, но ему совершенно ничего не известно о том вчера, что было у того парня-из-видео, так что он решается достаточно безболезненно, о чем незамедлительно сообщает в сторону соломенной шляпки:
- Мы должны вернуться. Я должен увидеть все своими глазами ещё раз.
Легко допустить, что Сардинки не желает возвращаться в опасное место. Поэтому рыжий морально готовится сделать это один. Впрочем, даже он осознает, что в одиночку вряд ли справится: он не помнит ни того места, ни где оно располагается. Так что без помощи крыса натолкнуться на вчерашние приключения шанс равняется нулю. В лучшем случае. В худшем - вся эта затея вылетит в трубу уже очень скоро, ещё и аукнется.. Напряжённо размышляя об этичности просить подобное у разумного существа, полного собственных эмоций и соображений, Рой уже не так уверенно добавляет:
- Это могло бы помочь прояснить некоторые детали. И я пойму, если ты откажешься.. Но очень прошу составить мне компанию. Один я вряд ли справлюсь.
А сам уже рыщет взглядом вокруг в поисках перекуса в дорогу или руля велосипеда за окном. Ну точно шебутной мальчишка, задумавший поход в неизведанные дали любой ценой.

+3

20

Похоже, сегодня Сардинки выпадает возможность узнать значение слова "дежа вю". Он знакомится с Роем уже в третий раз, и каждая новая встреча проходит примерно по одному и тому же сценарию. Это немного забавно, но и немного странно тоже. Раньше такого опыта у крыса не было, однако в общении с Роем практически все оказывается для него в новинку. А Сардинки готов к восприятию нового. Тем более, что об особенностях памяти Роя он уже прекрасно осведомлен и охотно поясняет, что других говорящих крыс в округе не встречал, как, впрочем, и других говорящих животных. Но зато сталкивался кое с чем другим - и его маленькая особенность не идет ни в какое сравнение с тем, что они оба видели вчера.
В награду за разговорчивость он получает кусок булочки, в который охотно вонзает свои зубки и только неопределенно шевелит ушами в ответ на извинения. Сардинки незнакомо чувство обиды, да и на что можно обижаться, когда с тобой делятся едой? За такое крыс готов напоминать о себе хоть по десять раз на дню (особенно если каждое "знакомство" будет сопровождаться угощением).
Собрав все до последней крошки, он поднимает голову, чтобы посмотреть на Роя. Он вполне доверяет этому человеку, даже несмотря на то, что его забывчивость - повод для осторожности: ведь можно предположить, что в какой-то момент его отношение может резко измениться, когда он снова его забудет. Однако вот уже три раза Рой реагирует одинаково дружелюбно; следовательно, можно заключить, что в целом он настроен к разумным грызунам положительно. Конечно, Сардинки не теряет бдительности, но все же он уверен, что пока они ведут диалог и Рой его помнит, опасаться ему нечего. Соответственно, он не против и прямого контакта. Не так, чтобы "брать в руки", конечно, нет. Но...
- Ты можешь подставить мне ладонь и поднять к своему плечу, - предлагает он. - Если не возражаешь.
Так они и поступают.
Едва Сардинки успевает устроиться у Роя под капюшоном, тот вскакивает с места и стремительно покидает их столик, на котором, к слову, остается еще много чего съестного! Сардинки пытается обратить его внимание на это - если Рой не голоден сейчас, еду можно унести с собой и где-нибудь припрятать - однако тот его совсем не слушает. Какая расточительность! Возможно, в человеческом мире еда достается проще, и все же это не повод так ею разбрасываться. Сардинки понимает нетерпение своего спутника, но разве может что-то быть важнее пропитания? Тем не менее, крысу остается лишь неодобрительно топорщить усы, поскольку заставить Роя свернуть с намеченного пути не в его силах - разве что укусить того за ухо, однако ситуация все же не настолько серьезна, чтобы прибегать к подобному средству.
Впрочем, когда они вновь оказываются у Роя дома и в руках человека появляется вчерашняя коробочка - тут уж даже крыс позволяет мыслям о еде отойти на второй план и подбирается поближе, чтобы ничего не упустить. Ведь он до сих пор не знает, как работает эта штука, а ему жуть как любопытно.
Он неотрывно следит за тем, как по мановению руки Роя в коробочке открывается небольшое окошко, в котором возникает совершенно живая картинка. Сардинки подбирается ближе и чуть ли не носом тыкается в нее, чтобы понять, как такое возможно, однако в этот раз нос ему не помощник. Человечек в окошке не имеет абсолютно никакого запаха. Глаза крыса, впрочем, узнают в нем Роя. А вскоре на плече человечка появляется едва заметная серая тень. Это... он? Сардинки завороженно следит за картинками. У него в голове не укладывается, как он мог попасть туда. Единственная... аллюзия (мозг не упускает возможности испробовать на практике новое слово), которая приходит ему в голову: отражение в луже или в стекле. Благодаря им, Сардинки знает, как он выглядит. Однако отражение в луже только повторяет его действия, отражение же в коробочке действительно запоминает их и может повторить позже. Это удивительно! Одновременно мозг Сардинки фиксирует звуки, которые издает коробочка, и отмечает, что она в точности повторяет то, что говорил вчера Рой. По крайней мере, Сардинки примерно так это и помнит. Голос из коробочки, правда, не очень похож на голос Роя. Периодически в его речь вклинивается еще один голосок - тихий и писклявый. По мнению Сардинки, этот голос совсем не похож на его собственный. Возможно, коробочка не очень хорошо умеет говорить чужими голосами? Но смысл она передает точно. Как ей только удается все запомнить?!
Они смотрят запись до конца, не прерываясь. Но хоть Сардинки заворожен демонстрируемыми ему чудесами, он ни на минуту не забывает, для чего все это делается. И после того, как коробочка умолкает, он выжидательно смотрит в лицо человека. Ему думается, что он уже знает, как работает его память. Вчера крыс был свидетелем того, как тот забывал информацию буквально на ходу, но так же быстро вспоминал, когда Сардинки подсказывал ему. Однако в этот раз воспоминания к Рою не возвращаются даже после того, как они просматривают всю запись целиком, и Сардинки снова озадачен. Почему каждый раз это происходит по-разному? Может, это оттого, что со вчерашнего вечера прошло больше времени? Или это связано с процессом засыпания? Сардинки не раз подмечал за собой, что после того, как поспишь, все видится несколько иначе. Взять хотя бы вчерашний день: вчера он был возбужден и взволнован увиденным - а сегодня утром чувствует себя гораздо спокойнее. Не оттого ли это, что часть впечатлений также потерялись, пока он спал? А Рой во сне забывает все? Это беспокоит Сардинки, ведь сон - тоже важная часть существования. Неприятно было бы обнаружить, что для мыслящих существ он несет какие-то потери. Возможно, стоит обсудить это с Роем после того, как они завершат сегодняшние дела?..
Сегодня крысу открывается еще одна необычная особенность мышления. Скажем, раньше, когда ему встречалось опасное место, он старательно помечал его и в дальнейшем всегда аккуратно обходил стороной. Это было разумно. Но вчера он побывал, пожалуй, в самом опасном из всех мест, куда ему доводилось попадать, и не только влез в самую гущу событий - сейчас он вновь собирается наведаться туда вместе с Роем. И считает ЭТО разумным! То есть его мышление может отыскать много доводов в пользу того, чтобы вернуться на то место, и эти доводы звучат достаточно убедительно для того, чтобы даже инстинкт самосохранения уступил перед важностью раскрытия этой тайны. Пожалуй, о связи мышления с выживанием тоже стоит поразмыслить на досуге. Ему о стольком нужно подумать, что впору, по примеру людей, записывать все свои мысли в какую-нибудь книгу, пока они не забылись. Или рассказать их коробочке Роя. Теперь и Сардинки может оценить полезность такого средства, которое способно овеществлять мысли и хранить их для него.
Впрочем, все это потом. Сейчас они вместе с Роем отправляются к месту вчерашней тайны. Рою не нужно просить его об одолжении - крыс сам понимает, что это необходимо, и спешит заверить его в этом:
- Конечно, босс.
Они вновь берут устройство на круглых штуках (оно называется ве-ло-си-пед, как узнает Сардинки), которое быстро довозит их до кромки кукурузного поля. Здесь Рою приходится спешиться: на велосипеде через поле не пробраться. Сардинки, подумав, тоже соскакивает с его плеча: с такой высоты ему не очень удобно ориентироваться и искать дорогу. Внизу все запахи более ощутимы, поэтому им приходится повторить вчерашние маневры: Сардинки шуршит впереди, время от времени то забегая чуть дальше, то возвращаясь назад и изредка окликая Роя, чтобы тот, во-первых, не сбился с дороги, а во-вторых, не забыл, куда они идут. Теперь крыс знает точное местонахождение таинственных хижин, поэтому им не приходится блуждать по округе и путь занимает гораздо меньше времени. Однако чем ближе они к своей цели, тем сильнее беспокоится Сардинки. Только беспокойство это совсем иного рода, нежели вчера. Вчера крыса пугали незнакомые и опасные запахи, сегодня же, как это ни парадоксально, его тревожит... их отсутствие? Вернее, запах все еще ощущается здесь, но сейчас он намного слабее, как будто его источник... куда-то испарился.
- Здесь что-то не так, босс, - предостерегает он, когда они добираются до другого конца поля. Как и в прошлый раз, Сардинки не торопится покидать кукурузные заросли, хоть его нос и не находит поблизости источников угрозы. - Это то самое место... Но я не чую того, что чуял вчера.
Казалось бы, это... хорошо? Однако Сардинки обеспокоен и озадачен. Он и сам не может объяснить, почему ему так не нравится исчезновение того, что таилось здесь. Ин-ту-и-ция? А может быть, дело в том, что он знает, что на самом деле опасность не исчезла, а просто переместилась в другое место?
Как бы там ни было, удостоверившись, что в округе никого кроме них нет, Сардинки и Рой осторожно приближаются к хижинам. Сардинки усиленно тянет носом, стараясь собрать как можно больше информации.
- Здесь были другие люди, - сообщает он. Из хижины не доносится ни звука. Все же Рой снова подсаживает крыса к окну, чтобы тот мог заглянуть внутрь. Хотя тот уже знает, что там увидит. Еще одно удивительное свойство мышления: уметь не только анализировать то, что видишь, но и предугадывать то, чего ты еще не видел.
Хижина пуста. Все клетки с животными исчезли. Чужеродный запах, привлекший его сюда вчера, еще сохраняется здесь, но он уже не так силен, и теперь, когда давящая атмосфера страха исчезла отсюда вместе с обитателями клеток, для Сардинки не составляет труда спуститься вниз и обежать все помещение. Впрочем, ничего интересного он не находит. Кто бы ни был здесь после них, следы он замел на славу.
- Кто-то здесь здорово похозяйничал, - подытоживает крыс, вернувшись к Рою. - Я только ума не приложу, как они смогли утащить с собой все эти клетки. Снаружи-то никаких следов нет.
Они обходят остальные постройки, однако в них также не заметно никаких следов человеческой деятельности. Домишки выглядят абсолютно заброшенными, и, если бы не сохранившиеся здесь запахи (которые, к слову, люди не могут учуять, а потому и не догадываются скрыть), Сардинки бы и сам, пожалуй, решил, что ему все привиделось. Однако его нос утверждает обратное, о чем крыс и сообщает Рою. Все, что они видели здесь вчера, было по-настоящему. И жуткие изменившиеся животные (гиб-ри-ды) были абсолютно реальны. Как и то странное существо, которое они выпустили из клетки. Однако кто-то очень сильно не хотел, чтобы об этом стало известно кому-то еще. История становится еще более загадочной, но смогут ли они когда-нибудь найти ответ? Только время покажет.

+4

21

К счастью, говорящая крыса по имени Сардинки (пару раз повторить про себя, чтобы наверняка запомнить!) соглашается составить ему компанию до вчерашнего места, что начисто стерлось из памяти. Рой вздыхает с облегчением, потому что понимает, что ни за что не справился бы один. К тому же, судя по рассказу с видеозаписи, в том месте действительно может быть что-то «неприятное», а возможно и «опасное»; или, по крайней мере, он-вчерашний искренне так считал. И ему-сегодняшнему совершенно не хочется оказаться в подобном месте одному.
Прихватив по обыкновению велосипед соседа, рыжий сосредоточенно крутит педали до того места, где ему приходится оставить железного коня и передвигаться на своих двоих. Крыс шуршит впереди, показывая дорогу. В целом, голова парня не занята почти ничем - как и обычно в подобные моменты. Ощущая важность находки и близость некоторой разгадки, Рой словно в оцепенении способен лишь на простейшие физические действия. Впрочем, это не мешает ему время от времени вспоминать об амнезии и силиться разгадать природу случающихся с ним приступов: почему он забывает те или иные вещи, почему не другие, почему помнит об одном, но начисто лишается воспоминаний о другом?
Голос снизу отвлекает от тяжёлых размышлений. Требуется время, секунды три, чтобы вспомнить. Кто он, где он и зачем сюда пришёл? Сардинки. Опасное место. Точно. Рой пристально осматривается, но к его разочарованию - вокруг пусто. Никаких загадочных существ и жутких опасностей, о которых рассказывал юноша-из-вчера с записи видеокамеры, лишь пустые сараи и настороженные комментарии крысы о произошедших изменениях в округе. Мог ли Рой-вчерашний ошибаться? Какие шутки играла с ним память? По правде ли он видел и переживал все то, о чем рассказывал на камеру, или же поврежденный разум лишь галлюцинировал многое из якобы увиденного?
Глотая тяжелый вздох, рыжий подставляет попутчику ладонь также, как тот научил его за завтраком в кафе. Вроде как подобное не доставляет тому неудобств, а Рою меньше всего хочется обидеть это удивительное существо. Все, что у него осталось от вчерашнего приключения, это Сардинки. И вряд ли стоит раскидываться подобными знакомствами.
- Идём домой, скоро стемнеет.
Путь действительно занимает достаточно времени, так что доберутся они лишь затемно. Рой старается держаться спокойно и не думать о том, кто и зачем все здесь «прибрал». Видел ли их кто-нибудь вчера? Из-за них ли все это случилось? Чем это может им грозить? Все эти мысли хороводом крутятся в голове, не давая спокойно сосредоточиться на насущном. А дело в том, что он ума не приложит, что делать со своим попутчиком. Предложить остаться в своём доме? Отпустить? Продолжить общаться или лучше выкинуть все это из своей головы как можно скорее, чтобы не нажить себе новых проблем?
Под конец пути педали жалобно скрипят. Спешиваясь, Рой оставляет велосипед у соседского крыльца и от души потягивается; эта дорога его конкретно измотала. После шагает через газон к своему покосившемуся домику без света в окнах, ощущая пригревшийся комок под капюшоном. Наверное, Сардинки тоже устал от длительного путешествия? Выгонять его на ночь глядя кажется дурным тоном, так что рыжий добросердечно предлагает:
- Можешь оставаться у меня. А завтра придумаем, что со всем этим делать? Только запишем пару строк на камеру.
Как бы он не устал, а вечерний ритуал отменять нельзя. Поэтому, устраиваясь на привычном месте для записи, Рой лишь краем глаза следит за шебуршащимся комком. А после тщательно в деталях рассказывает на камеру о сегодняшнем дне, в конце улыбаясь: возможно, если повезёт, сегодня (или все же вчера?) ему встретился новый друг.

+3


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [01.05.17] Field rat with hat


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC