Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


28.05.18 В ожидании лета...
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"Мальчишка снова недовольно хмурится и протягивает руку к радиоприемнику - но замирает на полпути. Потому что теперь к шуршанию добавляются еще и голоса! Эдди поспешно сдвигает колесико правее. Музыка становится тише, голоса - громче. Тем не менее, они все равно звучат как будто из глубины колодца и даже регулировка громкости не позволяет разобрать, о чем говорят их обладатели. Голоса звучат резко и отрывисто. Эдди кажется, что он улавливает отдельные слова, но это точно не английский и вообще не похоже ни на один знакомый ему язык. От непонятного предвкушения по спине начинают бегать мурашки."
>>>читать пост<<<
БЕЗУМЕЦ МЕСЯЦА



Jonathan Crane

БАННЕРЫ


LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [Май 2016] Tell me your secret


[Май 2016] Tell me your secret

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s019.radikal.ru/i620/1509/e9/21a214e54f2b.jpg


Название: Tell me your secret
Участники: Anthony Stark, Edwin Jarvis
Время и место: май-июнь 2016г, поместье Старков, незадолго до переезда в Смоллвилль.
Краткое описание: с Тони уже давно работают "лучшие специалисты", но ни одному не удалось достичь прогресса и юноше будто бы становится лишь хуже. Его давно не волнуют школа и учеба, окончание 11 класса под угрозой, а безобидные фантазии, над которыми посмеивались окружающие, перетекли в остро-буйные психозы. Казалось бы, ему уже никто не может помочь.
Однако, есть еще один шанс в лице мистера Джарвиса, известного психотерапевта, согласившегося поработать с трудным подростком. Мужчина ожидал стандартных схем, а получил весьма интересный случай, и он не намерен отступаться, покуда не добьется успехов.

+4

2

Привычный мир для Тони не существует. Всё, что его окружает, лишь фальшь и ложь.

В этом он уверился не так давно, но неопровержимые доказательства стали потрясением. То, что он знал теперь, поставило привычное с ног на голову.
Сначала он думал, что может справиться сам. Игнорировать. Не замечать. Или, вероятно, даже понемногу разобраться самостоятельно.
Когда не получилось, он постарался привлечь к этому друзей и близких. Кто еще мог поддержать его в подобном, если не самые поверенные? Однако, план оказался провальным, и между ним и окружающими пролегла пропасть непонимания. Тони не мог припомнить, когда все пошло не так, но пропасть лишь ширилась и вскоре сделалась непреодолимой.
С тех пор ему не к кому было обратиться. Не скрыть, ему старались помочь, разговаривали, водили к специалистам. Поначалу мальчик даже верил искренности всех тех, кто выслушивал его, старался все донести предельно просто и корректно, чтобы не испугать, но предупредить. Но ему не верили.
Ему никто не верил в целом мире! Ни свои, ни чужие, ни даже те, кому платили за то, чтобы слушать и верить ему. Впрочем, такие не могли даже утешить его, что уж говорить об искренности.
Не стоит удивляться тому, что очень скоро Тони замкнулся сам в себе. Он не мог никому доверить свои секреты и держал их глубоко внутри. Ему стало не с кем поделиться переживаниями и опасениями. Психолог сменялся психологом, мать с отцом отдалились лишь больше, в школе над ним смеялись.
Казалось, ситуация сложилась патовая. Когда все вокруг считают тебя психом, разве не самое простое стать им? Однако, Тони держался. Он держался изо всех сил и даже постарался "выздороветь", но у него не получилось. Потому что он знал - и постоянно получал тому подтверждения - это не болезнь. Он не сошел с ума, он в полном здравии и твердой памяти. Все, что происходило вокруг, было реальным. Таким же реальным, как макароны с сыром в его тарелке на обед или застрявший в ветвях высокого дерева воздушный змей соседского мальчишки.

Это сложно объяснить. Но оно длилось слишком долго, чтобы что-либо все еще нуждалось в объяснении.
Как бы там ни было, время шло, Тони научился жить с этим. Он не бежал рассказывать о каждом случае родителям, перестал поддерживать контакт с бывшими друзьями, не распространялся среди психологов, что менялись один за другим. Он выработал для себя четкую стратегию, как сделать так, чтобы раскрыть всему миру глаза на происходящее, и принялся действовать.
В его плане была лишь одна проблема. Чем глубже он зарывался в свои идеи, тем меньше связи с реальностью у него оставалось. Но это казалось малой ценой за то, чтобы спасти целый мир.

***
- Он совсем перестал учиться. Такой умный мальчик был..
- Это пора прекращать. Он должен поправиться немедленно.
- Боюсь, он не закончит этот учебный год.. Такая трагедия!
- Он единственный наследник семьи. Он просто обязан быть в трезвом уме!
Голоса знакомые и незнакомые одновременно. Тони некогда прислушиваться к жалобам отца и матери, которые встречают нового психолога. Это уже можно считать семейной традицией - единственный повод, по которому они собираются все вместе. Пожалуй, ему бы даже хотелось, чтобы это происходило чуть чаще, вероятно, только именно поэтому он до сих пор терпит всех этих мозгоправов.
Покуда родители рядом, Тони старается вести себя вменяемо. Ему не терпится вернуться к расчетам, однако он держится изо всех сил. И хотя взгляд расфокусированный и бродит от предмета к предмету, ни на чем не задерживаясь, разумом юноша давно не здесь.
У него есть глобальная задумка! С тех пор, как он открыл в себе талант изобретательства, все упростилось. И теперь ему нужно лишь придумать штуку, что изоблачит всех пришельцев. Да-да, кругом пришельцы! Вы не знали? О, приготовьтесь к тому, что ваш привычный мир никогда не станет прежним.
Пришельцы существуют.
Но не стоит пугаться! Тони Старк уже здесь. И он работает над этой проблемой. Немного расчетов и сложных формул, и он несомненно добьется успеха.
- Он даже не слушает, - сетует плаксивый женский голос. Его гладят по голове, сегодня он заботливо причесан и одет с иголочки, от его одежды пахнет свежестью. Все-таки, повод! Но это ничего. В обычное время парень не обут, не причесан и одет в то, на что глаз с утра упал, няньки давно над ним не властны.
Проблема сына - культ для родителей. У них, таких успешных и удачливых, случился колоссальный просчет! Эка невидаль. Они говорят об этом на ТВ, пишут в газетах и дают интервью. Пожалуй, то, о чем стоило молчать, полощат на каждом углу, но с недавних пор это больше не заботит Тони. Он так близок к разгадке, что все остальное попросту неважно.
Потому что когда он спасет их всех, они поймут, наконец.

Тони отключается.
Он больше не в силах слушать чужие стенания. Отходит к стене и, чуть склонив голову на бок, начинает царапать пальцем обоину. К сожалению, ему не позволили взять с собой маркер или ручку, но мысли его не остановить - и они бегут, бегут в своем направлении. Он постоянно что-то думает, что-то просчитывает.
И сейчас ему кажется, что это очередной прорыв. Который нужно записать. Ручки нет, под рукой нет даже фломастера.. Но кого это волнует? Можно нацарапать на стенке, после он перепишет в блокнот. Просто нельзя, чтобы эта мысль ушла и затерялась! Никак. Очень важно.
Тони кусает губу и старательно корябает формулу поверх обоев под хмурые покашливания отца и надрывный плач матери. "Теперь вы видите?!" - вопит она, рыдая на плече супруга, но Тони лишь улыбается. Не плачь, мама! Все не так плохо! Он, наконец, почти понял.

+9

3

Джарвис никогда не отказывался от практической работы. Его научные изыскания и труды были популярны, заслужили множественные награды и положительные отклики коллег, но посвящать свою жизнь исключительно научной и преподавательской деятельности он не был намерен. Он знал, зачем все это, знал, в чем его призвание, знал, что он может помогать. Может быть, только единицам, но это важно. Каждый восстановленный подросток - это путь не только его одного. Его дальнейшая судьба, семья, дети и даже внуки - если смотреть в такой перспективе, спасение даже единственного ребенка не кажется уже таким бесполезным делом. Джарвис не признавал коллективизм. Каждый уникален по своему, даже если некоторым кажется, что тогда не уникален никто. В каждом нужно увидеть то, что он пытается донести до окружающих - психозом, шизофренией, неконтролируемым поведением. Не имеет значения каким способом дети говорят с вами. Вам нужно всего лишь услышать и понять, что скрывается за этой ширмой, что действительно его волнует. А после показать и доказать, что справиться можно со всем, что вы рядом, чтобы помочь. Что ему больше не о чем волноваться, и он может вернуться к своему детству, подростковым трудностям и новым открытиям. Это самое главное. Так считает Джарвис.

Он сидит в идеальной гостиной, на идеальном диване, в идеальном доме идеальной черты Старков с совсем неидеальным, выбившимся из системы ребенком. Эдвин почти не смотрит на богатую чету, все свое ненавязчивое внимание отдавая Энтони. Тот старательно слушает причитания родителей, хотя сразу становится понятно - он устал, его здесь нет, другие мысли занимают неспокойную, по уверению старших, голову. Эдвину не нравится, как они говорят о своем сыне, но он пока молчит - собирает информацию, старается понять, с чем предстоит работать. И так ли уж страшен зверь... Его часто приглашают в богатые дома по всему миру. Привилегированным родителям кажется, что истерики избалованных детей связаны с психическими расстройствами, а не с наличием в кошельке четырнадцатилетнего подростка платиновой карты с неограниченным доступом к папиному счету, который вдруг прикрыли. От подобной работы Эдвин отказывается сразу, он не собирается тратить свое время на ерунду, даже если за нее платят баснословные деньги. И если сейчас он поймет, что юный мистер Старк всего лишь талантливый симулянт - он развернется и уйдет. С капризными детьми он не работает.
- Ваш сын не болен, - все же прерывает поток родительских тревог Джарвис, провожая молодого человека взглядом. Тот уже давно потерял интерес к происходящему, явно привыкнув к подобным ситуациям в доме. Это не слишком хорошо, но уже дает понять то, что изображать припадок из-за отсутствия седьмого пятого айфона мальчик не будет. Здесь действительно что-то другое, но насколько серьезное - еще вопрос. - Прошу вас, избегайте подобных формулировок. Выглядит он вполне здоровым. Может, просто не до конца услышанным.

Эдвин поднимается, одним своим видом давая понять, что он все услышал. Больше родители не могут дать ему никакой информации. Теперь только Энтони, который заинтересован в новом психологе не больше, чем съехавшем набок галстуке. Маленькая, почти незаметная деталь, но Джарвис ее подмечает. В работе с подростками важно совершенно все. И особенно то, насколько они замечают то, что творится в первую очередь с их собственным обликом. Как бы странно для посторонних и далеких от психологии людей это не звучало.
- Я думаю, так вам будет удобнее, - Эдвин останавливается сбоку от мальчика и протягивает ему тонкую ручку, что достал из внутреннего кармана пиджака. Он не сюсюкается, не приседает, не пытается сразу стать другом или постараться выглядеть и звучать его ровесником. Он говорит с ним на вы и внимательно смотрит на то, что тот старательно пытался нацарапать на стене. Его не волнуют чужие обои, обитатели этого дома вполне могли бы делать ремонт хоть каждый день. Но тем не менее пару мгновений спустя, словно спохватившись, все же достает следом и небольшой блокнот, протягивая и его. - Некоторые записи лучше держать при себе.
Он ждет, возьмет ли мальчик вещи из его рук. Не обращает внимание на немного сбитых с толку подобным поведением родителей. Эдвин прощупывает почву аккуратно, заглядывает в бледное лицо и вполне себе разумные глаза, лишь подернутые тщательно сдерживаемым возбуждением. Так обычно смотрят те, кто горит желанием поделиться идеей, но не может. И это очень жаль. Джарвис бы обязательно послушал.
- Когда вы закончите, мистер Старк, мы могли бы поговорить? - Эдвин не заставляет. Он спрашивает, уточняет удобного ли молодому мастеру и хочет ли тот вообще. Если он сейчас захлопнется, это ничего, тогда Джарвис обязательно посетит этот дом еще раз, чтобы подтвердить или опровергнуть переживания родителей. Если же Энтони окажется достаточно взрослым и благоразумным, чтобы уделить ему время сейчас, они уже сегодня решат, нужен ли этой семье Джарвис. И, в первую очередь, нужен ли он юному мистеру Старку.

+8

4

С ручкой делать записи, конечно, становится удобнее. Тони почти не обращает внимания на то, откуда эта самая ручка взялась. Лишь медлит мгновение, недоверчиво рассматривая появившийся в поле зрения писчий предмет, а после все же берет в пальцы и начинает выводить вензеля на обоях с пущим энтузиазмом. Теперь, когда он не тратит по полчаса на то, чтобы вдавить ногтем в мягкую обоину каждый значок (чтобы суметь после прочитать, конечно же!), дело движется гораздо более продуктивно. Секунда, другая, вторая - строчки множатся, парень ходит вдоль стены слева направо и пишет, пишет, пишет. Вскоре узорами покрывается приличная часть стены, почерк у Тони неразборчивый с виду, но аккуратный и очень, очень мелкий. Чтобы исписать формулами тот кусок, что удался ему всего за пару минут, ушло немало трудов.

На пару мгновений парень замирает.
Глаза бегают от строчки к строчке. Он напряженно читает, снова все просчитывая. Ничего не упустил? Все записал? Верны ли его расчеты? Может, для окружающих его вензеля и выглядят детскими каракулями, но будь в комнате хоть кто-то с айкью чуть немногим выше сотни, точно углядел бы смысл. Проблема в том, что его родители, пускай и были хитрыми богачами, в физических аспектах мало разбирались, а с алгебраическими расчетами не были знакомы от слова совсем.
Вторая проблема состояла в том, что никто и не стремился увидеть в каракулях сумасшедшего мальчика смысл. Куда уж отснять записанное и отнести какому-нибудь доктору наук, который хмурился бы, не понимал, но может быть однажды, через пару лет разглядываний крючков и переменных, воскликнул бы "Эврика!".
Впрочем, к чему все это? Тони не нуждался в том, чтобы быть понятым. Больше - не нуждался. Потому что решил для себя, что сможет справиться с этим сам.

Опуская руку с зажатой в пальцах ручкой, парень отвлекся от стены и, наконец, сфокусировал взгляд на стоящем рядом. Обычно мало кто рисковал приближаться к нему, когда случался "приступ". Не скрыть, после подобных "приходов" Тони ощущал себя уставшим и вымотанным, так что даже коленки подгибались, но то была лишь радость первооткрывателя. Кто из вас не радовался, решив сложную формулу на одной из контрольных? Ил дойдя до чего-то кажущегося сложным своим умом, так что потрясались даже родители, а после долго хвалили вас, хвастаясь соседям и знакомым о своей умненькой деточке, попутно подкладывая в тарелку печенюшки пожирнее?
Всего этого Тони был лишен. Родители не могли оценить его успехов. Хотя и жаловались соседям и знакомым на его умственную отсталось и поврежденную психику. Раньше слышать это было тяжело и обидно, особенно учитывая тот факт, что он все понимал и осознавал. Но больше - нет.
- У меня есть свой блокнот, - смерив мужчину недоверчивым взглядом, наконец, отказался Старк. Несомненно, он оценил помощь, однако уже отвык полагаться на кого бы то ни было. К тому же, раньше за ним часто пытались наблюдать и следить, предлагая различные тетрадки для записей, которые после отбирали. Так они пытались оценить степень поврежденности его разума, мониторили записи и силились углядеть смысл в неровных строчках. Шпионили! Осуждали! Высмеивали! Называли его открытия неврозом.
Нет уж, Тони не повторит ошибки и больше не попадется на этот трюк. Он не возьмет чужих записных принадлежностей, чтобы после потерять тысячи записей и быть откинутым в своих исследованиях на сотни шагов назад. Не в этот раз, дядя.
- Вы мой новый психолог? - с трудом концентрируясь, нахмурился. Обернулся на родителей, которые, потрясенные отпором мужчины, топтались поодаль. Они недоумевали над словами Джарвиса, однако Тони их не слышал. И идея очередного мозгоправства ему совсем не нравилась. Однако.. мама всхлипывала, внутри Тони все сжалось от жалости к ней и унижения к себе. Расправив плечи, он кивнул сам себе и вопросу незнакомца заодно. Ничего, он сможет пройти через это еще раз, покуда новый "спец" не сбежит куда подальше.
- Сейчас я занят, но я освобожусь вскоре.
Возвращая мужчине ручку, парень поискал глазами и кинулся к кухне, возвращаясь уже через мгновение с огромным плоским ножом. Кухарка спешила следом и ахала, но Тони было плевать. Он не идиот, чтобы пораниться таким простым бытовым предметом, это они еще его мастерскую не видели!
- Боже, кто-нибудь, остановите его! - заквохала мать позади.
Тони вонзил кончик ножа в обоину и принялся отрезать тот кусок, что был испещрен записями.
- О, простите, миссис Старк, я не успела отнять нож! - запричитала кухарка.
Тони осторожно принялся отлеплять отрезанный кусок, кусая губы. Как бы не порвалось! Это очень, очень важные записи.
- Энтони, - строго вмешался отец. - Сынок, - смягчил голос, будто говорил с больным, Тони лишь закусил губу плотнее. - Отдай мне нож.
- Забирай, - спокойной согласился парень и, заполучив сверток испорченных обоев, сунул подмышку, после чего обернулся ко взрослым. Ему не нужно было смотреть в чужие лица, чтобы понять, что они думают. Даже этот незнакомый мужчина. Даже он. Уже считает его психом? Что ж, тем лучше. Тогда он быстрее покинет этот дом, и всем станет проще.
"О, вам достался тяжелый случай, мистер," - подумал про себя, скосив глаза в сторону. В последнее время ему довольно легко удавалось изображать аутиста, тогда от него отставали. Главное - не смотреть в глаза. И не реагировать на слова. Можно еще раскачиваться время от времени, тогда все быстро остывали и теряли интерес.

Не поднимая лица, Тони ужом проскользнул к дальней комнате, где обычно его разбирали на атомы всякие прочие психологи. Процедурой больше, процедурой меньше.. Он беспокойно ерзал по своему креслу, блуждая расфокусированным взглядом от одного угла к другому. Ему так хотелось вернуться поскорее к расчетам! Он сжимал обоину лишь крепче, боясь потерять. Поскорее бы все это кончилось.
- Не теряйте времени зря, - стоило незнакомцу присоединиться к нему, хмуро посоветовал, раскачиваясь взад и вперед. - Вы все видели. Я псих. Сделайте нам обоим одолжение, скажите родителям, что пытались.
Словно что-то вспомнив, резко выпрямился и перевел взгляд за окно. После снова сжался, опуская взгляд к полу и неразборчиво бормоча о том, что согласен проводить с ним некоторое время, чтобы тот получал свой оклад, но ему хотелось бы это время посвятить своим записям и расчетам, и если они не станут мешать друг другу - это будет идеально. Тони мало рассчитывал на то, что его поймут и поддержат, но с недавних пор он делал это предложение почти всем своим психологам, и двое из трех согласились еще в начале своих работ.

Отредактировано Antony Stark (01.10.2015 18:30:16)

+8

5

Эдвин не отвлекает молодого человека. Не одергивает ни словом, ни взглядом. И, словно загипнотизированные его спокойствием, молчат и родители. Это хорошо, никаких лишних раздражителей - один из основных принципов работы Джарвиса. Это первое, что он понял, когда начал работать со сложными подростками - родители, опекуны или социальные работники самые главные раздражители и источники перманентного стресса. С ними тоже определенно следовало провести большую работу, но только если Эдвин решит, что сам Энтони заслуживает внимания. Не добивается, а именно - заслуживает и нуждается. Принципиально разные вещи, которые чаще всего не понимают, опять же, самые близкие ребенку люди. Но он здесь как раз для того, чтобы разобраться. Может показаться, что одной встречи недостаточно, но Джарвис знает, когда в нем есть необходимость, а когда стоит передать дело другому специалисту или же вовсе умыть руки. Он не нянька. Он - врач.

Молодой Старк, не глядя, перенимает ручку и продолжает свою работу. Не отвлекается ни на что, слишком внимательный для того, кто мог бы притворяться. Эдвин неспешно убирает ненужный блокнот обратно в карман и переводит взгляд на сплошные цифры. Он далек от математики, но достаточно умен и сообразителен, чтобы понять и увидеть, что как такового хаоса в написанном нет. Все следует какой-то четкой логике, которая, правда, скорее всего понятна и доступна только подростку. Но Джарвис уже делает себе мысленную заметку, что если возьмется за это дело, постарается показать записи своему другу из Бристольского университета, что преподавал высшую математику на факультете наук. С разрешения молодого человека, разумеется. Потому что доверие и честность - второй принцип работы Эдвина.
Мужчина терпеливо ждет, пока Старк-младший закончит. Смотрит в бледное лицо, когда он поворачивается, и отмечает нарочитое нежелание смотреть в глаза. Это всего лишь слабая попытка огородиться, а не психическое отклонение. Очень простой трюк, который хороший психолог определит сразу. Но Эдвин не кидается разоблачать маленького наследника известной семьи, он просто продолжает смотреть, будто юноша отвечает ему не менее открытым и вежливым взглядом. Возможно, если они будут работать, тогда придется мягко сообщить молодому человеку, что не стоит изображать того, чего нет. Даже если очень хочется, чтобы от тебя отстали.

- Я еще не решил, мистер Старк, - честно отвечает, не собираясь юлить и уверять, что они станут друзьями, что он здесь для того, чтобы помочь ему. Он здесь исключительно для того, что посмотреть и послушать. Определить, нуждается ли Энтони в терапии и... действительно том человеке, что поможет ему установить прочную связь между ним, родителями, другими подростками или даже посторонними людьми. Вернуться в тяжелый, но счастливый круговорот молодой жизни. Впрочем, если ребенок в большей степени предпочитает спокойную жизнь домоседа - в этом тоже нет ничего плохого, как он и говорит, каждый ребенок уникален, каждому нужно что-то определенное от своего жизненного пути. Главное, чтобы подсознание оставалось подсознанием, не заменяя собой все остальное. Звучит просто. Но добиться иногда этого действительно сложно.
- Ожидаю вас, - Эдвин отходит и присаживается обратно на диван, будто бы краем глаза наблюдая за деловитым наследником. Он спокойно покидает гостиную, а возвращается уже с кухонным ножом. Большинство врачей уже бы кинулось к нему, стараясь успокоить и заболтать, но мужчина видит, что Энтони в этом не нуждается. Он не хочет причинить кому-то вреда, а самому себе тем более. В нем ни капли суицидальных или садистских наклонностей. У него есть четкий план действий, он размерен в своих поступках. За исключением того момента, когда он принялся писать формулы. И вот это становится интересным... Он не похож на, как выражаются простые люди, "психа". Но и не сказать, чтобы он был в полных ладах с собой. Здесь определенно есть о чем подумать. И за чем еще понаблюдать.

Джарвис потирает кончиками пальцев подбородок, наблюдая за всей сценой. Кажется, будто его совершенно ничего не волнует. И даже когда он поднимается и кивает родителям, что окончательно сконфужены, мужчина будто совершает небольшую приятную прогулку по дому своих друзей. Он не пытается заговорить с мальчиком, пока он не доходят до комнаты, в которой Энтони уже привычно усаживается в глубокое кресло. Напротив стоит точно такое же, и Эдвин сразу понимает, что именно здесь и происходили сеансы с другими психологами. Ему это не нравится, он не любит привязывать своих юных посетителей к определенному месту, это откладывает в их памяти исключительно отрицательную модель восприятия. Вот и Старк-младший. Заранее напряжен, кресло слишком большое и неудобное для него, он не смотрит прямо, потому что там должен сидеть взрослый человек, который заранее его не понимает и не слышит. Если Эвдин будет работать с этим мальчиком, они поменяют место для своих встреч. И будут менять каждую неделю.

- Я не знаком с таким диагнозом, как "псих", мистер Старк, - мягко отзывается Джарвис, отходя к окну и рассматривая прекрасный сад, что окружал огромное поместье семьи. Он не хочет садиться в то кресло, где уже бывали другие специалисты, за одного из которых принимает его юноша. С какой-то стороны он, безусловно, прав. Но все немножко по другому будет в этот раз. - Я здесь не ради оклада и свободного времени. Боюсь, что не смогу вам обещать этого. Но вы можете заниматься своими делами, пока не захотите поговорить со мной. Например, сейчас вас куда как больше волнует формула, чем я, это понятно. И все же...
Джарвис прячет руки в карманы брюк, неспешно проходит по комнате, тихими мягкими шагами привлекая к себе немного внимания от юного Старка. Он не собирается устраивать допрос и пытаться сразу начать терапию, он просто хочет наладить минимальный контакт. Он просто необходим между психологом и... Джарвис не любит слово "пациент", но вынужден его использовать. Как ни прискорбно.

- Вам уже много раз говорили, что пришли сюда помочь вам, но я, опять же, не буду этого обещать. Скажем так, я готов вас выслушать. И постараться понять, - Джарвис на долю мгновения все же ловит его взгляд, когда мальчик вдруг вскидывается. Этого маленького контакта пока вполне достаточно. Теперь Энтони будет не так страшно вновь, даже случайно, взглянуть в его глаза. Ведь в них нет привычной жалости, затаенного испуга или равнодушия. В них настоящее участие, заинтересованность и уважение. Все по-взрослому. Эдвин уважает и прислушивается к своим... гостям. Он не мозгоправ. Он - помощник.
- Как думаете, у нас получится обсудить... в чем проблема ваших родителей? - вопрос наверняка неожиданный. Но он действительно интересует Джарвиса в первую очередь. Как ни банально, но многие проблемы скрываются именно там. В семье, среди родных людей и крепких стен дома. Где никаких проблем и переживаний не должно быть априори, где тебя должны принимать и любить любым, со всеми проблемами, вопросами и особенностями. Вот такая ирония. Как за каменной стеной - всего лишь метафора. Не имеющая ничего общего с реальностью.

Отредактировано Edwin Jarvis (30.09.2015 13:53:22)

+8

6

Мужчина не опускается в кресло напротив, а все кружит и кружит вокруг, перемещаясь то сбоку, то за спиной. Это жутко нервирует Тони и заставляет напрягаться, он вынужден следить краем глаза за незнакомцем, но так, чтобы тот не заметил и чтобы не сдвигаться из своего положения. Если он начнет вертеться, это станет подозрительным, а давать лишний повод кому бы то ни было юноша не хотел.
Мозгоправ, тем временем, продолжает умничать. Его голос тихий, спокойный и будто бы напрочь лишен всяческих эмоций. Это знакомо Тони, многие из приходящих сюда специалистов начинали именно так. Все они были напыщенными и важными, говорили вкрадчиво и все пытались забраться в его голову. Юноша мысленно хмыкнул. Ничего. Вскоре и этот сдуется. Уж он-то помнил, как вопил в приступе ярости его последний психоаналитик.
Тони закатывает глаза, когда мужчина не соглашается играть в его небольшую игру. Что ж, понятно. Упрямец. Но и это ничего! Юноша лишь продолжает слушать размеренный голос, раскачиваясь в такт чужих шагов. Ему становится неинтересно уже сейчас. Все это он проходил множество раз. Новый спец не обещает помочь, но готов выслушать и понять. Хочет поговорить. Даже осознает, как важны сейчас те расчеты, что Тони чертил на стене - важнее, чем этот дурацкий разговор! Старк лишь вздыхает - тогда почему бы им не закончить на этом?
- Послушайте.., - набирая в легкие побольше воздуха, парень готовится произнести тираду. Первую и последнюю в их недолгом и неплодотворном сотрудничестве.
Он хочет объяснить, что не нуждается в том, чтобы его слушали (больше - нет). Что ему совсем не нужна помощь. Ему не нужна новая сиделка. Нет необходимости смотреть ему в глаза и понимающе кивать. Не нужно разбирать его на составляющие и копаться в исходном коде. Просто. Не нужно. Ничего. Это не сложно понять и еще проще запомнить - оставьте в покое. Все, просто оставьте меня. Потому что вам не понять. Никому. Как все это неважно, все эти разговоры и попытки докопаться до правды! Гораздо важнее то, что Тони мог бы сделать, имей в распоряжении все то время, что они занимают этими бессмысленными разговорами и рассуждениями. В итоге вся болтология не приведет ни к чему или приведет к уже известным концовкам, которые Старк сполна изучил на собственной шкуре. А время - бесценно. В каждую секунду может случиться что-то ужасное, и если он не будет готов, расплачиваться станет весь мир. ЦЕЛЫЙ МИР! Страны, континенты, вся планета с прилегающими спутниками и звездами с астероидами в комплекте. Человечество. Кто-либо вообще способен осознать масштабность проблемы? Она настолько глобальна, что и думать страшно!
Тони готовится сказать все это, и его глаза начинают лихорадочно блестеть. Темные, запавшие, с тенями под веками, они не выглядят глазами нормального человека. Но юноша лишь плохо спит и пытается нести непосильную для себя ношу, волнуясь обо всем и сразу. Разве не так выглядит отец многочисленного семейства, что силится прокормить многочисленные голодные рты, а заодно приглядеть, не разбежался ли кто куда и у всех ли все в порядке? Это ведь колоссальная ответственность!
Но психолог говорит всего одну фразу - и Старк сбивается. Мгновение смотрит непонимающе, и в затихшей комнате буквально слышно, как ворочаются его мозги.
- Что? - наконец, на выдохе уточняет.
Нет, конечно же, он прекрасно все услышал. И мог бы не задавать этот вопрос, просто выдохнул - и звук словно бы получился сам.
Такой вопрос ему задают впервые, и Тони растерян, Не знает, что и подумать. Не знает, что отвечать.
- Мои родители прекрасные! - с яростью, несвойственной ему, вдруг импульсивно кричит и вскакивает из кресла. Зажатая подмышкой обоина шуршит.
Несомненно, бьется в его голове, как и в любой семье - у них имеется ряд проблем. Не нужно быть семейным психологом, чтобы осознать это. А обширный интеллект юноши подсказывает ему те места, в которых их семейность прохудилась, однако.. Он не собирается это обсуждать. Потому что отец и мать и без того натерпелись из-за его "выходок", и он не станет порочить их имена или усугублять свое или их положение. И этот мужчина настоящий глупец, если считает, что Тони станет чернить родителей, которые не понимали его и считали психом. Нет и нет! Он не ответит той же монетой.
- Послушайте! - делает новый заход, беспокойно переступая с ноги на ногу. - Не нужно. Эти разговоры отвлекают. Время - бесценно, в каждое мгновение может случиться катастрофа.. И я должен быть готов.
Некогда в его голове имелся логичный, выверенный текст, которым он собирался ошарашить психолога. Но сейчас все смешалось, в мозгах - сумбур. Тони ловит обрывки некогда слаженных мыслей и путается лишь больше.
- Мы все под угрозой, - юноша отступает, слышит сам себя и пугается. Опять! Опять у него выходит что-то совсем другое, нежели он пытался донести! Взгляд бегает из угла в угол, теперь это глаза затравленного пса. Кусая губы и силясь взять себя в руки, Тони поддается панике и теперь дергается на самом деле, он больше не изображает тихого аутиста, сейчас он больше похож на тревожного истерика с манией преследования. То и дело оглядываясь, Старк отступает к стене, в угол, кажущийся безопасным, где никто не сможет подойти сбоку или со спины и выхватить его расчеты, обоину он прикрывает свободной рукой, словно готовый обороняться.
Мужчина больше не вызывает у него доверия. Тони хочет, чтобы он ушел.
- Пожалуйста.., - тихо бормочет. - Оставьте меня.. Я должен досчитать.. доделать.. Это важно!
Вот, что важно. Но никто не в состоянии этого понять. Сейчас Тони и сам почти не понимает, однако сила привычки держит его в верном направлении. Как бы страшно ему не было, как бы он не терялся внутри своих идей и ужасов, всегда есть то, что выведет его из этого лабиринта. Его назначение, его миссия. Обоина в руках хрустит, и звук немного утешает юношу, возвращая к реальности. Расчеты. Чего бы ему не стоило, он должен завершить их и создать универсальное оружие против пришельцев! Вот то, что действительно значимо.
Тони пару раз моргает, с трудом фокусируясь. Ему все еще страшно после панической атаки, его трясет и дергает, однако он снова способен дышать и внятно мыслить. Лишь с опаской косится на психолога, ставшего свидетелем его "глюков" в первый же час своей работы. Хорошо, если сбежит уже сейчас. Хуже, если останется. Но и через это Старк уже множество раз проходил.

Отредактировано Antony Stark (01.10.2015 18:28:38)

+9

7

Эдвин замечает все до мельчайших деталей. Не потому что ему за это платят, даже не потому, что это его работа. Потому что это уже на уровне рефлексов, бессознательного - он привык наблюдать за людьми, разбирать их на составляющие, чтобы увидеть цельную картину. Быстрый взгляд, движение рукой, моргание, сглатывание, даже молчание - все это можно прочитать, заметить и добавить к тому, что уже знаешь о человеке, даже если увидел его впервые всего лишь час назад. Для опытного психолога, что провел титаническую работу с подростками - это не составляет большого труда. И хоть Джарвис не сомневается, что с Энтони работали хорошие специалисты, он так же прекрасно осознает, что самые дорогие не равны самым лучшим. И у всех них очень разные методы...
Мужчина смотрит на уставшего, именно уставшего, ребенка, который пытается казаться более взрослым или же думает, что взял на себя ответственность, непосильную его годам. Он смотрит неестественным на детском лице взглядом, глаза блестят и опасно темнеют, выдавая крайнюю степень раздражения - его опять не слышат, его не хотят оставить в покое, у него слишком много важных дел, время уходит, а он вынужден тратить его на совершенно заурядного психолога, который все равно ничего не сможет сделать. Нет, Эдвин не читает все это в его облике, он просто знает, что именно так и думает подросток. Как бы странно не звучало, но 98% подростков с самыми разными проблемами изначально думают именно так. Взрослые уже однажды их подвели, а порой и раз за разом, так почему они должны относиться к Джарвису по-другому? Не должны. Все это придет исключительно со временем. Переступить через недоверие - самый первый и самый важный шаг. Эдвин не дает гарантий, что у него это получится. Но пока еще ни разу не подводил своих юных пациентов.

Энтони вдруг проявляет эмоции. Иные, нежели старательно держит на своем лице. И это... не то чтобы интересно, но да. Это определенно стоило внимания. Чаще всего подобные дети обвиняют во всем свое окружение и родителей в первую очередь. Срываются, кричат о том, что никому не понять, что все одинаковые и никто не поможет. Подсознательно все юные умы винят родных в том, что у них происходит. В отсутствие поддержки и перекладыванию ответственности на чужих, посторонних людей, для которых ты всего лишь работы. Эдвин это понимал, научился переступать и через такое, помогал детям преодолеть этот барьер. Но вот чтобы перед ним защищали родителей... Это такая редкость, что Джарвис сам замирает и смотрит еще более внимательным взглядом. Молодой Старк готов защищать отца и мать, он... как будто понимает, что они не могут верить в него, что он доставляет некоторые неудобства, и просто не может их за это винить. Очень взрослый подход, такой несвойственный... И уже сейчас Джарвис понимает, что возьмется за этот случай, останется здесь и не покинет Энтони, пока не будет уверен, что тот больше не нуждается в нем.

- Я и не думал говорить, что у них плохие. Я лишь... - Эдвин не успевает договорить, когда мальчика накрывает. Паническая атака очень легко узнаваема, ее может распознать даже начинающий психолог. Вот только как посторонний человек он сейчас мало что может сделать, его близость лишь больше напугает Энтони, его прикосновения доведут состояние до критического, он начнет задыхаться и пытаться вырваться из несуществующей угрозы. Самое лучшее, что может сделать Джарвис, это подойти немного ближе, вынуть руки из карманов, будто демонстрируя, что он-то угрозы точно не несет, и говорить - тихим, вкрадчивым, спокойным голосом. Реагировать на поток сознания, сделать вид, что это просто диалог, показать, что не происходит ничего сверхъестественного. Он слышит, понимает, отвечает. Энтони не стоит так переживать при обычном разговоре.
- Конечно, время бесценно, мистер Старк. Но ваше спокойствие не менее значимо, - Эдвин смотрит в бледное лицо, внимательно наблюдая, когда паническая атака пойдет на спад. Если этого не произойдет, ему придется применить меры. Это слишком губительно для детской психики. - Я и не думал вас отвлекать. Лишь просил уделить немного свободного времени.
Джарвис отвечает, даже понимая, что его не слышат. Может быть, какие-нибудь отдельные отрывки и дойдут до сознания юноши, но это не имеет почти никакого значения. Самое главное, что он все же начинает успокаиваться, теперь скорее выглядя как затравленный зверек, которого поймали с поличным. Эдвин не знает, какая реакция на подобное была у других специалистов, но его подобным не оттолкнешь, не испугаешь и не настроишь пренебрежительно. Теперь он видит перед собой ребенка, который нуждается в помощи. Который верит во что-то настолько сильно, что оно реально - окружает его со всех сторон, подкидывает доказательства и заставляет жить с этим знанием, которое недоступно остальным. И правда, непосильная ноша... Которую нужно очень аккуратно снять и отставить в сторону. И Джарвис постарается это сделать.

- Простите, мистер Старк, но нам придется видеться с вами чаще, чем вам бы того хотелось, - честно признается Джарвис, отходя от мальчика к небольшому столу у стены, наливая из графина стакан прохладной воды и оставляя там же. После подобного ему наверняка очень хочется пить, но он не сделает больше ничего в его присутствие, и уж точно больше не заговорит. Он слишком зациклен на записях, что сделал этим утром, ему нужно немного времени, чтобы провести с ними только ему понятную работу. И может быть после, когда ему просто придется отдохнуть... Как бы то ни было, Эдвин теперь будет частым гостем в этом доме. Возможно, он вернется этим же вечером или завтрашним утром. Энтони просто придется проводить с ним больше времени. Как ни банально, но ради самого себя, хотя это понимание придет нескоро.
- Закончите свою работу. Я загляну позднее, - Джарвис выходит из комнаты и возвращается в гостиную. Родители все еще здесь, смотрят на него выжидающе и, чего греха таить, с надеждой. Эдвин просто кивает и подтверждает "Я остаюсь". А после покидает чету Старков, чтобы посетить свой дом, где он должен взять все необходимые вещи. Книги, чертежную бумагу, широкие блокноты для математиков и инженеров, флипчарт и специальные фломастеры, которые стирались. Это все пригодится им для работы. Хотя столь специфические подарки и испугают родителей, а юный Энтони не сразу воспользуется, но рано или поздно он поймет преимущество профессиональный принадлежностей перед обоями.

Эдвин, как и обещал, возвращается к вечеру, после ужина, чтобы не отвлекать Старков. Он надеется, что мальчик уже решил свои первостепенные задачи, а после приема пищи расположен чуть лучше, чем было утром. Возможно, стоило подождать и до завтра, но Джарвис просто хочет закрепить понимание, что он не собирается отступать. Он упрям не менее, чем сам Энтони в своих записях и идеях. И таким одержимым своей работой людям определенно будет о чем поговорить. И найти точки соприкосновения.
- Я буду ждать мистера Старка в кабинете, - сразу же оповещает Джарвис, занимая одну из комнат на первом этаже, где принимается устраивать самый настоящий кабинет юного исследователя. Книги по высшей математике, биологии, физике и прочем. Раскладывает принесенные вещи - ставит флипчарт, на широком столе тщательно раскатывает чертежные листы. В таком месте и в такой атмосфере мальчику будет работать куда как комфортнее. Здесь все под рукой, самое необходимое уже есть и даже больше. Как считает Эдвин, нельзя сразу отбирать идеи и фантазии у детей. Нужно их понять, вникнуть и верно интерпретировать. А после они вдвоем сумеют повернуть их в более созидательное русло. Джарвис верит в успех, даже когда его не обещает. Он всегда верит в успех, потому что не стоит браться за работу, если не готов довести ее до конца.

+8

8

Истерика стихает, но Тони еще немного дрожит. Ему с трудом думается, сейчас он даже не изображает аутично-расфокусированный взгляд, организм справляется и сам. Он лишь старается не растерять остатки мыслей и удержать все эти формулы в своей голове. Следовать плану. Не забыть о важном.
В гудящий, полный раздрая мир врывается спокойный размеренный голос. Мозгоправ стоит неподалеку и что-то говорит, но юноша почти не понимает его. Старается смотреть на него, но никак не может сфокусироваться, а потому бродит взглядом от его рук к графину с водой, цепляет стакан, уходит в сторону, рассматривая подоконник, и вновь обратно, вниз от лакированных ботинок и вверх по отутюженным брючинам строгого костюма. Чужой голос все еще звучит, тихий, успокаивающий, в нем ни капли раздражения или напряжения. И понемногу в голову Тони начинает проникать смысл услышанного.
- Я.. могу идти? - недоверчиво уточняет, с трудом поднимая глаза так, чтобы увидеть лицо напротив. Оно незнакомо ему, он до сих пор почти не смотрел в лицо мужчины, поэтому будто видит его впервые. Пронзительно-голубые яркие глаза, узкая линия губ, овальное вытянутое лицо аккуратный белый воротничок рубашки, темный галстук приглушенных тонов и строгий стильный костюм. Такому в фильмах про шпионов сниматься, а не в чужих мозгах копаться.. И на мгновение внутри оживает червячок подозрений - может, все верно и предчувствие его не обманывает, этот психолог на самом деле шпион? Пришел, чтобы следить за ним?
Но Тони не успевает испугаться как следует, потому что Джарвис разворачивается и уходит, оставляя его со своей паранойе наедине. И Старк бы с удовольствием воспользовался моментом, однако отвлекается на шуршание обоины, зажатой подмышкой, и вспоминает о важном деле! Нельзя откладывать это в долгий ящик;

Тони старается уединиться в комнате так, чтобы миновать внимание родителей. К счастью, ему удается, потому что чета Старков занята провожанием психолога, а также горячим обсуждением его скромной персоны. Достаточно ли он хорош для их случая? Сумеет ли помочь их мальчику? Не слишком ли оригинальны его методы? Впрочем, к чему они приходят, Тони не успевает услышать, потому что закрывает дверь - и комната погружается в тишину. Здесь отличная звукоизоляция, и это именно то, что ему нужно.
Первый час он тратит на то, чтобы переписать записи с обои и структуризировать их. Когда он не "одержим", понять ход своих же мыслей весьма затруднительно. Это обрывочные мысли, гениальные идеи или просто блистательные заметки, записанные в хаосе и беспорядке. Что именно он пытался донести до самого себя и успеть записать? Иногда даже ему самому не удается это разгадать. Но, тем не менее, он скрупулезно все записывает в блокнот и делает пометки на полях, чтобы после попытаться проанализировать и уразуметь смысл. Ему это не всегда удается, поэтому большинство подобных записей прозябают в ожидании своего звездного часа.
Когда с формулами покончено, Тони переключается на созидательный процесс. Он очень ограничен в средствах, так как сложно без подозрений добыть инструменты и материал. Конечно, все это могли принести по одному его слову, однако ему не хочется пугать домочадцев еще больше. Поэтому он украдкой таскает инструменты у рабочих, промышляет в гаражном комплексе и тащит с собой все, что плохо лежаит. Иногда ему очень не хватает банальной практики, но он читает книжки и иногда наблюдает за тем, как их шофер чинит машину в гараже, а некоторые из ремонтников занимаются ремонтными работами. Конечно, это не может в полной мере заменить ему практические занятия, так что ему приходится всему учиться самостоятельно и методом проб и ошибок. Гениальность ему в этом слабо помогает, что-то он схватывает налету или понимает интуитивно, но руки привыкают к работе лишь в процессе практики. А потому он возится и возится, иногда просто скручивая и раскручивая гайки, иногда мастеря что-то более полезное. И хотя ему хочется получить результат здесь и сейчас, он понимает, что лишь терпение и труд все перетрут.
Однажды, когда он будет способен собрать свое первое и величайшее изобретение, его руки будут готовы.

К вечеру Тони утомлен и выглядит подавленным.
Он уныло выбирается к ужину, посидеть немного, уважив требование родителей присутствовать за столом, а после собирается скрыться в своей "пещере", когда на пороге вновь появляется мозгоправ. Дважды в день? Юноша стонет в голос. Это уже перебор.
Есть ему совсем не хочется, поэтому он уныло ковыряется в тарелке, с ужасом ожидая, когда родители прикажут посетить кабинет психолога. Так или иначе, сегодня ему этого не избежать, похоже, и когда команда получена, он обреченно плетется в ту комнату, что занял мужчина. Он не знает, что еще может "показать" своему новому знакомому, тот и без того увидел достаточно, так что для юноши сюрприз, что тот решил вернуться. Любил сложные случаи? Или чуял наживу? Как бы так ни было, все это лишь утомляет Тони.
"Добрый вечер," - вертится на языке, продиктованное правилами воспитания, но Старк-младший молчит, застыв на пороге кабинета. Помещение разительно преобразилось, обычно полупустое - теперь оно наполнено всякими разными штуками, что пробуждают в молодом неокрепшем уме интерес. Нерешительно топочась на пороге, юноша рассматривает приспособления, которые раньше видел лишь в книгах, и страстно мечтает ко всем ним прикоснуться. Какие они? Полезные? Удобные? Или он немного потерял, не имея всего этого под рукой? Даже его гениальный разум не может сейчас дать на это ответа, так что зацикленно вертится вокруг хрусткой, приятной на вид бумаги, длинных циркулей и чертежных линеек, а вид треугольного постамента с блестящей доской на нем вообще приводит его в буйный восторг.
Будто ребенок, что видит подарочную коробку, Тони больше не может ни на чем сосредоточиться. Его глаза блестят нездоровым блеском, но он слишком сам себе на уме, чтобы позволить себе радостно носиться по кабинету и трогать все эти штуки. Он не щенок, которого можно заманить веселыми игрушками. Его доверие не купить.

Отредактировано Antony Stark (05.10.2015 12:00:59)

+9

9

Эдвин никогда не торопит своих пациентов. Он назначает время сеансов, безусловно, потому что просто не может находиться в доме все 100% времени, когда подростку, наконец, вздумается с ним побеседовать. Но опоздания или короткие сессии - это уже не так важно. Самое главное, чтобы они могли видеться каждый день и наладить хотя бы минимальный контакт, чтобы двигаться дальше. Иногда это происходит очень легко и быстро, когда ребенок настолько устал от одиночества, что готов довериться кому угодно. А иногда это очень долгий и кропотливый труд. И Джарвис уже понимал, что в случае с младшим Старком имеет место быть исключительно второй вариант. Он не допустит его до себя слишком просто, нужно будет пройти целое испытание, чтобы он хотя бы перестал видеть в нем помеху своим делам. Но у Эдвина было две вещи, которые ему помогут - время и терпение. Причем второго - очень и очень много.

Когда Энтони все же появляется на пороге, мужчина сидит на широком подоконнике у окна. Он уважительно поднимается на ноги и чуть кивает головой в знак приветствия. И сразу замечает, как загораются глаза молодого человека. Он продолжает стоять на пороге, он так же подозрителен и закрыт, как и утром, но это уже не так важно. Самое главное, что психолог попал в точку. Вот чего не хватает Старку-младшему, вот чего он хочет и обязательно воспользуется, когда Эдвин покинет дом. Может быть не сразу, но его сюда потянет. Когда тебе дают инструменты для достижения своих целей - разве можно от них отказаться? И это не подкуп, хоть и попытка завоевать мало-мальское доверие. Джарвис все еще намерен показать, что не считает юношу больным человеком. Умным? Безусловно, он смотрел его документы, где есть тест на IQ. Сообразительным? Конечно. Увлекающимся? Именно то самое слово. И Эдвину очень надо понять, что так увлекает и занимает молодой ум. Возможно, после получится направить его в более рациональное русло...
- Вечер добрый, мистер Старк, - мужчина привлекает внимание подростка, прекрасно понимая, что тот сейчас очень увлечен хотя бы визуальным изучением полученных ресурсов. Интерес не так-то легко скрыть, особенно, когда ты подсознательно наверняка очень всего этого желал. Вот только как получить и при этом не прослыть еще более странным в собственной семье? Ответ - никак, если родители не понимают важность того, насколько внимательно стоит прислушиваться даже к тому, как ребенок молчит. Но Джарвис это исправит.
- Я подумал, что обои и кухонные ножи - не самое лучшее подспорье для молодого и столь талантливого ума, - Эдвин развел руками, показывая новые владения молодого человека, а после жестом фокусника достал ключ из внутреннего кармана пиджака, делая несколько шагов к Энтони и протягивая ему этот самый ключ на вытянутой руке, показывая, что не будет нарушать его личного пространства, если ему это некомфортно. - Я убедил родителей, что вам необходим свой кабинет. И что я готов снабжать вас всеми материалами, которые вы посчитаете необходимым. Этим ключом вы можете запирать эту комнату. Уверяю, хотя у вас есть все основания мне не доверять, что без вашего разрешения сюда больше никто не войдет. Но даже если вы мне не верите, ничто и никто не будет вам мешать работать здесь, а после уносить свои расчеты к себе.

Джарвис стоит с протянутой рукой, в которой висят ключи. Он не настаивает, не собирается уговаривать, он дает выбор - продолжать карябать все на салфетках и всему, что попадет под руку, либо же воспользоваться случаем. Энтони сам должен решить, сам взять ключ и сам здесь остаться. Это то, что зависит от него самого. Потому что встречи с Эдвином, их сеансы и вынужденные разговоры - уже свершившийся факт, даже если ему этого совершенно не хочется. Но они оба могут приложить усилия на то, чтобы их общение не было мучительным для подростка. К примеру, Джарвис понимает и даже поощряет его занятия неизвестными вычислениями и изобретениями, а Энтони старается не так остро реагировать на своего нового психолога. Это вполне честная сделка. До будущих новых взаимных условий.
- Я буду приходить к вам каждый день, мистер Старк. Мы можем встречаться здесь. Или же на нейтральной территории, но эти встречи необходимы, - Джарвис не улыбается, не смотрит заискивающе или равнодушно. Он дружелюбен и открыт для диалога, но ничего лишнего. Они не друзья, он это понимает, и не пытается пока им стать. Слишком быстро, слишком близко, они оба к этому еще не готовы. - Ваши занятия заканчиваются в два, я прибуду в четыре. Буду ждать нашей встрече. И дайте знать, если вам необходимо что-то еще.
Он не шутит, он действительно привезет все, что необходимо. Ну и, конечно, ничего слишком опасного и взрывного. У всего есть границы. Это он тоже даст ему понять. Со временем.

Отредактировано Edwin Jarvis (07.10.2015 09:53:08)

+10

10

В прекрасный мир, полный новых игрушек, врывается чужой голос, которой Тони еще не запомнил и к которому еще не привык, и он испуганно дергается, вскидывая испуганный взгляд. Лишь на мгновение останавливает глаза на чужом лице, но сразу поспешно их отводит. У него есть небольшое правило, запрещающее ему смотреть в чужие лица более пары мгновений, потому что в противном случае это обещает неприятности и придирки (он знает, он проверял).
- Добрый.., - чуть слышно лопочет, старательно изучая носки своих ботинок.
Если поначалу ему не хотелось сюда идти, а психолога он заранее винил во всех смертных грехах, то теперь Тони ощущает неловкость за свое поспешное пренебрежение. Мужчина принес ему много полезных штук, так что злость и раздражение быстро забываются.
Впрочем, это не означает, что юноша может довериться очередному мозгоправу. Его и раньше пытались "купить", так что так легко он не поведется. Его не обмануть комплиментами, вкрадчивым голосом или непрошенными подарками. За все то, чего ты не просил, придется платить вдвойне дороже, чем за попрошенное - это Тони знал как ничто хорошо.
Впрочем, психолог продолжает удивлять. Раньше никто из "спецов" не предлагал Старку своего кабинета, так что второй раз за вечер юноша вскидывает растерянный взгляд. В темных глазах недоверие сменяется подозрением и настороженностью. Он слишком хорошо знает правила, которым его учили из года в год, чтобы жизнерадостно и доверчиво сунуть голову в эту петлю. Петля затянется, и его поведут на веревке, дергая время от времени, чтобы был послушен, попутно демонстрируя публике и заставляя делать разные фокусы (Тони, будь умницей!, Тони, будь адекватен!, Тони, ешь свои лекарства!, Тони, скажи что-то вежливое!, и так без конца и края).
Нет уж! Знаем, проходили.
Словно у собачки Павлова, у Старка выработался определенный рефлекс на подарки мозгоправов. Было бы печально, не научись он за столько лет хоть чему-то полезному. Поэтому сейчас он чует все эти ловушки издалека. Он осмотрителен и осторожен. И теперь видит в мужчине не простого дурачка, а хитрого и расчетливого противника. С таким определенно будет сложнее, нежели с рядовым "специалистом", которых в большинстве своем Старку удавалось обвести вокруг пальца с минимальными затратами сил и времени.
Время!
Вспоминая о бесцельно потраченном времени, Тони начинает нервничать. Снова косится в сторону доски и чертежной бумаги - сколько можно было бы сделать со всем этим! - а после вздыхает и недоверчиво принимает протягиваемые ключи. Внутри него борются два гиганта, один из которых требует бежать и даже не пытаться играть в эти игры, а второй самоуверен и считает их всех готовыми немного пошалить. В конце концов, утверждает второй, с ними уже столько всего делали, неужели они не смогут предугадать следующий хитрый ход психолога? Да ему просто нечем их удивить!
К тому же, Тони давно не ребенок. Обмануть его теперь не так просто. Поэтому он все же склоняется к тому, что готов сыграть в эту сложную игру.
- Мы попробуем, - соглашается то ли сам с собой, то ли с мужчиной.
Сжимает ключи в кулаке и на мгновение поднимает блестящий взгляд:
- Меня зовут Тони. А вас?
Кажется, это подходящий момент, чтобы познакомиться. К слову, ему не составило бы труда узнать его имя заранее - у родителей или гувернантки - но Старку не было нужды запоминать лишнюю информацию. Однако теперь все изменилось. Конечно, психолог и без того знает, как его зовут, но официальная часть кажется необходимой. Чтобы наладить хрупкий мост между ними, на котором отныне они оба будут балансировать, стремясь переиграть друг друга.

+9

11

Эдвин ждет недоверия, подозрения, возможно, даже показной агрессии. Всего лишь временной, потому что отказываться насовсем от предлагаемого - это практически невозможно. Нет, конечно, психолог оставляет маленький шанс и такому развитию событий, но многолетний опыт подсказывает, что это не тот случай. Это не простое привлечение внимания, а нечто большее. Энтони действительно увлечен чем-то настолько сильно, что это отодвигает на задний план даже невнимание и слепоту родителей. Подсознательно, конечно, его это беспокоит, но сознательные мысли занимает нечто совершенно иное. Джарвису только предстоит выяснить, что именно, но пока он знает достаточно - юный Старк не отказывается от того, что ему предлагают, потому что это настолько необходимо, что перевешивает даже его недоверие. И это очень и очень важный факт.

Джарвис стоит спокойно, даже расслабленно, когда Энтони все же поднимает руку и аккуратно перенимает у него ключ. Это не знак доверия, ни в коем случае, но мальчик мог и сам не заметить, как прямо сейчас перекинул между ними очень тонкий и непрочный канат, который в дальнейшем они могут превратить в крепкий и надежный мост. Он может все еще подозревать своего нового психолога во всех смертных грехах, но он принял его помощь, даже если сам так не считает. А это оставляет свой едва заметный, но все же след.
- Если однажды он станет вам не нужен, просто верните ключ мне, - Эдвин считает, что родители сюда не должны попадать в принципе, если только сам ребенок не захочет показать свое место. Если этого не произойдет, тогда они никогда не переступят порог этой комнаты, пока она не вернет свои прежние очертания обезличенности. Наверное, это уже мелочи, но именно в мелочах вся суть - так считает психолог. Общая картина никогда не даст полного представления о происходящем. Только то, что могут не заметить другие...
Эдвин собирается покинуть особняк Старков сразу же. Он не будет докучать своему пациенту в первый же день, но тот неожиданно удивляет даже его. Быть честным, Джарвис не ждет прогресса в ближайший месяц, собирается быть из числа "тех самых мозгоправов", чьего имени можно и не запоминать. Но Энтони проявляет не только такт, но и недюжинный ум. Почему-то у психолога создается впечатление, что их повторное, уже более осознанное знакомство, можно описать знакомой всем фразой "держи своего врага еще ближе". Мужчина даже чуть склоняет голову и молчит несколько мгновений, пробегаясь глазами по бледному лицу. Возможно, это лишь ощущение, но он привык доверять и своим чувствам, поэтому почти не сомневается в том, что Энтони понимает неизбежность их общения, а потому тоже хочет в какой-то мере понять и изучить того, кто будет отнимать его время. И кто попытается отвлечь, увести его мысли в сторону. Кто знает, возможно, мальчик воспримет все это как игру, кто кого... Нюанс лишь в том, что Джарвиса это не интересует. Он здесь для помощи, а не для того, чтобы что-то кому-то доказывать.

- Рад слышать, - Эдвин не обманывает, он действительно приятно удивлен и рад, что Энтони готов помочь. Пусть даже пока не из тех побуждений, которых следовало бы, но это всего лишь первые шаги, аккуратные и очень осторожные. Они не стоят на месте, мальчик не захлопывается еще больше, так что стоит воспользоваться любым из его побуждений к знакомству. В конце концов, взаимная симпатия и доверие не приходит внезапно и в один день. В его случае - это настоящая работа и уйма усилий. Даже уже после того, как он поможет юному Старку, он останется ему другом и товарищем. Одно из основных правил Джарвиса - он никогда не бросает своих подопечных.
- Меня зовут Эдвин Джарвис, рад познакомиться с вами, - он не переходит на ты, пока мальчик сам этого не захочет, дает ему держать дистанцию, пока не будет готов ее немного сократить. Даже если это простой переход на "ты". - Надеюсь, мы сработаемся.
Да, им обоим придется постараться, даже если сейчас мальчик этого не хочет, не признает и не будет делать. Но когда появятся первые результаты, все обязательно изменится. И тогда Энтони тоже захочет двигаться вперед, захочет что-то изменить, а на это потребуются силы и стремление. А еще верный и непоколебимый человек рядом. И Джарвис станет таким человеком для него. Станет тем самым якорем, за который он будет цепляться ровно до того момента, как не сможет плыть сам. А это у него получится. Мужчина не сомневается в молодом Старке.

+9

12

Эдвин Джарвис. Тони кивает в знак приветствия. Что же, игра началась.
Крепко сжимая полученные ключи в кулаке, парень сует их в карман штанов и с самым послушным видом проходит к свободному креслу, которое и занимает. Ему ни к чему прикидываться приличным мальчиком, днем мозгоправ стал свидетелем очередного его срыва, поэтому уяснил все и сам. Это не будет легко. Это не будет просто. Но пока они не слишком мешают друг другу, Старк постарается быть "хорошим".
- Я не знаю, с чего начать, - поерзав, честно признается. Разговаривать ему в самом деле не хочется, но Эдвин принес ему подарки, так что Тони отвечает взаимностью. Он знает, что мужчине нужно отработать отведенное время, и сегодня он будет лаской, станет отвечать на вопросы и старательно избегать буйных помешательств.
К слову, кресло для него большое. Оно скрипучее и скользкое, Тони кажется, что он постоянно соскальзывает вглубь и то начинает его душить в своих кожаных объятиях. Ему не к месту вспоминается одна из богатых тетушек, необъемных ввиду неуемного аппетита и закутанных в кожу с мехом, что еще с порога начинала трубно вопить "О, Энтони! Как ты вырос!", а после душить в крепких объятиях своих сальных телес (там уж было не разобрать, грудь то или руки). Чаще всего в такие моменты тетушка успевала ущипнуть за бок и щеку, впихнуть ему что-нибудь в рот и плаксиво осведомиться о состоянии молодой психики. Ответы ее не интересовали, конечно, но по молодости Тони честно пытался отвечать, покуда годы не сделали из него ловкого симулянта и замкнутого социопата. Со временем и тетушки как-то перестали проявлять к нему повышенный интерес, а родители, боясь очередного срыва своего дитя, все больше прятали его или отсылали в комнату, покуда не грянула беда. Не скрыть, парня такое положение дел весьма устроило.
- У меня хорошая семья и мы любим друг друга, у нас нет конфликтных проблем, ведущих к замыканию и недоверию, также в нашей семье нет насилия: мама и папа не занимаются рукоприкладством, если вам интересно, - заученно тянет, выпрямляя спину и складывая руки на коленях. К этой позе "послушной зверушки" его приучил один из предыдущих психологов, и в моменты особого доверия между ними Тони даже ее использовал. Чаще всего это происходило в периоды демонстрирования родителям успехов, достигнутых в лечении, которые парень также ловко симулировал.
Признаться, предыдущие сеансы с мозгоправами многому его научили. Теперь Тони знал, как себя вести и как преподать свои проблемы. Он учился с каждым неудачным опытом, набираясь знаний.
- Я вполне осознаю социальный статус своей семьи. Я люблю родителей, поэтому не хочу их огорчать. Клянусь, что искренне стараюсь делать все, чтобы вылечиться и стать лучше, но..
О, это его любимая часть.
- ..всему виной пришельцы.
С предыдущими мозгоправами они не сразу приходили к столь шокирующим признаниям. С первым они потратили половину года, чтобы разобраться в причинно-следственных связях. А с последними Старк уже даже не церемонился. ПРИШЕЛЬЦЫ!! - орал он дурным голосом, и каждый второй с порога отказывался от столь пыльной работенки.
Выжидающе замирая, Тони с интересом следит за Джарвисом. Каждый весьма неоднозначно реагирует на его откровения. Кто-то кидался его переубеждать, кто-то считал шуткой и смеялся. Парень и сам бы рад смеяться, да только он знает пугающую правду. Остальные считают это блажью или выдумкой, думают, что богатенький мальчишка с жиру бесится, придумывает себе проблемы и симулирует срывы, лишь бы обратить на себя внимание, но.. Все не так. Тони устал это доказывать.
- И я работаю над секретным оружием, что изоблачит каждого из них. Потому что они среди нас. Вот даже вы, - Тони пытливо щурится, - вы можете быть их шпионом. Знаете, это первое, о чем я подумал. Поэтому, если вы не против, я бы хотел убедиться, что это не так.
Навряд ли это хорошая идея - рассказывать о своих планах в первый же день. Однако, к этому моменту Старк настолько вымотан постоянным недоверием со стороны взрослых, что ему почти все равно. Если мозгоправ пришелец, будь что будет. А если нет, их игра упростится.
Аккуратно доставая вторую руку из штанины, он раскрывает ладонь, показывая небольшую металлическую дугу. Снова смотрит на психолога.
- Это не больно, - с детской непосредственностью утешает. Но с места не двигается, покуда Джарвис не дал своего согласия. На его памяти еще никто не соглашался, так что за руки хватать его Тони не будет; но украдкой он проверил всех поваров и прочий обслуживающий персонал в доме. Пришельцев в его семье и окружении не было, поэтому реальной возможности проверить, на самом ли деле работает его забавный аппарат, у него не было. Но Тони множество раз проверял расчеты и был на все сто убежден, что металлическая дуга работает как нужно. Просто ни один пришелец не рисковал к нему приближаться, в этом все дело. Они знали, что он знает, поэтому эта сложная игра велась на расстоянии.
Это ничего. Однажды он всех вычислит.
- Вы кажетесь странным, - после небольшой паузы признается. Может быть, если Джарвис будет понимать причины, побудившие парня провести эксперимент, он согласится охотнее. - Не такой, как все другие до вас. Поэтому я подумал, что есть доля вероятности.. Ну, что вы пришелец.
Тони молчит еще, но не очень долго.
- Они ведь знают, что я их ищу. Вдруг вы тайный засланец?

+8

13

Джарвис слушает очень внимательно. Первое, чему должен научиться любой психолог - это слушать и слышать. Подмечать не только тон и малейшие интонации, но и обращать внимание на сами подбираемые слова. В случае с Энтони все и так понятно. Он говорит так заученно и привычно, что Джарвис даже не представляет, сколько раз он это повторял. В разной последовательности, другими фразами, но в итоге находя краткие и емкие описания. Все, что нужно знать доктору на первой встрече. Не сказать, что Эдвину это по душе. Слишком много психологов сменилось у столь юного человека, и это определенно доставит лишь дополнительные трудности. Когда тебя не слышат раз за разом, когда от тебя в итоге отворачиваются - это оставляет свой отпечаток, даже если не хочется этого признавать. Довериться после подобного почти непосильная задача. Как и добиться этого самого доверия. Но Джарвис здесь как раз для того, чтобы сделать это. Ради самого же мальчика. Впереди у него целая жизнь. А в одиночестве ее не проживешь. Просуществуешь - да. Но не проживешь.

Пока Энтони говорит, Джарвис ставит себе мысленную галочку на счет слишком огромного для мальчика кресла. Он постоянно соскальзывает, и его это невольно нервирует. Впрочем, он все равно старательно пытается сидеть в излишне правильной позе хорошего и примерного ребенка. Эдвин не сторонник подобных приемов, но пока не говорит ему, что это совершенно необязательно. Мистер Старк использует все и сразу, чему его научили предыдущие психологи, но это можно понять. Поэтому Джарвис просто смотрит, откинувшись спиной на спинку кресла и подперев подбородок пальцами. Он не выглядит скучающим, но и излишне увлеченным тоже. Не кивает в нужных местах. Не прикрывает глаза в молчаливом "понимаю". Они только начали беседу, так что никаких выводов. Впрочем, у Энтони все же кое-что удается.

Джарвис немного удивлен тому, как мальчик старательно защищает семью. Обычно трудные подростки во всем винят своих родителей, перекладывают всю ответственность на плечи взрослых. Конечно, в большинстве своем это имеет под собой основу. Порой молчание и невнимание близких задевает и разрушает ребенка, но в этих случаях они и не молчат, пытаются выплеснуть скопившееся напряжение в прямых и преувеличенных обвинениях. Но есть небольшой процент, который будет вести себя совершенно по-другому. Которые будут защищать и говорить про полную гармонию. Те, кто испытал физическое насилие. Побои, жестокое обращение, даже изнасилование. И в этих случаях дети чувствуют себя виноватыми, они действительно думают, что заслужили это. Родители всего лишь справедливо наказывают. Самые нелегкие случаи в практике Эдвина. Такие семьи не желают ничего иного, они привыкают жить в своем собственном мирке. Не то чтобы Джарвис заметил нечто подобное в чете Старков, но он лишь психолог, а не прорицатель. Тем более, что он не мог не заметить, что у Говарда Старка есть тщательно скрываемая слабость... И, как бы не казалось другим, дети богатых родителей не защищены от подобного. Казалось бы, что такие семьи трясутся над своими отпрысками, но порой желание вырастить достойного преемника оборачивается в банальную тиранию. И несмотря на слова Энтони, или же благодаря им, он оставляет себе еще одну мысленную пометку - посвятить больше времени взрослой части это семьи. На всякий случай.

Энтони ненадолго замолкает. Будто набирает воздуха в рот перед прыжком в воду. И психолог понимает, что вот сейчас они подошли к самому главному. И лишь годы работы помогли ему удержать лицо и даже не изогнуть вопросительно брови. Он ждал много от этого мальчика, но явно не попытки разыграть шизофрению. Это кажется слишком грубым и примитивным для столь умного и сообразительного ребенка. И пока Эдвин даже предположить не может, почему Старк выбрал именно такую форму защиты. Шизофрения - это действительно болезнь, со своей симптоматикой и вполне четкими процессами. Пожалуй, Джарвис бы смог распознать столь тяжелый случай при первой же сегодняшней встрече, но он не видит в мальчике действительно серьезных психологических отклонений. Даже несмотря на то, что он говорит о пришельцах. Но понимает, что к уже намечаемой работе прибавляется еще один пункт.

Энтони смотрит на него выжидающе, будто ждет, что психолог тут же начнет его переубеждать. Джарвис же продолжает молча смотреть на него, явно ожидая продолжения. Они словно говорят о погоде, а Старк вдруг прервался, описывая мягкий климат Сицилии. Если он ожидал бурной реакции, то это не к нему. Эдвин многого наслушался за свою практику. И истории Старка не на первом месте его личного списка.
- Вот как. Тогда понятно, почему тебе не нравится, что тебя отвлекают, - задумчиво тянет мужчина. Он не насмехается, старается говорить на языке мальчика. Пришельцы, так пришельцы, однажды он выяснит, что скрывается за этой невольной аллегорией.
- И как это работает? - Джарвис переводит взгляд на металлическую дугу. Он знает, что Энтони настоящий маленький гений и изобретатель, у него действительно талант, недюжинные способности и практически неограниченные возможности. Должно было случиться нечто действительно серьезное и выбивающее из колеи, чтобы ребенок, подобный Старку, променял все это на изобличающую машину для пришельцев.

- Я верю вашему слову, что это не больно, - после недолгого раздумья, Джарвис неспешно подается вперед и вытягивает руку. Внимательно смотрит на Энтони и ждет, пока он проведет свой эксперимент.
- Надеюсь, моя странность - исключительно причина моего воспитания, - Эдвин пока не знает, считать слова Энтони положительными или нет. Он бы и рад это сделать, в конце концов, значит, что он уже выделился из череды одинаковых лиц и слов. Но и с этим спешить совершенно не стоило.

- Если я их засланец, то нет смысла слушать меня, лучше сразу проверить. Ведь если это так, я все равно обманываю, поэтому не будем терять времени, - Джарвис ловит взгляд мальчика и чуть склоняет лицо, чтобы их глаза оказались на одном уровне. - Вы уже кого-то нашли? Если нет, то как узнаете, что аппарат действительно исправен?
Как ни удивительно, но в его голосе нет издевки. Скорее действительно почти профессиональный интерес. Ну и, конечно, он дает возможность юноше самому обдумать свои же теории, взглянуть на них немного под другим углом. Ведь если он так никого и не нашел, возможно, все не так плохо, как в его воображении. Дойти до этого своей головой стоит намного большего, чем если бы тебе целенаправленно указывали на огрехи в твоем мире, который ты старательно отстраиваешь. Джарвис в принципе никогда не рубит с плеча, он вроде даже толком и не помогает, он всего лишь иногда корректирует курс, по которому идут его юные пациенты. И да, он понимает, что у них с Энтони впереди длинная дорога. Но сегодня все же был урок небольшого взаимного доверия, даже если Старк этого и не признает. Энтони прямо сказал ему о своих навязчивых мыслях и так же прямо предложил пройти тест на вшивость. Эдвин пошел у него на поводу и позволил себя проверить, при этом давая понять, что не будет считать его слова и поступки изначально неадекватными и чересчур экспрессивными. Они пойдут другим путем. Джарвис не собирается оставлять этого мальчика. И тот уже должен был это понять. В конце концов, он оставался гением. Даже если научился и это скрывать от окружающего мира.

+9

14

О, у него и раньше спрашивали, как это работает. Не именно эта дуга, а что-то иное. В самом начале интересно было родителям. Некоторым родственникам. Психологам. Но после все охладели. Стали смотреть смешливо, заинтересованность пропала из взглядов. Мать сердилась теперь, когда он пытался ей рассказать, отец нервничал и требовал прекратить. Психологи выбивались из сил, чтобы доказать ему бесполезность подобных изобретений, а в конце даже они махнули рукой. Отныне Тони Старка спрашивали "как это работает" только для того, чтобы посмеяться над ним или же отругать, и со временем он привык, так что не воспринимал больше это в штыки. Пускай смеются. Пускай не понимают. Но информация осядет где-то в их головах - и однажды спасёт им жизни.
Так он думал.
Повертев металлическую дугу в пальцах, парень открыто поделился:
- Это очень просто. Знаете, как с помощью палки найти воду? И здесь тот же принцип, но как с металлической рамкой.
Это было понятно и доступно, так что Тони не посчитал нужным рассказывать и дальше. Если психолог настолько глуп, чтобы не знать о палке и воде - им не о чем было говорить. Впрочем, он не искал подтверждения чужой тупости, просто считал, что данной информации хватит. Как ребёнок, что объяснил о своей картинке коротким "это дом", хотя вся та абстракция совсем не походила на оный. Думать и дальше о том, как объясниться, совсем не входило в его планы, ему не терпелось приступить к самому эксперименту.

- Закатайте рукав, - взволнованно приказал.
Быть честным, остальных ему приходилось проверять издалека. Но для лучшего результата необходим был контакт образца и аппарата. К сожалению, быть подопытным на его практике никто не согласился, так что все опыты были исключительно условными. Теперь же ему выпал шанс проверить все хорошенько - и Тони волновался.
С нетерпением дожидаясь, покуда мужчина ослабит манжеты и подберёт рубашку выше, он аккуратно опустил дугу рожками вниз и приложил прохладный металл к коже. Подержал пару секунд и отнял, взволнованно следя за своим прибором. Даже нахмурился, закусывая губу и почти переставшая дышать. Вот сейчас.. Сейчас! Сейчас что-то произойдёт, что в корне изменит происходящее.

Дуга не сработала, и Тони заметно повеселел. Что же, первый барьер сломлен - и раз психолог не один из пришельцев, это намного упростило процесс.
- Чисто, - вытирая дугу о рукав, парень убрал свой аппарат в карман, снова возвращаясь в кресло. Быть честным, он был немного разочарован, потому что почти поверил, что поймал инопланетный разум за хвост, но в очередной раз это оказался ложный след. Вздыхая, вынужденно согласился: - Да, видимо, вы такой.. По воспитанию.
Ему сложно сказать, что именно в мужчине не так. Но он ведёт себя иначе, говорит и действует по-другому. Тони есть, с чем сравнить, до Джарвиса тут побывал целый табор его коллег.
- Я все просчитал. Он сработает, когда я найду одного из Них, - ёрзая в неудобном кресле, серьезно пообещал. - Я говорил. Как с водой. Её может быть не видно, но она есть. Где-то обязательно есть, нужно лишь поискать и копнуть в нужном месте. Понимаете?
Опять эта примитивная аналогия. Тони поморщился. Он устал объяснять простую вещь, которая лично ему казалась элементарной. Здесь не было вины психолога, несомненно, он ведь только начинал постигать этот таинственный и неизведанный мир, так что парень приказал себе быть немного терпеливее. Когда Джарвис узнает нюансы, они смогут говорит на равных, а пока - чуточку терпения.

Снова поёрзав, Тони кинул тоскливый взгляд в окно. Разговоры разговорами, но теперь психолог в курсе, что времени у парня не так много, каждая секунда на счету. Тони не прочь пообщаться ещё, но на сегодня его лимит подходил к концу. И чем больше они находились здесь, тем беспокойнее становился пациент. Отвлекался, выпадал из разговора и думал явно о чем-то своем. Например, о тех вещах, что принёс ему Джарвис. Или о недосчитанном уравнении с куска обоины. А ещё о том, что люди могли оставаться людьми, но это могло не помешать пришельцам промыть им мозги и заставить работать на себя.
То и дело почёсывая локоть, что выдавало крайнюю степень его нервозности, Тони вскоре принялся сползать из кресла.
- Мне пора пить таблетки, - голосом послушного больного напомнил. Джарвис мог пока не знать о его расписании, но должен был заметить, что очередная доза его пациенту не повредит. - Врач до вас выписал мне целый букет. Иногда помогает, но не всегда.
Каждый новый психолог советовал нового врача. Каждый новый врач продвигал новую методику лечения, рекомендовал все более сильные успокаивающие. Некоторые в самом деле помогали, но те, которые "глушили" больше всего, Тони смывал в унитаз. По первости за ним следили, но сейчас бросили на самотёк. Парень кинул недоверчивый взгляд на нового мозгоправа и вздохнул; опять все заново, он уже ощущал, как грядут перемены. Мужик, похоже, взялся вплотную, чего стоил его этот стеклянный взгляд, полный холодной выдержки.
Как воспользоваться ключом от комнаты, в которой все ещё находится его психолог, Старк не знал. Но очень рассчитывал оказаться наедине со своими сокровищами в ближайшее же время, иначе придётся что-нибудь бурно симулировать. Пока ему не хотелось раскрывать все свои козыри, так что парень подобрался и затих, сжимая в кармане ключи. В крайнем случае, он просто уйдёт и придёт сюда ночью, когда никто не увидит.

+6

15

Джарвис внимательно смотрит на Энтони, пока послушно стягивает пиджак и подкатывает рукава рубашки. Мальчик в нетерпении, ему хочется поскорее опробовать свой предмет, будто до этого у него не было такой возможности. Скорее всего, так и есть… Со временем ребенок, который выбивается из привычного для общества рамок, становится своего рода изгоем везде. Привыкает, что от него отмахиваются, а внимание может быть исключительно вежливым и усталым. И то при удачном стечении обстоятельств. Со Старком-младшим все это может проходить в куда более тяжелой форме. Например, окружающие могут даже бояться его попыток рассказать и показать правила его собственного мира, в который он спрятался. В конце концов, никто не знает, насколько гениальным он может быть. И что могут нести в себе его изобретения. Но Джарвис этого не боится. Попытки спрятаться у Энтони лишены агрессии. Это становится все более очевидным. Он не ссорится, не кричит, не огрызается и не бьется в истерике. Он берет нож, чтобы помочь себе вырезать кусок обоев. А после спокойно отдает при первой же просьбе. Он просит не беспокоить его и не тратить драгоценное время, но делает это тихо и с ноткой усталости. Он послушно ходит на сеансы, хотя уже заранее уверен, что они ему не нужны, и все закончится как всегда. Несмотря на то, что мир кажется Старку полным сверхъестественных опасностей, он не отвечает ему тем же. Он вроде как… собирается всем помочь и всех спасти. Тихо и уже без лишнего привлечения внимания. И последнее тоже крайне редко для тех, кто испытывает недостаток внимания. Энтони Старк полон противоречивых симптомов. И что-то подсказывает Эдвину, что это далеко не его вина…

- Конечно. Я знаю этот способ, - кивает молодому человеку, со всей серьезностью наблюдая за процессом. Энтони подошел ко всему этому с научной точки зрения. Не просто развил свою фантазию, как пришлось, нет. Он приложил к этому реальные знания и научные сведения. Разбивать такие теории сложнее всего, будем честны, Эдвин не встречал подобного у детей. В ранней практике он встречал такое у взрослых пациентов, которые выстраивали свой мир вокруг фактов, которые трактовали по-своему. Чаще всего это касалось той сферы, где человек работал или очень увлекался, у детей же подобного опыта было слишком мало, а слишком живой ум не позволял выстраивать столь крепкие основы своей фантазии. Точнее, своего восприятия. Что же… Энтони Старк будет открываться для него еще долго. Так просто не найти ни подхода, ни объяснения. И Джарвису понадобится очень много времени, чтобы построить между ними хотя бы видимость хрупкого доверия. И пока он видел лишь один путь – подойти к его словам столь же серьезно, как он сам к ним относится. Разобраться в хитросплетениях чужого мира. И лишь после вместе распутать все то, что мешает видеть реальность.

- Прости, что разочаровал, - неожиданно улыбается Джарвис, поправляя рубашку. Выходит мягко и будто привычно. – И все же я пытаюсь понять. Принцип биолокации для поиска воды куда проще, чем поиск иного существа. Возможно, ты добавил некое подобие электрорецепции, но для этого нужно понимать, насколько наши сигналы отличаются от тех, кого ты ищешь. Или я не прав?
Джарвис дает понять, что действительно пытается разобраться. Он хочет, чтобы Энтони думал еще более критически. Да, он изобрел свой аппарат и даже верит в то, что он работает. Но любой ученый не должен принимать этого на веру, пока не опробует. И если он все еще не наткнулся на «инопланетян», то вывода может быть лишь два. Его аппарат не работает. Или ничего подобного просто не существует. Не здесь и не сейчас. И в какую бы сторону не пошли его размышления, Эдвину удастся подкорректировать курс. Со временем, разумеется. Главное, немного сдвинуться с мертвой точки. С полной уверенности в своих умозаключениях. Касающихся как его самого и его изобретений. Так и окружающего мира.

Джарвис все с таким же спокойным интересом уточняет принцип работы дуги Старка. Пытается вникнуть и для того, чтобы самому разобраться в данном вопросе и, возможно, найти нестыковки, на которые можно будет намекнуть в ходе следующего разговора. Молодые умы очень быстро запоминают и впитывают информацию, даже если сами этого не осознаются. Каждые брошенный росток остается у них в голове и рано или поздно прорастает. Информация всегда откладывается на подкорке мозга ровно до того момента, пока она не понадобится. И Джарвис бы удивился, насколько схожи у них с Энтони мысли на этот счет…
Спустя короткое время Старк-младщий начинает нервничать. Он елозит по большому креслу. Постоянно отвлекается на пейзаж за окном, а после дрейфует взглядом по обновленной комнате. Он не устал, он просто хочет все опробовать. И Джарвис не может больше испытывать его терпение. Хотя, признаться, небольшая задержка все же дает свои плоды. Так, он узнает о том, что Энтони все еще принимает какие-то таблетки. Без присмотра психолога, по собственному наверняка расписанию. Если вообще принимает их регулярно… Вопросы к взрослым обитателям этого дома лишь накапливается. И Джарвис решает завершить вечер разговором с ними. Серьезным и долгим.
- Сделайте мне небольшое одолжение, мистер Старк, - поднимаясь следом за мальчиком, Эдвин подхватывает пиджак и неспешно вновь надевает его. – Поднимитесь к себе, возьмите все оставшиеся медикаменты и спустите их в туалет. Ничего подобного вам не нужно. Это лишь притупляет ваш острый ум.
И прямо сейчас Джарвис очень даже серьезен. Это не попытка втереться в доверие еще сильнее, он никогда не форсирует подобное. Он лишь знает, что прописывать детям седативные препараты можно лишь в исключительных случаях. Когда они могут причинить физический вред себе или окружающим, когда не спят критически долгое время и когда впадают в такую истерику, что запросто могут захлебнуться собственной слюной или умереть от асфиксии. Энтони Старк не тянул ни на одну категорию. При всех его попытках доказать свою ненормальность, получалось с точностью до наоборот. Дело могло быть в исключительных умственных способностях мальчика, но Эдвин все же считал, что провести его подобным образом сложно даже для гения. По крайней мере, даже если это так, то он сможет это понять.

- Спасибо за разговор, мистер Старк. Увидимся завтра, - Джарвис вежливо склоняет голову, а после исчезает из кабинета, тихо прикрыв за собой дверь. У него еще много работы после того, как они закончили разговор. Ему необходимо сделать записи о прошедшем сеансе, переговорить с родителями о том, что бросать на самотек лечение препаратами крайне безответственно с их стороны, а также присмотреться еще раз к чете Старков – ему необходимо как можно быстрее понять, испытывает ли Энтони физическое или психологическое насилие от родителей. Пожалуй, он будет беседовать с родителями после каждого сеанса с их сыном, пока не сделает для себя однозначных выводов.
А пока... Пока они работают по стратегии принятия. Джарвис на следующий же день меняет кресло под стать Энтони. Еще через день они разговаривают у стола, где Старк занят очередными чертежами. Психолог старается сделать их сеансы по максимуму комфортными - здесь нет пациента и доктора. Они разговаривают на вроде отвлеченные темы. Джарвис читает отвлеченные от психологии книги, чтобы разбираться в том, о чем порой говорит юный гений. Он изучает труды Да Винчи, книги по квантовой физике и даже механику для начинающих. Он показывает Энтони, что готов разобраться во всем, что тот считает правдой. Даже если делает это непривычным и вроде как неправильным способом для детского психолога. Но по нему видно, что отступать он не собирается. И все так же приносит новые чертежные листы, заточенные карандаши и даже записную книжку секретку, которую сможет открыть только тот, кто знает код и алгоритм к замку. И каждый раз, когда Энтони лишь намеком дает понять, что хочет остаться один, Джарвис оставляет его в покое, начиная часть работы с родителями. Он не знает, сколько нужно времени, чтобы этот подходи дал свои плоды. Но у Эдвина нескончаемое терпение. И выдержка. Поэтому все обязательно получится.

+5

16

Внезапно - мужчина может поддержать разговор. Он не просто снисходительно даёт потыкать воздух вокруг себя подозрительными палочками, но почти понимает, что именно происходит. Впрочем, он далёк от истины также, как бегун забега на стартовой линии, но Тони вдруг думает, что мог бы.. Объяснить. Рассказать. Направить его догадки в нужное русло - и тогда они оказались бы на одной волне.
Это осознание будоражит его, но вместе с тем напрягает. Ещё никто до него не пытался понять это с научной точки зрения. Все его потуги априори рассматривались как выдумки и фантазии, но Джарвис его услышал и даже попытался поддержать разговор. Он мог бы статься отличным слушателем! Пускай даже всего лишь психолог, что пришёл в этот дом полоскать его мозги..
Но - вместе с тем - подобный подход кажется опасным. Тони знает, что его легко обмануть и воспользоваться доверчивостью, поэтому боится ошибиться. Молчит, прикусив губу, чтобы не дай Бог не сболтнуть лишнего и не завязать диалог, до которого истосковался. Ему бы капельку понимания! И он бы сумел быть убедительным настолько, чтобы _доказать_.  Но покуда никто не рискнул, юноша старался не обманываться; никому на самом деле не досуг до его переживаний, психологи лишь спешат сорвать богатый гонорар, а родители и гувернантки отделаться от головной боли в его лице.
"И этот такой же, - скептически напоминает себе Старк, следя за тем, как мужчина возвращает рукава рубашки на место и поднимается из кресла, прихватив пиджак. - Не дай себя обмахнуть.. Снова."
Он знает, он уже пробовал. Поверил, что его воспринимают всерьёз. И был жестоко разочарован, однажды поняв, что был лишь "богатеньким психом" все это время, а его причуды терпелись исключительно ради почасовой оплаты.
Тони глотает жесткую ухмылку. Ничто не учит лучше, чем первая - и неудачная - подростковая влюблённость. Студентка-ассистент очередного его мозгоправа поначалу казалась милой, но в итоге оказалась такой же, как и все. С тех пор юноша считал своё сердце нефункциональным.
- Да, конечно, - без особой радости соглашается с советом Джарвиса и поднимается из кресла тоже, чтобы пожать его ладонь на прощание. Не он первый советовал ему "смыть лекарства в унитаз" (но он первым использовал эту забавную формулировку, хотя смысл остался прежним), однако Тони знает, что это означает лишь ряд нововведений. Каждый новый психолог устанавливает свои правила, и этот не исключение.
- Я все выкину. Не забудьте сказать родителям, а то крику будет..
В очередной раз прослыть сумасбродным психом ему не хочется, хотя все вокруг в это верят - и это удобно. Однако тревожить родителей сверх запланированного ему совсем не хочется. Лучше пускай думают, что он исправно принимает лекарства, чем переживают за его поведение и послушание.
- До завтра, - эхом откликается в спину уходящего и вздыхает, ловя себя на том, что совсем не отказался бы увидеть этого мужчину снова. Он немного отличался от своих предшественников, поэтому было любопытно, чем все это закончится..

Оставшись наедине со своими новыми "игрушками", Тони быстро находит себе занятие. Таких богатств он сроду не видывал, хотя и старался время от времени упросить отца или матушку - чисто в научных целях и образования ради - подарить ему на очередной праздник то или это. Чаще всего они действительно соглашались и покупали ему что-то необходимое, и в благодарность за это юноша вёл себя образцово энное время.. Но он тушевался просить нечто дорогостоящее или особенное, поэтому  приходилось обходиться подручными средствами и тем, что собралось из мусора и остатков материалов.
Одержимый новыми возможностями, Старк как заведённый кидается на "подарки". Он всему находит применение, даже злосчастному кусочку бумаги. Ему все ещё необходимо досчитать формулу и построить важные планы, но вот незадача - все его старые материалы в спальне.. А новые - здесь. Поначалу он мечется между двух пунктов, но со временем перетаскивает все в нижний кабинет, к тому же оный закрывается на ключ, что дал ему психолог, и эта мера безопасности кажется достаточной. Ко всему прочему, мужчина продолжает приносить ему забавные полезные вещицы, и личный арсенал юноши растёт. Все вещи психолог стратегически сгружает в кабинет, ключ от которого до сих пор хранится у Тони, так что очень скоро эта комната становится его рабочими угодьями безоговорочно.

Джарвис продолжает приходить. Иногда они продолжительно беседуют, иногда мужчина не лезет, если видит, что Старк сильно занят. Поначалу Тони не доверяет ему, поэтому прячет чертежи и скатывает черновики на огромных листах ватмана, испещрённого мелкими формулами. Но тот никогда не лезет, если не просили, а иногда очень откровенно интересуется - и юноша не выдерживает. Он старается обьяснить некоторые свои идеи. Начинает чертить прямо при мужчине. Забываясь, одержимо исписывает десятки листов своими записями.
Джарвис ему не мешает. Они говорят на отвлеченные темы, когда Тони утомляется от своих изысканий. Или же обсуждают его очередной проект. О чем говорить с мозгоправом почти не имеет значения, с ним одинаково удобно обсуждать что угодно. Он проявляет достаточно мало эмоций, и поначалу это настораживает Тони и отталкивает, но вскоре ему начинает импонировать эта сдержанность в противовес собственной взвинченности. Джарвис его уравновешивает и охлаждает, однако порой и сам не брезгует поддержать настроение и "завестись" напару с пациентом, с жаром что-то записывать за его бормотаниями и даже играть в послушную стенографистку.
Все это время Тони помнит о том, кто на самом деле этот мужчина. Он не друг ему и не приятель. Не напарник и не товарищ. Он не его помощник и при любом удобном случае заложит родителям, а то ещё и в дурку сдаст вместе со своими наивернейшими рекомендациями. Но - проходит время. И границы постепенно стираются. Благодаря выдержке Эдвина, его упорству и упрямству, его умению слушать и понимать - или вовремя улавливать настроения и осознавать нужды (и даже помогать в их исполнении! ведь он все ещё приносит ему чертежные принадлежности), Старк постепенно привыкает и подпускает. Несмотря на то, что мужчина лишь дорогой частный психолог. Да к тому же взрослый. Изучает его, исследует и велит пить таблетки. Внезапно они становятся чем-то бОльшим, и юноша снова наступает на старые грабли, начинает доверять и привязывается, сам того не замечая.

Вместе с процессом адаптации к новой компании, Тони сосредоточен на своём деле. Но чем больше он отвлекается на чужое присутствие, тем меньше успевает в своих инопланетных изысканиях. Его терапия включает прогулки, путешествия, гастрономические исследования, разговоры с приятелями и встречи с родственниками, однако все это занимает слишком много времени, так что его совсем не хватает для изобретений. Внешне Тони кажется почти здоровым, он даже перестает через слово упоминать пришельцев, однако в голове все ещё варит эту кашу, что не находит выхода. И постепенно это усугубляет его состояние. Он больше не может реагировать на Джарвиса, как на угрозу своим секретам; тот теперь посвящён и даже частично является их частью, так что юноша перестаёт "держать лицо". Лето - лёгкая для него пора, горячее солнце исцеляет измученный разум, придаёт сил нетренированному телу; даже в лечении наметился прогресс. Но чем ближе к осени, тем более тревожным и мрачным Старк становится. Время утекает, он ощущает это. Вскоре придёт зима, и год сменится очередным - а у него ничего не готово! Новый год начнётся с чистого листа, он потеряет целую кучу времени.
И юноша замыкается. Все меньше реагирует на визиты психолога. Ему нужно успеть! Он становится одержимым. Снова записывает формулы где попало, чертит свои каракули на обоях, а иногда царапает железкой на паркете. Свой кабинет он запирает и никого туда не пускает, ему снова чудится, что за ним следят и вот-вот помешают! Посвежевшее за лето лицо делается осунувшимся, уставшим, под глазами снова образуются арычные круги; Тони плохо ест и мало спит.
- Мне никак не успеть, - время от времени сухо делится с Джарвисом и снова замыкается, кусает губы и что-то постоянно бормочет себе под нос. Психолог считает его ум острым, а его самого - весьма умным парнем, однако все это не так! Ему до сих пор не удалось.. Ничего не удалось. Он бесполезен. Невозможно туп. А ещё слишком самонадеян, раз решил, что может выиграть эту гонку. Победить космический разум, возраст которому миллионы сотен световых лет? Да кто он такой!
Жестко страдая от внутренней неуверенности, мальчишка сереет на глазах, делается нервным и агрессивным, то и дело срывается и требует оставить его в покое. Запирается в кабинете, а после перестаёт выходить - вот уже как пару дней сидит внутри, позабыв о родителях и полюбившемся психологе. Тони забывает, что когда-то был не один на этом поле боя и мог поделиться и рассказать Джарвису, но сейчас все это не важно! Ему бы только успеть.. Ему бы только суметь.

Отредактировано Antony Stark (08.08.2016 18:46:47)

+5

17

Процесс идет. Постепенно, шаг за шагом, но Джарвис привык не спешить. Самое плохое, что можно сделать в его работе – это форсировать события. От этого все беды – от невозможности завоевать доверие до неверно поставленного диагноза. Возможно, когда он был молод и неопытен, он и горел желанием помочь всем, сразу и как можно скорее, но со временем осознал невозможность подобного. Как жаль, что многие психологи так и не доходят до столь простой истины…
Эдвин действовал непривычными на первый взгляд методами, и родители Энтони были всерьез обеспокоены в начале его работы, но, видя хоть и малые, но положительные изменения, перестали давать ценные советы, подцепленные то у одного, то у другого специалиста, что работали в семье до Джарвиса. Он всегда благосклонно кивал на чужие слова, но все делал по своему. И все еще придерживался тактики, когда не меньшее внимание уделялось родным. Так стало понятно, что мать в этой семье особого веса не имеет, все решается авторитарным отцом, который, однако, все же не проявлял насилия ни в моральном, ни в физическом смысле. Принимал решение и имел жесткий характер? С его бизнесом – ничего удивительного. Ждал слишком много от собственного сына? Этим грешат большинство из мира сего. Пожалуй, вот это было пока единственным, с чем им стоило поработать. Разъяснить родителям одну простую истину – они завели ребенка не для того, чтобы он что-то им доказывал, становился наследником и оправдывал чужие ожидания. И уж точно не для того, чтобы им занимался посторонний мужчина, а не собственный отец. Но здесь работы тоже было очень и очень много. И времени это могло занять еще больше…

Работа детского психолога - это постоянные трудности. Даже если кажется, что ты достиг успеха, то это не означает, что уже завтра тебя не откинет назад. Этот процесс всегда происходил, в той или иной степени. И, наблюдая за успехами своего подопечного, Джарвис становился лишь внимательнее. Упустить момент было очень легко. Не суметь вовремя взять его под контроль – еще легче. Регрессия – это привычная и нормальная часть любого успеха. Но каждый раз подобное тяжело переживалось не только подопечным, но и самим Эдвином. Даже когда точно знаешь, что произойдет, но все равно стараешься избежать. С Энтони все вышло точно так же. Только откатился он назад быстрее, чем можно было даже предположить.
Между ними возникло хрупкое доверие. Изучение соответствующих книг и разумная помощь в работе Старка-младшего позволили им говорить одним языком. Это значило очень многое, особенно для подростка. Они смогли договориться о многом – работа не занимала все сутки у юного гения, Энтони стал уделять время семье, вспомнил, что у него есть школьные приятели, снова познал вкус к прогулкам и коротким путешествиям, стал вновь нормально питаться. Но, что важнее, он не запирал от своего психолога дверь. Он всегда был вхож на его личные территории, знал о его последних идеях и некоторые даже помогал конспектировать. Они могли свободно обсудить все, что угодно – от последнего просмотренного кинофильма до теории межпланетного разума, имеющего свои корни еще со времен Древнего Египта. Эдвин не был зашторенным доктором, который при этом крестился при упоминании пришельцев. Но и старался вызвать Энтони на критическое мышление, при котором он и сам отбросил несколько совсем уж выходящих все границы идей. Это было успехом. Краткосрочным. Как и любой первый успех, который не всегда успеваешь закрепить.

Тони меняется на глазах. Просто в один прекрасный момент захлопывается… и все. Перестает открывать дверь, прячется от посторонних глаз и совершенно не готов вновь к разговорам и даже просто чужому присутствию. Джарвис старается быть рядом, на периферии, показывает, что Старк-младший все еще не один. Ничего не поменялось к осени, кроме того, что это пора обострений. Но это больше не помогает. И все подготовления, все  попытки вернуть его в прежнюю колею разбиваются об одну фразу – «мне никак не успеть». Что именно – Эдвину объяснять не нужно. Ведь в планах Энтони всего один пункт – спасти целый мир от того, о чем он даже не подозревает. Непосильная задача для столь юного молодого человека, который верит в то, что единственный способен на подобное. Или же… кто как раз ничего не может сделать, как не старался.
Эдвин старается не наседать. Но осунувшееся лицо молодого человека заставляет волноваться. Им нужно остановить обратный процесс, вновь сделать несколько шагов вперед, но Старк упирается сильнее, чем в начале их работы. Джарвис не хочет вводить медикаментозное лечение, но вскоре просто не видит другого выхода – прописывает легкое седативное для того, чтобы он хотя бы начал спать. Ничего больше, ему не нужно притупление чувств и насильственное прозрение. Все должно случиться естественным путем, даже если займет еще больше времени.

Первые несколько дней Джарвис лишь стучит в кабинет, но, не получая разрешения, оставляет юного гения. Он приходит каждый день, но общение сводится лишь к разговорам с родителями, которые места себе не находят. Эдвин их понимает, потому что столь долгое заточение в четырех стенах несет прямую опасность для здоровья молодого парня. И он все же решается зайти туда, куда его не приглашали. У него нет второго ключа, он действительно отдал единственный экземпляр Энтони. Но он упрямо стучит в запертую дверь, а после и вскрывает, наконец, попадая на вновь чужую территорию. Оглядывается и замечает покачивающуюся у стола фигуру. Энтони что-то шепчет себе под нос и активно рисует очередные чертежи прямо на столе, отбросив бумаги на пол. Джарвис невольно хмурится, а после подходит ближе, уверенно положив ладонь на его плечо, привлекая внимание. На данный момент он не может беспокоится о том, что зашел без приглашения. Оставалось лишь надеется, что это не слишком подорвет доверие.
- Ты не отвечал, Энтони, - мягко зовет, заглядывая в запавшие от усталости глаза. – Мне жаль, что пришлось попасть сюда именно так.
И лишь после Эдвин немного отходит, чтобы не нарушать личного пространства. Он начинает подбирать бумаги, поверхностно прибираться, чтобы кабинет вновь стал похож сам на себя. Не забывает говорить о том, что ему хотелось бы вновь иметь возможность принимать участие в работе Старка-младшего. Но для продуктивности им определенно стоит уделять внимание банальным человеческим потребностям. Что можно нового придумать, когда истощен? Что сделать, когда валишься с ног от усталости? Это контрпродуктивно. Обычное предложение сделать перерыв Энтони просто не послушает. Но, возможно, сумеет разглядеть зерно истины в простых фактах.

- Я думаю, мы застряли на одном месте, Энтони, - решительно заявляет, распахивая шторы и пропуская свет в темную комнату. – И нам определенно нужно что-то с этим делать.
Он догадывается, что его слова совпадают с мыслями молодого человека. Старк наверняка думает о том, что не продвигается ни на шаг в своем деле. И Джарвис совершенно точно знает, что пойдет на пользу всему – и их работе, и здоровью парня. Всего лишь сменить обстановку. Он подберет подходящее место, и они отправятся на новое место. Где откроются новые возможности, а другая обстановка поможет отрешиться от того, что накопилось здесь, в этом доме. Это поможет им обоим. И в этот раз по тону понятно, что Джарвис не советуется, но проявляет уважение и говорит о дальнейших планах. Оставаться здесь просто опасно, а недолгая разлука с родителями позволит юноше не волноваться о том, что о нем думает семья. Небольшой город, чистый воздух и не такой огромный дом - это начало новой терапии. Ради которой Джарвис готов оставить свою практику в Нью-Йорке и отправиться следом за Старком-младшим. Этот жест Энтони тоже должен верно истолковать, благо, что он был действительно умным парнем - даже если он пытался закрыться, то все еще не остался один на один с тем, что его мучает. Ему стараются помочь. И даже открыть новые горизонты, о которых он сам не задумался бы. Им осталось лишь найти подходящее место. И собрать свои вещи. С родителями Эдвин все решит сам. Пожалуй, им тоже пойдет все это на пользу...

+5


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [Май 2016] Tell me your secret


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC