Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.09.17 Отмечаем трехлетие школы :з
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"Колину делается ещё более страшно. Вот он, выход! Но ему никак туда не забраться! Бетонные стены высокие и ровные, а он далеко не скалолаз.
Где-то там, за решеткой люка, виднеется тёмное небо. Кажется, он даже может рассмотреть тусклые звёзды. Они так далеко, но в то же время близко, что рыжему делается тоскливо. В отчаянии он кричит, зовет на помощь, но вскоре выбивается из сил. Горло хрипит, его крики не принесли желаемых результатов. Только по длинному подземному тоннелю шарахается сиплое эхо, но снаружи никто не приходит. Его не услышали."
>>>читать пост<<<
БЛАГОРАЗУМИЕ МЕСЯЦА



Jaime Reyes

БАННЕРЫ


LYL Красная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [Май 2016] Time to say goodbye


[Май 2016] Time to say goodbye

Сообщений 31 страница 60 из 62

31

Покуда Томас рассматривал доску, он почти позабыл о Дэмиане.
Мальчик вел себя тихо, вдумчиво рассматривал чертежи и не мешал. Но когда подал голос, мужчина невольно вздрогнул и потер висок пальцами, выходя из задумчивости. Если уж он решил поделиться рабочим процессом с пасынком, не стоило сразу же нырять в себя; он успеет сделать это после.
После того, как выслушает Дэмиана.

Быть честным, Томас не надеялся на конструктивный диалог.
Брюс и Дэми были для него детьми, а что ребенок мог смыслить во всей этой документационной волоките и уж тем более строительных чертежах? Конечно, мужчина задумывался временами о том, что рано или поздно вынужден будет передать бизнес сыну. Однако Брюс не проявлял интереса, а Дэмиан казался слишком маленьком, но - о, сколько нам открытий чудных! Уэйну выпал уникальный шанс взглянуть на мальчика иными глазами.
- Груднички? Это сложно, Дэмиан, - мужчина улыбнулся, но в его голосе не было снисходительности. - Понимаешь ли, приют должен быть рациональным. Держать целое отделение для детей подобного возраста не выгодно, потому что затратная часть на персонал и коммунальные услуги будет велика. За малышами нужен особенный уход и чаще всего их подращивают в местном родильном доме или сразу отдают на руки. Ты удивишься, сколь высока очередь на усыновление младенцев.
О, нет, он совсем не высмеивал идею мальчика. Наоборот, вел с ним диалог. Чтобы Дэмиан понимал. Чтобы глядел подо всеми углами. Пока ему не хватало опыта, чтобы увидеть сразу все плюсы и минусы, но - у него были идеи. И желание решать вопрос. Этого достаточно для первого времени.

Склоняясь к пасынку, Томас протянул ему серый измусоленный мелок, который катал в пальцах в моменты раздумий.
- Зарисуй столовую, мне нравится идея.
А это он в самом деле упустил. Конечно же, столовая нужна! И не одна. В таком огромном комплексе их должно быть как минимум две. Очень хорошо, что глаз Дэмиана не был замылен. И, сказать правду, Уэйн был поражен столь точными идеями и формулировками. Никак не ожидал от 12-летнего малыша.
- Я сделаю тебе копию чертежей, - отходя к столу, с готовностью откликнулся. Мальчик проявил себя не плохо уже сейчас; как знать, к чему он придет, если у него будет время поразмыслить? К тому же, помощь ему не повредит. Пара свежих идей - то самое, что ему необходимо. Особенно сейчас, когда он, кажется, измочалил себя и застрял на одном месте. Томас словно барахтался в трясине, увязнув, но вот ощутил свежий глоток воздуха, что придавал ему сил.
- Изучи все и скажи мне, если что-то придумаешь, - касаясь плеча мальчика, попросил с мягкой улыбкой.
"Однажды я смогу им гордиться," - уверенно сказал сам себе.

[Две недели спустя.]
Первый месяц после переезда - самый сложный.
Впрочем, нет. Неделя. Всего неделя. Когда ты изучаешь новые места, привыкаешь к новому распорядку и знакомишься с новыми людьми. Или притираешься со старыми.
Для Брюса это было очень тяжело поначалу. Он постоянно сбегал из дома и ссорился с отцом, однако вскоре нашел себе друга и немного поостыл. Отвлеченный от домашних хлопот, юноша ощущал себя лучше - и Томас не был против. У него же к тому времени активно развернулись дела в строительстве, были наняты две бригады, первые чертежи получили одобрение, вот-вот изготовятся макеты и закрутится основное действо.
Дэмиан посильно помогал во всех начинаниях. Разве что не мог организовать юридические бумажки, но ведь он всего лишь ребенок.
Томас улыбался себе под нос каждый раз, когда серьезный мальчонка приходил к нему с ворохом бумажек, измазанный в мелках; его чертежи всегда были разноцветными, но так глазу было проще воспринимать его многоэтапные сложные идеи. Кто бы мог подумать, что в головенке маленького подростка бурлят столь грандиозные планы? Пожалуй, будь Робин чуть внимательнее, давно бы рассмотрел в сыне Уэйнову жилку.
Но - все сливки доставались Тому, чем он беззастенчиво пользовался. Идеи Дэми казались ему дуновением свежего ветра, и дело быстро пошло в гору.

Насвистывая себе под нос незатейливую мелодию, Томас повертелся у зеркала и потуже затянул бабочку на шее. Сегодня был важный день; он собирался посетить территории, отданные под строительство, с личной инспекцией. Также сегодня он встречался на объекте с начальниками строй бригад, чтобы обсудить более предметно масштабы проекта. Конечно, все это неоднократно обсуждалось в офисах и кабинетах, но перейти от слов к делу казалось важным шагов.
- Дэмиан? - весело крикнул из своей комнаты и первым сбежал вниз по лестнице. - Ты готов, партнер?
О, конечно же! Как он мог не взять мальчика с собой? Очень многое в новом проекте было заслугой Дэмиана, поэтому он имел точно такое же право присутствовать на осмотре и переговорах, что и Томас. Возможно, даже больше.
Они стали равноправными партнерами проекта, Марта бы гордилась ими.
- Жаль, что Брюс не пойдет с нами, - на ходу допивая свежевыжатый апельсиновый сок, беспокойно обратился к Альфреду.
Он был так взволнован, что попросту не мог позавтракать и ощущал легкую вину. Дворецкий не корил его, однако горячая овсянка с фруктами укоризненно остывала в центре обеденного стола. Но Том ничего не мог с собой поделать. Ему хотелось бежать на объект уже прямо сейчас.. Лишь бы дождаться Дэмиана!
- Может, поторопить его, сэр? - замечая беспокойство хозяина, услужливо протянул Альфред.
- Нет, нет. Для него это столь важный день! Дадим ему немного времени.

Отредактировано Thomas Wayne (01.03.2015 00:22:40)

+3

32

Дыхание было таким тяжелым и громким, что заглушало все звуки. Хруст гравия под подошвой ботинок и даже шелест кустов, в которых он таился. Впрочем, покуда его не обнаружили - и ладно.
Прятаться мужчина не любил. Но был вынужден. Поэтому он старательно пригибался, когда подбирался к окнам имения, однако это у него плохо выходило; огромный рост и косая сажень в плечах дико ему мешали. Но его по-прежнему не замечали. А стекла издалека бликовали в утренних солнечных лучах почти летнего солнца, так что невозможно было что-либо рассмотреть; ему пришлось подбираться совсем близко.

Двое мужчин разговаривали в непосредственной близости у окна. Один казался лакеем, второй пил оранжевый сок из высокого тонкого бокала. На столе остывала тарелка с кашей.
Дыхание участилось и сделалось еще более тяжелым и глубоким.
Вот он какой, этот Уэйн? Тот, что собирался снести их приют. Наверняка, чтобы пополнить свои карманы и отстроить к своему огромному имению еще пару сотен комнатушек. А ведь в таком месте мог бы поместиться не один детский приют!
Оставив на окне запотевшее пятно, мужчина сместился из кустов и подобрался к крыльцу. Солнце светило ярко, где-то поодаль щебетали птички. Ничего не может случиться столь ярким теплым утром, верно? - Верно. Он почти не думал, когда вынес дверь плечом. Ему ведь никто не собирался открывать, да и постучать внезапный визитер забыл.

На пол посыпалось стекло из цветных витражей, глухо заскрипело развороченное дерево. Все в этом доме было такое красивое и яркое! Шагнув ближе, мужчина без промедлений стиснул пальцы на чужом горле; ноги хозяина дома задрыгались в воздухе.
Не давая времени никому опомниться, он наотмашь ударил по лакею, и тот сломанной куклой отлетел к стене. В его кулаках была огромная сила! Никто не может устоять против его ярости.
- Т-ты! - заклокотал низко, глухо, гортанно.
Слова давались с трудом, он будто булькал, захлебываясь Впрочем, к чему объяснения? Вот он, паршивый "мистер Уэйн", как все его вокруг называли - и теперь он поплатится!
- У.. Уб..! - заклокотал еще более низко и зловеще, занося свободный кулак для удара.
Вздернул мужчину выше, по полу зазвенел опрокинутый стакан и под ногами растеклась яркая оранжевая лужа, блестя в утренних лучах солнца.
- ..бью, - коротко закончил и опустил сжатые пальцы в чужое лицо. Еще раз и еще раз; быстро слабея, оттолкнул мужчину к стене и с ревом кинулся навстречу, снова вскидывая руки - два кулака били лучше, чем один.

+5

33

Дэмиан был при деле. Он и раньше понимал, что это будет для него важно, но не понимал - насколько. Это казалось важным, но приобрело большее значение, чем он представлял. И несмотря на то, что приют был последним делом именно Марты Уэйн, Дэми прекрасно понимал, что его отец поддержал бы эту затею. Он вообще часто работал с тетей над социальными проектами, не особо желая лезть в остальные дела компании. Его сын же собирался с приюта только начать, показать себя, обрести немного опыта. Смотреть за дядей, учиться, перенимать знания, где-то перехватывать новые слова и более взрослые жесты, хотя последнего сам наверняка не замечал. Но он прекрасно понимал, что только Томас сможет его всему научить. Только он сможет дать тот самый первоначальный старт, который не успел дать его отец. И Дэми не собирался его упускать. Даже в свои двенадцать лет. Это уже достаточный возраст, чтобы учиться ответственности, разве нет?
И Дэмиан берется за проект нового детдома с полной самоотдачей. Он не забывает про утренние и вечерние тренировки, но за завтраком всегда ожидает Томаса, чтобы обсудить мелкие детали. После завтрака на какое-то время они расходятся, ведь у дяди много и других дел, но за ланчем непременно встречаются снова. А уже после Дэмиан собирает все свои новые задумки и чертежи, чтобы занять Томаса на час-другой своими предложениями, рассуждениями и идеями. Выслушать либо заслуженную критику, либо похвалу, если что-то показалось Уэйну-старшему удачным. И Дэмиана все это так увлекает, что последующие две недели он только этим и живет. Ему кажется, если он справится с этим, ему можно будет доверить что-то еще. И так шаг за шагом, шаг за шагом. Мальчика не пугала перспектива всего добиваться трудом, эта мысль ему даже импонировала. Когда придет время и ему встать у руля, он будет подготовлен ко всему. Он будет знать абсолютно все, что ему нужно. А еще раньше все это пригодится ему, чтобы просто найти тех, кого не смогла найти полиция Готэма... Но это все лирика. Прямо здесь и сейчас, когда дело подходило к началу строительства, Дэмиан думал только об этом проекте. Он не замечал присутствие или отсутствие своего кузена Брюса. Последнее, что сейчас ему было нужно, это беспокоиться о разнеженном старшем брате, который вместо того, чтобы проводить время с живым отцом, предпочитает устраивать сцены, а после и вовсе проводить с кем-то время. Но это его жизнь, и мальчик не вмешивается. Зато активно работает с Томасом. И невольно все же гордится собой, когда дядя приглашает его на инспекцию строительных работ. Это важный день, судьбоносный для всего их проекта. И Дэми не собирается его пропускать.
Собирается он долго и тщательно. Одевается совсем как взрослый - строгие брюки, рубашка и жилет, сшитый по меркам пиджак и ярким аксессуаром красный галстук. Он даже причесывает и укладывает волосы, что обычно непослушным ершиком торчали на голове. Но сейчас из зеркала смотрит маленький мужчина - собранный, серьезный, слишком хмурый для своего возраста. Но Дэмиану кажется, что так и должно быть. Он одергивает пиджак, смахивает с плеча невидимую пылинку и все таки покидает комнату. Ровно в тот момент, когда внизу слышит оглушительный звон разбитого стекла.
Рефлексы действуют раньше него. Дэмиан срывается с месте и через мгновение оказывается у широкой лестницы. Он оценивает обстановку почти сразу, стоит только взглянуть, как его и учили. Альфред лежит у стены, без сознания. Огромный рыжий мужик следом отталкивает и его дядю. У Дэмиана нет времени думать о том, что этот бугай больше его раза в три-четыре, он понимает только одно - если тот опустит свои ручища, Томас может погибнуть. Он не просто его покалечит, он проломит ему голову. И Дэми тут же спешит вниз, рывком стаскивая с себя пиджак.
- Эй, громила! - он кричит, чтобы отвлечь внимание от дяди. В следующее мгновение кидает пиджаком в лицо нападающему, в самом конце хватается руками за перила, давая себе дополнительную точку опоры, и обеими ногами бьет в бок рыжему. Может, он и маленький, совсем щуплый на вид, но уже не первый год успешно тренируется у лучших мастеров. Так что сила в его ударе есть, как и точное попадание в болевую точку под ребрами. Такого, конечно, не собьет с ног, но хоть немного дезориентирует. А большего Дэмиану и не нужно. Потому что он быстро находит, чем еще можно обороняться. И в голову рыжему летит ближайшая ваза. Вместе с цветами. Мальчик не промахивается, поэтому не боится задеть дядю, которого и пытается защитить. О нет, больше никого из их семьи не убьют, больше никого... Дэмиан почти рычит, когда закрывает собой дядю. Он щетинится, как маленький щенок, встает в боевую позу, не собираясь отступать. За ним два дорогих ему человека, прямо сейчас больше некому помочь, и он не собирается отступать. Насколько бы большим не был этот преступник, он еще пожалеет, что забрался в дом Уэйнов. Все, кто когда либо хотели и захотят причинить им вред, будут за это платить. У Дэмиана получится. Он сможет. Ему не только, ему уже двенадцать. И помимо головы на плечах, у него отличные навыки.

+4

34

Это утро обещает стать прекрасным - но почему-то им не становится.
Томас еще говорит с Альфредом, обсуждая молодого Уэйна, что может стать отличным наследником целой империи; смеясь, обсуждают, чем бы накормить этим важным утром малыша Дэмиана, а заодно шепчутся о так и не найденном для переезда доме, о котором пасынок мечтал с самого момента приезда сюда. А после дверь за их спинами срывается с петель и - Том едва успевает обернуться - как его горло уже стиснуто чужими пальцами.

Ноги не достают до пола. Мужчина почти сразу начинает задыхаться.
Звеня, стакан с недопитым соком разлетается о кафельный пол; Уэйн вскидывает руки и цепляется за грубые огромные пальцы нападающего, силясь оторвать их от себя. Мутнеющим взглядом смотрит в чужое лицо, пытаясь понять кто это и чем они друг другу насолили. Но не может вспомнить никого такого огромного и злого. Они точно не знакомы, иначе бы Том запомнил; у него была отличная память на лица.

Он еще успевает пожалеть о том, что не выставил охрану.
Чего бояться в захолустном маленьком городишке? Но - он жалеет. И боится. Не за себя, за детей. Когда верзила разделается с ним, что он станет делать с сыновьями?
Альфред откинут к стене и выведен из боя моментально. Впрочем, что может противопоставить расторопный дворецкий - но всего лишь пожилой человек подобному громиле? Томас в очередной раз жалеет, что не выучил пару приемов из тех, которым обучал детей у лучших тренеров.

- Убью, - чужой голос звучит страшно и непонятно, верзила словно не обучен говорить и делает это едва ли не впервые. Однако, сейчас не до деталей. В лицо прилетает кулаком, и мир вокруг теряет краски. В ушах фонит, из разбитого носа хлещет кровь.
Откинутый к стене, Томас не удерживается на ногах и падает на пол. Человек его положения не привык держать удар. Но он лишь стискивает зубы и готовится к новой атаке, потому что громила торговаться не настроен, похоже. О, Уэйну есть, что предложить мучителю, однако тот и слушать не станет.
Пока.
- Эй, громила! - совсем рядом раздается детский голосом, и все внутри Тома обрывается.
Дэмиан! Нет, только не он!
- Назад! - не своим голосом окликает он мальчика и пытается подползти к тому ближе. Цепляется за его штанину и выставляет руку вперед, навстречу нападающему, чтобы попытаться остановить. Защитить своего ребенка любой ценой - вот инстинкт любого родителя; пускай даже твой ребенок сейчас сильнее и смелее.
- Дэмиан, Дэмиан! - повторяет пару раз, чтобы привлечь внимание мальчика, что увлечен защитой своей территории. - Не смей, слышишь? Беги и позови на помощь. Сейчас же.

+4

35

Следующий удар должен решить все.
Однако вместо этого на голову вдруг опускается плотная материя и лишает обзора. Громила бесполезно машет кулаками, надеясь зацепить выбранную жертву по инерции, ведь двигался ровно на нее - но в бок тут же прилетает сильно и прицельно, так что под ребрами вспухает разноцветье боли.

Покачнувшись, мужчина вынужденно отступает.
Рыча, сдирает руками с головы тряпку, но покуда борется с тканью, ловит еще и вазу головой. Разъяренный, рвет шелковистую накидку на лоскуты и с ревом отбрасывает прочь. Слепо оглядывается, от ярости почти не видя ничего вокруг.
Впрочем, помешавший ему мальчишка и не думает прятаться. Стоит прямо здесь же, перед самым носом, и расфокусированный взгляд, наконец, находит цель. Бока начинают вздыматься болезненно и торопливо, мужчина наливается злостью, что почти распирает его. Ребенок! Какой-то ребенок посмел ему мешать?! Он сметет все на своем пути!
- Т-ты, - утробно булькает и, раскинув кулаки, слепо прет на мальчишку.
Смести. Раздавить. Растоптать. Холеный щеголь, еще такой маленький, но уже Уэйн. В нем это узнается безошибочно, мигает неоновой вывеской над головой.

Все Уэйны - зло. Вселенская язва, нуждающаяся в чистке.
И он сделает это. Он..

Он?

Не доходя до мальчика всего пару шагов, мужчина останавливается.
И словно сдувается в размерах. Растерянно осматривается, тяжело напряженно дыша.
Где он? Что собирался сделать? Опускает взгляд к разбитым о чужое лицо кулакам и, словно чего-то испугавшись, отступает, налетает на тумбу, опрокидывает - а после бежит прочь, спасаясь бегством, откидывая мешающую утварь с пути. Он не оглядывается и надеется успеть убраться до того, как его второе я возьмет верх; другой он мал и испуган, он точно не сумеет завершить задуманное7 Поэтому следует отступить, чтобы после попытаться вновь.
Мужчину душит разочарование и ярость, ведь сегодня был такой отличный шанс! Но ему помешали. Мерзкий выродок Уэйна еще поплатится за это. Но - чуть позже, когда он наберется сил и сможет попытаться вновь.

***
По виску сползает что-то теплое и липкое.
Колин на автомате поднимает руку и касается рассеченного виска. Морщится. Больно!
- Что случилось? - с трудом разлепляя глаза, спрашивает сам у себя.
Когда он говорит вслух, ему проще сосредоточиться. Ему точно есть, о чем подумать, потому что он совершенно точно лежит ничком в траве, а лицо залито кровью из пробитого виска. Интересное положение. Он что, подрался? Его побили и кинули здесь? Не сказать, что он часто попадает в подобные ситуации, но вывод напрашивается только такой.
Тихо застонав, мальчик упирается руками в землю под собой и пытается подняться. Голову разрывает от боли, а горло давит паническим спазмом.
"Спокойно, - командует рыжий сам себе. - Сейчас я встану, осмотрюсь и решу, как быть. Только спокойно."

+4

36

Дэмиан не слышит Томаса. Не чувствует, как тот хватается за его штанину. Все, что сейчас его заботит - это рыжий громила напротив, что посмел ворваться в чужой дом. Поднять руку на Уэйна. И посчитать, что ему все сойдет с рук. Нет, нет и нет. Дэми больше не позволит такому случиться, больше никто и никогда не посмеет причинить вреда их семье. Он будет стоять за свое до последнего, но больше не допустит...
За одну ночь погибло два члена семьи Уэйнов. Их не стало в собственных домах, куда забрались злоумышленники. Марта Уэйн найдена в своей гостиной, когда она ожидала возвращения мужа из командировки. Робин Уэйн задушен в собственной спальне, когда в соседней спал его малолетний сын. Все это вихрем проносится в голове Дэмиана. И он звереет ничуть не меньше, чем мужик напротив. Прямо сейчас он кажется ему виновником всех бед. Будто это он был в Готэме и убил дорогих ему людей. Будто это он мог прятаться все это время, а теперь вдруг решился закончить начатое. Будто это он оставил Дэмиану в наследство знание о том, что отец умирал тогда, когда ты мирно спал, а ведь мог помочь. И он не собирался этого прощать. И прямо здесь и сейчас все это сконцентрировалось в обозленном лице напротив. И Дэмиану совершенно не страшно. Он уверен, что ему ничего не будет, что этот громила не сможет его победить. На стороне пацана ловкость и самый настоящий гнев. И он сможет противопоставить это пудовым кулакам.
Дэмиан чуть пригибается, готовый принять удар. Но мужчина напротив вдруг рыкает, отступает и оглядывается, будто только сейчас понял, где находится. Но он не просто не наступает, спустя всего мгновение он пытается бежать, будто действительно испугавшись мало-мальской обороны. Но Дэмиана это не заставляет задуматься, это злит его еще больше. Потому что в этот раз он не собирается отпускать преступника! Он должен поплатиться!
- Стоять! - Дэмиан кричит вслед и уже дергается за ним, только сейчас ощущая, что дяд крепко держит его за штанину. Уэйн-младший растерян вынужденной остановкой, но сразу же оценивает ситуацию. Аккуратно высвобождает свою штанину и отрицательно качает головой, смотря на Томаса. Нет, Дэми не останется в доме и не будет сидеть здесь в ожидании полиции. Он не может.
- Альфред жив, вызывай полицию, - быстро командует, бросая взгляд на дворецкого. Тот едва заметно шевелится и тихо стонет, но жить явно будет. Поэтому Дэми точно может оставить их тут, с ними уже ничего не произойдет. А сам он догонит этого мерзавца! Или хотя бы сможет подсмотреть, в какую сторону он рванул. Такой громила не может долго прятаться, его наверняка увидит весь Смолллвилль. Это тот редкий случай, когда себя - не спрячешь.
Дэмиан выбегает из дома и буквально слетает с крыльца. Бегает он быстро, не сбивая дыхалку. Он просто уверен, что сможет догнать этого чертового преступника, но за ближайшим поворотом его уже нет. И только посреди аллеи Дэми видит какую-то кучу, которая при ближайшем рассмотрении оказывается мальчишкой. Тот даже подняться не может, ощутимо пошатывается, даже просто стоя на четвереньках. И не надо быть гением, чтобы сообразить - громила тут пробегал. Зацепил по пути и ребенка, как бы еще кого ни зашиб. Дэми даже делает еще несколько шагов прочь, потому что у него еще есть цель, но все же невольно останавливается.
- Ну твою ж... - он ругается себе под нос и возвращается. Этому ребенку нужна помощь, выглядит он совсем плохо. А этого громилу он уже не достанет, раз не может разглядеть даже на ровной дороге. И откуда только в таком огромном теле такая скорость? Но ничего, хоть его описание у Дэмиана есть. Они не могут его не поймать и не привлечь к ответственности. Тем более, когда вот он и дополнительный свидетель.
- Эй, ты в порядке? - Дэмиан подходит ближе и рывком поднимает пацана на ноги. Поддерживает, конечно, чтобы тот ненароком не свалился. И внимательно смотрит в веснушчатое лицо. Невольно хмурится и оглядывает с ног до головы - пацан перед ним такой же рыжий, как и сбежавший громила. И глаза такие же зеленые, хоть у пацана они и чуть затуманены. То ли от резкого рывка, то ли от пережитого стресса. Черт его знает... Но Уэйну все это кажется странным.
- Идти можешь? - уточнил, все еще держа мальчишку за локоть. Обратно до дома рукой подать, туда скоро прибудет помощь, заодно и рыжему помогут. А Дэмиан как раз пока к нему хорошенько присмотрится...

+2

37

- Ну твою ж...
Рядом кто-то ругается, и Колин невольно вздрагивает всем телом. Обычно при нем никто не говорит плохих слов. А голос говорящего достаточно тонкий, чтобы определить на слух еще одного ребенка. Значит, делает неутешительный вывод рыжий, он и правда вляпался в неприятности, которых не помнит.

Когда его вздергивают за шиворот, Колин вскидывает руки и пытается прикрыть лицо ладонями. У него и без того раскалывается голова, будто его ударили чем-то тяжелым; добавки не хочется.
- Пожалуйста, - едва слышно лопочет, язык не слушается. - Не бей меня.. Не надо.

- Эй, ты в порядке? - с трудом пробивается в уши все тот же голос. Чуть грубоватый, но абсолютно точно детский: - Идти можешь?
Колин жмурится и не решается открыть глаза. Но ему помогают удержаться на ногах и все еще не бьют. Должно быть, буря миновала и неприятели убежали. Его нашел абсолютно другой мальчик, что непричастен к произошедшему. Так он себя убеждает и все же приоткрывает один глаз.

Мир вокруг плывет, голова накаляется и пульсирует болью. Уилкс слабо стонет.
- Нет, - хрипло бормочет. Ему очень хочется сесть обратно на траву.
Он и без того не отличается крепким здоровьем. А теперь, побитый, едва соображает. Впрочем, стоит признать, у него почти ничего не болит, кроме саднящего рассеченного виска и правой части головы, по которой и приложили чем-то тяжелым, похоже. И еще руки; у него ужасно болят костяшки пальцев.

- Что случилось? - еще более несчастным голоском спрашивает и цепляется за своего спасителя.
Если ему не помогут, Колин не представляет, как доберется до приюта. Черт его дернул здесь гулять! И зачем вообще, собственно, сюда притащился? Он совсем ничего не помнил.
- Я Колин, - медленно стонет, облизывая пересохшие губы. - Колин Уилкс. А ты?
Это кажется правильным, познакомиться. Так они будут связаны условными узами шапочного знакомства и мальчик его не бросит. С другой стороны, рыжему просто страшно куда-то идти с незнакомцем. Но сейчас выбора у него нет. Вот он и думает, что познакомиться будет просто отлично.
- У тебя отличный галстук, - он не знает, почему обращает на это внимание. Все вокруг слилось в одно серое пятно, но галстук на шее мальчишки выделяется ярким красным пятном. Цвет крови. Возможно, это у него из-за травмы головы. - Какой мальчик добровольно носит галстук?
Вопрос кажется занятным. Колин цепляется за него, чтобы не отключиться.
Делая над собой усилие, он снова бормочет:
- Я живу здесь неподалеку.. Мне нужно домой.
Возможно, новый знакомый просто не знает, куда его отвести. Что ж, у рыжего имеется пара вариантов.

Отредактировано Colin Wilkes (30.03.2015 11:19:44)

+2

38

Дэмиан не слышит его, а громила наступает. Томас в отчаянии наблюдает за тем, как два пудовых кулака поднимаются над ними..
..но почти сразу опускаются. Мужчина не верит своему счастью. Спасены?

Нападающий разворачивается и бежит. Пасынок тотчас дергается за ним, пытаясь устремиться вдогонку, но у Тома еще остаются силы, чтобы задержать его.
- Не надо, - бормочет себе под нос, с ужасом понимая, что не удержит Дэмиана. И если тот погонится за верзилой, тот может и забить малыша. - Останься здесь. Дэмиан, слышишь?
Но мальчишка не слушает. И стремглав пускается в погоню.
Томас обреченно стонет; теперь, когда опасность миновала, силы быстро оставляют его. Но он старается не отключиться и, превознемогая ломоту во всем теле, поднимается на ноги. С трудом добирается до телефона и набирает номер службы спасения. Им обязательно нужна помощь! Одним не справиться. К тому же, пасынок все еще там, вне дома, гоняется за опасным маньяком, склонным к насилию, и внутри мужчины все сжимается в тугой ком.

***
Дэмиан возникает на горизонте не один, он ведет с собой незнакомого мальчика. Томасу все равно, что это за малыш; его волнует лишь то, что оба мальчика живы и вернулись на порог дома.
Подволакивая ногу, поврежденную в пылу избиений, Том спешит навстречу. Он готов рыдать от испуга за их жизни, но мужчины не плачут. Он дожидается их на крыльце (просто не может идти дальше) и крепко обнимает. Мальчики дома, с ним, в безопасности.
- Такого больше никогда не случится, - клянется то ли пасынку, то ли самому себе. Оглядывается на дворецкого, что более или менее пришел в себя, и сурово нахмуривается. - Альфред, нам нужно подумать об охране уже сегодня.
Он точно знает, что тот ему обязательно поможет; вдвоем они обезопасят этот дом по максимуму.

Из-за поворота, тем временем, показывается карета скорой помощи и спешит к пострадавшим. Теперь, когда они в надежных руках, Уэйн выдыхает и может немного расслабиться. В первую очередь заботятся о мальчиках, и лишь после - о нем. Покуда их осматривают и промывают царапины с садинами, Томас с интересом глядит на пасынка:
- Твой новый друг?
Рыжего мальчика он видит впервые. И ему очень интересно, что произошло после того, как Дэмиан пустился в погоню. Но суетящиеся вокруг медики его отвлекают; Томас вынужден подписывать бумаги с отказом от госпитализации и уверять окружающих, что находится в добром здравии. Все произошедшее - ерунда, и никто серьезно не пострадал. Альфред также настаивает на превосходном самочувствии, хотя сер и бледен. Однако, находит в себе сил предложить всем чая.
Чай - прекрасная идея. Уэйн надеется, что все они вскоре забудут об этом пугающем инциденте.

Отредактировано Thomas Wayne (01.03.2015 00:21:57)

+2

39

Незнакомец подает голос - испуганный, обескураженный, растерянный. Выглядит рыжий и того хуже, будто его с полного хода машина сбила. Впрочем, если ему досталось от убегающего, то это сравнение очень даже имеет право на существование, преступник был здоровым. Даже огромным, если быть честным. И уж вряд ли стал бы себя утруждать, чтобы не задеть никого по пути при побеге. Даже странно, что пацан в этом случае вообще еще в сознании...
- Это я у тебя хотел спросить. Помнишь того, кто ударил? - Дэмиан не ходит вокруг да около, сразу задает вопросы, пока держит мальчишку в вертикальном положении. Тот, конечно, сейчас немного расфокусирован, но болтает на ура. Похоже, больше из-за страха, нежели от реального желания почесать языком. Уэйна это не особо интересует, ему просто нужно отвести его с собой. Он пригодится.
- Дэмиан Уэйн, - просто представляется, отвечая разом на все вопросы. Это его имя, и это определенно объясняет, почему он носит галстук. И потом, что не так в галстуке? Совершенно обычная вещь, пусть и не такая повседневная в виду его возраста и пока еще небольшой надобности в оном. Но объяснять столь элементарные вещь у него не было желания. Ему стоит поскорее вернуться обратно в особняк.
- Пойдем. Тут рядом помогут, - потянув нового знакомого за собой, Дэми не особо озадачился вопросом, куда на самом деле стоит отвести ребенка. Возможно, о нем будут волноваться родители, но лишние полчаса ведь погоды все равно не сделают. И потом - ему действительно была необходима помощь. Тащить его на себе неизвестно куда Уэйн не собирался. Более того, нужно было проверить, все ли в порядке с дядей и дворецким. В конце концов, им досталось больше всех.
Когда мальчики подходят к дому, Томас их уже встречает. И это невольно заставляет облегченно выдохнуть - значит, ничего непоправимого не произошло. Все живы, почти здоровы, поэтому дело остается за малым - найти и арестовать того преступника, что осмелился вломиться в их дом. Чтобы, как и говорит дядя, такого больше не повторилось.
- Я знаю. Его поймают, - Дэмиан в этом уверен. Не так много двухметровых рыжих преступников в этом маленьком городишке, верно? А это означает только одно - полиция быстро справится. И да, охрана дома тоже не помешает. Сюда заявились явно не за дворецким и ребенком. Им нужен был Уэйн-старший. А терять еще одно члена семьи Дэмиан не собирался. И после обязательно примет участие в обсуждении безопасности.
- Давай, тебе помогут, - подталкивая невольного знакомого в руки прибывших медиков, сам Дэмиан от них только отмахивается. На нем ни царапины, рыжий не успел его задеть, поэтому нянкаться с ним определенно не стоило, когда в доме находятся реальные пострадавшие. Фельдшер быстро понимает, что к мальчику лучше не лезть, а потому вовсю занимается... Колином. Да, именно так представился мальчик. Всего пару минут назад. Поэтому...
- Называть его другом слишком поспешно, - совсем по-взрослому отзывается Дэми, покосившись на рыжего мальчишку. Тот сейчас находится во всеобщем внимании, раз уже остальные члены этого семейства отказываются от помощи. - Скорее всего, его ударил нападавший. Нашел лежащим в парке.
Дэми рассказывает все, как было. Тем более, что скрывать тут особо и нечего. То же самое он повторяет и явившимся стражам порядка. Не только про найденыша, но и про нападение. Его не особо слушают вначале, но он настолько настырен со своими показаниями, что полицейским просто приходится прислушаться к юному Уэйну. Тот тщательно описывает нападавшего, объясняет, куда тот сбежал и кого успел задеть по пути. Повторяет все несколько раз, будто бы до мужчин не сразу могло дойти. И только когда дядя все же мягко заворачивает утомивший допрос, Дэмиан сдается и первым гордо покидает холл. Прихватив с собой рыжего, конечно.
- Пойдем. У нас намечается.. полдник, - потянув мальчишку за собой, оставляя взрослых доразобраться с оставшимися вопросами, Дэмиан провел гостя в гостиную, где они и угнездились за стол в ожидании остальных. В этом возрасте дети не ощущают чувства неловкости от молчания, но Уэйн-младший никогда особо не походил на других детей. Ему кажется, что он должен занять чем-то время. Пока не придет Томас.
- Тебе лучше? - это все, что приходит ему на ум. Вести светские разговоры он еще пока не был научен, если быть честным.

+2

40

Новый знакомый помогает удержаться на ногах. Опираясь на чужое плечо, рыжий старательно ковыляет следом.
- Дай подумать, - отзывается на вопрос о том, кто его сбил. Быть честным, мальчик и сам не помнит, отчего валялся лицом вниз и почему у него сейчас так болит голова. Более того, он не припоминает своего обидчика, но тот явно был, о чем многозначительно напоминал рассеченный висок.
Стараясь вспомнить еще немного, вскоре Колин сдается и виновато качает головой.
- Прости. Такая каша в голове..
Он действительно не помнит. Но очень хочет вспомнить. Почему-то это кажется важным, особенно когда об этом спрашивает новый знакомый. Он очень деловит и собран, он знает о чем спросить и четко ставит цели и задачи. Рядом с ним рыжий поневоле ощущает облегчение и умиротворение; ему больше не страшно оттого, что он в незнакомом месте один.

Конечно, они пока не друзья. И даже на знакомых тянут с трудом. Но теперь Колин знает имя того, кто ему помог, и все становится на свои места.
Конечно же! Имение Уэйнов. Может, Уилкс и не следил за новостями мирового бизнеса, однако о семействе Уэйнов здесь знала каждая собака. Даже самая маленькая и плешивая, к коим мальчик скромно причисляет и себя.
Немного не понятно, что именно Колин делает здесь, но об этом он надеется вспомнить чуть позже, когда голова перестанет так ужасно болеть. У него не остается сил даже сопротивляться тому, что его ведут совсем не домой. Если бы у него только был дом. Грустно улыбаясь себе под нос, мальчонка старается поспевать за Дэмианом; тот очень стремителен, едва стоящему на ногах рыжему приходится несладко.

Но, наконец, вскоре их путь окончен.
Колина передают в руки врачей и он может вздохнуть свободнее. Рану на голове обрабатывают и перематывают, боль притупляется. Внутри все еще каша, но мальчику заметно легчает. К тому же, все оставшееся время он сидит на скамье и понемногу восстанавливает силы.
Колин украдкой следит за происходящим вокруг. Кажется, здесь что-то случилось. Ему тоже задают пару вопросов, но быстро оставляют в покое. В обычное время рыжий - невидимка. Чем и пользуется сейчас, любопытно поглядывая из стороны в сторону. Не то чтобы ему хотелось сунуть нос в чужие дела, но раз уж он все равно здесь..
"Что же стряслось?"
Не сразу, но ему понемногу удается восстановить картинку. Кто-то напал на местных богачей и теперь те требовали возмездия. Что ж, это казалось честным.

Так или иначе, суматоха успокаивается.
Поначалу кажется, что семейство Уэйнов попросит его на выход сразу после поверхностного лечения. С ним явно не собираются возиться. Но каково же удивление рыжего, когда Дэмиан зовет его с собой. После всех процедур и расспросов Уилкс совсем не хочет сопротивляться, а мысль о еде его воодушевляет.
Послушно следуя за Уэйном-младшим, Колин старается проявить уважение и сдержанность, но у него все равно не выходит - и он заинтересованно осматривается, изучает любопытным взглядом статуэтки, картины и даже просто углы, которые оклеены удивительной бархатистой бумагой или даже оббиты благородного вида деревом. Все это похоже на сказку и мальчику не верится, что он в имении богачей взаправду!
- Как в сказке о принце и бродяжке, - забираясь на высокий резной стул с удивительным мягким сидением, жмурится рыжий. Ему нравится то, где он оказался, и пускай это лишь единичный случай, Уилкс рад, что ему так повезло. Заглянуть в чужие окна и насладиться комфортом - не каждому дано.
В целом своем мальчишка крайне простодушный и бесхитростный. Мрачный суровый вид нового знакомого его ничуть не пугает; семейное сходство с более старшими обитателями имения заметно на лицо и, наверное, должно считаться нормой. Поэтому Колин спокоен. Поерзав немного, он касается перебинтованной головы.
- Все еще гудит, но уже меньше. Думаю, еда меня спасет!
Он голоден и не собирается скрывать этого. К тому же, идея отведать местных яств его крайне воодушевляет; такого шанса ему может больше не выпасть. Колин отлично осознает свой социальный статус и не питает иллюзий; вместе с тем, изображать разнесчастную чернь и упускать шанса поживиться вкусняшками он также не намерен.
- Ты будешь есть в костюме? - помолчав, все же выдает беспардонный вопрос. Впрочем, для него это норма. Ввиду крайне непосредственного характера, мальчишка привычен выдавать опус за опусом. К тому же, Уилкс действительно ничего не имеет ввиду под самым обычным вопросом, он в самом деле переживает за чужой комфорт и сохранность дорогой одежды.
- Твой галстук может заляпаться.
Все же, этот галстук его волнует. Колин виновато улыбается; вероятно, не стоит судить по тем знаниям, что он имеет. В детдоме всегда шумно и грязно, а здесь - иначе.

Отредактировано Colin Wilkes (30.03.2015 11:48:30)

+8

41

Как и взрослые, Дэмиан отказывается от медицинского осмотра. Томас бы возразил, но не видит повреждений в мальчике. Значит, тот в порядке. Они, Уэйны, конечно, гордые, но не себе в ущерб.
Покуда Альфред готовит чай, медики возятся с рыжим мальчиком. Том рассматривает его немного, а после отвлекается на подоспевших полицейских. Наконец-то! К слову, если бы не Дэмиан, мужчины могло не быть в живых. И покуда добралась бы помощь в лице представителей закона, все могло закончиться - и весьма плачевно.
Нет, Томас не утрирует, он видит ситуацию целиком. Сегодня Дэмиан спас ему жизнь.

Младший тем временем в мельчайших деталях рассказывает о нападении. Он запомнил верзилу лучше остальных, долго гнался за ним и успел накопить некоторые данные.
Томас поражен; в отличии от пасынка, ему почти ничего не запомнилось. Он был настолько ошарашен нападением и растерян случившимся, что напрочь позабыл детали.
Внимательно прислушиваясь к тонкому голоску мальчишки, что звучит сейчас со взрослой сосредоточенностью, мужчина улыбается. Он видит в Дэмиане то, чего не видел в собственном сыне. И как удачно, что Дэмиан теперь тоже его сын, пускай и приемный.

- Детям нужно отдохнуть, - когда Дэмиан заходит на третий круг дачи показаний, решительно прерывает допрос Томас. Полицейские не маленькие, и сами справятся дальше. И, если что, у них всегда есть возможность приехать на повторный опрос.
Но на сегодня - хватит. Достаточно переживаний и стрессов. Дэмиан выглядит взрослее многих из собравшихся, но он лишь ребенок, который нуждается в отдыхе. К тому же, его рыжий друг выглядит не лучшим образом, хотя во взгляде читается откровенная заинтересованность. Ах, мальчишки.
- Альфред займется вами, просто передохните, - украдкой шепчет пасынку перед уходом, беря оставшиеся разборки на себя. Ему предстоит показать место происшествия, поводить полицейских по территории, показать откуда вломился и куда делся нападающий. Подписать все бумаги, заверить все протоколы.. Это так долго! Ему так хочется тоже отдохнуть, усталость и стресс дают о себе знать и мужчина ощущает упадок сил. К тому же, у него неплохо болит горло, за которое сжимал верзила, да и лицо саднит от полученных ударов. В таком виде думать о продолжении дел не кажется здравой идеей, поэтому, покуда полицейские бродят вокруг и осматривают место преступления, Томас отменяет запланированную встречу. Они с Дэмианом возлагали большие надежды на сегодня, но похоже им придется повременить.

Когда все уходят, Томас не ощущает в себе сил присоединиться к раннему обеду. Из столовой залы слышатся детские голоски, иногда перемежаемые сдержанным голосом дворецкого.
Мужчина задерживается на лестнице, откуда в чуть приоткрытую дверь видит кусок стола и Дэмиана с его новым знакомым. Покуда дети взбудоражены и заняты друг другом, им есть чем заняться. Ему же требуется небольшой перерыв, поэтому Том уходит в свою комнату, где без сил падает лицом в подушку. Ему нужно о многом подумать, но прежде - отдохнуть.
Если у семьи Уэйнов появились враги, им не достанется легкой наживы. Уж об этом Уэйн-старший позаботится.

+10

42

Дэмиан не привык к болтливым детям и подросткам. Он не особо ладил с другими детьми в частной школе. А после и вовсе перешел на домашнее обучение, когда понял, что его сверстники слишком от него отстают. Дома же Уйэны не тратили силы на пустые разговоры, и дом наполнялся голосами лишь при обсуждении дел, обучении или званых вечерах. Конечно, они болтали во время совместных трапез, но это казалось чем-то другим... Семейным, принятым, привычным. Поэтому сейчас Дэмиан в легкой растерянности. К собственному удивлению, если быть честным. Он знает, как ведется разговор с инвесторами. Слышал речи сенаторов. Понимает, как нужно говорить с теми, кто старше. Прекрасно разбирается в этикете светских разговоров. Но не имеет ни малейшего понятия, как разговаривать с другим ребенком, который не хочет обсудить с ним семейное дело. Действительно обсуждать книгу «Принц и нищий» кажется странным, хотя, несомненно, Уэйн-младший ее знает и даже может привести аналогии, которые, видимо, пришли на ум нежданному гостю. Но продолжить в таком же русле не может. Просто бросает быстрый взгляд, а после молча усаживается за небольшой круглый стол возле стеклянных панорамных окон. Отсюда вид открывается во внутренний двор, поэтому им не будут мешать оставшиеся полицейские и мигающие огоньки отъезжающих автомобилей.
- Если шум не пройдет, скажи. Это может быть опасным, - Дэмиан все же находит что сказать хотя бы на это. Он знает медицину достаточно хорошо, чтобы понимать риск обнаружения скрытых травм. И ему совершенно не хочется, чтобы в этом случились очередные неприятности. Лучше обезопасить себя от подобного в ближайшие дни, его дяде и так пришлось слишком нелегко. Разбираться с проблемами чужого ребенка ему сейчас не с руки. Именно поэтому Дэмиан заменяет сейчас хозяина дома, внимательно следя за гостем. Мальчик будет ему очень полезен, если вспомнит хоть что-то про нападавшего. И будет лучше, если он окажется первым, кому тот обо всем сообщит. В конце концов, если здесь полиция такая же, как в Готэме, то и тут придется разбираться самим. Чтобы не повторилось. Чтобы больше никто не пострадал. Это казалось самым важным.
От мыслей отвлекает вежливый голос дворецкого. Он меланхолично, как и всегда, рассказывает двум юным господинам, что будет на ланч. Легкие закуски в виде сендвичей с тонкими ломтиками белого итальянского хлеба, нежным лососем и взбитым сыром-кремом. А так же крепкий травяной чай и десерт из нескольких видов крошечных пирожных, привезенных этим утром из лучшей кондитерской Метрополиса. И немного молочного швейцарского шоколада, который полезно поесть после пережитого стресса. Дэмиан только кивает, не особо прислушиваясь к привычному голосу Альфреда, который даже сейчас выглядит так, будто ничего не случилось. Если не считать того, что на нем новый сюртук. Во всем остальном — как всегда идеален. И Дэмиан очень надеется, что с дядей все тоже в полном порядке. Хотя и поймет, если тот не присоединится к обеду. Ему досталось больше всех, отдых просто необходим. И Дэми обязательно сходит к нему проведать, как только они закончат с гостем. Бросать мальчишку здесь одного не позволяло Уэйновское воспитание.
Правда, странный вопрос мальчика вполне мог вывести на свет божий и настоящего Дэмиана, который за словом в карман не лезет и может с разворота влепить даже за косой взгляд. Он даже пару мгновений примеривается к конопатому лицу, но до него быстро доходит понимание того, что не стоит ждать такта и учтивости от деревенских жителей. Они здесь наверняка все такие. Хорошо еще, что не стал подробно расспрашивать о произошедшем или еще что. Вполне ведь могло и такое произойти, так что считай — легко отделался.
- Ничего. Мне часто приходится есть в костюме. Так что мой галстук в полной безопасности, - спокойно поясняет, первым перенимая небольшой сендвич прямо руками, плюнув сейчас на все правила приличия. Кто его будет сейчас на этом подлавливать? Мальчик-фермер? Бросьте, можно просто расслабиться. Ему еще нужно будет держать лицо при дяде, несмотря на все свое волнение о нем. - Угощайся. Тосты еще теплые.
Какое-то время мальчики заняты едой и горячим чаем. Дэмиан не особо голоден, но ему нужны силы для вечерней тренировки. Он прекрасно понимает собственное состояние, поэтому будет работать на износ. Он должен стать сильнее, а этого нельзя добиться, если просто сидеть сложа руки. Устал он, вымотан ли, собирается ли на одно из самых важных событий в своей жизни — неважно. Ему и оставшейся горстке семьи грозит вполне реальная опасность, и раз Брюс не собирается защитить отца, это сделает Дэмиан. Это казалось логичным и правильным. И вполне осуществимым. Особенно, если обстоятельства сложатся в его пользу.
- Послушай, Колин, я хотел тебя кое о чем попросить, - все же подает голос Уэйн-младший, когда уже несколько мгновений просто смотрит на выбранный шоколадный десерт, но так к нему и не притрагивается. - Если ты что-то вспомнишь о нападавшем. Что угодно. Сообщи мне в первую очередь. Это очень важно для меня и моей семьи.
Наверное, лишний раз не стоило объяснять, что для тех, кто подвергся нападению, просто необходимо знать об угрозе хоть что-то. Может, мальчик и был деревенский, но такие прописные истины наверняка понимал и сам. Поэтому Дэмиан не видел сложностей в таком простом деле. В конце концов, он не просил чего-то опасного или недозволенного. И они ему тоже помогли. Баш на баш, как говорится.
- И скажи телефон своих родителей, Альфред позвонит, чтобы сообщить, где ты находишься. А после обеда отвезет тебя домой, - Дэмиан мог быть более грубым, но старается даже культурно и уважительно намекнуть мальчишке, что после обеда ему стоит покинуть дом незнакомцев. У тех был очень тяжелый день, и им бы хотелось остаться в кругу своей семьи. Они, конечно, позаботятся о нем напоследок, даже отвезут, куда скажет, но на этом им на сегодня предстоит закончить. Возможно, они больше никогда не встретятся. Если, конечно, Колин не окажется полезным.

+8

43

Рот наполнился тягучей слюной. Колин смотрел на дворецкого, приоткрыв губы и забывая дышать. Все, что тот перечислял, звучало обалденно вкусно, и мальчику не терпелось все это попробовать!
Ему раньше никогда не доводилось слышать, чтобы грядущий перекус описывали так красочно, емко и заманчиво. В приюте им обычно выдавали плохо помытые тарелки с размазанной по дну кашицей неаппетитного вида с ломтем хлеба - и на этом гастрономический пир можно было считать завершенным. Сейчас же в голове рыжего все перемешалось от полученного эстетического удовольствия, а в ушах легко зазвенело. Ах, вот бы слушать такое каждый день!
"Везунчик," - с легкой завистью прищурился Колин, глядя на мальчишку в галстуке. Тот абсолютно не выглядел впечатленным и даже слегка заскучал, судя по отсутствующему выражению лица. Наверное, лопает такое каждый день и не задумывается о том, какие это недостижимые деликатесы для подобных его новому знакомому.
Но в целом мальчик не умеет злиться, завидовать по-черному или думать о человеке плохо, так что сейчас скорее радуется за Дэмиана, который имеет все эти богатства каждый день и с простотой деревенской сиротки мечтает причаститься к чуду лишь на мгновение. А потому, когда на стол подают вышеозначенные блюда, мигом забывается в еде, лишь изредка мыча на вопросы оппонента: да-да, он даст знать, если что-то вспомнит, и да, конечно, он уже и думать забыл о чужом галстуке! Какой, к черту, галстук, когда внутри его рта рождаются и умирают вселенные?

К моменту десерта Колин так вымотан пищевой революцией, что случилась со всеми его вкусовыми рецепторами разом, что может лишь удовлетворенно мычать. Он чуть сползает со стула и почти висит на нем, но из-за стола не выходит. Как же уйти, когда все самое вкусное впереди?
Дэмиан ест, но не отличается особым аппетитом. Рыжий замечает это сразу и даже понимает, однако не может ему простить кощунства. Разве можно кинуть этот шикарнейший десерт? Торопливо подписывая сделку со своей совестью, он тянется к чужому блюдцу:
- Ты будешь доедать?
Колин смотрит взглядом сотен голодных щеночков, оставленных на улице под дождем и обреченных на голодную смерть. И хотя он не был ни щенком, ни обреченным на смерть, чаще всего трюк работал. Не с погодками, дети этого не понимали, а вот взрослые - жалели всегда. Дэмиан выглядит ребенком, но во взгляде - взрослый человек, поэтому рыжий беззастенчиво пускает в ход свой проверенный трюк. Зачерпывает ложкой чужой шоколад и безбоязненно сует в рот, жмурясь.
- У мефя неф рофифелей, - с набитым ртом бормочет, запивая из своей кружки чуть остывшим чаем. Как раз в самый раз, чтобы не обжечься.
- Я фифота.
Фифота, звучит смешно, так что уже в следующее мгновение Колин смеется сам над собой, тихонько попискивая. Он так сыт, что даже говорить толком не получается, не то, чтобы смеяться. Голова тут же начинает болеть, в отместку за неуместные хихиканья, и мальчишка болезненно жмурится, не переставая то сыто икать, то задорно посмеиваться. Боже, несмотря на все случившиеся ужасы, это грозится стать лучшим днем за прошедший год! И, внезапно, Уилкс даже рад, что оказался втянут в эту передрягу.

Впрочем, потехе час, а делу время - или как-то так, он не был силен во всех этих умностях. Колин быстро понимает, чего хочет от него мрачный хмурый мальчишка, и уже активнее доедает свой десерт, после чего сыто и лениво сползает со стула. Двигаться ему лень, но набитый желудок придает сил и уверенности, что теперь-то уж он точно не пропадет.
- Спасибо за еду, - искренне благодарит и хлопает богатого мальчика по плечу, после чего импульсивно обнимает. О, с проявлением эмоций у него никогда не было проблем.
- Я найду дорогу. Не провожай.
Он в самом деле собирается убраться подобру-поздорову. Конечно, ему интересно, кто такой загадочный шофер и на каких машинах катаются местные богачи, но он не рискует проверять. Кажется, сегодня фортуна и без того ему улыбнулась, не стоило испытывать ее терпение.
- НАдеюсь, мы еще увидимся, Дэмиан, - искренне прощается, хотя и понимает маловероятность данного чаяния. Сирота с улиц захолустного Смоллвилля, выращенный больше улицей, чем незаинтересованными воспитателями, и богач из огромного мегаполиса, ребенок со взглядом взрослого, одетый с иголочки и имеющий собственных слуг. Вестимо, им не суждено пересечься даже в толпе.
Но Колин не унывает. Ему безумно интересно, кто этот мальчик и отчего так хмур, но он обещает себе, что однажды выяснит это. А после убегает, чтобы найти дорогу домой, покуда не стало слишком поздно (велика вероятность заплутать, он по себе знает), и переворошить сегодняшние воспоминания в надежде оказаться полезным своим новым знакомым.

+6

44

Как Дэмиан ни старался, но запихнуть в себя что-то еще не выходило. Он нехотя поковырялся в шоколадном десерте, а после отодвинул тарелку к Колину, который и без особого приглашения уже заглянул ложкой в его порцию. Будь сейчас другая ситуация, он бы точно и словом, и взглядом выразил свое отношение к такой наглости, но сейчас только изучающе смотрел в просящие глаза напротив. Уэйн-младший в свои годы не особо реагировал на вот такие попытки давить на жалость, подозревая, что подобное чувство отсутствует в нем как класс, а потому поделился своим лишь от того, что самому не надо. Да и не то у него настроение, чтобы вести какие-то поучительские диалоги. Это вообще не особо в его стиле...
- Тогда я запишу тебе свой телефон, чтобы ты звонил сразу мне, если что-то вспомнишь, - не спросил, а поставил перед фактом, делая быстрый жест рукой, чтобы Альфред подал ему ручку, и тут же на салфетке начиркал номер сотового, протягивая мальчику. Правда, в последний момент все же притормозил, еще внимательнее вглядываясь в веснушчатое лицо напротив. Несмотря на то, что тот говорил с набитым ртом, Дэмиан смог разобрать самое важное - мальчик был сиротой. Значит, жил в том самом приюте, который они собирались обновить и сделать не просто пригодным для жизни, а лучшим в штате. Надо же, вот это встреча... Уэйн-младший собирался помочь построить новый дом для детей, лишенных всего в этой жизни, но никогда не задумывался о том, что встретиться с ними лицом к лицу. Они были где-то там, на листах бумаги и чертежах, и почему-то он сейчас был немного растерян от того, что видит одного из них, общается и даже считает гостем в своем доме. Это было... неожиданно. И ему потребовалось пару минут на том, чтобы взять себя в руки и даже подумать о том, что это не просто неслучайно, а очень даже неплохо вышло. У него будут еще вопросы к этому ребенку. И не только по поводу сегодняшнего нападения.
- Не знаю, есть ли у вас возможность там позвонить, но если получится, было бы неплохо, - все таки протягивает свернутую салфетку Колину, а после поднимается следом за ним. Тот очень активный, шебутной, и так неожиданно кидается с объятиями, что заставляет растеряться повторно. А вот это уже сюрприз, ни у кого подобного еще не выходило, поэтому Дэмиан даже не отбивается, а только вопросительно смотрит почему-то на Альфреда, который отечески улыбается на молчаливый взгляд - "Что за ерунда вообще?". Но Колину хватает соображалки, чтобы отпустить его достаточно быстро. И Дэмиан привычным жестом одергивает жилетку и поправляют галстук, медленно кивая на слова благодарности. Так всегда делал дядя, и Уэйн-младший невольно перенял эту привычку.
- Уверен в этом, Колин, - имена Дэми запоминает мгновенно. И действительно не обманывает мальчика, они обязательно должны будут встретиться, как только выпадет такая возможность. Им определенно есть о чем поговорить, да и дядя Томас наверняка не будет против того, чтобы у них иногда бывал мальчик из приюта, наверняка тоже поймет, что именно это они в свое время и упустили из виду. Но теперь все действительно получится. Сомнений не осталось.
Все же провожая мальчика до дверей и  точно удостоверяясь, что ему не нужна машина, Дэмиан сам закрывает за ним, а после ненадолго замирает в прихожей, задумчиво смотря на широкую лестницу, возле которой сегодня произошло нападение. Сейчас ничего об этом не напоминает, кроме развороченной двери, внутри дома все убрано, вновь сверкает чистотой, даже новая ваза стоит на месте прежней. Но память этим не обмануть, мальчик все еще помнит, как здесь лежало два тела. Еще живых, но еще бы минута промедления... Он невольно передергивает плечами, вспоминая, как нашел однажды того, кого не успел спасти, а после вдруг срывается с места, бегом несясь в сторону комнаты дяди. Ему физически необходимо было его увидеть и услышать. Он не знает, что случится, если этого не сделать, но он понимает, что вот прямо сейчас - он едва не задыхается.

Дэмиан с трудом притормаживает возле чужой комнаты. Дыхание у него сбито, хотя этот короткий кросс - вообще ничего для него. Он смотрит на дубовую дверь и сглатывает комок в горле, стучась слишком настойчиво и почти сразу хватаясь за ручку и ступая в комнату. Он не особо расслышал, дождался разрешения или нет, и это его прямо сейчас не волнует. Он ступает к кровати, на которой лежит дядя, вскидывая руку и поддрагивающими пальцами трогая его плечо. Впору стыдиться собственного порыва, но Уэйну-младшему не до того, пока он не встретиться взглядом с Томасом.
- Дядя, ты в порядке? - тихо спрашивает, невольно поджимая губы. В последний раз, когда он задавал этот вопрос, ему никто не смог ответить. Он не знает, зачем сравнивает это в своей голове, но это происходит само собой, и Дэмиан уже хватается за ткань чужой рубашки, не замечая, как бледнеет. - Дядя?

+5

45

Несмотря на то, что в голове крутится сотня мыслей, а полученные повреждения терзают его и ноют, мужчина, тем не менее, достаточно быстро засыпает. Стресс и переживания делают свое дело, его выключает буквально на ходу, лишь стоит коснуться щекой подушки. Поначалу он еще немного возится, чтобы пристроить пострадавшую шею так, чтобы не болела, но вскоре ему становится все равно.

Сон тревожный. Он захватывает все сознание целиком, хотя Томас даже во сне стремится продумать случившееся. Кем был тот загадочный мужчина и чего хотел? За что он собирался мстить? Все эти вопросы, несомненно, стоили того, чтобы их обдумать, но после канал будто переключают - и вот он уже стоит внутри темной комнаты. За окном колышутся ветви деревьев и бушует непогода, иногда на горизонте вспыхивают далекие молнии. Их света не хватает, чтобы осветить помещение, но их достаточно, чтобы понять, что он больше не один.
Тревожно озираясь, Том шарит вокруг руками, чтобы найти хоть что-то и сориентироваться в пространстве. Стена? Кровать? Стул? Стол? Может, выключатель на стене, чтобы добыть хоть немного света? Но вокруг словно бы вообще ничего нет - или же комната достаточно большая, а мебель отнесена дальше к стенам, так что ему все никак не удается ни до чего дотянуться..
А после пальцы наталкиваются на что-то теплое, и прежде, чем он успевает испугаться, женщина рядом подает голос и смеется:
- Нашел меня.
В ушах шумит, а в голове разом мутится. Этот голос. Этот стойкий, знакомый аромат ее парфюма. Марта?
- Дурашка, ты опять прятался от грозы? - он не может произнести ни слова, а вот она продолжает и даже прижимается к нему, и мужчину окончательно накрывает. Она не снилась ему с той самой ночи, когда случилась эта трагедия!
Ноги слабеют, Томас с трудом поднимает руки и обхватывает супругу, жадно прижимая к себе. Ее тепло. Ее запах. Ее волосы, что щекочут его щеку и шею. Вся она такая знакомая и родная, послушная его рукам, обнимающая в ответ.. Разве может быть что-то прекраснее?
Том с трудом вспоминает, что не любит грозу, но сейчас та его совершенно не пугает. Раньше они с Мартой играли в эту игру, он будто бы боялся и уходил скрываться в дальних комнатах, а она искала его, чтобы утешить - и, господи боже, какие глупости они творили после, чтобы отвлечься!
"Дорогая..," - в горле ком, он все никак не может совладать с голосом, лишь понимает, что плачет. Она гладит его теплыми ладонями и что-то успокаивающе бормочет, она совсем не злится за него, повторяя, что в случившемся нет его вины. Ведь бояться грозу не зазорно! Но мужчина лишь мотает головой - к черту грозу, он бы так хотел извиниться за то, что произошло! За тот ужасный вечер! За то, что не спас ее. За то, что не сумел.. не успел.. Не был рядом.

Новая молния вычерчивает фигуру за ее спиной. Томас вновь не успевает испугаться тому, что в комнате они не одни. Как он не заметил, что есть кто-то третий? черт возьми, здесь слишком темно!
- В этом нет твоей вины, - снова повторяет Марта и гладит по его щеке липкой ладонью. Мужчина с ужасом видит, как из уголка ее рта течет блестящая дорожка. Слюна? Нет, кровь.
Мир шатается и трещит. Он знает, что стряслось, но отказывается в это верить. Убийца за ее спиной молчаливо выдергивает остро наточенный топор, застрявший между лопатками жертвы, и снова наносит удар. В блеске очередной молнии блестит и окровавленное лезвие, с тонким чавкающим звуком впиваясь в спину Марты снова и снова.

Томас отступает. Женщина медленно оседает на пол и все еще тянет к нему руку, повторяя снова и снова, что он не виновен. Мужчину начинает тошнить. Незнакомец за ее плечами все еще поднимает и опускает топор, и эта его нереальность (на глазах мужа! рубить его жену!) выводит Тома из ступора.
Нет уж, так не пойдет! Он не позволит! Хватит!
- ХВАТИТ! - голос возвращается, и он кричит изо всей силы, кидаясь наперерез лезвию топора. Он не ощущает, как тот впивается в его грудь, а после начинает падать. Но в последний момент видит лицо, сокрытое глубоким капюшоном.

Дело раскрыто. Он знает, кто убийца.

- Дядя, ты в порядке?
Томас с трудом открывает глаза. Поврежденное чужой ладонью горло болит и першит. Возможно, поэтому ему приснился этот кошмар.
- Дядя?
Больше всего ему хочется скрутиться обратно в комок и продолжить делать то, что он делал во сне. Но глаза сухие, плакать совершенно не получается. Марта умерла, и ее не вернуть. Ее убийцу обязательно поймают - рано или поздно. Но пока не стало слишком поздно, он еще может позаботиться о том, что действительно важно.
- Эй, Дэм, - оборачиваясь, сдержанно улыбается. - Не слышал, как ты вошел.
Испуг в глазах мальчишки совершенно натуральный. Он словно видел тот же сон. Видел лицо убийцы. Слышал затихающий шепот захлебывающейся кровью Марты. Резко садясь в кровати, Томас ловит мальчишку за руки и рывком притягивает к себе. Тот очень легкий и оказывается на его коленях в одно движение. Поначалу ему кажется, что объятия придушат маленького Уэйна, поэтому, успокаиваясь, он медленно разжимает руки. Пускай Дэмиан ходит почти бесшумно, он не мог оказаться в той комнате в тот самый момент и подсмотреть за несчастным случаем. Так или иначе, мальчик не мог видеть лица убийцы и напуган совершенно по иной причине, и мужчина осознает это.
- Все хорошо, - заставляя себя не вредить мальчику в глупом необоснованном порыве, Томас смотрит сухим блестящим взглядом в темные, по-уэйновски глубокие глаза.  - Все хорошо, Дэмиан?

Отредактировано Thomas Wayne (29.09.2015 16:46:52)

+3

46

Время не замедляется, как часто пишут в разномастных книгах, оно просто останавливается на целое мгновение или даже небольшую вечность - Дэмиан не мог бы точно сказать. Его просто швыряет в прошлое, как хозяин бросает надоедливого щенка за дверь. Что-то ударяет в грудь и хочется согнуться, чтобы восстановить дыхание. Но вместо этого он просто стоит, побледневшими пальцами держась за чужую рубашку. Он понимает, где-то глубоко внутри, что перед ним его дядя Томас, может быть просто заснул от пережитого стресса и не слышит. Но видит сейчас совершенно другое. Видит то, что не приходило ему в кошмарных снах. То, от чего он не просыпался темными ночами в холодном поту. Он видит то, что случилось в реальности. Слишком страшное и противоестественное, чтобы после наведываться и в сновидениях. Увидеть такое - достаточно один раз. Даже Уйэн не выдержит, если это будет повторяться раз за разом в голове. Но - прямо сейчас - Дэмиана словно накрывает. Вокруг сгущается тьма, сковывает удушливая ночь, заставляя звать и смотреть в пустоту. Ту самую, из которой так отчаянно пытался выбраться с того самого момента, когда темнота впервые ответила молчанием.

Дэмиан хрипло выдыхает, смотря на темную тень на постели. В ней нет жизни, нет человеческого тепла, нет ничего общего с его отцом, кроме одного и того же лица. Но распахнутые в страхе глаза, синяя полоска на горле, открытый в беззвучном крике рот - таким не может быть родной человек, не имеет права. Он не должен прятаться за столь уродливой маской смерти, заставляя смотреть на себя и запоминать все до мельчайших деталей, которые отпечатаются на самой сетчатке глаз. Он не должен становиться кошмаром, который прячется по углам, выжидая лишь удобный случай. Не должен оставлять такую память после себя. Не должен...

"Папа..."

На этот зов больше нет ответа. Но тихий заспанный голос дяди начинает выводить из состояния ступора. Как и тогда... Дэмиан позвонил ему, а не в полицию, будто уже тогда подсознательно зная - это дело семьи. И точно так же услышал тихое и чуть встревоженное "Дэм?". Мальчик тогда долго не мог подобрать нужных слов, сопел в трубку, стараясь сказать совершенно невозможное - "Папа мертв". Он прогонял эту фразу в голове раз за разом прежде, чем все же озвучил - как-то слишком уверенно, без дрожи, твердо и... обреченно. Папа мертв. Вся его оставшаяся семья - это дядя Томас и кузен Брюс. Что он будет делать, если что-то случится и с ними? Как продолжать держать голову прямо, если никого не окажется рядом? Если совсем никто не откликнется...
Чужой голос сейчас как спасительная соломинка. Дэмиан тянется к дяде, не сразу замечая, что липкий кошмар еще не отпустил его окончательно. И он не успевает среагировать на одно единственное резкое движение, после которого вдруг оказывается на мужских коленях, замирая в чересчур крепких объятиях. Ему нечем дышать, он рефлекторно слабо дергается, да и только. Задуши его Томас сейчас случайно, и не заметил бы, так рад, что дядя жив и здоров, что не остался безучастно лежать в кровати, что можно почувствовать сильные и уверенные руки. Дэмиан невольно вскидывает голову, смотря широко распахнутыми глазами в лицо мужчины. И впервые за долгое время он вдруг чувствует себя просто ребенком. Пережившим слишком серьезную потерю, чтобы справиться с этим самостоятельно, как бы ни старался. Он был сильным, он держал лицо, он был истинным Уэйном, все как полагается. Но здесь, где нет больше никого, кроме Томаса, который обязательно поймет и простит, разве нельзя на несколько мгновений дать себе слабину? Самую малость...

Объятия дяди ослабевают. Он смотрит с тревогой и скорее даже не спрашивает, заранее успокаивает - "все хорошо, Дэмиан". В эту фразу должны перестать верить уже во всем мире. Когда тебе так говорят - все совсем хреново. Или ты так плох, что люди опасаются за твое душевное состояние, что тоже вряд ли можно назвать положительным. Но Уйэн-младший неожиданно верит. И уже сам тянется к мужчине, обвивая руками за шею и притыкаясь носом в его плечо. Дядя пахнет иначе, чем отец, но проскальзывает заметная нотка тепла, привычно переплетающаяся со свежестью и мягким мускусом. Раньше Дэмиан не обращал внимание на подобные мелочи, но теперь вдруг! помнит запах отца, неприметные привычки и чуть озорной взгляд темных глаз. Теперь знает все до мелочей и не может не признать, что родная кровь есть родная кровь. В руках Томаса спокойно. Несмотря на то, что самого мальчика заметно потряхивает, и он вдруг ловит себя на том, что едва не плачет. Но Уэйны не опускаются до подобного, даже если очень хочется.
- Все хорошо... - эхом отвечает ему, и не думая разжимать руки, сейчас выглядя доверчивее и беззащитнее, чем когда-либо. Но ему плевать. Может быть потом и станет стыдно, но он не хочет думать. Эмоции все еще иногда берут верх. Но бросьте - ему всего двенадцать. Хоть для него самого это и не оправдание. - Ты меня испугал, дядя.
Это небольшое признание, маленькая тайна, которая останется между ними. Томас поймет, что имел в виду Дэмиан, и обязательно сохранит это между ними двумя. И мальчик точно знает - никогда не припомнит и не упрекнет.
- Я хочу остаться с тобой... Можно? - Дэмиан обычно не просит, он либо требует, либо берет и делает сам. Но сейчас почти кричит всем своим существом, давая понять, что этим днем и этой ночью он отсюда не уйдет. Ему хочется удостоверится, что с дядей все будет в полном порядке. И новое утро не начнется с воя сирен скорой помощи и полиции. Даже несмотря на то, что все пока позади, Уэйн-младший знает точно одно - нападавший все еще на свободе. И ему нужен дядя. А Дэмиан сможет его защитить. И он останется с ним, чтобы завтрашний день начался все же с завтрака. Да и потом... Ему это правда необходимо. Побыть с ним рядом.

+4

47

Ох, Боже, как же мальчишка похож на Уэйнов. Это фамильное сходство, заметное и невооруженным взглядом, заставляет Томаса улыбнуться. Тяжелый взгляд, густые брови, широкие скулы, высокий лоб, даже линия роста волос - все в Дэмиане просто кричит о том, что он Уэйн, высокопородный мальчик из знатной семьи. Только глаза - зеленые, а не синие; видимо, в мать.
- Конечно, оставайся, - без колебаний разрешает ему остаться в своей постели. В самом деле, сегодня они пережили немало, так что вполне могут позволить себе немного полениться. Кроме того, Том ощущает, как мальчишка в его руках дрожит, и это не позволяет ему проявить обычную твердость.

Пожалуй, не знай кто, что они дядя и племянник, точно назвали бы отцом и сыном. И Томаса нестерпимо тянет назвать мальчишку сыном, просто потому что.. это почти правда. Дэмиан отчаянно близок ему по духу и крови, порой кажется ближе, чем собственный отпрыск, но мужчина оставляет глупый порыв при себе.
- Заберемся по одеяло, ладно? - ловко перемещая мальчонку, забирается вместе с ним под легкое покрывало и устраивается щекой на подушке. Здесь тепло и очень сонно, шторы плотно завешены, не пропуская внутрь солнечного света.
Горло все еще болит, поэтому Том говорит достаточно тихо.
- Завтра нужно будет возобновить дела. Мы не можем испугаться глупой угрозы и отложить наш совместный проект, да?
Одной рукой он крепко прижимает Дэмиана к себе, но не гладит, боясь проявить ненужную ласку. Обычно Марта обласкивала детей, среди мужчин же подобных казусов не наблюдалось.
- На этом пути много несогласных, а иногда и опасных людей. Тобой всегда кто-то будет недоволен. Кто-то будет пытаться помешать. Главное, быть уверенным в себе и своих действиях.
Он бормочет все тише, рассказывая мальчишке те прописные истины, что когда-то слышал от отца и деда. Это закон всех деловых людей, раз делаешь - делай до конца. А волков бояться - в лес не ходить. Ему не хотелось, чтобы племянника выбило из колеи это неприятное происшествие.

Еще немного отвлекая испуганного Дэмиана своим голосом, Томас дожидается, когда мальчик успокоится и перестанет дрожать, а после расслабляется и сам. Эта встряска выбила почву из-под его ног, и хотя обычно подобное лишь мобилизировало мужчину, в последнее время неприятностей было слишком много. Они сыпались, одно за другим, и сейчас хотелось просто закрыть глаза и забыть обо всем на пару мгновений.
Выдыхая, Томас закрывает глаза - и во вспышке несуществующей молнии видит окровавленное лицо жены. Тут же открывает глаза и больше не рискует их закрывать, глядя на свернувшегося у своей груди мальчика. Поврежденное лицо ноет и горит, и только это отвлекает его от темных мыслей.

***
Наутро Томас бодр и свеж, будто ничего и не случилось.
К сожалению, компрессы, творимые вчера Альфредом перед сном, чуда не сотворили, так что лицо оплыло и покрылось синеватыми пятнами. Глядя на себя в зеркало, Том лишь смеется.
- Кажется, нам придется отложить дела на пару дней, - виновато сообщает племяннику, не стесняясь смотреть на него, когда выглядит _так_. В конце концов, шрамы украшают мужчину, а?
Еще немного склоняя голову, он рассматривает отражение. Кажется, на левой скуле явно отпечатался чужой кулак. Синяк в форме чужой пятерни выглядит забавно. Касаясь отметили кончиками пальцев, он вздыхает:
- Интересно, это можно использовать, как вещдок? Такой четкий след.
То, как он выглядит, будто и не волнует его. Трудности закаляют мужчин, а он столкнулся с нехилым препятствием. Это означало лишь то, что он избрал верный путь. Теперь он закончит это чертово дело, чего бы ему не стоило.
- Нужно узнать, как дела у того мальчика, - вспоминает к месту, что не один пострадал. Он взрослый мужик, а пацан - совсем ребенок. Если уж ему так худо, какова вероятность, что мальчонке лучше?
Переводя взгляд, Том просит глазами помощи у Дэмиана. Сам он не может поехать в таком виде, чтобы озаботиться самочувствием их вчерашнего знакомого, но его представителем может быть племянник. В конце концов, это будет вежливо с их стороны.

Отредактировано Thomas Wayne (16.03.2017 19:58:56)

+4

48

Если бы Томас проявил твердость, если бы сказал, что Дэмиан не может остаться, мальчик бы его послушал. Не стал бы упрямиться или настаивать, хоть и чувствовал бы себя все таким же потерянным и опустошенным, даже если бы понимал, что навряд ли заснет этой ночью, а утром первым будет караулить у дверей дяди, чтобы вместе спуститься вниз. Теперь он должен за ним присматривать, должен быть уверен, что с ним ничего не случится. И он не может не признать, что испытывает облегчение, когда Томас соглашается - очень легко и просто. Обычно в их семье подобное не приветствуется, мальчики с рождения мужчины, они не должны бегать в родительскую постель, капризничать или терроризировать родных монстром под кроватью. Но дядя делает для него исключение, и Дэмиан действительно ему благодарен.
Он послушно кивает и забирается следом за мужчиной под одеяло, чтобы тут же покрепче прижаться к теплому телу. Он сам не замечает, как сворачивается клубком, притыкается носом в его грудь и все же замирает, стараясь согреться, хотя в комнате совершенно не холодно. Его ощутимо подтряхивает озноб, и ему очень хочется, чтобы это поскорее прекратилось. Только вот у одного не выходит, поэтому он внимательно прислушивается ко всему, что говорит Томас. Он слушает не только сам голос, который обволакивает и успокаивает, но и важные слова, которые хоть и понимал, но должен был услышать еще раз, осознать и смириться. Уэйны - всегда в опасности, это дано от рождения, как и богатство, и непревзойденные возможности. Две стороны одной медали - ты обеспечен всем, даже больше, чем нужно, но из-за этого ты постоянно на виду, кто-то завидует, кто-то ненавидит, кому-то мешаешь... Дэмиан еще слишком мал, чтобы на него действительно обращать внимание, но вот Томас... Томас - совершенно другое дело. Мальчик это понимает. И этого же опасается.
- Я все понял, - тихо откликается, уверенным голосом, хоть и шепотом. Он не будет отступать от намеченных целей, его не так воспитывали. И если рядом окажется еще и дядя, тогда они точно со всем справятся. Кто бы больше не угрожал их семье, ни один Уэйн больше не пострадает. И Дэмиан тоже сделает все, что от него зависит, даже если он еще по меркам взрослых ребенок. Но у него есть то, чего нет даже у них - хватки, лучших тренеров, ресурсов и кучи времени впереди, чтобы убрать противников одним за другим. Ради безопасности. Ради семьи.
- Мы закончим проект, дядя, - Дэмиан не спрашивает, подтверждает слова Томаса. Он должен знать, что слабость племянника была лишь минутной, он возьмет себя в руки, и завтра будет новый день, с кучей дел и планов, от которых нельзя отступать. Пусть пока полиция занимается своим делом, но если кто придет снова, они будут к этому готовы. А прятаться по углам и бояться - это не по-Уэйновски. И точка.
Дэми успокаивается от родного тепла, перестает дрожать и пытаться согреть холодные руки. Он до последнего слушает дядю, пока хрупкий сон не одолевает его. Он даже толком не спит, скорее находится на грани сна и яви, слыша дыхание мужчины, чувствуя его руки, ощущая мягкую подушку под щекой. Только отвечать больше не может, да и глаза просто слипаются... Он только нашаривает рукой его рубашку, цепко хватается за отворот и замирает. Ему все еще необходимо чувствовать его рядом. Пожалуй, это отложенное чувство страха остаться одному. Но нет, Дэмиану все еще не стыдно. Как и за то, что иногда ночью он все же насилу открывает глаза, чтобы убедиться, что Томас рядом. Чтобы прислушаться к происходящему дома и понять, что все тихо и спокойно. И ему кажется, что так теперь будет далеко не одну ночь...

***

Дэмиану чертовски лениво. Он только утром стащил с себя галстук и жилет, и сейчас валяется на мягких подушках в измятой рубашке, внимательно наблюдая за дядей. За ночь лицо Томаса отекло, проявились синяки и неприятная фиолетовая полоса на шее. Эта деталь особо не дает покоя мальчику, взгляд то и дело возвращается к ней, но он старательно отводит взгляд, заставляя себя не думать о том, что было бы, опоздай он хоть на пару мгновений. Если он хотя бы допустит такую мысль, ему будет плохо. Не морально, нет, физически - ком в горле, тошнота, озноб, все по полной программе. Но у него выходит сосредотачиваться на чем-то другом. Например, на совершенно беспечном голосе дяди, которому словно все нипочем. Несмотря на то, что его лицо сейчас по цвету вполне напоминает спелый баклажан.
- Я бы попробовал отсканировать ладонь, но процедура тебе не понравится, - Дэмиан подхватывает полушутливый тон дяди, все же заставляя себя подползти ближе к краю кровати. Обычно он начинает свой день очень активно, с тренировок и прочего, но сегодня смотрит даже на пол, как на врага народа. Ему очень хочется в душ и есть, но ведь ради этого нужно опустить ноги, сделать лишние движения... Мальчик выразительно вздыхает и снова поднимает взгляд на дядю. В его глазах нет испуга или брезгливости, смотрит прямо и как всегда серьезно. Правда, почти сразу взгляд становится полувопросительным, в нем так и сквозит "Ты же несерьезно?". Мысль о том, что еще надо будет куда-то ехать, угнетает. Как он может оставить дядю одного? Уехать куда-то и оставить без присмотра? Он же не хочет этого на самом деле?
Дэмиан даже все же поднимается с кровати, подходит ближе к дяде, заглядывает ему в глаза и упрямо поджимает губы. Он знает о долге Уэйнов, знает, как обязан поступать. Но разве его семья сейчас не важнее? Кому сдался мальчик из приюта? Но вот Томас... И он сейчас хочет остаться один? На попечительстве кого? Альфреда? Да его же следом и вынесут, как вчера было доказано. Это не самое умное, разделяться на следующее же утро. Дэми бы не поставил и доллар на то, что полиция Смоллвилля может кого-то защитить. Только если свои пончики, да и то под вопросом.

- А кто останется дома? Охрану выставили? Я должен приглядывать за тобой, - смотрит совсем по-взрослому, ставит перед собой совсем не детские цели, да и понимает дядю всего с одной фразы. Тот хочет убедиться, что пострадавший, пусть и относительно, ребенок в полном здравии, это благородно и это уже в крови мецената и спонсора. Но Дэми бы предпочел, чтобы Томас пока подумал о себе. Хоть надежда и была слабой. Разве они не могут немного подождать? Сделать звонок в приют? Все эти вынужденные любезности...
- Я поеду, - мальчик соглашается, потому что помнит вчерашние наставления, но дает понять, что сделает это, только когда убедится, что уйти прямо сейчас безопасно для дяди. Что за домом хотя бы ведется наблюдение. И потом... Альфред должен все подготовить, чтобы поездка была очень быстрой, и Дэмиан вернулся домой в ближайшие несколько часов. При других условиях он не уедет, даже если  "мы не можем пугаться глупой угрозы". Робин умер даже без угроз, с такой же иссиня-черной полоской на шее. Наверное, не стоило винить мальчика, что он хочет убедиться в том, что за то время, что его не будет, все будет в полном порядке. И только после он отправиться в душ, переоденется, не забудет взять гостинцев для детского дома и отправится в путь. Только так и никак иначе.

+4

49

- Уверен, что не понравится.
Томас ухмыляется предложению Дэмиана. Он имеет лишь смутные представления о процедуре снятия отпечатков, но никогда не слышал, чтобы подобное проделывали с чьим-то лицом. Пробовать на себе ему совсем не хочется, к тому же он почти уверен, что дополнительных улик и не нужно. Смоллвилль - слишком маленький город, чтобы не найти подобного верзилу. Описание у нападающего весьма колоритное, такого не спутать ни с кем.
Улыбаться ему все же больно, поэтому мужчина перестает ухмыляться и блестит лишь глазами. Несмотря на произошедшее - настроение у него весьма положительное и бодрое. Чего не сказать о мальчишке, что всю ночь провел в рубашке, жилете и галстуке, и Томас корит себя за отсутствие отцовского внимания и заботы; если бы он вовремя раздел пацана перед сном и заставил того надеть пижамный костюм, сегодня им обоим было бы гораздо проще. К сожалению, обычно этим утруждались лишь Марта или Альфред, но вчера обоих не оказалось рядом. Томас вынужден признаться хотя бы самому себе, что завалил такую простую миссию.

Мальчик, тем временем, подходит ближе - и Уэйн не отказывает им обоим в удовольствии. Касается ладонью растрепанных жестких волос, коротких и смольных, и мягко треплет. Недолго, но со вчерашнего вечера они словно стали гораздо ближе друг к другу. Томас ощущает это. Дэмиан доверяет ему даже больше, чем вчера.
- Прости, - почти виновато отзывается немому вопросу в глазах племянника. Он понимает нежелание Дэми катиться в приют, однако этого не избежать. - Но это в самом деле нужно сделать.
Подхватывая мальчонку подмышки, он легко закидывает его обратно на кровать и плюхается рядом.
- Но после того, как поедим. Как думаешь, Альфред разрешит нам взять еду в постель?
Вставать и совершать лишние движения Томасу и самому не хочется, это же нежелание он читает в каждом движении Дэмиана. Пожалуй, они могут позволить себе полениться еще немного. Лишь бы не помереть в постели от голода, иначе Альфред очень сильно опечалится. Томас сообщает это племяшке - и они оба глупо хихикают. Пожалуй, после вчерашнего приключения, немного глупости - самое то, что им нужно.
- А, знаешь, - когда они успокаиваются, бормочет Уэйн. - Мне бы тоже стоило взять пару уроков обороны. Как думаешь, ты бы смог научить меня?
Он ума не приложит, где искать личного тренера в Смоллвилле. Но после вчерашнего это кажется отличной идеей. Суметь дать отпор чужаку, что желает тебе навредить, не такое и плохое умение. Мужчина точно знает, что Дэмиан прилично владеет рукопашкой. В его возрасте поздно начинать учиться махать кулаками, но может племянник покажет ему хотя бы пару основных приемов, чтобы вновь не оказаться в подобной ситуации?
Потирая рукой поврежденное горло, Томас успокаивающе качает головой.
- Не думаю, что наутро тот чудак повторит покушение. К тому же, вокруг теперь полно полиции - и они будут роиться еще пару дней как. Тебе не о чем беспокоиться.
Это святая правда. Том не стал бы рисковать своей шкурой и жизнями детей из показательных соображений. Посмотрите, какой я богатый и самоуверенный, я никого не боюсь и ничто не может навредить Уэйну! Нет же. Он очень переживает - и в первую очередь за сыновей, но до конца недели им абсолютно точно нечего бояться, особенно в своем поместье.
Гораздо опаснее было отсылать Дэмиана в приют, но они обязаны это сделать - как раз для того, чтобы показать, что внезапная неприятность не сломила и не напугала их.

- Зайди к брату, проверь его, хорошо? - осторожно просит Томас, когда Альфред все же приносит им еды.
Мужчина без особого аппетита ковыряется в тарелке, и хотя желудок пустой, глотать ему достаточно больно, также как и жевать, поэтому все удовольствие от процесса поглощения уникальных завтраков их дворецкого, приготовленных на уровне ресторанных комплексов и с заметной любовью, попросту исчезает.
Он знает, что Брюс и Дэм не очень ладят, но сейчас ему очень нужно перемирие в семье. Когда на Уэйнов нападают извне, внутри должна быть гармония, чтобы дать сплоченный отпор. Конечно, ему и самому не помешало бы поговорить с сыном, но сейчас он не в лучшей форме - и делегировать свои полномочия на племянника вдруг становится чем-то само собой разумеющимся. Как же иначе? Другого варианта словно бы и нет. Дэмиан поможет ему и заменит, Томас абсолютно точно в этом уверен. Хотя племяш гораздо младше, чем собственный сын, именно он становится надеждой и опорой.
- Надень зеленый галстук, - когда с утренней трапезой покончено, из постели советует мужчина. Он бледен и болезненно выглядит, но не теряет цепкости во взгляде. - Зеленый приносит удачу.

+4

50

Дэмиан еще какое-то время внимательно смотрит на дядю. Он будто без слов может понять, действительно ли может покинуть дом. Здесь даже особо слова не важны, ему кажется, что он вполне поймет все по взгляду, по наклону головы, по изгибу губ. Вчера случилось нечто, что сделало их с дядей ближе, даже если сразу этого и не осознаешь. И пусть Дэмиан не знает, что мысли с Томасом у них сейчас сходны, он просто чувствует, что появилась еще одна ниточка, которая скрепляет остатки семьи. И это казалось важным, хоть совсем недавно Дэми так не считал.
- Да, я понимаю, - отзывается и кивает. Он действительно знает о своих обязанностях, как Уйэн, и что он не может ими пренебречь, даже если хочется, даже если устал или приходишь в себя после разбойного нападения. Это просто нужно сделать. Взрослых замашек в нем не по годам. Как и ответственности.

Но Дэмиан все еще ребенок. И невольно тянется к ласке. Прикрывает на мгновение глаза, когда теплая ладонь ерошит волосы. И даже тихо смеется, когда дядя опрокидывает его обратно на кровать. Он уже давно не смеялся, и сейчас явно не самое лучшее время, чтобы начинать, но... Почему бы и нет? Возможно, это просто скопившийся стресс. Но дядя тоже чуть хрипло смеется, заговорщическим тоном предлагая оставить этикет в стороне и позавтракать прямо в постели. Альфред определенно будет недоволен, но и отказать не сможет. Сегодня все позволяют себе небольшие слабости.
- Я думаю, мы сумеем договориться на пару сандвичей и сок, - уверенно заявляет Дэмиан, когда они все же успокаиваются и просто остаются еще немного понежиться в кровати. Обычно в это время мальчик уже тренируется и занимается делами, но сейчас ему хочется быть здесь. Под боком у дяди. Тем более, когда он заводит разговор о совместных тренировках. Понятно, что из Уэйна-младшего никакой полноценный тренер, но уж научить нескольким трюкам и приемам он точно сможет. По крайней мере, как вырваться из захвата. Самый минимум. Это звучит здорово. Ведь могло так случиться, что Дэмиана бы не оказалось дома. Но думать об этом он совершенно не может. Сознание просто отказывается.

- Не знаю, какой из меня тренер, - честно признается Дэмиан. Раньше он никогда не задумывался о том, что может кого-то учить. Но упрямства и целеустремленности ему не занимать. - Но, думаю, идея отличная. И у нас получится выучить необходимый минимум.
Он подходит со всей серьёзностью. И специально не говорит "у меня получится". Нет, только у них, усилия придется приложить им обоим. Только тогда будет результат. А уж сам Уэйн-младший точно будет стараться и следить за дядей во все глаза. Тот вряд ли полностью осознает, под чем подписался.

Когда Альфред все же приносит еду, они с дядей уже успевают обсудить совместные дела. Важная встреча сорвалась, но это не означало, что они не продолжат. Все просто немного откладывалось, и им нужно было переиграть некоторые мелочи. Томас прекрасно справился бы и сам, но Дэмиан проявляет участие во всем.
Единственное исключение, которым он не хочет заниматься и с удовольствием бы самоустранился - это двоюродный брат. Тот почти перестал контактировать с семьей, постоянно пропадал, не выходил к трапезам и уж точно не появлялся в общей гостиной с камином, где они с дядей иногда задерживались не только по делам, но и просто за чтением. Брюс словно не хотел оставаться в жалких остатках былой большой семьи. А Дэмиан подсознательно не мог его за это простить. Но и отказать дяде в просьбе тоже не мог. В конце концов, может, хоть смертельная угроза заставит Брюса обратить внимание на то, что у него еще пока живой отец.
- Хорошо, я постараюсь его застать, - Дэмиан старательно убрал нотки недовольства в голосе. Он понимает, что в такое время важно держаться друг друга. Только вот старший братец в упор не видел таких простых вещей. С ним было сложно вести разговоры, чаще всего они ссорились в первую же минуту. Оставалось надеяться, что известие о нападении хоть немного вправит Брюсу мозги.
- Тем более, что на мне будет зеленый галстук, - хмыкает Дэмиан и все же первый поднимается с постели. Альфред предусмотрительно оставил ему свежий комплект белья, новый костюм и даже галстуки на выбор. Уэйну-младему остается только освежиться, переодеться и уже через десяток минут с самой серьёзной физиономией завязывать у зеркала темно-зеленый галстук. Петля выходит кривая, и он молча подходит к дяде, чтобы тот поправил. Да и сразу уточняет, сколько времени стоит там провести. И что лучше сказать. С кем встретиться. И сколько внимания уделить тому рыжему мальчику. Примерно Дэмиан представляет, что и как, но он сегодня представляет всю семью. И он должен соответствовать.
- Я постараюсь вернуться к обеду, - сразу предупреждает. Когда Томас заканчивает с галстуком, благодарно кивает и отходит к окну, быстро проверяет выставленную охрану. Вроде выглядит более или менее безопасно.
- Отдыхай, дядя. И никуда не выходи сегодня. И пусть наш доктор приедет, осмотрит. Так будет спокойнее, - Дэмиан перенимает на себя роль взрослого. Раздает ценные советы, одергивает полы дорогого пиджака и быстро, по-деловому кивает, ненадолго прощаясь с дядей. Выходит он тоже торопливо, но с достоинством. Только у двери все же поворачивается и бросает короткое: "Пока". Посетить брата он решает после приюта. А пока быстро сбегает вниз и усаживается в приготовленную машину. Альфред говорит о подарках детям в багажнике, протягивает благотворительный чек для директора приюта, ставит рядом на сиденье особую корзину для пострадавшего мальчика. Дэмиан догадывается, что там домашняя еда, какая-нибудь игрушка и наверняка книга. Всего понемногу, как говорится.
Когда машина, наконец, трогается, Дэмиан откидывается на спинку сиденья и выдыхает. Поездка не особо желанная, но зато у него есть время подумать, ни на что не отвлекаясь. Если здесь такой же закон, как и в Готэме, то Дэмиану придется научиться всему куда как раньше, чем он планировал. Случиться еще одной трагедии в семье Уэйнов он не позволит.

+4

51

думаю, стоит добавить меня в участники квеста х)

С утра в приюте царит переполох. Говорят, к ним едет кто-то важный!
Дети умыты и построены, тщательно причёсаны и приодеты. Комнаты убраны, кровати заправлены, нянечка трижды обошла каждый угол, собирая раскиданные игрушки. Уборщица по второму разу отмывала уборные.

Колин, напуганный общей суетой, жмётся по углам и старается быть понезаметнее, так меньше шансов угодить в передрягу или попасть под горячую руку. Впрочем, он догадывается, чем вызван общий ажиотаж, поэтому - выждав удобного случая - аккуратно уползает встречать гостя вперёд. Он склонен считать Уэйнов своими близкими знакомыми (ещё бы! после того, что случилось вчера!), но у взрослых свои дела, а у них с Дэмианом - свои. Рыжий точно знает, чем так был огорчён и недоволен его новый друг вчера. Кажется, он не доверяет полицейским и правосудию в целом. В этом Колин не может его поддержать, потому что во многом полагается на старших, но понять способен. И как раз ко случаю - у него имеется уникальный набор улик, которые порадуют Дэмиана, без сомнений!

Аккуратно вылезая через дырку в давно прохудившемся заборе и минуя колючие кусты, мальчик прячется за столбом. Машина неминуемо должна проехать здесь, другого пути просто нет, и как только на дороге появляется что-то громоздкое и лакированное - малыш вскидывает руки, усиленно жестикулируя. Он не уверен, та ли это машина, но как ещё может выглядеть машина местных богачей? Подобных громин на дорогах он не видел уже давно, точнее - никогда. Смоллвилль был маленьким, скромных пригородом, лимузинов здесь отродясь не водилось.
Лишь чудом умудряясь не попасть под колёса, мальчишка терпеливо дожидается, когда окно или дверь приоткроется, и жизнерадостно вопит:
- Это я, Колин! Помните меня?
В салоне после солнечной улицы контрастно темно, поэтому ему не сразу удаётся рассмотреть сидящего внутри. Топчась на месте, он поднимает руку:
- Дэмиан! Иди за мной.
Он не уверен, что мальчишку так просто отпустят. Но он взволнован и тотчас кидается в кусты, продираясь сквозь колючки и ветки, после чего присаживается на колени и полюбовно гладит ладошками землю. Точнее, раздвигает траву и листву, чтобы ничего не мешало рассмотреть огромный отпечаток мужской ноги. Среди воспитателей нет такого гиганта, чтобы оставлять подобные следы. Их немного, дети часто здесь бегают и играют, поэтому прочие "улики" затоптаны. Но Колин точно знает, что время от времени этот неизвестный громила появляется здесь - незаметный и незамеченный никем, но реальный и оставляющий после себя следы. Или сломанные двери и ставни. Мальчик вспоминает, как однажды кто-то вломился к ним и, вынеся оконную раму, сломал все игрушки - и только теперь складывает два и два
Похоже, у них с Дэмианом один враг. И ловить его рыжий собирается предложить вместе. Пускай это станет своего рода вендеттой, а заодно позволит двум пацанам получше узнать друг друга.

+3

52

Смоллвилль маленький городишко. Дэмиан понимает это, когда всего через 10 минут они уже преодолевают так называемый центр, хотя живут они на самой границе, где расположено всего несколько богатых и больших особняков. Такие расстояния непривычны и даже не дают толком подумать в дороге. Но Уэйн делает себе мысленную установку просто привыкнуть и свыкнуться. Как и к отсутствию пробок, больших проспектов и ярких витрин, горящих круглыми сутками. Даже в темном Готэме...

Дэмиан тихо вздыхает и подпирает голову рукой. Больше всего он сейчас хочет вернуться домой. И только очень надеется, что его не задержат слишком долго. И не начнут спрашивать, когда им ожидать нового приюта и жаловаться на недостаточное финансирование. Хотя...вряд ли кто-то решит обсуждать это с ним. Ребенок остается ребенком в глазах взрослого. Даже если он умнее и серьезнее. Но это не особо волнует. Это просто визит вежливости.

Когда машина вдруг начинает тормозить посреди дороги, Дэмиан недовольно косится в окно. Что еще? Стаю коров перегоняют? Уступи дорогу телеге? Но с той стороны неожиданно появляется знакомая рыжая физиономия. Улыбается, зовет и активно машет. И Уэйн вынужден открыть окно, вопросительно смотря на мальчишку. Они бы и так увиделись, так чего он выскочил? И куда теперь активно зазывает? Дэмиан не доверяет не только взрослым. Туда можно добавить всех. Но этот рыжий выглядит настолько просто и безобидно, что мальчик со вздохом вылезает из машины, знаком показывая водителю, что все хорошо.
- Сейчас вернусь, - мрачно бурчит, но все же идет за Колином. Тот лезет в какие-то кусты, и Дэмиан некоторое время примеривается, чтобы не испортить пиджак перед посещением приюта. А когда все же оказывается рядом, то непонимающе смотрит на отпечаток ноги. И...это должно что-то для него значить?
- Я думаю, сейчас самое время пояснить, Колин, - терпеливо просит Дэми, вопросительно смотря на мальчишку. Тот выглядит таким воодушевленным, будто этот отпечаток самое важное, что он видел в жизни. Но для мальчика напротив определенно нужны объяснения. С лета он не сопоставляет вчерашнее нападение и просто один из отпечатков ног возле приюта, где всегда много людей. Но он даже ждет ответа, привычно засунув руки в карманы, подсознательно копируя взрослую позу дяди, показывая, что не развернется сразу же. Ну...мало ли. Колин действительно выглядит взбудораженным. Хотя своего присутствия здесь он не понимает.

+2

53

Колин с восторгом смотрит на отпечаток огромной ноги. Оставить его мог только великан, несомненно! Наверное, размер 45й или даже больше. Мальчик пока ещё плохо разбирается в размерах взрослых, но очень надеется в скором времени примкнуть к оным и освоить эти непростые цифровые обозначения. Пока же ему остаётся лишь догадываться о том, что да как, но очевидное остаётся очевидным - на задворках приюта поселился бигфут.

Поначалу Колин так взбудоражен, что не сразу замечает недоумение оппонента. Он захвачен идеей, ему кажется, что и Дэмиан поймёт все без труда. Но объяснений не избежать, похоже, и рыжий с трудом берет себя в руки.
- Как же ты не понимаешь? - торопливо бормочет. - Посмотри. Это же отпечаток ноги того мужика! Ну, нападавшего.
Колин вздыхает, силясь сосредоточиться и обьяснить все понятнее. Его мысли бегут вперёд, он сам за ними не успевает, а оттого бормочет едва различимо.
- Он влез к вам вчера. А после топтался по нашему газону. Видишь?
Мальчик пристально смотрит на отпечаток, будто тот вот-вот оживет и покается во всем. Расскажет лично, кем оставлен и кому принадлежит. Но чуда не происходит, так что рыжему вновь приходится пуститься в пояснения.
- Я давно замечал эти странности. То рамы кто погнёт, то кусты придавит, один раз даже качели выдрал. Так это все он! Тот великан.
Имени подозреваемого Колин не знает, так что в ход идут эпитеты и сравнения. Можно даже попробовать дать тому условную кличку, но пока мальчик слишком возбуждён, чтобы мыслить последовательно и логично. Он лишь поднимает на Дэмиана лучащийся надеждой взгляд, надеясь увидеть просвет понимания в глазах напротив. Длительные объяснения его утомляют, к тому же в переговорах Колин действительно плох. Но он очень надеется на сообразительность молодого Уэйна, в конце концов разве не все богачи славятся своим умом?

Поднимаясь с корточек, рыжий отряхивает коленки и становится чуть более серьёзным.
- Давай поймаем его, - решительно предлагает и протягивает ладонь, чтобы скрепить договор.
Вместе они точно справятся. К тому же, это отличный повод чаще видеться.
- Не позволим ему больше вредить твоей семье и моему приюту. Дядя у тебя один, а качели с игрушками у нас редкость - не позволим ему отнять это.
Колин деловит и собран. Он знает, с чего начать. Если гигант ошивается поблизости, его точно кто-то должен был заметить. Оставалось лишь опросить местных; начать стоило с приюта - и рыжему жутко повезло с тем, что он здесь жил. Внедриться и втереться в доверие, а после собрать факты и улики, ему будет гораздо проще.

+3

54

Всего на несколько мгновений Дэмиан каменеет. Он смотрит на отпечаток ноги, поджимает губы и хмурится. Сейчас он мало похож на ребенка, такая секундная ярость мелькает в зеленых глазах. Он вспоминает нападение, разгромленную гостиную и отпечатки чужих пальцев на шее дяди Томаса. Больше всего на свете он желает найти виновного. Посадить за решетку, чтобы неповадно было. Чтобы другие видели, знали и понимали, что никто не может безнаказанно нападать на Уйэнов. Они найдут виновника, и он расплатится за содеянное. И так будет всегда и со всеми. Но это - только на пару мгновений.
Дэмиан отличается от своих сверстников. И дело даже отнюдь не в богатстве за плечами и в манерах. Он очень логичен и разумен, несмотря на свой агрессивный и не очень приятный характер. Но он умеет думать и строить логические цепочки. И не накручивать самого себя по пустякам. И уж точно не гоняться за эфемерными призраками. Только время попусту терять.

- И с чего ты взял, что это один и тот же человек? Ты его видел? - все же уточняет Дэмиан, внимательно смотря на воодушевленного парнишку. Он не язвит и не пытается выставить того дураком, просто задает разумные вопросы. Кто угодно мог ошиваться возле детского приюта, здесь беззащитные дети без толковой опеки взрослых. Уйэн-младший все еще не находит связующего звена. Особенно, когда Колин говорит о том, что этот гигант здесь частый гость. Здесь скорее работа для спец.группы по поимке педофила, если уж на то пошло. И Дэмиану это неинтересно. У него действительно нет на это времени и желания.

- Это может быть кто угодно, - выносит он свой вердикт. Вскидывает руку и совсем по-детски взъерошивает волосы на затылке, на мгновение теряя свой образ взрослого и независимого. - Стоит обратиться в полицию. Если пострадают дети, а не качели - это будет...ужасно.
Дэмиан спотыкается на этом слове, не зная, верно ли его подобрал. Он вообще не понимает, как можно описывать какие-то несчастья с людьми. Они просто случаются, вот и все. Но сейчас ему было необходимо выразить общее отношение, и он надеется, что справился. Что-то такое обычно говорят взрослые, когда сплетничают о подобных вещах.

- Тебе не стоит в это лезть, - уверенно заявляет Дэмиан, знаком приглашая Колина вернуться. Здесь им нечего было ловить, а опаздывать на первый официальный выезд от имени Уэйнов совершенно не хочется. - Я сам обращусь в полицию, чтобы они проверили эти данные. Тогда и решим, идет?
Дэмиан замечает решимость мальчика напротив. Поэтому решает, что так уговорить его будет быстрее - он делает небольшую уступку, так что все может быть. Но прямо сейчас они вернутся в машину. Доедут до приюта, там Дэми вручит подарки детям и Колину в отдельности, и авось он забудет про странные следы под окнами приюта. А сам Уэйн действительно свяжется с полицией, лишним не будет. Может, это окажется просто один из обслуживающего персонала приюта. А если нет, то стоило обратить внимание на бродящего вокруг детей огроменного мужчину. Может, хоть здесь следствие сможет хоть что-то выяснить.

+2

55

Пока Колин фонтанирует лозунгами, призывающими возбудить чувство справедливости в его оппоненте, Дэмиан холоден, будто лед. У него накопилось достаточно логичных вопросов, которые мигом сбивают рыжего с толку.
Откуда ему знать, что отпечаток принадлежит тому гиганту? Бросьте, посмотрите на этот след! Колин даже незаметно ставит свою кроссовку рядом с отпечатком - и тот больше его ноги раза в три. Признаться, в их приюте собраны самые разновозрастные категории, и настолько крупный след мальчик видит впервые. Но молчит, опуская голову под четкими, колючими фразами Уэйна.
Не нужно быть гением, чтобы понимать, что Дэмиан ему не доверяет. Для богатого мальчишки не авторитетно слово рыжего беспризорника, и он не хочет иметь с ним никаких дел. Колин даже на мгновение ощущает себя босоногим байстрюком из сказки про Принца и нищего, но быстро гонит это ощущение прочь. Вскидывает взгляд - и его глаза горят.
- Как скажет с-эрр, - необидно кривляясь, весело отзывается и вскидывает ладонь. - Тогда я пойду уже, небось, потеряли меня. А у тебя важные дела. До встречи!
Не будет никакой встречи. Голос Колина звонкий и дрожит, но вовсе не от волнения - скорее, от обиды и слез. Вчерашний обед, казалось, сблизил их с незнакомым мальчишкой, рыжий привязывался мгновенно и фантазировал себе много лишнего. А та опасная ситуация побратала их - но, как оказалось, так думал лишь Уилкс. Дэмиан же не испытывал ничего подобного и оставался на своем величественном пьедестале, холодный и недостижимый.
Ничего.
Колин ему еще докажет! Выследит того великана, тогда этот зазнайка поймет.

Он знает здесь каждый куст, поэтому быстро теряется на прилегающей к приюту территории. Возвращаться в толпу ему совсем не хочется, поэтому он прячется в домике на дереве, где у каждого мальчишки припасено на черный день. Здесь он находит тканевый мешок с рюкзачными лямками, веревку и даже потертую, почерневшую от времени флягу. Колин ощущает себя собирающимся на войну героем! Или тайным шпионом, которому выдают неприметный набор полезных гаджетов.
Он ума не приложит, где все эти вещи ему пригодятся, но думается ему плохо. В висках пульсирует от обиды, голову ломит. Глупый Дэмиан! Еще и имя-то какое! Дурак. Колин-то думал, что они буквально лучшими друзьями стали, пройдя тот кошмар, а этот.. зазнайка!.. да кем он вообще себя возомнил? Весь этот пафос, и отцовские деньги, и особняк на отшибе, и даже дорогой костюм - ничто. Рыжий знает. Все герои - из народа. История не помнит почти ни одного богача, который рисковал бы шкурой ради простого люда. А Колин - он самый простой. И все эти богачи ему и в подметки не годятся. Поймает того громилу - и станет народным достоянием. Как Супермен! Как Человек-Паук! Как Капитан Америка! Да как сам Бэтмен!
Обида почти душит его. А еще страх. Оказаться в такой ситуации один на один с превосходящим противником - та еще перспектива. Потеряв опору, на которую рассчитывал, мальчик уже не так уверен в своих силах, и вперед его гонит только упрямство. Разве он трус? Разве бесполезен? Справится и сам.
Собирая негустые пожитки в мешок, он закидывает его за плечи и финальным штрихом натягивает на глаза свою тщательно оберегаемую шляпу, а после спрыгивает из домика прямо в траву. На его несчастье, круто не выходит, потому что он жутко неуклюж, подвернутая лодыжка тут же вспыхивает колким огнем - и, вскрикнув от боли, рыжий ничком приземляется в землю лицом.

...

Люди возле приюта взволнованы. Дети выстроены в ряд, воспитатели снуют туда-сюда и все чего-то ждут. Мужчина следит за ними из кустов и недобро щурится, но показываться на глаза им не спешит. Ему не нравятся многолюдные места, поэтому он осмотрителен и избегает всяческих контактов.
Он надеется пересидеть в зеленом укрытии достаточно долго, чтобы все разошлись и он улизнул незамеченным, но тут на "сцене" появляется новое действующее лицо - и внутри мужчины все загорается. Осанка, походка, высокий лоб и широкие скулы - все это Уэйновское до последней капельки. Несмотря на то, что появившийся мальчик мал, от него за версту прет родительским благосостоянием, и кулаки рыжего сжимаются автоматически.
Он сидит в кустах еще совсем недолго, покуда молодой Уэйн расхаживает по территории приюта. Вокруг него много других детей и совсем нет удобного случая, чтобы выскочить навстречу и как следует проучить зазнайку. Мужчина не хочет никого поранить, особенно из приютских, поэтому вынужденно сдерживается, а когда так и не находит момента, чтобы выбить дурь из черноволосого мальчишки - резко поднимается и запахивается в длинный плащ, невесть где найденный. Сует руки в карманы и боком пробирается сквозь толпу, чтобы покинуть опасную территорию. Вокруг действительно много людей и зевак, кажется, сюда стеклись поглазеть на богатенького отпрыска даже из соседних районов, поэтому у него есть все шансы скрыться незамеченным. Он только старается не зыркать вокруг, скрывая опасно горящий взгляд за широкими полами надвинутой на лоб шляпы, потому что может потерять самообладание в любой момент.

+6

56

Дэмиан не умеет общаться с детьми. В нем еще не расцвел тот политкорректный дар дяди, который мог найти общий язык с кем угодно. Иногда казалось, что Уэйн сможет заключить выгодный контракт хоть с самим дьяволом и тот еще окажется должен, но самому мальчику не хватало опыта. И, разумеется, сам себя он тоже не считал ребенком, поэтому был уверен, что дело именно в этом. Просто Колин не понимает серьезности ситуации. Ведет себя соответственно своему образу, чем вызывает легкое недоумение. Он всегда крутился среди взрослых и серьезных людей, а потому неожиданное передразнивание рыжего даже не воспринимается. Дэмиан не понимает, что он делает и для чего. Он слышит только сарказм, но умудряется сделать вид, что пропускает мимо ушей. Дядя бы им точно гордился. Он даже совсем по-взрослому вздыхает и делает шаг вперед, чтобы коснуться его плеча и успокоить, но мальчик вдруг отшатывается и просто исчезает в кустах. Ломиться за ним и пытаться поймать было бы глупо, поэтому он лишь бы качает головой. Ну что за детский сад... А у самого Уэйна и правда важные дела. Он должен поскорее закончить и вернуться. Сейчас он нужен семье.

Дэмиан разворачивается и уходит. Метаться по кустам в костюме за обиженным ребенком не входит в его планы. Судя по его прыти и воодушевлению - с ним полный порядок. Потом сам вернется. В этом Уэйн-младший не сомневается. А он в свою очередь может поставить галочку - проверил, с рыжим точно все будет хорошо. После этого можно было бы разворачиваться и возвращаться домой, но он обещал... А потому упрямо доезжает до приюта, где устраивают настоящее представление из обычного визита. Дэмиан даже недовольно морщится перед тем, как выйти из машины, но когда оказывается на людях, то держится на удивление сносно. Выслушивает дифирамбы директора, здоровается с каждым воспитанником, обещает передать некоторые просьбы своему дяде, даже не забывает уточнить по поводу обеспечения безопасности в этом месте. Директор заметно тушуется, у него на лице написано - "кому сдались ненужные дети?". И Дэмиан делает мысленную пометку - стоит переговорить с Томасом о будущей охране нового приюта, они тоже как-то упустили этот вопрос. Важный, если подумать, до этих сирот и так никому нет дела, просто идеальное место для всяких извращенцев... Может, он, конечно, передергивает, но когда взгляд цепляет из толпы высокую фигуру, все это уже не кажется перебором. Значит, Колин был прав. Значит, этот ублюдок ошивается поблизости! И ему хватает наглости заявиться сюда, под самый нос Уйэна, когда вчера он вломился в их дом? Когда пытался убить их всех? Перед глазами потемнело.

- Ты! - не сдерживаясь, выкрикивает и зачем-то тычет пальцем в сторону громилы. Он не собирался привлекать к нему всеобщего внимания, нет, он лишь жаждал, чтобы тот его заметил. И понял, что попался - теперь ему так просто не уйти. Он разгуливает средь бела дня, ничуть не опасаясь того, что его могут поймать, ничуть не опасаясь за свою шкуру! И это злит больше всего!
Дэмиан срывается с места мгновенно. Протискивается через толпу, стараясь нагнать. Он не думает, как будет его ловить, что будет предпринимать - перед глазами стоит образ дяди с синим опухшим горлом, и все остальное неважно. У него получится, он справится, а пока он будет его загонять, кто-нибудь вызовет полицию, и тогда его поймают. И выяснят, какого черта тот напал, а после засадят, чтобы он больше и близко не смог подобраться к Уэйнам... Все будет именно так! Как только он его нагонит...
Пробираться сквозь толпу - то еще ощущение, но Дэмиан маленький и юркий, и очень надеется, что такому громиле будет намного тяжелее прорваться, поэтому тому точно некуда деваться. Ему придется ответить за то, что он натворил. От Дэмиана ему не сбежать. Это дело чести.

+4

57

На его несчастье, мальчишка замечает высокую фигуру и тут же пускается в погоню. Мужчина ворчит себе под нос и ускоряется, уже не церемонясь и распихивая толпу локтями и боками; большинство из окружающих тщедушны, им хватает и легкого толчка, чтобы отшатнуться и уступить дорогу волей-неволей. Это все, что требуется, вступать с кем-нибудь в полемику громила не собирается. Равно как и поранить кого-то он тоже не собирается, несмотря на свой угрожающий вид; пожалуй, именно по этой причине он почти удирает от крошечного мальчишки, которого мог бы прихлопнуть одной ладонью - просто боится не сдержаться и в самом деле его прихлопнуть.
Очень скоро их глупое соревнование завершается в его пользу. Верзила первым протискивается сквозь плотную толпу и кидается к ближайшим подворотням; да, он умеет бегать и делает это весьма проворно для своей комплекции. Он понимает, что малец дышит ему в затылок, но тот пока даже не прорвался сквозь "оцепление", так что у него есть немного времени форы. 

Кажется, гонка выиграна.
Громила забегает в переулок - и замирает. Он не так часто гуляет по округе, поэтому с закоулками не сильно знаком. Хотя технически он жил здесь и вырос, карта окрестностей в его памяти отчего-то не сильно отпечаталась. Прежде чем он понимает, что загнал сам себя в угол, позади слышатся быстрые шаги преследователя.
Мужчина нервничает. Его дыхание учащенное, в висках пульсирует, в целом он ощущает себя загнанным зверем - и это бесит его. Раздражает. Злит до темной пелены перед глазами. Сжимая и разжимая кулаки, он торопливо осматривается по сторонам, ища пути отступления, но вокруг лишь высокие стены коттеджей не первой свежести, через которые перебраться без сподручных средств не под силу даже ему.

Беготня закончилась, здесь некуда прятаться.

Полный угрюмой решимости, он оборачивается к своему преследователю и, сжимая кулаки, начинает медленное наступление. Выходит из тупика и, накручивая себя, идёт точно навстречу мальчишке Уэйнов, этой прОклятой семьи, что всегда приносила и ещё принесёт их городку тысячу бед. Им не нужно было сюда приезжать. Им следовало убираться. Здесь им не место! Пускай строят свои офисы где-то подальше отсюда. Пускай реализовывают амбиции за счёт других бедолаг. Но свой город, свой район - свой приют! - Колин в обиду не даст.

На секунду верзила замирает. Постойте. Как он подумал про себя?

Быстрая тень, бегущая по соседней стене, отвлекает его от глубокомысленных размышлений. Мальчишка совсем рядом и даже, кажется, кричит что-то недружелюбное. Мужчина готовится выскочить из-за угла и огреть того по надоедливой голове, дай Бог тому хватит одного удара пудового кулака, когда вдруг на глаза попадается канализационный люк. Бинго!
С проворностью, неприсущей столь грузному и огромному телу, громила срывает люк и исчезает в темноте канализации. Там его поймать почти невозможно, даже если он убегает совсем недалеко, по пути быстро теряя силы и в конце концов вновь обращаясь в совсем ещё маленького, рыжего мальчишку, что засыпает на ходу прямо в ближайшем стоке, не осознавая всей приключившийся с ним фантастики.

[NIC]ABUSE[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1611/a7/7ef4c5e3088b.jpg[/AVA]

Отредактировано Colin Wilkes (13.09.2017 15:27:40)

+5

58

Сила на стороне амбала. Но Дэмиан не боится чужой силы. И дело даже не в возрасте, в котором кажется, что море по колено. Это просто в его характере. Он не сомневается в том, что может нагнать и поймать. Действует на рефлексах и импульсах. Отступать его не учили, поэтому он бежит сквозь толпу, видя перед собой лишь одну спину. Он мог позвонить в полицию. Мог попросить помощи у местных. Но дела Уйэнов – это дела Уйэнов. Полиция не могла найти нападающего, несмотря на такое подробное описание. А он просто ходит по улицам Смолливилля! Маленького, провинциального, Смоллвилля, черт возьми! Где наверняка все друг друга знает, и уж такой громила точно не остался бы без внимания. И о чем это может говорить? Что его не особо-то и искали. И если Дэмиан собирался обеспечить безопасность своих родных, тогда он должен сделать это сам. Даже если на первый взгляд это кажется невозможным. Двенадцатилетний мальчишка против двухметрового мужчины? Без шансов. Но прости грубой силы на его стороне юркость и тренировки. И прямо сейчас он считает, что этого будет вполне достаточно. Поэтому без оглядки бросается прямо в переулок, в который всего пару мгновений назад вбежал рыжий. Там наверняка тупик. Вот он и попался!

Дэмиан едва не проскакивает поворот. Лакированные туфли скользят по асфальту. Он почти падает, но цепляется за кирпичную стену. И почти сразу понимает – этот преступник снова нашел лазейку. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, куда он делся. Дэмиан кидается к люку, но так и замирает на краю. Может быть, он и бесстрашный, но мозги все еще при нем. И он прекрасно понимает, что не сможет поймать его в этих лабиринтах подземных коммуникаций. Если этот мужчина уже бывал внизу, то без труда запутает мальчишку. А если нет… что же, пусть поплутает еще немного. Теперь Уэйн знает, где тот ошивается. И что он совершенно не собирается прятаться. И это сыграет на руку. Не попался сегодня, всегда есть завтра. Но теперь так просто он уже не исчезнет…
Уйэн-младший приседает на корточки и смотрит в темноту. Кривит лицо от неприятного запаха. Интересно, сложно ли будет достать план канализаций? На всякий случай… Всякое ведь может снова случиться. Теперь отступать кажется вдвойне невозможным. Дэмиан выдыхает под нос и рывком поднимается. Что же, сегодня не срослось… Но его появление поставило перед Уэйнами правильные вопросы. Можно считать, что скатался не просто так. И потом… тот мальчишка. Колин. Возможно, он и правда нашел те самые следы. С ним нужно было побеседовать еще раз. В обязательном порядке.

Перед тем, как вернуться домой, Дэми узнает от директора приюта все самое необходимое про Колина. И не просит, требует, чтобы его отправили в дом Уэйнов, как только он вернется. Просто пусть позвонят Альфреду. И машина приедет. Со своей стороны он ничего не объясняет. Вот еще, много чести. Ему просто нужен этот сиротка, вот и все. Ну кто будет с ним спорить? Тем более, пока директор будущего приюта не определен… Даже в свои годы Дэмиан уже научен лавировать и находить необходимые рычаги давления. Впрочем, ему еще многому придется научиться у дяди… Как и сообщить ему.
Дома он сразу несется в кабинет. Скидывает по пути пиджак, ослабляет галстук и подкатывает рукава рубашки.
- Приготовь ужин на четверых. У нас будет гость, - быстро командует Альфреду. И взбегает на второй этаж. Он похож на маленького мужчинку, такой же деловитый и чересчур серьезный. Он почти ничего не объясняет, только берет маркер и напряженным изваянием останавливается напротив плана приюта. Охраны недостаточно… Им нужно что-то придумать. Закрытая территория. Проверочные посты. Заезд и выезд исключительно по пропускам. Посещения – по предварительным спискам. Нужно купить свои автобусы для приютских детей – пусть ездят исключительно со своими водителями. И отбор учителей и нянечек… Он будет строгим. Очень и очень строгим. Нынешний директор – не подходит. У него по территории бродит какой-то рыжий мужик. А он старается это скрыть. Ему плевать на детей. Ему лишь хочется уберечь свое теплое местечко…
- Черт… - наконец, выдыхает Дэмиан. Он опускает руку, смотря на начирканные пометки. Его немного попускает. Сейчас он дома, они в мнимой, но все же безопасности. Патруль все еще ездит по территории их поместья. И сегодня вечером он даже сможет поговорить с тем мальчишкой, которого не пожелал слушать… Нужно будет извиниться. Дядя учил, что так и должно быть, если ты был неправ. Дэмиану еще сложно дается подобное. На ради дела… Пожалуй, он все же сможет. Нужно еще все подробно объяснить дяде Томасу. И переодеться к новой встрече. Кажется, если он будет одеть в обычные джинсы и толстовку, диалог может получится куда как легче… Ну и накрытый стол, разумеется. Сладости Альфреда разговорят кого угодно.

Отредактировано Damian Wayne (02.07.2016 12:18:08)

+4

59

Сказать, что Томас тревожится - это ничего не сказать. Провожая пасынка в дорогу, мужчина ощущает непривычное волнение. Долго поправляет его воротник, чересчур медленно перевязывает узел на галстуке. Лучше бы он сам отправился в приют и завершил свои дела, потому что.. Да бросьте, все понимают, что это может быть опасным. И самое безопасное место на сегодня - их дом, окружённый полицией и прочесываемый следователями снова и снова. А там, в хитросплетениях города, да ещё и на окраинах, где примостился кособокий приют, может случиться все, что угодно. Если тот негодяй все ещё в дурном настроении и на свободе? Если он решится повторить своё нападение снова на следующий же день? Всегда есть место плохому варианту. Насколько мог запомнить Том, тот верзила не отличался шибко умным выражением лица, так что мог вполне рискнуть.
- Будь осторожным, - виновато бормочет на прощание, спуская вниз лично, чтобы проводить Дэмиана. Хочет добавить что-то ещё, но так и не решается. Лишь смотри с крыльца, как мальчик усаживается в машину, как за ним захлопывают дверь, и как водитель увозит его прочь с безопасных территорий.
Томас ещё некоторое время остаётся на крыльце. Размышляет о том, не поспешил ли возложить на ребёнка - ему всего 11! - так много взрослых вещей? Конечно, Дэмиан и сам был рад, проявив инициативу и заинтересованность, и все же.. Гораздо лучше было бы, помогай ему в этом Брюс, уже почти совершеннолетний, а не его малолетний кузен. Впрочем, это палка о двух концах. Когда он сам был подростком, то слышать ничего не желал о будущей карьере или семейном бизнесе. Он просто хотел развлекаться и наслаждаться тёплыми деньками. Только поэтому ему даже в голову не приходит насильно принуждать сына к текущим делам. Ко всему прочему, после случившегося несчастья в семье это кажется кощунством.
Что же касается Дэмиана.. Томас думает, что участие во взрослых делах - его способ справиться со стрессом. Брюс замкнулся и отдалился. Дэмиан же, наоборот, мобилизовался и словно на пару лет повзрослел.
"Мне стоило нанять психиатра, - все же закрывая дверь, думает мужчина, возвращаясь в пустой дом. Оглушительно тикают часы. Прочих слуг не видно, а Брюс словно избегает всех и каждого. - Я не справляюсь. Это очевидно."
Быть сильным не сложно. Сложнее понимать и признавать свои ошибки. И сейчас Томас готов, наконец, признаться самому себе: вернуться в Смоллвилль и запереться в старом доме с испуганными детьми сталось не такой хорошей идеей, как ему казалось пару недель назад.

Дэмиан отсутствует недолго. Томас слышит со второго этажа, как шуршит гравий под шинами вернувшейся машины. После снизу хлопает дверь, по лестнице топочут торопливые шаги.
Закрывая книгу, мужчина выжидающе смотрит на дверь, почти уверенный, что мальчик первым делом придёт проверить его. Но - нет. Тот пробегает мимо библиотеки и затихает где-то в районе кабинета. Заинтригованный, мужчина вынужден выбраться из уютного кресла и отправится вслед за подопечным, чтобы испытать глубокое чувство угрызения совести, ведь ему сегодня совершенно не хотелось думать о делах и - как и обещал - он ленится остаток дня и ничем путным не занимается, разве что дает врачу осмотреть себя и переживает очередные компрессы с целебными примочками. Дэмиан же возвращается взбудораженным, мечется по кабинету, что-то чертит, изучает схемы и в целом выглядит одержимо. Томас закусывает губу и молча следит, заставляя себя не вмешиваться и дать ребёнку время зарисовать свои опасения. Лишь после подходит ближе и опускает ладонь на плечо пасынка, чтобы немного отвлечь.
- Что-то случилось? - тихо уточняет. - Этот новый забор с колючей проволокой поверх выглядит немного.. Пугающе.
Он силится подобрать более мягкие слова и формулировки. И заодно понять, что так сильно взволновало Дэмиана.
- Мы строим приют или охраняемую крепость? - пытается пошутить, хотя в голосе нет улыбки. Что же так напугало мальчика, хотел бы он знать. Собственные версии одна мрачнее другой.

+4

60

Обычно Дэмиан очень чутко ощущает чужое присутствие. Но сейчас не замечает притихшего у порога дядю. В его голове столько мыслей, что никак не получается взять себя в руки и сконцентрироваться для начала на чем-то одном. Глубоко в душе он понимает, что просто напуган, но подобного никогда не признает. Ему не к лицу детские страхи и капризы, он не может позволить себе запереться в доме и...что? Он даже не знает, что в таких случаях делают вздорные подростки. Он тоже не подарок, но в подобном слишком уж отличается от других детей его возраста. Уэйну-младшему необходимо действовать, что-то делать и придумывать, иначе точно голова взорвется. Внутри неприятно сжимается от нехорошего предчувствия. Этот великан слишком близок к его семье. К тому, что они делают. Не зря же оказался в приюте в этот самый день? И если однажды он снова нападет. Если решит начать с разрушения того, что дорого Уэйнам... Дэмиан невольно хмурится и растирает лоб пальцами. Он не знает, что ему делать. За что действительно стоит хвататься. Им необходимо позаботиться о себе. И о тех, за кого брали ответственность. Это кажется само собой разумеющимся, но после этой встречи, средь бела дня в толпе людей, Дэмиан совсем не уверен в том, что можно защититься от всего. Но ведь как-то... Если он подумает еще лучше... Как же тяжело признавать, что ему не хватает опыта и возраста! Несмотря на то, как быстро он старается повзрослеть. Этого все равно недостаточно...

На плечо ложится теплая ладонь, и Дэмиан невольно ощутимо вздрагивает. Вскидывает на дядю напряженный, но прямо сейчас непривычно беспомощный взгляд ребенка, который не знает, что ему дальше делать. Несмотря на возраст, это смотрится непривычно на его лице, даже если длится все лишь несколько мгновений. А после зеленые глаза темнеют, выдавая затаённую злость. Дэмиан был там, в тот самый момент, когда незнакомец, который едва не убил последних родных людей, а он просто ничего не смол предпринять. Где-то ходит опасный громила, а они о подобном бы и не задумались. И это после того, что случилось в их семье... Они слишком беспечны. Разве нет? Безопасности ведь много не бывает. Если уж не для себя, то для тех, кто точно совершенно беззащитен.
- Он был там во время визита, - выдавливает из себя с трудом. Отворачивается, стараясь не слишком выказать ощущаемую вину за то, что не справился. Не предпринял что-то еще. Даже в полицию не позвонил. - Тот рыжий, что напал. Был там, в приюте, ничуть не скрываясь!
Дэмиан сжимает кулаки и срывается почти на крик. А после досадливо поджимает губы и, сам того не замечая, жмется к боку Томаса. Он ожидает укора, что племянник не сообразил, как необходимо поступить. Да и сам скрывать этого не собирается. Признается, как есть.

- Я его упустил. Прости, дядя... - Дэмиана редко можно было увидеть подавленным. Быть более точным, после смерти отца он впервые ощущает собственную беспомощность. И как может старается ее победить. Даже если это глупые идеи о том, как обезопасить вверенных Уэйнам детей. - И я подумал... Нам нужно лучше продумать охрану приюта. Мы ведь не сможем постоянно присматривать за каждым из воспитанников. И они не мы, им личную охрану не поставят. Я плохо еще продумал, никак не могу сообразить...
То, что мальчик признается в том, что чего-то не может, это само по себе непривычное явление. Но то, что он явно просит совета, говорит и о близости - он доверяет Томасу настолько, что приходит к нему даже с собственным страхом. Наверное, ему потом будет очень стыдно перед дядей, но не сейчас. Дэмиан неслышно вздыхает и вновь потирает лоб, оставляя разводы - сам не заметил, как перепачкал кончики пальцев. Да и не до подобных мелочей им. Вполне возможно, что Дэмиан преувеличил возможную опасность. Возможно, поступал глупо и даже не по-Уэйновски. Он еще только учился, как ни прискорбно это признавать. Но кто же лучше научит его быть достойным, выдержанным и принимать верные решения? Только дядя Томас. И Дэмиан признается самому себе, что теперь в полной мере готов учиться. А не только действовать по своему усмотрению.

+4


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Дела минувших дней » [Май 2016] Time to say goodbye


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC