Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


01.03.18 Нам 3,5 года!
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"- Здесь что-то не так, босс, - предостерегает он, когда они добираются до другого конца поля. Как и в прошлый раз, Сардинки не торопится покидать кукурузные заросли, хоть его нос и не находит поблизости источников угрозы. - Это то самое место... Но я не чую того, что чуял вчера.
Казалось бы, это... хорошо? Однако Сардинки обеспокоен и озадачен. Он и сам не может объяснить, почему ему так не нравится исчезновение того, что таилось здесь. Ин-ту-и-ция? А может быть, дело в том, что он знает, что на самом деле опасность не исчезла, а просто переместилась в другое место?"
>>>читать пост<<<
КРИМИНАЛИСТ МЕСЯЦА



David Singh

БАННЕРЫ


LYL Красная зона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Несбывшееся » [07/08.07.16] Ценный свидетель.


[07/08.07.16] Ценный свидетель.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название: Ценный свидетель.
Участники: Leon S. Kennedy, Pamela Lillian Isley
Время и место: 7-8 июля 2016 года. Смоллвилль.
Краткое описание: Первая неделя с момента убийства отца Лилиан. Девушка только начинает осознавать размах произошедшей в ее жизни трагедии, а мир вокруг нее уже лихо меняется, закручивая дугу ее истории круто вбок. Прямиком из ФБР единственную выжившую свидетельницу инкогнито вывозят в захолустный городок, где сдают на поруки местным полицейским.

+1

2

Зеленая Митсубиси довольно быстро двигалась по направлению к Смоллвиллю. За рулем сидел один из агентов ФБР Ричард Айкен, спасший девушку от убийства. Он не дал, девушке сесть за руль, видя, в каком состоянии она находятся.  Им уже приходилось один раз останавливаться, когда у свидетеля начался приступ истерики. И ее пришлось успокаивать.
- Поспала? – спросил он, посмотрев на нее краем глаза. – Учитывая, в каком ты состоянии и как мы тебя за эти дни вымотали, тебе это нужно.
- Нет, - ответила собеседница, не обращая свой взор на собеседника, - Я не спала. Просто закрыла глаза. Не могу уснуть. Нам долго еще ехать?
- Почти приехали. Отец тебе шуструю машину подарил. Несмотря на то, что такие модели уже не выпускает, выглядит она солидно. Жаль что двуместная. Дать четыреста семьдесят лошадок в распоряжение шестнадцатилетней барышни…
- Отец очень гордился моими успехами в вождении, - тихим голосом проговорила Лилиан, продолжая разговор.
Памелу не волновала сейчас ни машина, ни то, что куда ее везут, и что с ней будут делать. Даже ее любимая ботаника отошла далеко в сторону.  Айсли помнила, как еще вчера она жаждала отомстить. «Размазать по стенке»  всех убийц или «пустить на удобрения» растениям.  Дайте ей только оружие, с помощью которого она осуществит все это, а сегодня все уже казалось иначе. Ботанику хотелось встретиться со своим отцом. Юная леди чувствовала, что целую вечность его не видела. И она отдала бы все, чтобы вновь почувствовать, как Джуд обнимает ее, без слов. Это то самое ощущение, когда ты с очень близким тебе человеком. А сейчас она осталась одна.  Одиночество, пустота и страх. Вот, что пришлось на замену мести. Жизнь продолжалась. И в этом мире последней из рода Айсли предстояло жить в нем. И никто ей больше не поможет. Теперь только она и только она несла ответственность за свои поступки. И никто за нее не вступится. Разбираться в науках, быть начитанным человеком, знать правила поведения в светском обществе, все это сводилось к нулю. Лилиан имела очень мало жизненного опыта. И теперь она это прекрасно осознавала. Всю оставшуюся жизнь ей идти одной, и любая ошибка могла стать фатальной. Памеле ничего этого не хотелось. Она хотела вернуть папу, возвратиться к тем «хорошим» временам, к той жизни, которая у нее была.  Но понимала, что не могла.
- Памела. Памела! – положив руку на плечо свидетелю, будил агент. – Мы приехали. Это полицейский участок.
- Мы пойдем сейчас туда? – все тем же очень тихим голосом спросила пассажирка.
- Нет. Избавлю тебя от макулатуры. Придешь туда через несколько дней, когда придешь в порядок, а вот эти бумаги подпиши, - проговорил он, доставая из сумки бумаги с ручкой.
Девушка начала подписывать бумаги, однако парень посмотрел более внимательно, чем обычно, особенно в ее глаза, и когда юная леди закончила процедуру, спросил.
– Скажи, Памела, что ты сейчас чувствуешь?
- Я…хочу отомстить за своего отца, - колеблясь, ответила она на вопрос.
- Ты врешь, - спокойным тоном сказал Айкен. – Ты не хочешь мстить за своего отца.
- Нет! – резко выкрикнула собеседница. – Хочу. Хочу найти и размазать убийц.
- Ты чувствуешь пустоту? Желание как угодно лишь бы вновь встретиться с отцом, потому что тебе страшно, и ты боишься всего остального мира…
Юная мисс перестала спорить, а лишь вновь заплакала. Ричард для себя открыл страшную действительность. А это что суицид для нее был вопросом времени. В таких ситуациях и с подобными личностями такое происходило весьма часто. И оставлять ее одну дома в таком состоянии было нельзя. Иначе на следующий день можно найти тело, плавающее в ванной с порезанными венами.
- Так, мисс. Возьми себя в руки. Жизнь не так уж страшна и тяжела, как ты думаешь. Вредить себе - не выход. Я скажу Леону, чтобы он провел с тобой на этот счет беседу, и ключи от машины получишь также от него. Потом мне или ему спасибо скажешь. А запасные ключи только попробуй достать из бардачка. Такой агрегат тебе нельзя давать в руки сейчас. Выходи из машины, подыши свежим воздухом, - после того, как они вышли, Ричард закрыл ее на сигнализацию и произнес напоследок:
– Леон Скотт Кеннеди. Этот человек будет ответственным за тебя. За вопросами обращайся к нему. Он все знает, в том числе кто ты на самом деле. Но я думаю, тебе не стоит рассказывать, в каких местах ты можешь употребляться в разговоре с ним свои настоящие данные. Да, Дженис?
Айсли лишь кивнула, и агент ФБР направился в участок. Она дожидалась мужчину, облокотившись на машину, вытирая платком глаза.  После чего она достала паспорт и посмотрела свои новые данные. «Дженис Сафизи». Теперь ей предстояло жить с таким именем и фамилией, после чего она вновь погрузилась в свои размышления, положив документ в карман. Несмотря на то, что на улице было прохладно, девушка этого не чувствовала. Хотя машинально обхватила себя руками.  Одежда на ней по-прежнему была с момента убийства. Футболка, джинсы с кроссовками и все. Отец оставил в багажнике машины различные для нее вещи, предвидев этот момент. Но возможности переодеться у нее так и не случилось. Прошло минут десять, как ушел Айкен. Она что-то почувствовала и повернула голову влево. Рядом стоял молодой человек в гражданской одежде, от внезапности Лилиан вздрогнула.
- Я вас не заметила. Простите меня, - произнесла она. – Добрый день. Меня зовут Па…Дженис Сафизи. Вы Леон Скотт Кеннеди?

Отредактировано Pamela Lillian Isley (08.10.2014 16:10:30)

+3

3

7 июля. Пятница. Леон весело насвистывал себе под нос незатейливую мелодию, радуясь возможности скорой отправки домой. Да и кто бы не радовался? Лето было в разгаре, погода стояла теплая и сухая, не жарило, особых перепадов не наблюдалось. Красота, да и только.
Особой работы не наблюдалось вторую неделю кряду, поэтому мужчина неторопливо фасовал стопки бумажек по углам стола, которые все собирался, да никак не мог разобрать. То лень, то некогда, то "пускай еще полежат". А потом на пороге нарисовался ФБРовец, и все планы на вечер покрылись сеткой трещин. Впрочем, все еще оставалась надежда избежать работы, так что Кеннеди сжался всем телом и постарался утянуться под стол незамеченным, но агент все равно почему-то его заметил и уверенно направился точно к его столу. Сетка трещины расширилась, и все планы провалились блестящими осколками в тартарары, а Леон вымученно застонал.
"За что?" - мысленно вопросил небеса, но на деле постарался принять деловой вид. Быть нужным и вообще полицейским ему даже нравилось, это выглядело солидно.
- Я могу вам чем-то помочь? - вежливо поинтересовался у незнакомца, с трудом припоминая, что они действительно ждали гонца из большого города с каким-то важным и срочным заданием. Только вот кого? И зачем? Леон сморщил нос и потер переносицу пальцем, силясь скрыть бурную деятельность мозга.
- Ричард Айкен, - тем временем представился агент, и Леон протянул руку для приветствия. Кинул умоляющий взгляд по сторонам, но никто из коллег не спешил его прикрыть и перенять важное дело на себя.
Что ж.. Кажется, ему и отдуваться.
- Леон Кеннеди, - на автомате представился и поднялся из-за стола. - Вы из Бюро, верно? Мы вас совсем не...
- Это по делу Сафизи.
- ..ждали, как же, ждали, - торопливо поправился, вдруг вспоминая, что точно что-то такое слышал от начальника. Если Фьюри узнает, что Леон забыл и едва все не проворонил, он ему голову отгрызет (в прямом смысле слова, поговаривали в народе, что черный начальник и не человек вовсе, а страшный кровопийца из сказок ужасов).
- Ознакомьтесь с этим, - Ричард протянул пухлую папку с рабочими материалами. - Девушка во дворе. И, пожалуйста, - мужчина понизил голос, - позаботьтесь о ней, ее отец мертв, а ребенок в подростковом возрасте. Все проблемы для нее сейчас громадны и не преодолимы.
Леон бегло пролистал папку и вздохнул. А что ему еще оставалось? Придется позаботиться.
- Я займусь этим.
- Стоит ли упоминать, что все это секретно и не подлежит огласке? - агент принял строгое выражение лица. Леон на всякий случай кивнул и перенял протянутые ключи от машины. - Я поговорю с вашим начальством, а вы пока займитесь девушкой.

Вздыхая себе под нос, Леон вытащился во двор полицейского участка. Пятачок был огорожен невысокой сеткой, в округе не наблюдалось активности, так что отыскать новую подопечную не составило труда.
Девушка была не высокой, самой обычной, кроссовки да джинсы. Она жалась к яркой зеленой машинке и баюкала себя руками за плечи, иногда тихо всхлипывая. Хотя Леон был не из жалостливых, сердце в груди предательски сжалось.
Впрочем, ему не стоит показывать, что жалеет. Она для него - работа.  И сразу должна уяснить, что он не станет бегать за ней, как за маленькой. Да, пожалуй, так и будет. Уговаривая себя мысленно, мужчина на всякий случай поправил на себе форму и решительно шагнул ближе.
- Я вас не заметила. Простите меня, - девушка вскинула голову, смотря заплаканными глазами. – Добрый день. Меня зовут Па…Дженис Сафизи. Вы Леон Скотт Кеннеди?
- Приятно познакомиться, Дженис. Зови меня просто Леон, - полицейский улыбнулся уголками губ, внимательно рассматриваю девчонку. Такая молодая, совсем еще подросток. Школьница. А уже столько пережила, потеряла и отца, и мать, а теперь вынуждена скрываться в чужом городе, чтобы те подонки ее не нашли. Да уж, незавидная судьба.
Вспомнив, что решил ее не жалеть, звякнул ключами.
- Поедем, я покажу тебе твой новый дом. Может, он не такой большой, как покажется на первый взгляд, но внутри достаточно уютно, - стараясь заполнять паузы разговорами, мужчина открыл дверь машинки со стороны пассажира и помог девушке забраться внутрь. Занял место водителя и, пренебрегая ремнем безопасности, сорвал авто с места.
Ему хотелось побыстрее с этим закончить, ситуация была неловкой, и все же он сделал небольшой крюк по городу, чтобы Лилиан осмотрелась и изучила окрестности. По пути он комментировал, где находится кафе, где бар, где кинозал, и мельком даже показал кукурузное поле, промчав Эклипс вдоль кукурузной линии. Может, это отвлечет ее от дурных мыслей, а заодно даст представление о структуре города, чтобы завтра она смогла купить себе хотя бы продуктов первой необходимости.
Вскоре они парковались на гравийной дорожке перед небольшим домиком, шины приятно шуршали по гравию.
- Хорошая машинка, - похвалил, забирая ключи с собой. И запасные из бардачка тоже. Ричард был прав, девчонка не в лучшем состоянии, лучше ей пока не садиться за руль.
Зато выдал на крыльце Памеле ключи от дома, показывая, как обращаться с замками. Посмотрел на нее внимательно, чтобы убедиться, что она все запомнила. И, наконец, распахнул дверь.
- Осмотришься сама? - пропуская ее в дом, остался на пороге. - Я принесу твои вещи из багажника. А ты пока чувствуй себя как дома.

Отредактировано Leon S. Kennedy (08.10.2014 10:14:47)

+2

4

Первые минуты знакомства со «стражем порядка» внушали чувство доверия. Обычно образ полицейского представляется в виде  мужчины средних лет с лысиной, пожирающим пончики. Но Леон разрушал этот образ. Лилиана дала бы ему лет двадцать семь, не больше. 
- Приятно познакомиться, Дженис. Зови меня просто Леон, - после чего полицейский улыбнулся уголками губ.
И, как заговоренная, девушка неожиданно для себя улыбнулась ему в ответ и кивнула головой. Однако после этого вновь погрузилась в свои раздумья.  Юная мисс вновь уселась за кресло пассажира. Ей так еще и не удавалось сесть за руль своей законной машины. Но Скотт не сразу повез Сафизи в «новый дом», решив, что перед этим показав город, будет весьма кстати. Памела не слушала комментарии молодого человека, она знала, что ничего из увиденного не запомнит и придется самой все изучать. Но определенные выводы Айсли для себя сделала и главный вывод - что Смоллвилль являлся весьма небольшим городишком с населением в несколько десятков тысяч жителей. И человеку, прожившему в Старсити шестнадцать лет, было несколько некомфортно перебираться жить сюда. Но она должна быть благодарна, что еще жива и будет жить где-то, иначе бы давно покоилась на глубине двух метров. «Экскурсия» скоро закончилась, и Эклипс остановился у одноэтажного дома. Внешне он выглядел весьма приятно.  Сафизи вышла из машины и пошла вместе с Кеннеди. Она быстро усвоила, как открывать замок и вскоре вошла в свое новое жилище, разувшись на пороге. Порог был соединен с залом, занимавшим весьма солидное пространство в доме, от него шли разветвления: в ванную, на кухню, в спальню и чулан. Кроме того юная мисс приметила небольшой гараж, пристроенный к жилью.
«И все это принадлежит мне. И здесь буду жить только я? Я должна быть очень благодарна, раз мне выдали такие хоромы. Но…неужели дело с убийством отца намного серьезнее раз меня тут держат».
Айсли не могла поверить, что ей это все достанется. В подобной ситуации у человека возникает множество вопросов, но сейчас она не хотела на них отвечать и поэтому просто выбросила из головы.
- Осмотришься сама? – спросил ее полицейский, пуская в дом. – Я принесу твои вещи из багажника.
- Весьма кстати, - ответила на автомате юная особа и ответила весьма холодным, приказным тоном, что выглядело необычно в данной ситуации. Тут у Памелы сработала привычка. Все-таки прожив в особняке шестнадцать лет, где многую рутинную работу выполняли слуги, сказалось на ней в определенных местах. При этом Сафизи и сама не заметила, как это произнесла. Дом был очень уютным, чистым, прибранным ухоженным, даже чулан выглядел приветливо. Спальная комната с обширным шкафом, двуспальная кровать, письменный стол и многое другое полезное. Первыми встретили ее еще в зале большой диван и пара кресел. Кухня новой хозяйке дома приглянулась также, в ней было весьма комфортно, чтобы…есть. Лилиан не любила готовить, да и не умела она. А вот поесть вкусные блюда это запросто. Девушка зашла в ванную комнату. Кафель цвета морской волны, весьма симпатичный, сделанный на морской мотив. Белая и сияющая ванная, манившая в себе искупаться. Что ее удивило так это то, что моющие принадлежности, лежащие на подставках, точнее их присутствие. Также стоит упомянуть присутствие стиральной машины. Айсли включила воду и умылась, после чего посмотрела на себя в зеркало, располагающееся над ванной. В нем она увидела замученное и уставшее лицо, с покрасневшими глазами и с растрёпанными волосами. После этого ее взор пал на упаковку бритвенных лезвий, и она взяла ее, вдумчиво посмотрев на вещь. Стоит ли сказать, что советы Ричарда были верны, но когда они были сказаны? Для человека, пребывавшего в состоянии подобного школьнице это целая вечность.  И их эффект давно растворился. Поэтому идея о том, что миру станет без тебя только лучше, вновь одержала победу. Поэтому сделав воду теплой, она заткнула ее и начала набирать воду в ванную.
- Дженис! – донесся до нее голос Леона.
Испугавшись, что он сейчас сюда зайдет, она небрежно положила упаковку в себе в карман и выбежала в зал. На пороге стоял Кеннеди и три сумки возле него, смотря на барышню укоризненным взглядом.
- Простите меня, пожалуйста. Это у меня машинально вышло. Я не специально. Я очень благодарна вам за помощь. Можете пока что оставить машину себе и пользоваться ею, мне она не понадобится. Дальше я сама справлюсь, вы можете ехать, - Сафизи старалась говорить приветливым и даже веселым тоном, но она лгала, и эта ложь чувствовалась в голосе. Подросток слышала звук воды, шедший из ванны, и надеялась отвлечь полицейского разговором. Взяв одну из сумок, Памела локтем задела карман и оттуда выпала пачка бритвенных лезвий. И знающему человеку легко было решить эту нетрудную головоломку, что затеяла юная мисс. – Черт!
Только произнесла она и, положив сумку, ушла вглубь зала. Где села на диван и вновь заплакала.

+1

5

Сюда бы Александра. Это Леон понимает с того самого момента, как оказывается на пороге дома. Учитель по образованию, самопровозглашенный психолог и защитник всех обездоленных. Возможно, таким бы стоило быть Кеннеди, но нет, всем спасибо, все свободны, он как-нибудь обойдется. Поэтому на высокомерный тон девушки он выразительно изгибает бровь и провожает ее взглядом. Да уж, сложно этой маленькой леди здесь придется. Где-то там, в большом городе, если у тебя богатый папа и частная школа, ты могла быть королевой всего и вся. А здесь корону совсем неаккуратно сбивают с головы, благо, если саму голову не зацепят. Леон знает, он сам учился в Смоллвилль Хай. Выскочки там быстро становились тихими и спокойными, подростки в этой глуши были как на подбор. Зато вот приезжих видно за версту. Усмехнувшись, полицейский покачал головой и вышел обратно во двор. Он нотаций читать не собирается, подростки сами расставят все точки над i, ему просто хочется поскорее все это закончить и вернуться к своим делам в участке. Сегодня сокращенный день, сегодня на ужин питы, и он не собирается пропустить футбольный матч. Так что быстрее и еще быстрее.
Вещей не так много, как могло бы быть. Но это и верно. Никто не прячет в такой глуши ребенка, прихватывая весь его гардероб от Дольче Габбаны или что там нынче модно у "золотой молодежи". Здесь ты либо сразу выдашь себя с головой, что из большого города и при больших деньгах, либо что ты ребенок Лютора или Осборна. Последнее, кстати, исключается сразу же, ибо у обоих по одному маленькому засранцу мужского роду. Поэтому кто бы девчушку сюда не собирал, поступил разумно и умно, что наверняка сложил только все самое необходимое на первое время. А затем сама разберется, перестанет выделять на общем фоне. Именно это ей сейчас и нужно.
Возвращаясь в дом и ставя вещи у порога, Леон выпрямился, быстро оглядывая домик. Да уж, все равно неслабо у нас государство заботится о сиротах. У Леона такого дома отродясь не было, а съемная квартира легко бы поместилась в гостиную и кухню. Не то чтобы он завидовал, но точно был бы не прочь развернуться в подобном месте. Большая плазма, большой диван и большой холодильник с отделением для пива. И жизнь не могла бы стать еще лучше. Мечтательно вздыхая, Кеннеди взглянул на наручные часы. Так, нет, у него слишком мало времени, чтобы и дальше тут у порога копошиться, пора и честь знать.
- Эй, Дженис, - позвав ребенка, Леон нетерпеливо качнулся с пятки на носок. Заметив юркнувшую из ванны подопечную, мужчина только махнул рукой на ее извинения. Ему все это совершенно ни к чему. Девочке придется хорошенько переосмыслить здесь свою прошлую жизнь, потому что фраза "вышло машинально" ничуть не добавляло ей очков. Человеку, что в таком тоне привык общаться с другими, очень сложно возвращаться с небес на землю. Особенно детям. Особенно тем, кто остался без поддержки родителей. И, думается, ей сейчас нотации и лекции на тему "будь проще, и люди к тебе потянутся" совершенно ни к чему. Ей бы сейчас смерть отца пережить, а не себя переделывать. Все придет со временем.
Леон уже собирался уходить, когда вышла совершенно неприятная и неловкая ситуация. Как-то протащенные с собой лезвия, выпавшие из чужого кармана, заставили мужчину поморщиться, а не ужаснуться. И второй раз посетовать на то, что здесь вместо него не стоит Козаченко. Тот бы сейчас наверняка нашел тысячу и одно успокоительное слово, а у Леона было всего единственное. И то вряд ли можно было отнести к подбадривающим. Неспешно нагибаясь и подхватывая коробку, Кеннеди прислушался к тихому звуку льющейся воды. Ну, конечно, только свечей не хватает и музыки. Или это подразумевалось чуть позднее?
- Романтично, - подкинув в руке коробочку, заметил Леон, ловя взгляд девушки. - Твоему отцу определенно есть, чем гордиться, научил дочь не опускать руки и все такое.
Да, Кеннеди не психолог, он уже это упоминал. И он вообще не уважает людей, которые собираются свести счеты с жизнью только потому, что им сложно или плохо в данный конкретный момент или небольшой промежуток времени. И даже делая скидку на сложную ситуацию девочки, он все равно не понимает. К чему все эти сложности? Зачем тянуть, спасаться, напрягать других людей, чтобы потом... что? Слиться? Ну нет, так дело не пойдет. Он, конечно, не может сказать всего этого вслух, добивать того, кто находится в столь угнетенном состоянии, не выйдет даже у него. И потом, он снова себе напоминает - перед ним ребенок. Будь взрослый человек, он бы попросил написать предсмертную записку, чтобы потом не затягивать с закрытием дела, но сейчас... Вновь вздыхая, Кеннеди выразительно смотрит в глаза напротив. Он лично считает, что шоковая терапия лучшая, но старается быть мягким.
- Если ты сейчас учудишь глупость, а я по другому это назвать не могу, то убийцы твоего отца могут остаться безнаказанными. Знаешь почему? Потому что ты их не опознаешь. Нет последнего свидетеля, на деле можно ставить крест. Поверь мне, - Кеннеди, конечно, нагнетает, но надеется, что выбирает верный путь. Вещать о том, что этого бы не хотели твои родители и у тебя вся жизнь впереди, будут все, кому не лень. А вот осветить вполне конкретные последствия ее поступков в будущем - это куда как действенней. - Пару росчерков на руках, и те, кто обидел тебя и твою семью, тебе только спасибо скажут. Им свобода, мне лишняя работа и понижение в должности, потому что не уследил. Так что давай-ка без глупостей, это я конфискую, сама понимаешь.
Спрятав в карман коробок с лезвиями, Леон все же проходит в дом и показательно встает у входа в кухню.
- Мне не придется сейчас забирать ножи, перекрывать газ, воду? А еще рыться в твоих вещах, забирая все, из чего ты можешь сотворить подобие веревки? - Леон смотрит очень говоряще. Он может все это сделать здесь и сейчас, но надеется, что благоразумие Дженис возьмет верх.

+5

6

Волновали ли ее лекции Кеннеди в данный момент? Нет. Но когда речь зашла о том, что парень может лишиться должности и работы, то этой уже «привело ее в чувство». Сафизи хотела навредить только себе, и она даже не задумалась, что ее смерть отрицательно скажется в личном деле Леона. Этого ей не хотелось. Подставлять другого человека, такого как Кеннеди, Дженис не могла пойти на такое.  Памеле было сейчас стыдно. И они вспомнила слова Ричарда, о том, что Скотт хороший парень.
«Как я себя веду. Начала командовать, пусть даже машинально. Все время плачу. А сейчас только что пыталась покончить с собой. А ведь его поставили за мной присматривать. И так бы я подставила этого человека. А этого я не хочу».
Полицейский прошел вовнутрь дома и показательно встал у входа в кухню.
- Мне не придется сейчас забирать ножи, перекрывать газ, воду? А еще рыться в твоих вещах, забирая все, из чего ты можешь сотворить подобие веревки? – спросил он.
Памела направила свои глаза на него. Молодой человек стоял невозмутимо и ждал ее реакции, попутно смотря на время в часах.
«Он куда-то спешит? Тогда я должна извиниться перед ним. Я доставила ему так много неудобств».
Встав с дивана, девушка направилась и подошла к нему, вытирая руками слезы.
- Не буду. Обещаю. Я, правда, не подумала, что этим поступком нанесу вред вам. Я хотела причинить вред только себе. Я приношу свои глубокие извинения, - но ей показалось, что Скотт сейчас вновь отмахнется рукой, как тогда, показывая, что это всего лишь фальшь богатенькой девочки, и то, что порой называется «разрядка, когда люди выливают на кого-то, все, что так наболело, случилось и с Лилиан. – Вы думаете, что вот богатенькая девочка приехала сюда в Смоллвилль, ведет себя подобающе ею статусом, веселя остальных людей. Я уже извинилась, но прошу меня простить еще раз. Я это сделала не специально. Ах, девочка из «золотой молодежи». Такое мне говорили, и я подозреваю, о чем вы думаете. Я никогда не ходила в частную школу. Отец меня никогда не хотел отдавать в  нее, считая, что там нечего делать, а все важные знания можно получить и в школе с углубленным изучением химии, биологии и ботаники вместе с обыкновенными детьми. Мой отец – Джуд, никогда не баловал меня. Мне никогда не покупали дорогие шмотки, в элитные рестораны отец меня не водил. Когда у акционера крупной компании единственная наследница это дочь, вытекает много проблем. Женщинам гораздо тяжелее пробираться по карьерной  лестнице, а совет акционеров… Вы сразу представляете себе стол, за которым сидят мужчины средних лет в деловых костюмах, обсуждают важные проблемы, параллельно с этим куря сигары и попивая бурбон. А можете себе представить, что некоторые из них женщины? А потому что лишь единицы женщин продолжают дела своих отцов. Моим сверстницам ничего этого не надо. Шмотки, круизы, рестораны, бурный роман с загорелым, спортивным испанцем, сколько денег останется после этих развлечений, их не волнует. И когда у таких отцов рождаются дочь, их место в совете занимают их хахали. И это моему отцу было просто омерзительно. И мне тоже. Ему омерзительно было представить что какой-то парень мало того что трахает его дочь, так еще прибрал все его денежки, все то, что он заработал.  Поэтому с самого детства меня не баловали. Видите ли вы на мне украшения, правильно, ничего нет. Носить множество колец он меня быстро отучил, а серьги я сама перестала. Они только мешались. Он говорил мне, чтобы девушке выглядеть красиво, всякие побрякушки и тонны косметики не нужны. И сам он носил лишь обручальное кольцо и все, в память о маме. Что действительно было элитное так это, что меня тренировали мастера спорта по рукопашному бою. Ему хотелось, чтобы его дочь могла постоять за себя. Не дать пощечину, а врезать в челюсть или свернуть шею ублюдку, что пытался причинить мне вред. И ученых в области экономики, после его смерти, мне предстояло распоряжаться финансами и участвовать в управлении компании. И я хочу сказать что все это прошло весьма успешно, он гордился моими достижениями, но сказал это лишь в своей предсмертной записке. Девушки из золотой молодежи не участвуют в национальной олимпиаде: по химии, биологии и ботанике, и не выигрывают их четыре раза подряд, после этого получая без подкупа приглашения в одни из самых престижных университетах передовых стран. И об этом не пишут в газетах, что Памела Лилиан Айсли, выиграла четыре раза подряд, только в специальной поддержке.
Тут она сделала небольшой перерыв, доставая из джинсов бумажку, не обращая внимания на Скотта, она дала ему в руки что переписала.
- Ценный свидетель. Я так поняла, что такие  хоромы не выдают ценным свидетелям. Потому что я знаю гораздо больше, чем лица простых наемников, посланных меня убить. Видите это. Это химическая формула токсина получившего название Ви-Вольт ноль, один. Базовая его версия. И это отнюдь не для удобрения растений. Им накачивают людей, делая их в несколько раз сильнее выдающегося чемпиона по боксу. И это без сомнения военное оружие. И главное я прекрасно знаю что и как тут действует, и вижу большие недоработки в формуле, но это все из-за того что она базовая. Оригинал хранится у ФБР на флеш-карте. И я тайком переписала эту формулу, потому что это главная ценность, что оставил мне мой отец - Джуд Айсли. А Я – Памела Лилиан Айсли его дочь, живущая теперь как Дженис Сафизи. Я все это вам говорю, не пытаясь оправдать себя и тому подобное, просто ставлю вас в известность, - после этого юная мисс выхватила обратно бумагу обратно, и, сложив, засунула обратно в джинсы, после этого она зашла в ванную комнату, выключив воду и выдернув пробку, она вновь вышла в зал и легла на диван, повернувшись на бок. – Так что прошу, простите меня, пожалуйста. Ричард сказал, что вы хороший парень, и если бы не вы, то я бы покончила с собой. Вы правы, я не могу так просто умереть и доставить радость тем падонкам. Я должна отомстить за своего отца и продолжить свое дело. Я не знаю, как вас отблагодарить, но вы можете пользоваться моей машиной вплоть до конца августа. До периода учебы, она мне совершенно не нужна. Возьмите ее. Вы тем более куда-то торопитесь, она вам не помешает, - после этого она перевернулась на другой бок, спиной к Леону. – Когда будете уходить, закройте за собой дверь. Было приятно с вами пообщаться.
После чего она закрыла глаза, собираясь спать вот так, без подушки, одеяла и прочих спальных вещей.

Отредактировано Pamela Lillian Isley (11.10.2014 11:37:23)

+3

7

Леон подвис.
Он ожидал чего угодно, правда, ЧЕГО угодно. Так ему казалось. Истерики, топания ногами, горделиво вскинутого носика или даже требования убираться и оставить ее, несчастную, в покое. Но только не этого. Оправдания и уверения его в том, что она не такая, какой на самом деле и была, совершенно не нужны были обычному полицейскому, которому поручили дело, совершенно не соответствующее его квалификации. Не то чтобы он действительно когда-нибудь признал это вслух, но выжившие потерпевшие, проходившие по программе свидетелей, определенно не его конек. Или правильнее будет сказать, что в Смоллвилле таких пересчитать можно было по пальцам одной руки? Или по одному пальцу?
Господи, кто вообще додумался оставлять малолетнюю девчонку, лишившуюся родителей, одну в незнакомом городе без десятка психологов, распиханным по углам комнат? Не то чтобы Леон считал, что они на самом деле нужны, но есть же тонкие натуры, верно? Не все, как он, могут пить пару недель, а потом выйти на работу и принять соболезнования так, будто это случилось пару лет назад. И потом, он был немногим, но все же старше...
- Воу, воу, я понял, - Леон вскинул руки в защитном жесте, словно пытаясь выстроить стену между собой и всей той информацией, что на него полилась.
Он правда был плохим психологом, он не сможет ответить на все это ничего путного, а если и сможет - то от этих слов ребенку захочется полезть в петлю еще пуще прежнего. Он умеет рубить только правду-матку, и то в достаточно резкой форме, а такое можно с людьми постарше и мужского полу, девушки как-то чувствительнее относятся к своей душевной организации. Например, сама его временная подопечная... Ей так хочется показаться нормальной и обычной, что она не замечает, как начинает оправдываться. И школа-то у нее была обычная, и папочка любимый был строгий, и уроков было много, и никаких вам миллионов долларов на месяц в качестве карманных расходов...
Верил ли Кеннеди в это действительно? С трудом.
Все "золотые" дети уверены, что им чертовски тяжело живется. Что все, что у них есть, это ничто и звать это никак. Они находятся под каким-то там психологическим прессингом и совершенно лишены возможности выбрать свой путь и бла-бла-бла. Леон знавал таких. Обычно в молодости он усмехался и предлагал поменяться местами. Вот когда будешь сам стирать свои носки и трусы, заправлять кровать и готовить еду, жить в обычной комнате 10 на 10 метров, и выбивать себе спортивную стипендию на колледж, чтобы хоть как-то получить образование, а не выбирать между Гарвардом и Оксфордом, вот тогда и будешь говорить о том, что родители тебя совершенно не баловали. Ага. Если тебя отучили носить кучу колец и прочего, то они у тебя были. А, значит, отказа ты не знала. Но он не будет говорить ей этого, зачем и для чего? Он здесь совершенно для другого.
- Слушай, Дженис... - вскинув руку, Леон потрепал светлые волосы, взглянув на девочку. - Я рад, что твой отец озаботился твоим моральным облаком. Я бы просто посоветовал следить за тем, как ты говоришь. Ты привыкла, что вокруг тебя те, кто заботится о твоих нуждах. И это выдает твое происхождение с головой, есть на тебе сережки или нет их. Я был бы поосторожнее на твоем месте.
Кеннеди внимательно проследил за тем, как она ушла в ванную комнату, рефлекторно делая шаг за ней. Станется еще захлопнуть дверь и попытаться утопиться в раковине, а выбивать дверь в казенном доме, да откачивать ценного свидетеля - это точно ничем хорошим для него не кончится. Думается, даже можно будет попрощаться с отсутствием вечерних смен по пятницам. Хотя, если он не научит Дженис следить за языком в другом плане, им тут всем несладко придется. А будить маленький сонный Смоллвилль не хотелось никому. А это могло произойти, проболтайся девочка кому-нибудь еще о своим истинном происхождении и причине своего присутствия здесь.
- Дженис, - упрямо повторил Леон, не называя ее настоящим именем. Даже не заглянув в бумажку, все равно не разбирается во всех этих мудреных формулах, мужчина посмотрел строго и жестком. Вот тут не место для поиска аккуратных слов и попытки не задеть нежных чувств. Дело касается ее жизни, и ей придется это уже уяснить. - Нет никакой Памелы, нет никакого токсина ви-что-то-там, нет убитого отца и дома для свидетелей. Никакой флеш-карты и агентов ФБР проездом тоже нет. И Джуд Айсли не твой отец, ты вообще его не знаешь и о той трагедии не слышала. Твой отец в длительной командировке, мать умерла в детстве - это все, что ты можешь говорить вслух. Это все, что кто-либо когда-либо могут от тебя узнать. Друг, не друг, мальчик, в которого ты влюбилась, не имеет значения. Никто не должен знать о какой-то там Памеле. Я ясно выразился? Иначе будешь менять город за городом, и где-нибудь ты навредишь не только себе, но и тем, кому все это рассказала. Утащишь следом за собой, и они лишатся не только должности, но и головы. Так что я. Ничего. Не. Слышал.
Вернув ей бумажку, Леон выдохнул. Если Дженис собирается откровенничать со всеми подряд, это очень и очень плохо. Нужно будет позволить в ФБР и уточнить, точно ли они провели нужную работу с девчонкой? И не нужен ли тут еще один психолог в качестве ее искусственной мамочки? Это бы чертовски помогло им всем.
- Я не пользуюсь чужим транспортом. Таково уж мое правило, - качнув головой, отказываясь от столь щедрого подарка, Кеннеди, тем не менее, ключи от машины пока забрал с собой. А то еще передумает ненароком... Но здесь ничего не поделать. Он не может ночевать с ребенком и проводить с ней 24 часа в сутки. Ему придется все-таки, скрепя сердце, поверить в то, что она пришла в себя и новых глупостей не наделает.
- Я приеду утром проверить, все ли в порядке. Привезу немного продуктов на первое время, остальное уже сама. Все, счастливо. Не выходи из дома до моего приезда, - зачем-то кивнув спине девочки, Кеннеди еще раз оглядел дом и только после этого вышел, закрывая за собой дверь. Что же, можно сказать, что все прошло почти удачно. Ему осталось сделать звонок мистеру Айкену, получить расчетный чек на потребности свидетеля, а после с чистой совестью отправиться домой. Где, возможно, он сможет уговорить одного школьного учителя помочь ему с деликатной проблемой в лице ребенка, спрятанного от всего мира в их городке.

+4

8

- Я приеду утром проверить, все ли в порядке. Привезу немного продуктов на первое время, остальное уже сама. Все, счастливо. Не выходи из дома до моего приезда, - сказал полицейский и закрыл за собой дверь.  И как бывает в подобных случаях, Памела перевернулась на другой бок и встала с дивана. Но дальше ничего не последовало. Возможно, любая другая юная мисс на ее месте кричала о том, как он смеет и кто он такой. Но Лилиане было не до этого. Она делала выводы от «беседы» с Леоном.
«Мне…действительно прислуживали люди. И у меня действительно не выходило быть похожей на обычную девочку без толстого кошелька. Я просто пыталась себя вновь оправдать. И он не поверил, как и тогда в школе. Все знакомые мне тоже не верили. Считали, что я нагло вру или же, что Дженис – полная дура, так как не пользуется таким положением и решила снизойти до обычных смертных. Но неудивительно, что он не поверил. Словами тут ничего не доказать. И я все же ему благодарна за то, что он отговорил меня покончить с собой».
После этого она чихнула. Дом хоть и был хороший, но пыли в нем скопилось достаточно много, и Сафизи решила, как только она отоспится, примется за уборку. И поэтому она вновь улеглась спать.

Спалось Дженис достаточно плохо. Ей снился кошмар о том, что Айсли не смогла убежать от тех убийц, хотя и старалась изо всех сил, но они ее догнали, связали и, облив бензином, подожгли. Хозяйка дома закричала и проснулась в холодном поту.
- Живая…фух. Сон. Всего лишь сон, - вытирая ладонью пот со лба, она направилась в спальню и посмотрела на электронные часы, стоящие на тумбочке. – Половина седьмого. Что ж, не буду зря времени терять.
Лилиан притащила сумки из коридора и разложила вещи по полкам в шкафу. Предназначались они для летнего сезона, и было их не так много. Но мысленно поблагодарив отца и за это, Памела достала комплект нижнего белья, шорты и футболку.  Приняв холодный душ и переодевшись, она прочла инструкцию по использованию техники и, погрузив туда свои пожитки, отправила их стираться.  После этого на кухне Памела вставила фильтр в емкость для воды. И наполнив емкость, осушила ее почти всю, а в ней было почти под литр. Наполнив его снова, Сафизи отправилась в чулан, где достала «современную швабру», ведро и пару тряпок. После того как: полы и окна были вымыты, мебель и аппаратура протерты, девушка принялась пылесосить ковер в гостиной.  Покончив и с ним, и уложив все принадлежности обратно в чулан, на этот раз из него оказались вытащены утюг и гладильная доска.  Дженис пошла на кухню, где налила себе еще один стакан воды и моментально его осушила. Часы к этому времени показывали «10.57». Положив предмет и достав оттуда футболку, она принялась ее аккуратно гладить. Богатейка сама убирается дома, стирает, моет окна, пол, пылесосит ковер. Для многих это могло бы показаться странным, что девушка вот так сразу начала выполнять то, что делают обычные смертные все время. Но Лилиана все это умела делать, отцовское воспитание не прошло зря. Но готовить она так и не научилась. И от этого Сафизи покачала головой. Съесть вкусные блюда она запросто могла, а вот приготовить…тут состояла проблема. Да и сама Айсли не сильно рвалась учиться готовить. И, несмотря на все ее заверения «богатая обстановка» в плане готовки одержала победу.
- Сейчас бы омлет, - «с кислой миной» проговорила вслух Памела, складывая только что поглаженное белье в корзину.

Отредактировано Pamela Lillian Isley (16.10.2014 21:37:05)

+2

9

Благородным планам Кеннеди не было суждено сбыться. Если быть честным, то его смена подошла к концу еще полчаса назад, так что он просто не смог себя заставить действительно вернуться в участок. Впрочем, как и не смог осуществить второй части своего плана - сразу же вернуться домой. По пути как-то удачно подвернулся бар, где так же удачно оказалось отличное холодное пиво и неплохой раунд в бильярде с очаровательной брюнеткой в яркой красной блузке, прикрывающей разве что ее живот. После подобного времяпрепровождения вечера он при всем своем желании не смог бы действительно побеседовать со своим соседом-учителем о превратностях детской психологии. Так что при возвращении домой далеко за полночь, Кеннеди честно улегся спать, порешив, что утро вечера мудренее. Обычно так говорил Александр, Леон делал вид, что понимает присказку, а порой даже удачно и сам ею пользовался.
Что же, утро оказалось явно не мудренее, а беспощаднее. Не то чтобы его мучило похмелье или совесть после вчерашнего, но недосып не постеснялся явиться во всей красе, а потому Леон до последнего нежился в кровати, соблаговолив появиться на кухне за десять минут до выхода. Он посчитал, что этого времени ему вполне хватит для того, чтобы выпить кофе, съесть оставленную без присмотра соседом горячую булочку, а после оного еще и расспросить, как бы ему поделикатнее говорить с ребенком, который остался сиротой. Кеннеди понимал, что это вызвало бы кучу ненужных вопросов у кого угодно, но только не у Козаченко, который обладал уникальной способностью - не лез в полицейские дела без надобности. А уж то, что это было именно их делом, было понятно уже по постановке вопроса. Но зато сосед не поскупился на советы, и Леон пожалел, что не встал за шесть минут до выхода. Он мрачно зашнуровывал свои ботинки, а мотающийся рядом мужик все продолжал сыпать фразами типа "тонкая душевная организация", "психологическая травма огромных масштабов", "только лаской и понимаем", "внимательно наблюдать и не оставлять без присмотра", "показать ребенку, что он нужен этому миру". На последней фразе Кеннеди честно нервно моргнул, посмотрел очень выразительно на учителя и просто молча махнул рукой. Окей, общие посылы он понял. Ничего грандиозного говориться, конечно, не будет, но аккуратнее и деликатнее точно быть постарается.
Итак, бюджетных денег Кеннеди вчера так и не прихватил, а если он сейчас заедет еще и в участок оформлять все это дело, то точно окажется у ребенка только к обеду. Вряд ли это было хорошей идеей, а потому мужчина решил провести все эти операции после - чеки никто не отменял. Правда, к исполнению сей простой миссии он подошел весьма изобретательно. Или же просто в своем стиле. Что любит ребенок в таком возрасте? Правильно, пиццу и газировку. А всю эту правильную и здоровую пишу пусть суют в себя взрослые, ничего не понимающие в божественном вкусе двойного сыра. Впрочем, одной пиццы было бы маловато, поэтому Леон честно купил еще и набор холостяка - сосиски, хлеб для тостов, сыр и яйца. В пакет перекочевало первое попавшееся мыло, зубная щетка и паста. По его разумному убеждению в этой жизни ваще больше ничего не надо, кроме пива. Но последнее девушке юных лет категорически нельзя, так что обойдется той самой газировкой.

К дому Кеннеди подъезжал почти вовремя, с привычной задержкой на полчаса.
Отчаянно зевнув, полицейский выбрался из-за руля служебного авто, подхватил в руки пакеты и пока еще теплую коробку пиццы, и с чувством выполненного долга поднялся по крыльцу. Вваливаться без стука было невежливым, а потому он честно пару раз постучал в дверь ногой (по причине занятости рук), а не выбил ее одним точным движением. Как только ему открыли, он без лишних раскланиваний ввалился в дом, безошибочно направляясь в сторону кухни.
- Проснись и пой, детка, - Леон не успел себя притормозить, выдавая свое традиционное утреннее приветствие. Впрочем, девочка была подростком, так что вряд ли обратит на подобное внимание. - Как спалось на новом месте? Никаких новых глупых и опасных мыслей? Все спокойно и тихо?
Завалив Дженис вопросами, Леон выгрузил свои покупки на стол, а после внимательно огляделся. Никаких изменений, никакой подозрительно шумящей в ванной воды и, кажется, никаких опасных предметов в руках девочки. Ну что же, это можно было считать удачным началом дня. Возможно, новая минутка психологической помощи и не понадобится.
- Я привез тебе еды на первое время, как и говорил. Остальное будешь покупать сама, ближайший магазин всего в 15 минутах ходьбы. А у Джо делаются лучшие пиццы, могу оставить номер доставки, - облокотившись о стол бедром, Кеннеди сложил руки на груди, стараясь не то выглядеть тем самым важным полицейским при исполнении, не то принимая едва ли не отеческую позу. На самом деле Леон никогда не понимал, когда какой-то позе придавали особое значение. Ему было удобно. Вот и все.
- Если у тебя есть вопросы, можешь задавать. Мне скоро нужно вернуться в участок, но у меня еще есть время, если тебе что-то необходимо.
Кажется, это вполне можно было приравнять к "более внимательным и тактичным". Сосед, надававший ему кучу полезных советов, гордился бы им. Определенно.

+1

10

У любого человека, особенно если этот человек очень ленивый и решил все-таки взяться за работу, и эта работа была почти закончена, а в этот момент заявляется персона и гадит на все ваши труды. Чтобы было с вами? Чтобы вы почувствовали? Памела в этот момент хотела устроить апокалипсис Леону, прошедшему в наглую на кухню в грязных башмаках. В обуви по чистому полу, вымытому час назад.
- Детка? – удивленно подняв бровь, спросила Лилиана, держа корзину с бельем. - У кого-то вчера был хороший вечер, явно лучше, чем у меня. Пиво с футболом или симпатичная знакомая? Я поспала и это уже хорошо. Кошмары и слезы. Все спокойно и тихо. Никаких глупостей я не делала. 
Еда, привезенная Скоттом, оказалась весьма кстати. Положив корзину с бельем, она направилась в сторону пиццы и газировки. Но перед этим остановилась возле молодого человека.
- Я была бы очень рада, если бы ты вернулся к коридору и разулся. Возможно, ты не заметил, но я встала в шесть утра и вплоть до этого момента проводила уборку в этом доме. Вымыла полы, окна, ванную, протерла везде  пыль, пропылесосила, простирала и сейчас гладила белье. Поэтому Кеннеди будь любезен разуйся, пожалуйста.
Закончив свою тираду, юная мисс набросилась на пиццу с газировкой. Первые два куска были буквально проглочены, вместе с первой банкой газировки. Многие богатенькие детишки на ее бы месте капризничали, потому что просто не понимали прелесть «двойного сыра». Сафизи продолжала потрошить пиццу и вскоре от нее осталась уже половина того, что было ранее парой минут назад.
- Вкусно, а это очень хорошо, что пиццерия находится так близко, - с набитым ртом проговорила Айсли, в данный момент, забив на все нормы светской воспитанности, да и кому они нужны кроме как на официальных приемах, пафос и только. – Газировка конечно неплохо. Помню в том году, когда мне стало грустно, я украдкой пробралась в погреб отца и выпила скотч одиннадцатилетней выдержки. Вкус очень своеобразный, но мне понравился, правда, потом мне он всыпал. Увидев меня спящей рядом с бочкой. Как мне его вчера не хватало…
Съев еще один кусок, Лилиана продолжила разговор.
- За еду огромную спасибо. Вопросы…Ну раз нам пришло время так сказать долго дружить, то можешь расскажешь о себе? Почему пошел в полицию? Как оказался тут или ты коренной уроженец этого города? О самом городе? Какие тут жители? Дашь пару советов, что не нужно и нужно делать? Но больше конечно хотелось бы услышать о тебе. У меня никого не осталось…даже друзей, хотя у меня их и никогда и не было дружили со мной только из-за денег.  В одиночку в этом мире крайне трудно, - завалила вопросами собеседница, а после этого Сафизи добавила, - Насчет вчерашнего. Леон, я не маленькая девочка и прекрасно знаю все тонкости игры. Но здесь в этой квартире называй меня Памелой Лилианой Айсли. Дженис Сафизи эта личность на людях в любом месте. Но здесь когда мы с тобой остаемся наедине, она исчезает. И я верну себе право называться на людях своим настоящим именем. Эти ублюдки крупно пожалеют. Ну, так рассказывай о себе.
Последнее фраза была брошена вновь улыбающимся лицом и с дружелюбной интонацией. Добив вторую банку газировки, она выбросила их в мусорный пакет, а остатки пиццы уложила в холодильник, как и принесенные продукты, дожидаясь пока Скотт, подойдет к ней и начнет, как ожидала она, рассказывать о себе.  Покончив со всем этим, она уселась за стул и стала дожидаться ответа.

+3

11

Верить детям на слово? Леон бы, положа руку на сердце, никогда не стал. Он и себе в юности не особо доверял, особенно во времена полового-то созревания. Вот где ты за себя не отвечаешь. А тут, как выразился его сосед, "травма каких-то там особо крупных масштабов". Но пока он ничего подозрительного не видел и не слышал, он сделает вид, что все в полном порядке. Будет действительно плохо, чуйка ему подскажет. В конце концов, он не был действительно плохим копом. Может, самую малость ленивым? Он лично предпочитал это называть "разумным распределением собственных физических и моральных сил". Звучало более солидно.
- Тебе еще явно рано знать, как проводят вечера старые полицейские, - опускаясь на стул, Кеннеди очень выразительно изогнул бровь. Серьезно? Она сейчас предложила ему пойти разуться? Она вообще американская девочка или ее привезли из другой страны? А как же забежать в истерике домой и рвануть на второй этаж, плюхаясь на кровать, а потом так и засыпая, не раздеваясь и не разуваясь? Где вообще в Штатах принято разуваться? Они же не из Украины. Или откуда там его правильный сосед...
- Начнем с советов, - усмехнулся мужчина, и не думая отправляться обратно в коридор. - Первое - я не знаю, как было принято в твоем городе и загородном особняке, но здесь разуваться в гостях не принято. Показывает, что тебе легче напрячь пришедшего, чем потом просто пройтись тряпкой.
Ладно, он лукавил. У них вообще было не принято разуваться. Он не знает ни одного дома, где бы он снял свои ботинки. Кроме собственного. Александр рьяно охранял свои территории, навязывая свои варварские русские обычаи простому американскому парню. Но это из другой оперы.
- Второе. Вот когда вернешь себе право называть свое настоящее имя, тогда и станешь снова Памелой. А пока учись жить с новым именем, это тебе поможет. Как коп говорю, - с самым серьезным видом посоветовал. Сам он, конечно, с трудом понимал, как в сознательном возрасте вдруг оборачиваться на совершенно чужое имя, это ведь нужна привычка и тренировка. Она должна это понять - он делал не из вредности, он даже помогал. Сейчас это кажется ей простым, кто-то крикнул "Дженис", и она сразу же откликнулась. Нет, нет и нет. Первое время она не будет понимать, что это обращаются к ней. И это плохо - выдает с головой. Леон просто надеялся, что она не просто поймет, а примет. И когда-нибудь скажет спасибо, что он не плюнул на это и позволил ей так легко называть себя старым-добрым именем.
- И третье. Твоя машина крута для этих мест. Поэтому буть готова к настороженному приему в школе. Это я тебе говорю как бывший ученик Смоллвилль Хай, - Кеннеди был не просто учеником, когда-то он был самым популярным учеником. Капитан футбольной команды, спортсмен и красавец, далеко не дурак, задира и мечта всех девчонок. И даже он недолюбливал городских ребят, волей случая закинутых в их тесный фермерский мирок. Что уж говорить о тех, кто слыл настоящими хулиганами? - Не боись постоять за себя. Но без фанатизма. И да, последнее. По средам в пиццерии бесплатные хлебные палочки с сыром.
Посчитав, что дал самые лучшие советы, которые только мог, Леон удовлетворенно кивнул сам себе. А у него неплохо получается! Он сам собой буквально гордился. И уж точно он не собирался хвататься за сердце и журить девчонку за то, что когда-то там она напилась дорогого скотча. Пьяные празднования побед футбольной команды под его начальством до сих пор не забыты, так что чего уж там? Молодость - время для подобных финтов.
- Значит так, - Кеннеди хлопнул себя по коленям. Он не особо любил о себе распространяться, это вообще как-то не в мужской натуре. И потом, дружбой они вряд ли обзаведутся, не хватало ему попасть под подозрения в чем-то не совсем нормальном, Дженис девочка видная, но несовершеннолетняя. - Жил, живу и помру здесь же. Считай, повезло наткнуться на истинного смоллвилльца. Люди здесь хорошие, так что приживешься, если особо не захочешь светиться. Что-то из разряда, здесь все равны, но продолжение "кто-то еще ровнее" тут не действует. Заведешь друзей, если не забудешь про свою легенду и не будешь транжирить деньги. Запомни, что здесь все на виду, все друг друга знают и за тобой будут наблюдать, желая понять, что ты из себя представляешь. Завтра выйдешь в город, к вечеру все будут знать о новенькой.
Леон вскинул руку и быстро глянул на часы. Оставалось не так много времени, скоро ему нужно быть в участке. Может, он там и будет прохлождаться, но присутствовать на рабочем месте обязывает звание. И как бы ему самому не хотелось забуриться в ту же самую пиццерию, придется влачить свои обязанности.
- Слушай, моя жизнь рядом с твоей и рядом не стояла, так что на этом историю можно закончить. Родился, вырос, пошел в полицейские, потому что это мой город и уезжать в колледж, чтобы вернуться и стать фермером - это не мне. Ничего интересного. Здесь все такие, - усмехнувшись, Кеннеди поднялся и привычно подмигнул девчонке. Это просто рефлекс. Он считал, что подмигнуть - это вообще лучший придуманный жест всех времен и народов. И поддержать, и позаигрывать, и просто сообщить что-то секретное. Под любую ситуацию буквально. - В первый день в школе за тобой будет установлено наблюдение. Если у тебя возникнут трудности или ты посчитаешь, что тебе что-то угрожает, немедленно набирай меня.
Достав из кармана жилетки свою визитку, мужчина протянул ее девочке.
- Хорошо поняла? При любых подозрениях звони. Сложности - звони. За исключением, если у тебя закончилась туалетная бумага, - тихо рассмеявшись, Кеннеди выжидательно посмотрел на девушку. Есть ли у нее еще вопросы? Или пока все понятно? Если так, то он будет вынужден приступить к дальнейшей службе. Каким бы его не считали, но на работу Леон, что удивительно, даже не опаздывал.

+3


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Несбывшееся » [07/08.07.16] Ценный свидетель.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC