Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel & DC: School's Out

Объявление

ИНФОРМАЦИОННОЕ

Добро пожаловать в кроссоверную вселенную Marvel и DC, где большинство персонажей все еще являются подростками!
В игре: 15-28 мая 2017 года [календарь событий].
К сведению местных жителей:
• Вот уже почти полгода ровно в полдень и в полночь в городе на 5 минут пропадает вся связь: не работают телефоны, Интернет, телевидение и пр. Продолжает работать лишь местная радиостанция. Причина до сих пор не найдена.
• В Смоллвилле нарастает волна антимутантских волнений. Обстановка в городе нестабильна. Подробнее...
• Полиция продолжает регистрировать случаи пропажи людей; теперь пропадают не только дети, но и взрослые.
• Отдельным поводом для беспокойства становятся крысы, которых слишком часто начинают замечать на улицах города.


28.05.18 В ожидании лета...
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ


ПОСТ НЕДЕЛИ

"Мальчишка снова недовольно хмурится и протягивает руку к радиоприемнику - но замирает на полпути. Потому что теперь к шуршанию добавляются еще и голоса! Эдди поспешно сдвигает колесико правее. Музыка становится тише, голоса - громче. Тем не менее, они все равно звучат как будто из глубины колодца и даже регулировка громкости не позволяет разобрать, о чем говорят их обладатели. Голоса звучат резко и отрывисто. Эдди кажется, что он улавливает отдельные слова, но это точно не английский и вообще не похоже ни на один знакомый ему язык. От непонятного предвкушения по спине начинают бегать мурашки."
>>>читать пост<<<
БЕЗУМЕЦ МЕСЯЦА



Jonathan Crane

БАННЕРЫ


LYL

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [09.05.17] В поисках...


[09.05.17] В поисках...

Сообщений 1 страница 30 из 55

1

http://s001.radikal.ru/i196/1410/ae/c252c7f97c0d.jpg

Название: В поисках...
Участники: Alexander Kozachenko, J'onn J'onzz, Leon S. Kennedy, Alex O'Conner
Время и место: Вечер вторника, время после школьных уроков, Смоллвилль.
Краткое описание: В городе зафиксировано несколько исчезновений. Хранители правопорядка обеспокоены, но штат слишком мал, чтобы организовать полноценные поиски, поэтому полицейскому отделению требуется помощь обывателей, которую они находят в лице местных учителей. Кто знает, что разношерстная компания сумеет отыскать.

Отредактировано Game Master (03.10.2014 10:21:58)

0

2

Не было печали, а тут - эти полицейские.
Келли недобро покосился на представителя власти, который откровенно жевал жвачку. Поморщился. Хотелось сделать замечание, но он имел власть лишь над своими учениками. Подавив вздох, директор вскинул руки, призывая собравшихся учителей к порядку. Помещение было тесным, многие казались взволнованными внеплановым экстренным собранием.
Что ж, добрых новостей Келли по традиции не приносил.
- Внимание, - хорошо поставленным голосом продекламировал. - У местных властей проблемы, но мы можем помочь. Требуются добровольцы для организации поисков пропавших.
Как будто им не хватает аттестации. А еще конец учебного года на носу. И внеурочные занятия проходят со скрипом. Да что там, школа едва-едва сводит концы с концами! Келли вновь кинул недобрый взгляд на человека в форме и скрипнул зубами.
- Город будет благодарен вам за оказанную помощь, - удачно ввернул заранее заготовленную фразу. К сожалению, больше простимулировать работников ему было нечем. Город, может, и будет благодарен, но дополнительного финансирования не предвиделось, поэтому материально поощрять добровольцев никто не планировал. Словом, любой, кто согласится - впустую потратит свой свободный вечер во благо общества.
Собранные учителя глухо зароптали. Из разных уголков слышались робкие "у меня дети", "у меня планы", "сегодня я не могу". Директор угрожающе поправил очки на носу.
- Нужны как минимум двое, - строго припечатал, всем своим видом давая понять, что если не найдется добровольцев, он выберет из толпы наугад. Полиция и школа - подневольные государственные учреждения и должны помогать друг другу, как-то так это видел глава полицейского участка; Келли мог бы поспорить, но выбора у него не оставалось. Равно как и у его подчиненных.
- Ну? - повысил голос, фальшиво бодрый. - Кто пойдет?

+7

3

Школа - место для самых разных слухов. Не найдется в городе другой такой организации, где слухи распространяются с феноменальной скоростью, так же быстро меняются и забываются. Поэтому Александр не обратил внимания на первые перешептывания о том, что в городе пропало несколько человек. Смоллвилль был маленьким и тихим городком, неприятностей здесь почти не случалось, а уж подобные оказии и подавно. Но на удивление слухи не утихали, к ним прирастали подробности и скоро пропавших стало больше, они оказались детьми, и об этом заговорили за пределами школы. Первое время Козаченко старался не обращать на это особого внимания, в его классах не было таинственных пропаж, да и от других учителей не было плохих новостей. Но потом... Одна из девочек перестала посещать школу. Следом за ней участник футбольной команды. Председатель клуба шахматистов. И выпускница из группы поддержки. Теперь это уже нельзя было считать только за слухи, теперь это действительно обрело реальность! Да и его сосед по квартире, служащий полиции, подтвердил опасения Александра. И последнему оставалось только надеяться, что все закончится хорошо, что ничего страшного на самом деле не произошло и произойти просто не могло. Этому найдется логическое объяснение, и скоро все ученики снова начнут посещать занятия, будто этого недоразумения и не случалось.  Об одном он только жалел - совершенно ничем не мог помочь, учитель биологии не лучшее подспорье в поисках пропавших детей. По крайней мере, он так думал.
Александр слушал директора с неподдельным вниманием. Мистер Келли хоть и был суров, но держал школу на плаву, так что никаких плохих эмоций он к нему не испытывал, скорее даже уважал за твердость и преданность делу. И собирался проявить ничуть не меньшую заинтересованность в делах школы и уж тем более учеников. Ему выпал шанс действительно помочь, разве можно его упускать? Да и как другие учителя могут находить оправдания? Дело ведь касается их учеников! Семья и дела могут подождать, а вот дети, которые, возможно, попали беду и нуждаются в них, нет. И если никто не собирается быть первым, Александр покажет им пример. И он почему-то был уверен, что за ним последуют все, ведь просто стыдно сидеть, сложа руки, тем более когда кто-то уже выявил желание. Разве нет?..
- Я, - поднимаясь с первого ряда, Козаченко вскинул руку, оглядываясь на своих коллег, молчаливо призывая их поддержать его и помочь полиции. Это самое малое, что они все могли бы сейчас сделать. - Я буду добровольцем.
Леса рук следом не поднялось. И Александр растерянно оглядывал взрослых людей, наставников, преподавателей, тренеров, которые делали вид, что вот прямо сейчас уже очень заняты, что уж говорить про время после работы? Не то чтобы это было впервые, когда коллеги не желали делать хоть что-то еще, что не входило в их прямые обязанности, но каждый раз это больно било по Козаченко. И показывало, как много работы ему еще предстоит. Не только в своих классах. Но и в учительской тоже.

+6

4

Очередной вечер очередного вторника. Много ли дел у жителя маленького заштатного городка может найтись в подобный момент? Как правило, одни идут домой, другие в бар, а третьи в бар. Алкоголь продолжает уверенно держать свое место на рынке, телевизор остается лучшим другом семьи, так как доступ к интернету имеется все-таки не у всех, а директор Келли продолжает стараться сохранять властный вид (и надо сказать, в этот раз он убедительнее). Некоторые вещи никогда не меняются.
На самом деле, Дж’онн вряд ли мог бы похвастаться выдающимися планами на вечер, максимальное удовольствие, что ему светило – побродить вечером по окрестностям городка, благо их природа всегда оказывала на Дж’онна умиротворяющее воздействие.  Так что в теории он был готов взяться за какую-нибудь дополнительную работу – а как предполагал Дж’онн, от Келли можно было ожидать максимум очередных внеплановых поручений; для чего еще, в самом деле, устраиваются внезапные собрания после работы?
Как оказалось, мистер Дж’онзз этим вечером был особо склонен ошибаться.
Итак, директор Келли своей новой зажигательной речью призвал учителей и работников школы соблюсти свой гражданский долг и всячески содействовать полиции Смоллвилля в поисках пропавших детей. Само собой, на совершенно бескорыстных началах – не требовалось даже читать мыслей, чтобы понять это обстоятельство. Равно как и понять то, что, скорее всего, никто не станет себя утруждать этим занятием, о чем наглядно свидетельствовали появляющиеся с частотой грибов после дождя отговорки. Некоторые вещи действительно никогда не меняются, и Дж’онн втайне был даже несколько рад этому – легче проводить поиски в одиночку, чем с теми, что делают это поневоле. Особенно если поиски ведутся его, Дж’онна, методами. Потому он уже было собрался поднять руку и заявить о своем желании…
…как тут с первого ряда послышалось «Я буду добровольцем». От легкого удивления Дж’онн даже привстал с сиденья, дабы разглядеть обладателя этой реплики – чисто человеческая привычка, усвоенная за годы пребывания здесь.
Козаченко, русский. Хороший парень, пожалуй, даже слишком хороший, и то, что он вызвался, было вполне ожидаемо для Дж’онна. Конечно, марсианин с легким недоверием отнесся к целесообразности такой помощи, но с другой стороны, никто не гарантировал его собственного успеха в одиночку. Дж’онн легонько откашлялся, привлекая внимание, и встал с сиденья.
- Отличный нынче вечер, мистер Козаченко, не правда ли? Будет славно потратить его с пользой; одним словом, думаю, я прогуляюсь вместе с вами. Кто-то же должен заниматься делами, в конце концов.

+8

5

Найдя взглядом стул, Леон бесцеремонно подтащил его к той тумбе, за которой лютовал директор местной дыры, уселся верхом и сложил сцепленные в замок ладони на пузе, точно там где топорщилась рубашка из-за поддетого под нее бронежилета. Методично пережевывая жвачку, ленивым взглядом просканировал лица напротив; если честно, ему хотелось надеяться, что добровольцы не отыщутся, тогда он сможет преспокойно вернуться к своему обычному ничегонеделанию этим вторничным вечером.
Впрочем, его чаяниям не суждено было сбыться.
Первый желающий. И даже второй. Минимальный уровень собран, мужчина поморщился. Быть по эту сторону собрания ему нравилось, так он словно был на одной ступеньке власти вместе с директором, что, несомненно, обладал даром управлять своими людьми; Леон же, увы, подобными талантами не владел, хотя и внушал изо всех сил сидящей напротив серой массе человеков отказаться от дурацкой затеи. Вечер обещал быть промозглым, к тому же - кому хочется шляться по округе и искать призраков? За бесплатно. Быть честным, никому.
...ан-нет, кому-то хотелось, Леон ошибался. Его идеальный план о безмятежном вечере треснул и рассыпался  осколками на грязный пол.
- Так, бойцы! - грубо начал, как только остальная масса спасенных (люди явно радовались тому, что избежали незавидной участи и спешили унести ноги) вымелась прочь. Легко покидая насиженный стул, вытащил жвачку из-за щеки и украдкой прилепил к покрышке тумбы снизу, а после прокашлялся и достал из кармана униформы сложенную карту.
- Буду краток. Я буду здесь, - его палец уперся в область местного пивного бара, хотя, конечно, это вышло не специально. - Ты, - кивок на мужика в шляпе, - возьмешь эту область. А ты, - кивок на второго, - обойдешь все дома и дворы вот здесь.
У Леона были заметные невооруженным взглядом организаторские таланты. К тому же, его план был прост. Они разделятся, осмотрят злачные места городишки и разойдутся по домам. Всё легко и никто не пострадает.
Явно довольный собой, мужчина поправил на себе форму и заученным жестом уложил ладонь на кобуру с табельным оружием.
- При возникновении вопросов или обнаружении пропавших - бегом в полицейский участок. Все ясно? - строго уточнил, очевидно, кому-то подражая в отрывистой манере говорить. Вероятно, своему начальнику, ведь (по его скромному мнению) это выглядело круто и солидно.
- Приступить.

Отредактировано Leon S. Kennedy (03.10.2014 14:02:02)

+3

6

Никто не вставал. Почему никто не вставал? Вопрос был глупый и чертовски наивный, но Александр еще честно осматривал притивших учителей в поисках поддержки. Ну хоть кто-то? Ну неужели вам не жалко своих же учеников? А если бы это был ваш ребенок? Или ребенок ваших близких друзей? Господи Боже, это же Смоллвилль, тут все друг другу если не родственник и друг, то хотя бы товарищ! Так почему же...
Справа послышался тихий кашель, скрип стула и мягкий мужской голос. Козаченко обернулся на поднявшегося учителя, смотря на него так, словно тот подарил ему самую главную надежду в жизни. Не все еще слишком погружены в себя и собственные дела, есть еще люди, готовые поддержать других в необходимые моменты. Александр знал, что не один такой.
- Согласен, мистер Джонс. В компании дела спорятся быстрее, - благодарно ему улыбнувшись, он протянул мужчине руку, крепко ее пожимая. Он уважал подобных людей, готовых откликнуться на чужой зов. И, несомненно, ему нравилась его манера держаться в любой ситуации - спокойно и непринужденно. Он и сам всегда старался быть именно таким, но в силу молодости, к сожалению, ему это не всегда удавалось. Например, как после проникновенной и строгой речи полицейского...
Александр слушал со всей серьезностью первую минуту. Выражение его лица менялось быстро и не в лучшую сторону, уже через пару минут без труда можно было разглядеть молчаливый вопрос "вы же не серьезно?".
- Леон, будь серьезнее, - наконец с тихим вздохом произнес, укоризненно покачав головой. Знавал он этот приказной и деловой тон, от которого на версту несло банальным "я пока попью пиво, авось все само уляжется". Нет, нет и еще раз нет, в этот раз Кеннеди не удастся так легко отделаться от собственных обязанностей. Благо, что долгое соседство в снимаемой квартире давно позволило Александру ознакомиться с некоторыми законами и установками по службе. И у него, наконец, выпал шанс воспользоваться полученными знаниями.
- Насколько я знаю, по предписанию 310 - заниматься поиском пропавших без вести людей могут совершеннолетние гражданские лица, изъявившие такое желание. Каждая группа гражданских лиц должна сопровождаться представителем полицейского департамента города. Поправьте, если я ошибаюсь, - Александр обезоруживающе улыбнулся, всем своим видом показывая, что в этот раз придется действовать по всем правилам. Он вообще любил правила и считал, что уж в подобном деле они действительно необходимы. Вряд ли он или мистер Джонс со стопроцентной гарантией обратят внимание на каждую мелочь, что может помочь в поисках детей. Так что Леону придется пойти вместе с ними. Может, они и могут разделиться, но только на одном участке, но точно не бегать порознь по разным концам города.
- Думаю, теперь мы с мистером Джонсом готовы приступить, - Александр поднял с пола свою сумку, закидывая ее на плечо, всем своим видом выражая готовность приступить вот прямо сейчас. А после повернулся к коллеге, чуть склонив голову набок. - Ведь готовы?
Не в правилах Козаченко решать за кого-то, а потому он тут же исправился, не уверенный в том, что учителю математики не требуется еще какое-то время на то, чтобы завершить дела. Сам же он нетерпеливо переступил с ноги на ногу, кажется, готовый устремиться к двери по первому же слову.

+9

7

Леону почти стало казаться, что надежда на спокойный вечер есть. Но - ровно до того момента, как Саша раскрыл рот. Подарив мужчине яростный взгляд, полицейский собрал переносицу гармошкой.
- Ты хоть слышишь себя? - не стесняясь невольного третьего зрителя, огрызнулся. - Бла бла бла, зануда!
Раздраженно комкая карту вместо того, чтобы сложить ровным конвертом, рывками запихал ее обратно запазуху и махнул рукой к двери. Ну что ж теперь, пускай они пойдут и испортят этот чудесный вечер друг другу! Будут таскаться по городу и искать призраков! Вместо того, чтобы пить пиво с пенкой в баре и заедать орешками или даже пиццей.
А все почему? Потому что у некоторых - недружелюбный зырк в сторону Козаченко - шило в одном месте. Впрочем, шило (и не только) у Саши в том месте было уже давно, кому как не Леону об этом знать. Подавив унылый вздох, мужчина провел свой отряд с территории школы в город и взмахнул руками.
- Разделяемся, - незаинтересованно скомандовал.
Как бы там ни было, Козаченко был прав; они не могли бегать в отрыве друг от друга на разных краях города, однако по одному району - вполне. Печаль состояла в том, что теперь бар ему точно не светит, а встречи с напарниками - каждые десять-пятнадцать минут для координации, а еще постоянный зрительный контакт, но чем черт не шутит: а вдруг и правда найдут кого из пропавших? Так и к медали приставят!
Немного взбодрившись, Леон рассказал каждому примерную линию движения и распустил отряд на семь минут. Так они быстрее прочешут первый район.

Они должны были встретиться в конце квартала через шесть минут и пятнадцать секунд, однако когда Леон дошел до конца улицы - неподалеку маячил лишь плащ Саши.
- Мудак, - себе под нос с восхищением присвистнул. - Смылся все-таки!
Жаль, что он не мог последовать примеру учителя-в-шляпе и оперативно смотаться с места работ. Козаченко с него три шкуры спустит! Поэтому, дождавшись, когда Саша подойдет ближе, развел руками.
- Уж прости, но нас снова двое.
А что, привычная ситуация. Они давно дружили и частенько зависали вдвоем. Кто знал, что и "работать" им придется тоже вдвоем? Хотя, постойте...
- О, нет! - себе под нос прошипел полицейский и постарался укрыться за спиной друга. - Замри.. Не шевелись! Если она меня заметит, то ни за что в жизни не отвяжется... Прикрой меня!
Детектив "Длинный нос" или "Я хочу раскрыть все дела" была новенькой в городе, однако успела наступить на мозоль почти каждому в участке. Ей были интересны даже безнадежные дела, ей требовался постоянный драйв и движуха; складывалось ощущение, что из большого города в это захолустье ее сослали именно за неуемный энтузиазм. Леон боялся, что если девушка его заметит, то напару с Козаченко эти двое не дадут ему продыха до поздней ночи. Пожалуй, эфемерная медаль, что могли бы выдать за нахождение пропавших, того не стоила.

+8

8

Алекс быстрым, бодрым шагом двигалась вдоль улицы, пристально окидывая окружающее ее пространство. Больше на автомате, нежели в серьезном намерении выискать что-то среди темных переулков.
Смоллвилль кажется тихим и спокойным городком, где ни случается ничего крупнее драки. Но отчего-то ей это спокойствие кажется ненастоящим, наигранным. Будто затишье перед бурей. Но порой такие вот мелкие города могут нести в себе еще большую опасность, чем какой-нибудь мегаполис.
Вздохнув, она тряхнула головой, отбрасывая лишние мысли из головы. Сейчас у Алекс другая цель. Почти каждый день она просматривала  полицейские сводки, стараясь быть в курсе дел, а также попутно выискивая новую информацию, а возможно и новое дело. Так она и наткнулась на пропажи детей.
Сначала она не обратила особого внимания на это. Взыграл юношеский максимализм или первая любовь… Вот и сбегает ребенок. Только вот дети начали пропадать один за другим, будто гамельнский крысолов поиграл на своей флейте.
Поэтому, когда Алекс услышала о отряде добровольцев, который будет искать пропавших детей она, почти не раздумывая, решила участвовать в этом деле.
И сейчас она направлялась в сторону школы, где должно было пройти собрание. К сожалению, дела на работе заставили Алекс задержаться, поэтому сейчас она ей пришлось в быстром темпе нестись к школе, в надежде успеть.
К счастью, навстречу девушке двигался «дружный» дуэт. И если один из них шел молча, то второй постоянно ворчал. И единственным человеком, который может быть столь недоволен, является Леон Кеннеди.
Нет, он не был плохим копом, иногда Алекс даже поддерживала его в чем-то (в чем она никогда не признается), но его поведение порой…довольно раздражало. Нахмурившись, она зашагала чуть быстрее.
И подойдя чуть ближе, она лишь удостоверилась в своих догадках. И судя по кислому выражению лица Леона, он был точно так же рад встрече, как и она. Второй же был ей не знакомен, видимо это и есть «грозный отряд добровольцев». Прямо армия, только в мини версии. Совсем мини.
Кивнув мужчинам, Алекс не удержалась от шпильки:
- Господин полицейский, а вы тоже доброволец? Или так, просто прогуляться вышли, свежим воздухом подышать?

+6

9

Александр привык к подобным репликам со стороны Леона. Тот часто говорил, что учителю стоит хоть немного расслабиться и перестать быть таким занудой. Козаченко молчал, но продолжал поступать по своему. Но порой, когда перегружал себя работой, все же прислушивался к совету и позволял себе передохнуть. В свою очередь, иногда он толкал Кеннеди и заставлял того делать свою работу. Можно было сказать, они нашли идеальным баланс в своем соседстве, не особо заступая на территории друг друга. Сейчас, конечно, они пересеклись, но они все равно пришли к общему соглашению. И как бы Леон не пытался показать, что ему только что испортили прекрасный вечер, он все равно отправился на поиски. И Александр знал — тот будет искать, все таки он не был плохим человеком. И наверняка переживал за потерявшихся детей...
Впрочем, он искренне считал, что и его коллега тоже переживает, раз отправился на эти добровольные поиски. И какого же было его удивление, когда оного не обнаружилось. Они должны были встретиться в конце квартала, но там маячила только фигура полицейского. Козаченко даже честно сбавил шаг и оглядывался уже в поисках знакомых плаща и шляпы, но нет... Их действительно осталось двое, коллега просто исчез с радаров, возможно, найдя более важные занятия на этот вечер. Такого Александру, конечно, было не понять, лучше же тогда вообще не соглашаться, чем потом вот так...
К Леону он подошел с заметно упавшим настроением. Ему было стыдно за всех учителей, а, значит, и за себя тоже. Не смог убедить, не провел нужной работы, не смог заразить своим примером... Вечером, когда они с Кеннеди вернутся домой, он, конечно, будет об этом говорить не один час, сетуя на то, как упал профессионализм в его области работы, и как вообще можно быть такими черствыми, когда дело касается детей. Возможно, друг его не будет особо слушать, но ведь высказаться никто не мешал... Но сейчас, к своей чести, он промолчал. Только выразительно посмотрел на улицу, с которой должен был прийти Джон.
- Мне жаль, что мой коллега подвел, - извинился, следом собираясь пообещать, что заменит и его тоже, уж желания помочь и инициативы ему не занимать, но Леон неожиданно напрягся и закатил глаза, будто кто-то начал читать ему нотацию. Да-да, так обычно он и выглядел, но ведь Саша совсем не собирался...
Удивленно оглядываясь по направлению взгляда друга, Козаченко замечает лишь молодую женщину, которая уверенным шагом двигалась к ним. Сомнений быть не могло, слишком уж нацеленно шла. И судя по недовольному голосу Леона, это одна из сотрудниц отдела. Активная и желающая работать, что всегда так раздражало в окружающих самого Кеннеди. Александр невольно тихо улыбается себе под нос и приветственно кивает подошедшей женщине. Они не знакомы, Саша не особо искал друзей среди коллег Кеннеди, все же работу они старались разделять и не смешивать, разве только порой делились впечатлениями от особо удачного или же неудачного дня.
- Добрый день. Я Александр, доброволец из школы, - представился, протягивая руку для знакомства. Прятать Леона уже не было никакого смысла, он понимал это и сам, но это отнюдь не означало, что им не стоит ждать очередного потока недовольства. Только теперь в открытую и прямым текстом. Впрочем, за это Козаченко его даже уважал. Если Кеннеди что-то не нравилось, он не будет говорить за спиной. Он вполне выскажется и в глаза. Не такая плохая черта, если подумать...

+7

10

Как и всегда, Леону не повезло. Конечно, во многом из-за нерасторопности Козаченко, но во всем остальном - как и обычно. Коллега не прошла мимо и даже целиком и полностью его заметила, а Саша тут же начал с ней знакомиться. Вечер стремительно делался хуже, чем мог быть вообще.
- Хватит ее клеить, - нехотя вываливаясь из-за плеча учителя, Леон постарался хотя бы сделать вид, что он не прятался там. Шлепнул Сашу по протянутой ладони и с обвинением воззрился на - как ее там звали? - Алекс.
- В отличии от многих, я приношу пользу обществу. А что сделала ты?
Конечно, он не злился на самом деле, но поворчать - это святое. К тому же, на лице молодой женщины читалось упрямое решение присоединиться к двум бедолагам, которое проницательный полицейский просек сразу (и даже мысленно постенал по этому поводу), но быть честным - трое лучше, чем двое, особенно в таком ответственном деле.
Как бы там ни было, помогать им явно никто не собирался. На улице все еще было светло, но потемнеет стремительно - так что им следовало поторапливаться. Подтянув ремень на штанах и порыскав вокруг обреченным взглядом (вдруг пивной бар сам к нему примагнитится?), мужчина принял командирский вид. Если страдать, то хотя бы с удовольствием.
- Переходишь под мое командование, салага, - панибратски шлепнул ладонью по плечу Алекс, но быстро прибрал руки. Видел он ее в деле, еще оторвет ему конечности по уши, будет знать, поэтому Леон не нарывался. Но не поддеть в ответ не мог. Он отвечал за свою миссию, а значит все окружающие - в его распоряжении. И, не скрыть, ему это нравилось.
- Ты тоже под моим командованием. Оба слушаетесь безропотно, - с удовольствием напутствовал обоих и, не дожидаясь возражений, снова развернул карту. Уж Саша и Алекс навряд ли сбегут. В крайнем случае, его всегда ждал бар и диван с пиццей перед вечерним сеансом по телеку.
Снова показывая маршрут, кивнул головой налево.
- Алекс, возьми правый квартал. Саша, твой левый. Я пойду по центральной. Будьте внимательны.
О, звучало круто! Его даже мороз по коже пробрал. Как будто они имели дело с настоящими опасностями.
Складывая карту обратно в нагрудный карман, мужчина сделал военный жест рукой "выдвигаемся" и первым направился вниз по улице. Городок был небольшим, всего пара кварталов. Если им ничего не встретится, они быстро закончат. Со скучающим видом Кеннеди достиг конца улицы, без интереса заглядывая в чужие окна, витрины и даже мусорные бачки, ленностно обходя вниманием серые подворотни, а когда оказался у точки встречи, зевнул во весь рот и покосился на темнеющую поодаль лесополосу. По его скромному мнению, если и искать - тот как раз там. В черте города пропавших детей спрятать фактически негде, а вот лес полнился тысячью мест для пряток.. Снова зевнув, мужчина повел головой на движение в кустах, а после с глухим клацаньем захлопнул пасть. Показалось? Нет. Там точно что-то есть.. Оглядевшись в поисках товарищей и не заметив ни одного (наверное, они проверяли свой маршрут более тщательно, нежели он), Леон сдвинулся в сторону кустов и положил ладонь на рукоять табельного пистолета. Навряд ли он ему потребуется, конечно, но чем черт не шутит...
Двигаясь осторожно и крадучись, полицейский сошел с каменистой ленты дороги и пытливо осмотрелся. Лес полнился сотней непривычных звуков, а уж ночной лес вообще вызывал дрожь. Передернув плечами, Леон уже собирался возвратиться, чтобы дождаться своих горе-помощников, когда впереди снова родилось движение. Мужчине сделалось не по себе; может, и правы городские байки, и не стоит шляться по лесу с наступлением темноты. Интересно, дети это тоже понимают? Или нет - и тогда они становятся пропавшими?
"Черт. Нам точно стоит поискать здесь."

Отредактировано Leon S. Kennedy (14.06.2015 19:55:53)

+8

11

Первым желанием Алекс было переломить мужчине руку. В двух местах. Она просто ненавидела, когда к ней прикасались не то, что родные, даже мало-мальски знакомые. Но ответить на подобную вольность девушка просто не успела. «Командир» их небольшого отряда уж очень резво скрылся из виду.
Поэтому Алекс оставалось лишь проводить напарника долгим, пристальным взглядом. Простояв так пару секунд, она обернулась в сторону нового знакомого. Мужчина, за которым так героически пытался скрыться ее сослуживец, оказался на удивление тихим и крайне воспитанным человеком. Это даже несколько удивило Алекс. Видимо, как раз про таких говорят «Противоположности притягиваются».
Фыркнув, она кивнула мужчине в ответном приветливом жесте, так как напарник не дал им даже представиться. Так что сейчас она могла наконец, хоть и запоздало, представиться.
- Алекс О`Коннер.
Посчитав свой долг выполненным, она направилась в сторону правого квартала, на ходу закуривая сигарету. Горький дым привычно наполнил легкие, согревая несколько подмерзшую девушку. Выдохнув сигаретный дым, она быстрым привычным шагом направилась по улице.
Улица, которая досталась Алекс, оказалась совершенна пустынна. Разве что, где-нибудь вдалеке проедет машина или завоет чей-то пёс.
Шагая мимо аккуратных домов, она пристально вглядывалась в тьму улочек и разнообразных тупичков. В большинстве домов уже давно прекратил гореть свет, разве что редкий свет из окна одиноко пронзал ночную тьму.
В очередной раз, выдохнув сигаретный дым, Алекс поморщилась и сделала себе мысленную пометку купить в следующий раз другие сигареты.
Позади шумно зашумела чья-то машина, осветив светом фар одиноко шагающую фигуру девушки, после чего автомобиль проехал мимо. Остановившись у одного из многочисленных домов, из машины вышла женщина, ведя под руку двух шумных детишек. Они шумно переговаривались и смеялись, дети, говоря наперебой, рассказывали что-то смеющейся родительнице. Через несколько минут возни, они все-таки скрылись в доме, после чего улица вновь погрузилась в тишину.
Девушка на это только покачала головой, продолжая свое бдение. Но эфемерное нечто показываться не хотело, поэтому Алекс покорно шагала дальше, выискивая в бездонных карманах маленький фонарик.
Вдруг в тишине раздался тихий шорох, и едва слышная возня. Навострив уши, девушка потушила сигарету и двинулась в сторону, откуда доносились странные звуки. Это оказался один из тупичков,  коих было море и маленькое блюдце. Алекс нащупав наконец фонарик, вынула его и с тихим щелчком включила. Луч света осветил серые стены и железные мусорные баки. Скрежещущий звук повторился. Алекс осторожно приблизилась к бакам, достав оружие.
Максимально приблизившись к источнику шума, девушка подобралась и, застыв на несколько секунд, наконец, приблизилась и подтолкнула крышку одного из баков.
С диким ревом из бака рванул дикий котяра и сверкнув горящими зеленющими глазами, он скрылся из тупика. Алекс выдохнула, расслабившись.
«Обычный кот, пфф…»
Тут по шее девушки скользнуло чье-то горячие дыхание, и чья-то смазанная тень промчалась позади нее. Алекс дернулась и круто развернулась, так и не опустив ни пистолет, ни фонарик. Луч яркого света осветил окружение, но к удивлению девушки ничего особенного так и не выявил. Алекс тряхнула головой.
«Что за чертовщина? Я же точно почувствовала кого-то!»
Девушка быстрым шагом покинула тупик, вернувшись на улицу. Никого. Алекс внимательно огляделась, но не заметив ничего подозрительного, все же опустила оружие. Внутри нарастало беспокойство, а вместе с ним ощущение чего-то очень неприятного.
«Надо возвращаться, мне все это очень не нравиться»
Не опуская настороженного взора, она двинулась обратно к напарникам.

+6

12

Александр должен был бы уже давно привыкнуть к высказываниям и шуточкам Леона, но каждый раз реагировал, будто в первый. Вот и сейчас заметно покраснел, кинул на друга возмущенный взгляд и даже попытался объясниться, что у него совершенно точно не было мыслей кого-то "клеить" и все это исключительно проявление дружелюбия... Но его явно не собирались слушать, и мужчина затих почти сразу, смущенно оправляя свой пиджак. Вмешиваться в выяснения отношений между двумя коллегами он тоже не собирался, тем более, что все проходило тихо-мирно. Разве только Леон воодушевился, будто в его распоряжении никогда не бывало подчиненных. Это было бы даже забавно, если бы не причина, по которой они тут все собрались.
Склонившись вместе со всеми зачем-то над картой города, который они и так все знали, как облупленный, Саша послушно кивнул на полученные указания. Тут была вотчина Леона, и он собирался его слушаться во всем, потому что так будет правильно. Это он у себя в школе может действовать так, как посчитает лучше для детей, но здесь и сейчас лучше было бы прислушаться к профессионалу. Да-да, несмотря на свой вроде как расхлябанный характер, Кеннеди был хорошим полицейским. Просто не всегда это показывал...
Быстро расправившись с указаниями, Леон поспешил первым по своей части города, оставляя за спиной временных напарников. Он прав, так они быстрее справятся, хотя Саше так до сих пор и непонятно, что именно они должны найти. Город был небольшим, если бы дети затерялись среди улиц или, не дай бог, с ними произошло что-то ужасное, их бы обязательно кто-нибудь обнаружил. Но нет, они словно в воду канули. Так что же им нужно найти? Или все таки кого-то? Все таки Саша в этом не был слишком уж хорош.

- Приятно с вами познакомиться, - с улыбкой отзывается Козаченко, а после тоже уходит на свою улицу. Он не просто смотрит и оглядывает знакомые глазу здания и переулки, он заглядывает в каждый темный угол, обходит едва ли не каждый сантиметр улицы, не обходит вниманием и мусорки, поэтому просто уверен, что окажется в месте сбора последним. Это неважно, он действительно боится упустить нечто, чего и сам не знает, но очень надеется, что поймет, когда увидит.
Но ничего примечательного не происходит. Город тих и спокоен, как и всегда. Не находится даже потерянной вещи - кроссовка, телефона, часов, тетрадки, да хоть чего-нибудь. Поэтому Козаченко возвращается с пустыми руками. И с удивлением обнаруживает, что никого все еще нет. Он оглядывает близлежащие кварталы, всматривается в темнеющие улицы, и только после замечает, как в стороне леса мелькает фигура Леона. Решил расширить круг поиска? Это хорошо, просто здорово! В лесу они наверняка что-нибудь найдут. Может, не сегодня и не в темноте, но если завтра начать еще в светлое время суток, то они могут прочесать достаточно территории...
Александр подходит к Леону совершенно бесшумно. Он вообще всегда ходит так, будто его и нет, это даже не привычка, просто так выходит само собой. У Кеннеди это часто было причиной для возмущения, но Козаченко об этом сейчас даже не думает. Он оказывается за спиной друга и тоже внимательно всматривается в темноту леса, пытаясь понять, что же тот там увидел.
- Что-нибудь нашел? - вопрос звучит у самого уха полицейского. Голос Александра тихий, спрашивает почти шепотом, будто боясь что-то спугнуть. Он сам ничего не замечает, но у Кеннеди взгляд наметан. Остается прислушаться к его полицейскому нюху и чутью. И, конечно, дождаться его напарницы. Втроем будет сподручнее.

+4

13

Лишь стоит сойти с основной дороги, как вокруг мигом сгущается темнота. Свет фонарей сюда почти не достает, густые кроны деревьев плохо пропускают электрический свет. Звуки челочеческой цивилизации становятся тише, уже не слышен шум машин или гул генераторов ближайшей лавочки, что промышляет себе освещение собственными силами. Здесь что-то шуршит, потрескивает, стрекочет и словно бы урчит на сотни разных голосов.
Втягивая голову в плечи, Леон слабо передергивается. Ему здесь не нравится, он целиком и полностью дитя городское - любит лампочки больше солнца, предпочтет смотреть телек нежели любоваться видами вживую, а еще ему достаточно дивана и чипсов с пивом заместо увлекательных путешествий. Дом - его крепость, а лес его пугает. И все же, в этом месте город и природа сплелись воедино; Смоллвилль наполовину лесной массив, а еще на половину - домики и заводы, возведенные человеком. Так или иначе, эти две части постоянно вынуждены взаимодействовать, и если среди хитросплетений проспектов Кеннеди ощущает себя уютно, то здесь, среди плохо протоптанных тропинок и буйства растительности, ему в самом деле не по себе.

Забыв о времени, Леон следует за движением. Вокруг вьется мошкара, сбоку то и дело хлопают невидимые крылья вспугнутых птиц. Все это нервирует без меры, так что мужчина сам не замечает, как достает пистолет. Отщелкивает предохранитель. Время шуток кончилось, мужчина почти готов грозно скомандовать: "Эй, выходи с поднятыми руками!", когда сзади появляется движение, а после на ухо горячо шипит:
- Что-нибудь нашел?
Твою мать! Святые угодники! Да так и обделаться недолго!
Полицейский не знает, как не ударил или как не пальнул со страху. Кажется, ему даже удалось сохранить лицо и не дернуться, но это скорее оттого, что он окаменел от страха. А когда распознал знакомый голос, все тело обдало волной жара: как же глупо!
- Я убью тебя, - тихо откликается, медленно переводя взгляд после секундной заминки. Ему в самом деле нужно проверить свои штаны.
- Знаешь, за это полагается статья. Лет 15 без права на реабилитацию.
Леон может возмущаться еще достаточно долго, когда его цель, наконец, замечает преследование и выскакивает из кустов, будто черт из табакерки. Кидается мужчинам под ноги и с раскатистым рычанием спешит вглубь чащи. Полицейский подпрыгивает от неожиданности, переступает с ноги на ногу, чтобы существо его не задело и дабы сохранить конечности в целости, наугад стреляет вдогонку - но не попадает. Вспышка высвечивает сгорбленную спину, волосатую голову и блестящие круглые глаза.
- ТВОЮ МАТЬ!! - не скрываясь, орет Леон и кидается в догоню, забыв о напарниках. Такого уродца он видит впервые! Что за дрянь? Карлик-педофил, похищающий детей? Бомж-каннибал, сжирающий своих жертв заживо?
Сейчас ему уже почти не страшно, Козаченко своим шепотом исчерпал весь лимит испуга на сегодня. Поэтому Кеннеди смело несется вслед за улепетывающим существом, издающим потусторонние звуки, совсем не заботясь о прикрытии, подмоге или фиксировании проделанного пути.

..конечно же, он неминуемо теряет цель спустя десяток минут сумасшедшего бега, а после обнаруживает себя где-то среди непроходимой лесной чащи. И вот теперь пугается.
- Саша? - негромко зовет.
Собственное дыхание сбитое и громкое, он запыхался и устал. Пытаясь отдышаться, осматривается. Он не мог забежать далеко от города, наверняка здесь рядом есть какие-то дома или даже дорога.
- Алекс? - переступив гордость, зовет уже громче. Учитель мог быть нерасторопен, но девчонка - обученная, почти коллега, она не могла не среагировать на звук выстрела и шум погони. Наверняка кинулась помогать и должна находиться неподалеку.
Ну же! Ну же, найдите меня, мысленно просит кого-то невидимого и снова осматривается. Его больше волнует тот уродец, что убежал от них с Козаченко. Это существо убегало с такими звуками и так оглушительно ломилось через кусты, что даже странно, что Леон его потерял. Напрягая слух, он прислушивается изо всех сил, но совершенно ничего не слышит. Как такое возможно? Если только его цель тоже затаилась и теперь выжидает...
Мужчине делается жутко, по спине пробегает табун мурашек.
- Я вооружен, - хорохорясь, кричит в темноту, водя дулом пистолета из стороны в сторону. Ему кажется, что звуки вокруг нарастают, и по кругу от него мечутся невидимые твари, прячась в высокой траве и желая откусить ему ноги... С трудом выдыхая носом, чтобы взять себя в руки, мужчина щурится в темноту, напрягая глаза изо всех сил. Что, если этот уродец не один? Или это всего лишь напуганный ребенок, один из потерявшихся? Или, может, что-то иное, из старых городских баек? Нет, одергивает сам себя, не время вспоминать местные ужастики.

+4

14

Вдалеке виднелись верхушки высоких, мрачных деревьев. Они с тихим скрипом покачивались и шумно перешептывались листвой, от чего более привлекательными они не становились. У кромки леса виднелись для человеческих силуэта, правда, маячили они по одиночке.
Алекс быстрым шагом доходит до того места, где были эти бойскауты местного разлива. Естественно оно уже, минут как десять пустует, а из леса доноситься весьма подозрительные звуки. Девушка настороженно прислушивается, окидывая подозрительную местность.
Отчего-то Алекс желает ляпнуть что-нибудь нелепо-комичное, из серии «Не дождались меня, сцуги», но сдерживает свой душевный порыв. Возможно это оттого, что ей не дает покоя вся эта ситуация: и бесследное исчезновение детей, и жутковатое дыхание, что она ощутила во время своего патруля и неясные тени. Алекс это честно нервирует.
Интуиция нашептывала о опасности, заставляя вздрагивать от каждого резкого звука, оттого девушка и опустила оружие вниз, а позже и вовсе убрала, не желая пристрелить одного из своих. Нет, ей, конечно, хотелось подстрелить одного наглого мужика (не будем тыкать пальцем), но на то она  и Алекс, что может четко разделять работу и личную жизнь.
Вздохнув, девушка настороженно двинулась в густой лес, освещая фонариком окружающее пространство.  Яркий луч света скользил по кронам деревьев, утопая в густой листве и освещая буйную растительность. Впереди Алекс замечает слегка притоптанную траву, с радостью отмечая, что скоро нагонит своих напарников. Больше она не будет плутать в этих потемках. По крайне мере, не в одиночестве.
Двигается Алекс довольно тихо, будто крадущийся зверь, выслеживающий свою добычу. И это с ней сыграло плохую шутку. Возможно, если бы она ломилась сквозь кусты, аки медведь-шатун, то это помогло бы избежать той ситуации, в которую девушка влипла позднее. Впереди раздается злобный шепот (что-то о 15 годах и правах на реабилитацию), неожиданно переходящий в совершенно непотребный визг, плавно переходящий в стрельбу. В ее сторону.
Девушка быстро пригнувшись, от всей широты своей души прокляла на все лады Леона (это если говорить цензурно), наконец решая отойти, не желая попасть под истеричную стрельбу придурковатого Леона. Адреналин подхлестывает Алекс скрыться, интуиция, вопящая сиреной, поддерживает эту мысль.
«Грохнул собственный напарник. Вот хохма-то будет!»
Мрачно думается девушка, и неожиданно для себя понимает, что в ее незапланированном забеге участвует кто-то еще. Этот самый кто-то громко сопит, не забывая при этом дико верещать.  И этот самый кто-то явно нагоняет Алекс.
Неожиданно для себя, девушка ощущает страх. Ей не хочется, что-бы это стремное существо нагнало ее. Посему она и решает уйти с пути непонятного нечто. Свернув в какие-то крайне мерзопакостные и колючие кусты, Алекс прекращает свой дикий забег по лесу. И как раз вовремя.
Мимо нее проноситься что-то крайне низкое и волосатое. Оно бодренько скачет на четвереньках, с жутким треском ломясь сквозь кусты. Алекс судорожно дышит, пытаясь унять, бешено стучащее сердце. Девушка с некоторым шоком смотрела вслед непонятному нечто. Алекс даже не могла понять, а было ли это человеком. Даже для нее это чересчур.
Валяясь на земле, девушка замечает, как грозно над ней склонились деревья-великаны, в особенности зловредные кусты, в которых она на данный момент отдыхала. Они лезли в лицо, неприятно царапались и жутковато скрипели.
«Напоминает сюжет дешевого фильма ужасов.»
Вой затихает где-то вдалеке, оставляя Алекс не очень эстетично валяться в кустах. Через некоторое время она все же вырвалась из плена куста-убийцы, намереваясь найти и настучать одному конкретному невротику, а потом и карлику-циркачу. Она была грязная, вся в колючках и желала убивать.
К счастью фонарик она не выронила, сжав оный мертвой хваткой, да так, что и у трупа бы не отковыряли. Благо найти причину ее столь стремительного побега было не трудно. В метрах пяти от нее раздается голос горе-напарника, взывающий сначала к своему друг, а потом, и к самой Алекс. И следом раздавшиеся о том, что этот бойскаут вооружен и жутко опасен. После недавних событий это звучало действительно жутко.
-Тише, горячий техасский парень. Это я.
Фыркает Алекс, осторожно выступая из спасительного ствола дерева. А для достоверности машет фонариком, разгоняя ночную тьму леса.
– Я, конечно, понимаю, что тебе не нравлюсь, но в следующий раз давай обойдемся без стрельбы и сойдемся в честном мордобое. Может теперь опустишь ствол и мы пойдем искать нашего общего друга, а?

Отредактировано Alex O'Conner (01.08.2015 12:56:56)

+6

15

Александр и не думает пугать Леона, это действительно всегда выходит не специально. Да и потом, тому бы уже стоило привыкнуть к подобному. А не грозить каждый раз купить ему колокольчик, как для коровы, и заставить принудительно его носить, чтобы он всегда понимал, где находится его сосед по квартире. Правда, в этот раз обошлось без подобных угроз, они сразу перешли к старому-доброму «я убью тебя». Саша тихо фыркает на ненастоящую угрозу и все еще внимательно вглядывается в кусты, куда всего мгновение назад с таким интересом смотрел полицейский. Правда, в свою очередь, Козаченко пока ничего не замечает, а от того переводит взгляд обратно на мужчину.
- Как хорошо, что ты не представитель законодательной власти, Леон, - с привычной учительской улыбкой откликается, будто только что мягко пожурил своего нерадивого ученика. Он, конечно, помнит, что Кеннеди этот тон тоже на дух не переносит, но он просто поздно спохватывается. Но совсем скоро это последнее, что начинает их заботить. Потому что ситуация складывается, как в заправских ужастиках, что так любит смотреть на ночь его сосед...
Из кустов что-то выпрыгивает и сразу же напролом несется прочь, теряясь за растительностью. В рядах короткая паника, но Саша успевает заметить горящие глаза, шерсть и явно четыре лапы. Он пугается только на пару мгновений, но привыкший к стрессам мозг тут же выдает самые что ни на есть адекватные объяснения. Он человек науки, учитель, поэтому о чем-то не таком ему совершенно не думается. Но он не успевает сообщить об этом Леону, которые делает несколько выстрелов, а потом зачем-то ломиться следом, хаотично мигая фонариком, а после исчезая в темноте леса. Козаченко настолько теряется, что просто не двигается с места, совершенно ошалелым взглядом продолжая смотреть вперед. И только через пару мгновений качает головой и выразительно вздыхает.
- Это просто собака, Леон, - уже в никуда говорит, потирая лоб. Кеннеди с таким шумом кинулся куда-то вперед, что становилось понятно, любое испуганное животное щеманеться немного в сторону, лишь бы больше не связываться с бешеным человеком. И будет совершенно право, к слову. Так что Саша берет немного в сторону, когда идет за своим другом. Он надеется найти перепуганную собаку — перед четвероногими питомцами у него всегда была слабость, так что он найдет малыша и отведет в питомник. Хоть одно полезное дело за сегодня.
Александр идет несколько минут, но не слышит ничего, кроме шума леса. Но вскоре все же тихое шуршание привлекает его внимание аккурат с громким позывным из леса. Леон теперь уже разыскивает своих помощников, и Козаченко честно собирается ему откликнуться, как только достанет умирающее со страха животное.
- Тише, малыш, тише. Тебя больше никто не обидит, - уговаривает он заранее, все же отодвигая кусты и заглядывая за них. Спиной к нему сидит, кажется, все таки собака. Она тихо то ли скулит, то ли порыкивает себе под нос. Сашу это особо не пугает, он делает к ней шаг, но руку пока не протягивает, точно зная, что зверь может и не со зла тяпнуть, но все же тихим свистом зовет. И оно оборачивается. И на мужчину смотрят почему-то в полнейшей темноте горящие глаза. И даже обычно спокойный и очень сдержанный учитель испуганно вскрикивает, подаваясь назад, спотыкаясь о злосчастные кусты, краем глаза замечая, как животное приподнимается и тут же припадает к земле, будто собираясь атаковать. И все, что он может, это прикрыть лицо руками и закричать.
- Леон!
И он очень надеется, что он и его коллега рядом. Потому что тут больше никого, кто мог бы ему помочь.

+6

16

По виску медленно сползает горячая капля пота.
Леон почти видит горящие глаза хищников, что мечутся в высокой траве. Они рычат и скалятся, истекая голодной слюной, что капает им под когтистые лапы. Они кружат вокруг него, все сужая круг, и вот уже вскоре отведают его плоти на вкус..
Нервно облизывая губы, мужчина замирает, готовый стрелять в любое мгновение. Отводит одну руку к поясу, чтобы нащупать рацию и вызвать подкрепление - и вдруг с ужасом осознает, что не взял ее с собой. Поиски детей в вечернем городе не могли стать такими уж опасными! И будь не ладен тот день, когда он позабыл чертову рацию (и даже не помнил, где именно).
Впрочем, быть честным, в лесу со связью всегда было глухо. Сотовую связь городу обеспечивала единственная крошечная вышка где-то на холме позади Блид-стрит, так что на другом краю города сигнал был крайне низок. А если отойти чуть за основную трассу, спускаясь в кукурузные поля или мрачные леса - недоступность сотового оператора была тебе гарантированна. К слову, народ это не особо тревожило, потому что в небольшом городке все предпочитали личные встречи (точнее, этот городок был слишком мал, чтобы не встречаться регулярно), а если вдруг нужно было позвонить и телефон не ловил сеть - проще было дойти ножками.
Но кто же знал, что именно сегодня Леону так понадобится позвонить! Телефон-то у него имеется с собой, в отличии от потерянной рации, но как и предполагалось, ничерта не ловит. Чертыхаясь себе под нос, мужчина пятится, отступает, стараясь вырваться из заколдованного круга, где его поджидают зубастые твари..,

как вдруг из ближайших кустов выныривает рыжая голова детектива, и женщина вскидывает фонарик, на мгновение ослепляя полицейского:
- Тише, горячий техасский парень. Это я.
Екарный бабай, Леон никогда никому не признается, как рад ее видеть! В обычное время выскочка из мегаполиса его раздражает, но только не сегодня.
- Алекс.., - не понятно, чего в его голосе больше, напускного раздражения или все же натурального облегчения. Но, тем не менее, мужчина опускает оружие, хотя и отказывается его убирать. Алекс не понимает! Здесь опасно, очень опасно! Та тварь была не одна и привела дружков, им всем грозит попасть на людоедский пир, если не поостерегутся.
- Не собираюсь я драться с женщиной, - показательно морщится мужчина. Хотя спорить не собирается. Он не знает, отчего Алекс считает, что не нравится ему, но переубеждать ее не время и не место, к тому же она права. Равно как и он знает, что та на дух его не переносит. По несчастливому стечению обстоятельств они очень часто оказываются напарниками в том или ином деле (просто в полицейском участке очень мало народу и выбор обычно очевиден, кого и зачем отправить), так что пора привыкнуть к компании друг друга. О чем он и собирается сказать рыжей, когда издалека доносится пронзительный вопль Козаченко.
Ну ядрен батон!
Нервно вздрагивая, Леон задерживает взгляд на напарнице.
- У тебя есть оружие?
Голос Саши весьма напуганный. Нет сомнения, те твари настигли его. И даже если они с Алекс не нравятся друг другу, полицейский совсем не хочет, чтобы ее растерзали лесные твари.
- Здесь водится что-то пострашнее койотов. Используй пушку.
Он совсем запамятовал, есть ли у отстраненного детектива разрешение на ношение оружия, но Саша вскрикивает вновь - и мужчина срывается с места. Через плечо приказывает:
- Туши фонарь! - и первым ломится на испуганный голос друга детства. Если Алекс перестанет слепить его своей блестелкой и предупреждать всех вокруг золотистыми бликами об их местонахождении, может у них и появится шанс на чудесное спасение. А уж завтра полицейский соберет всю толпу коллег и притащит сюда прочесывать лес для обнаружения ночных монстров и прочих неприятностей.
"Держись, Сашка, я иду! - мысленно подбадривает он друга, даже если тот не способен уловить его мысли. - Ты только не умирай, ладно?"

Впрочем, умирать никто не собирается.
Козаченко валяется на земле и сучит ногами и руками в воздухе, а рядом никого. Пару мгновений Леон целится в темноту, глаза как раз успели привыкнуть, но не находит цели и опускает ствол. Протягивает ладонь товарищу.
- Поднимайся, горемычный.
Весь его вид упрекает учителя в том, что он отбился от них с Алекс. Что свернул в сторону и остался один. Что рискнул проверять свои безумные теории в одиночку - и едва не расплатился жизнью. Не то чтобы Леон сильно станет горевать, но если Сашка погибнет - придется искать другое жилье, потому что оплатить целый дом в одиночку на оклад полицейского нереально, а еще нового сожителя, который сможет платить половину аренды, или же съехать куда-то на окраину города и ютиться в лачуге. На мгновение ему становится так жаль себя, что он стискивает ладонь Козаченко крепче положенного:
- Не смей помереть здесь, понятно? - чувственно шипит в лицо учителя, склоняясь совсем низко, а после кивает ему и отстраняется. Ему плевать, насколько двусмысленно смотрится эта сцена со стороны, ему просто не потянуть ренту за дом одному, а переезжать жуть как не хочется, к тому же он привык к этой халупе.
Оглядывая вновь собравшуюся команду, мужчина вздыхает и решительно нахмуривается. У него есть план, которым он активно делится:
- Нужно выбираться. Вернемся завтра, когда будет светло.
Нет, серьезно, он не трус, но игра не стоит свеч! И вообще - ему не платят за переработки, а судя по давно стемневшему небу - ему уже как пару часов полагалось продавливать бока на своем диване, перещелкивая скучные каналы в рябящем стареньком телеке.
Оставалось лишь найти дорогу. С этой беготней он совсем потерял направление. Помощи спрашивать ему, конечно же, не позволяла гордость, так что он наугад выбрал направление и первым сдвинулся с места, очень скоро почти втыкаясь носом в покосившееся обветшалое здание. Охнув, дернулся, отпрянул, вскинул пистолет, но почти сразу чертыхнулся себе под нос и успокоился. Просто лесная заброшенная сторожка - все лучше, чем бродить по лесу наугад.
- Ты могла бы и посветить под ноги, знаешь. Я чуть дом не снес, - обиженно огрызнулся на Алекс, что единственная оказалась с фонарем, но все как-то нерадиво им светила.
Быстро успокаиваясь, сосредоточенно почесал в затылке. Продолжить шатания вслепую или все же укрыться в удачно подвернувшемся убежище и выждать до утра? Решение было принято мгновенно.
- Все внутрь. Растопим печку, заночуем и к утру вернемся в город, - махнув рукой спутникам, первым взбежал на рассохшееся крыльцо, подергав за ржавую ручку. Дверь оказалась незаперта и со скрипом распахнулась, обнажая черное непроницаемое нутро заброшенной избушки. Там было пыльно и пусто, никого и ничего.
"Отличное убежище, - похвалил себя полицейский. - Запрем двери и окна - и ни одна тварь нас не тронет."

+6

17

Алекс смотрит на мужчину в легком недоумении, явно не понимая, что с ним не так. То он грызется с ней, как кошка с собакой, то едва на шею к ней от радости не заскакивает, аки влюбленная школьница. Девушка насторожено хмуриться, изредка бросая взгляды на своего напарника, пока они мчались к своему потерянному попутчику (и который по крику попал в очень неприятную ситуацию), не переставал трещать, как заводной.
Леон очень нервничал, вздрагивал от каждого шороха, да и выглядел он, словно его обжевали, да выплюнули (такого сожрать себе дороже, еще отравишься). На упреки напарника Алекс уже не особо обращает внимание, уже привыкла «милому» характеру вынужденного напарника.
Сейчас внимание девушки занимает не ворчащий мужчина, а то, что кружит вокруг них. Это ощущается Алекс каким-то шестым чувством, от чего ей, подобно зверю, хочется вздыбить шерсть. По телу не то, что ходят, бегают табунами мурашки. Туда-сюда, туда-сюда... Девушка ощущает, будто попала на пиршество, где им всем выделена самая важная роль, без которой не проходит ни один пир – главное блюдо. А без единственного источника света, который был погашен, это ощущалось еще острее. Алекс даже пару раз оглядывала себя, не залили еще слюнями этот кто-то… или что-то?
Девушка едва заметно мотает головой, отгоняя мрачные мысли и не менее богатое воображение. Пистолет в руках вселяет хоть какое-то чувство уверенности и защищенности, хотя в этой темноте от него толку маловато (если их неизвестный, конечно, не огромная, праздничная ель, то тогда да, тогда уж можно не волноваться).
Девушка поджимает губы, молчаливой тенью скользя за Леоном, да пристально поглядывает по сторонам. Только этого мало. Без фонарика в этой непроглядной тьме становиться только хуже и ориентироваться, в основном, удается только по звуку (что тоже весьма сомнительное дело).
- Как будто наш «загадочный незнакомец» и так не догадывается где мы.
Кротко бросает Алекс, хмуро шагая за своим напарником. Уж лучше со светом ходить, чем в потемках бродить, да еще и с оружием наготове.
«А то у нас тут присутствуют существа нежные, нервные…»
И на сих грустных мыслях, наконец, находится их потеряшка. К слову, новый знакомый девушке нравиться (и без всяких лишних фантазий, ясно?) гораздо больше, чем это ворчливая задница рядом. Он хотя бы вежливый. И судя по тому, как Леон наскочил на своего друга, не только девушке он нравиться. Алекс закатывает глаза, едва сдерживая себя прикрыть их рукой.
- Мальчики, давайте вы будете выяснять ваши семейные проблемы в более уютной обстановке. Я, конечно, понимаю, что вы, возможно, желаете как-нибудь разнообразить ваши отношения, но к таким сценам меня жизнь не готовила. Так что терпите до дома.
Но похоже на Алекс давно перестали обращать внимание (что за дискриминация?!), что естественно уже давно действовало на нервы. Девушка злобно полыхнула глазами, да скрипнула зубами, но свой порыв прикопать Леона под ближайшим кустом сдержала.
Зато, когда он в полутьме врезался в обветшалое здание, Алекс не смогла сдержать мстительной усмешки (вот оно, наказание свыше!), а очередной нудный упрек со стороны мужчины, девушка привычно парировала, конечно в свей едко-насмешливой манере.
- Возьми мелок и подрисуй очки, если целое здание различить не можешь. Пусть хоть тебя твой друг к окулисту сводит, раз сам дойти не можешь.
Фыркнув и более не обращая внимания на старого ворчуна, Алекс ровняется с новым знакомым.
«Его зовут Александр»
Мысленно поправляет себя полицейская, более мирно поглядывая на шагающего рядом мужчину. Алекс говорит тихо, но так чтоб ее слышал только идущий рядом человек. Не хватало еще, чтоб Леон услышал, еще ревновать начнет или снова нудить. В принципе, это одно и то же.
- Вы в порядке?
Девушка слышит довольный, приглушенный голос Моисея, точнее Лиона, что заставляет полицейскую устало вздохнуть и вместе с попутчиком направиться в сторожку. Меж тем напарник едва ли не скачет в подобии танца победы, заставляя прогнившие половицы поскрипывать от ужаса.
- Кстати, ты не думал, что эта лачуга может быть ловушкой для дураков?
Думаю, не стоит говорить на кого был направлен весьма красноречивый взгляд?

Отредактировано Alex O'Conner (20.09.2015 19:11:13)

+5

18

Еще мгновение, и зверь точно кинется - в этом учитель биологии совершенно не сомневается. А еще знает точно две вещи - животное всегда целится в горло, даже если до оного сразу добраться и не может. И что лучше пусть будут изгрызаны руки, чем лицо и то самое горло, в котором слишком много важных артерий и прочих жизненноважных узлов. Да сейчас особо и не переживается о боли или будущих уколах от бешенства (если выживет), сейчас только страшно, что зверь завалит и все таки доберется. А погибать так странно, в лесу, так и не оказав помощь детям, погнавшись за одичалой то ли собакой, то ли чем-то еще... Таког и в страшном сне не увидишь. А тут самая что ни на есть реальность.
Александр съеживается лишь сильнее, когда ощущает прикосновение к ладони. Предусмотрительно вскрикивает еще раз, авось Леон успеет таки добежать на голос, но тут понимает, что прикосновение вполне себе теплое и безболезненное. А следом до сознания долетает и скептический голос друга, который одним движением легко поднимает его на ноги, смотря так, что Козаченко понимает, что этот маленький конфуз будут припоминать ему всю оставшуюся жизнь... Саше хочется уже заранее его одернуть и сказать - "не смей", но вместо этого он быстро оглядывается, не понимая, куда делось животное, которое чуть не сожрало его пару мгновений назад. Неужели сбежало, услышав приближающихся людей? Тогда это просто неслыханная удача, повезло так повезло! Ладно, пускай Кеннеди припоминает это. В конце концов, он и мисс О'Коннор оказались его спасителями, так что им можно. Несмотря на то, как неловко оказаться перед женщиной в таком унизительном виде...
Александр откровенно краснеет, но, слава Богу, из-за темноты этого не видно. Он даже совершенно покорно выдерживает мертвую хватку Леона и только кивает на то, что не умрет здесь и сейчас. Лепечет что-то вроде: "Простите, что напугал вас", а после даже делает несколько шагов следом за напарниками, как до него все таки доходит смысл сказанных девушкой слов. И учитель вспыхивает повторно, хотя уверен, что физически это просто невозможно. Он даже открывает рот и успевает сказать: "Это не то, что вы подумали...", но его уже никто не слушает. Бравые коммандос уверенно вышагивают дальше по лесу, будто ничего и не случилось. Козаченко очень хочется уточнить, почему они так спокойны, но после отвечает сам себе - они полицейские, они привычны к нестандартным и стрессовым ситуациям. Самое же стрессовое, что случалось во взрослой жизни Александра - это ответ ученика старших классов Альвареса на уроке по половому размножению людей. Но это вряд ли можно поставить в один ряд. Но... хотя как посмотреть...
Вздыхая себе под нос, Козаченко честно следовал за товарищами, иногда невольно оглядываясь, просто всем нутром чуя, что животное не отступило. То ли бешенный пес, то ли кто еще... Но оно будто все еще было рядом, несмотря на то, что здесь уже находилась целая группа людей. И это все таки напрягало, хотелось поскорее оказаться в безопасности своих стен, но при этом Козаченко прекрасно понимал, насколько страшно и одиноко может быть детям, если кто-то из них мог и впрям оказаться в лесу. Но сейчас такая глубокая ночь, что пользы от их поисках совершенно никакой...
От мрачных мыслей отвлекает голос Леона, который, похоже, настолько увлекся ходьбой с ограниченной видимостью, что совершенно не заметил возникшего перед ними покосившегося домика. Ничуть не вселяющего доверия домика, стоит заметить. Саша честно был готов прошагать еще хоть несколько часов, но не проводить здесь ночь, но он все еще был с теми самыми коммандос, которым все было нипочем. А вновь оказываться в неловком положении показалось уже слишком, поэтому Козаченко все таки прошел в дом, хоть и сделал это с обреченностью. Серьезно, лучше бы они продолжали и дальше ходить по лесу, полезнее бы было... И даже менее мрачно, чем здесь.
- Да, спасибо, - Александр тихо улыбается, но спутница вряд ли это видит. Он все же оборачивается и внимательно вглядывается в темный лес. - Волнуюсь о детях. Здесь бродит одичалый или бешеный зверь. Очень надеюсь, что никто из них не додумался прятаться именно здесь...
Учитель оставался учителем. Как бы не было страшно самому, в первую очередь он думал о детях. И если бы хоть ночь была лунная, он бы точно не дал ни Леону, ни Алекс остановиться и передохнуть. Они бы ходили всю ночь, может, даже отвлекали бы зверье на себя, но сейчас... Действительно - никакого толка.

- А это случаем не проникновение без ордера на частную территорию? - уточняет Александр, с трудом оглядывая практически пустое помещение. По одной стене только стоял то ли полуразвалившийся диван, то ли просто груда накиданных старых матрасов, с полпинка и не разберешь. В остальном - совершенно пустой и пыльный дом. Все как в любимых его учениками фильмах ужасов. И даже три стандартных героя. Он знает, сам иногда смотрит, чтобы, так сказать, понимать, о чем толкуют дети... Но думать сейчас об этом кажется глупым и несвоевременным. Вокруг и так достаточно причин для беспокойств, чтобы выдумывать себе несуществующие.
- Знаешь, Леон, у твоей напарницы очень здравая мысль, - подает голос Козаченко, сделав несколько шагов к пыльному окну и теперь выглядывая на темную улицу, будто мог там что-то разглядеть. - Может, мы можем все таки дойти до города? Эта лачуга выглядит не особо безопасной.
И это в нем тоже говорит учитель. Сразу оценивает все по ГОСТу, так сказать. И не то чтобы он действительно ждет, что в любой момент крыша на них упадет, но здесь как-то... Действительно особо никуда не денешься. И пусть тут два вооруженных человека, но как-то не по себе. И это даже не страх как таковой. Просто странное ожидание, что что-то обязательно пойдет не так...

Отредактировано Alexander Kozachenko (20.09.2015 00:01:58)

+5

19

Пока двое его спутников ворчат и огрызаются за спиной, Леон находит в кармане зажигалку, нащупывает на стене углубление для печи - и умело разводит небольшой костерок, используя сухие листья, прогнившие доски и прочий мусор, накиданный вокруг. С потрескиванием огня и яркими бликами в домике становится почти уютно.
- Так-то лучше, - себе под нос бормочет мужчина и протягивает ладони к костру, чтобы согреть пальцы. И хотя на улице абсолютно не холодно, этот жест его успокаивает.
Поднимаясь с корточек, Леон оборачивается и упирает руки в бока, смотря на Алекс и Сашу с решительностью. Он считает себя главным, а потому собирается командовать этим неорганизованным стадом.
- У меня все в порядке со зрением, - возвращается к прерванному замечанию Алекс. - И я тебе это докажу, когда подстрелю эту тварь.
Он настроен серьезно. Хватит бояться и убегать! Со вчерашнего дня у него не заладилось с зубастыми и пушистыми, но табельное оружие полицейского могло все исправить. Вспоминая о нем, мужчина возится и достает на свет божий свой пистолет, чтобы проверить, сколько еще пуль осталось.
- Если не хотите ночевать здесь, можете выйти наружу и пускай вас сожрут, - огрызается Саше, с неудовольствием отмечая, что почти половину обоймы он уже расстрелял. Вопреки тому, что показывают в кино и по телеку, каждому патрону ведется строгий учет, так что наутро ему придется написать кучу рапортов, куда и отчего он расстрелял целую обойму! Этот маленький факт раздражает мужчину лишь больше, так что он делается еще более недружелюбным.
- Потом не говорите, что я вас не предупреждал.
В самом деле! Он спас этих двоих и нашел убежище, собирался оберегать их и успокаивать. И вместо того, чтобы принять его защиту, они лишь ворчат и желают продолжить бродить вслепую по темному (и опасному, стоит заметить!) лесу. Ну не дурни ли?

Впрочем, стоит признать, что теперь ему и самому хочется поймать ту тварь и рассмотреть при свете дня. Огонь, мерцающий за спиной, словно бы придает ему уверенности. Когда светло и тепло, ничего дурного не может случиться, верно?
Быстро заключая договор с совестью, он поднимает ладонь, призывая всех послушать себя:
- Но если вы такие смелые и не боитесь.. Можем попытаться поймать ту дрянь. Как насчет устроить ловушку?
Выдерживая драматическую паузу, чтобы оппоненты успели проникнуться важностью момента, Леон продолжает:
- Приманим эту тварь поближе и поймаем. Попробуем спеленать в куртки, а если не выйдет - пристрелим.
Показывая серьезность своих намерений, мужчина первым снимает пухлую полицейскую куртку и встряхивает. Ткань достаточно плотная, чтобы удержать рвущееся животное. Если это животное, конечно! Леон все еще склонен считать ту тварь карликом-каннибалом.
- Снимай плащ, - приказывает Саше и требовательно протягивает ладонь. Чем больше у него будет материи, тем больше вероятность, что план удастся. Однако, лишь куртками им не обойтись. Еще нужна приманка, о чем он не стесняется сообщить коллегам:
- Ловить будем на живца. Есть желающие?
Леон пару мгновений переводит взгляд с Алекс на Сашу и обратно, а после кивает мужчине. Как бы ему не хотелось, чтобы приманкой стала Алекс (пускай побегает по лесу и побоится!), он все же выбирает сожителя. К слову, чтобы доказать глупой рыжей, что все ее фантазии на их счет безосновательны. Разве бы он отправил "любимого" на верную смерть? То-то и оно.
- Давай, - жизнерадостно подбадривает Сашу, выталкивая его к двери. - Побегай по лесу, а как услышишь, что за тобой кто-то гонится - беги сюда обратно. А тут я его и поймаю.
Поколебавшись, переводит взгляд на Алекс:
- Будешь на подхвате. Лезь на дерево со своим фонарем, посветишь Сашке, куда бежать.
В его голове все складывается просто идеально. Они приманивают ту тварь и ловят ее. Все просто! И совсем не страшно. Мнения оппонентов его уже не волнуют, потому что ему виднее, как "боссу операции", а им остается лишь подчиниться.

+5

20

Алекс недоверчиво поглядывает на полуразвалившуюся сторожку, а пламя, что отбрасывает танцующие, жутковатые тени дополняют атмосферу «сыра в мышеловке». И не смотря на сверкающего, как начищенный пятак, Леона, девушка здесь ощущала себя неуютно. А когда напарник клятвенно обещает поймать зверюгу вот этими самыми руками (как еще от счесться не разревелся то, он же такой классный, пф)  ей становиться еще более неуютно. А кому захочется находиться в одном помещении с неуравновешенным дураком? А в том, что Леон таковым является, после подобного заявления, сомневаться не приходиться. Алекс даже хочет спросить, не ударялся ли он головой о какой-нибудь сук, пока скакал по лесу, однако задать вопрос так и не успевает.
Новое заявление «недо» командира заставляет девушку придумать новый вопрос. А если быть точным, то совсем не вопрос.
- Ох, ну уж извини, что мы к тебе на грудь в слезах не бросаемся, да ножки не целуем в благодарность. Особенно от меня, когда ты по мне стрелял. Что, за это еще полагается и ручки облобызать, да?
Едко бросает Алекс, пренебрежительно складывая руки на груди. Уж кем-кем, а напарничком она сыта по горло. Сейчас ей просто хочется заехать по этому напыщенному лицу. Легкий оттенок фиолетовый отлично подчеркнет его статус в обществе.
Бросится в банальную драку ей мешает только отличный самоконтроль, а также немного воспоминаний о том уродливом существе, что сейчас бродит по лесу. Если уже не нашел и не подкарауливает трех идиотов.
«Точнее одного, зато короля!»
Сейчас грызться меж собой будет самым последним делом, поэтому Алекс титаническим усилием заставляет себя успокоиться. Честно говоря, ее даже поражает, как один человек может вызвать в ней такую бурю эмоций. Только вот в основном это отрицательные эмоции, так что поводов для радости мало. Но все равно, удивительно.
После очередного прихода Леон изрек новую мысль. Уж лучше бы согласились просидеть тут всю ночь. После оглашения плана (и отобранных курток, где она сопротивлялась до последнего) Алекс задает единственный логичный, по ее мнению, вопрос:
- Гм, Леон, ты пьян что ли?
В майке было ожидаемо холодно и даже разведенный в доме (если вообще можно назвать эту развалюху домом) огонь не добавлял тепла. Если бы она догадывалась, что ее бесцеремонно обкрадут, то она бы прихватила кофту. Алекс отрывает в карманах сигареты и прикуривает, отчего внутри становиться чуть теплее. А еще вновь взбурлившая ярость придает сил.
- Слушай, а почему бы тебе не побегать по лесу, а? А то фигней страдаешь ты, а получаем мы.
Алекс раздраженно дергает плечом, намереваясь спасти жизнь невиновного «жертвы», а так же спасти себя от лазанья по деревьям. Александру она просто сочувствует, понимая, что такой человек, увы, не умеет говорить слово "нет". Да и к тому же кто сказал, что Леон начальник?
- У меня другая идея: мы дадим тебе фонарик и снарядим в поход, а сами будем ловить зверюгу. Если что, я тебе маяку на морзе, у меня второй фонарик есть, - в подтверждение слов из карманов куртки девушка достает точно такой же фонарик. – К тому же у тебя будет пистолет и ты псих, так что если не приманишь, то испугаешь до смерти. В тот раз так драпанула бедолага, едва меня не затоптала. Ну так что, кто за?
Алекс довольная собой хмыкает, хотя и сомневается, что план, что первый, что второй будет выполним. Как минимум они никого так и не поймают, а как максимум их просто сожрут. Они рассчитывают на одну особь, но если тварь не одна, а их целая стая? Что тогда делать?
Во всяком случае, план совершенно безумен и из-за чужой самонадеянности им всем грозят большие проблемы. И если уж Леон не слушает голос разума, то Алекс уж постарается ему об этом напомнить. Уж он-то ее знает.

+7

21

Да, пожалуй, Александр был немного несправедлив к Леону. Тот и правда старался как лучше. Возможно... Хотелось бы верить. По крайней мере, он нашел хоть и немного небезопасное, но все таки убежище. Все же, что сделал Козаченко - очень профессионально кричал и семенил следом за полицейскими. Вряд ли это можно было назвать посильной помощью во всем происходящем. Он уже даже собирался извиниться и сказать, что не хотел задеть друга, но Алекс успевает первой. Не то чтобы она благодарит или просит прощение, но высказываться после ее тирады кажется уже жутко неловким. Просто сам Александр подобным красноречием определенно не обладал, так что впору было научиться. Только не сейчас, потому что ситуация была... Как бы сказать поточнее... Если буквально с десяток минут назад Алекс с отменным сарказмом проехалась по взаимоотношениям двух друзей, то сейчас самое время было вернуть комментарий. Что-то вроде: "Вы ссоритесь, как старая семейная пара" так и вертелось на языке. Но Александр только тихо улыбнулся себе под нос. Негоже было бесить Леона еще больше. Хотя дома Козаченко обязательно уточнит у друга, когда тот собирался перейти от детсадовских ухаживаний и дерганий за косичку к более взрослым и адекватным методам, но это тоже определенно ждало. Пару дней так точно.

Отвлекаясь от неуместных мыслей, Саша послушно стянул свой плащ и протянул Леону. Спорить с ним было бесполезно, а новые вопросы могли привести к очередному пусть и несерьезному, но все таки конфликту. А это уж точно не то, что требовалось в нынешней ситуации. Лучше всего было просто слушаться, пока предложения не станут слишком бредовыми. Или опасными. Например, как всего мгновение спустя...
Александру сначала кажется, что он ослышался. Он даже качает головой, чтобы убедиться, что все именно так, как показалось изначально. Они не собирались тихо-мирно возвращаться в город, сидеть в доме или нечто подобное. Нет, прямо здесь и сейчас бравые полицейские решили посоревноваться в том, кто придумает более интересный сценарий к неприятностям. А то, что обсуждаемое приведет именно к этому, понятно сразу. Тут и учителем быть не надо, чтобы почувствовать - кончится все не очень хорошо. Это как собрать всех неспокойных учеников в одном помещении и устроить им декорации из молодежного ужастика. Они вот тоже наверняка придумывали бы нечто подобное. Жаль, подозрительных книг не было в наличии, а то еще бы и почитали...
Выразительно вздохнув, Александр выбирает самую умную линию поведения - он молчит. Ждет, пока два недоразумения закончат свой спор, вновь переводя взгляд с одного на другого. И только тогда замечает быстрый жест девушки - она два заметно передергивает плечами и поспешно тянется за сигаретами. Хотя наверняка больше больше дело в зажигалке, нежели во вредной привычке. Оно и понятно, Кеннеди забрал женскую куртку, несмотря на то, что под ней кроме майки ничего и не оказалось. Александру прямо самому стало холодно, глядя на женщину, и он тут же стянул с себя пиджак, быстро накидывая на плечи Алекс, пока она не успела возразить. Он даже вскидывает руки, показывая, что сам остается в рубашке, так что полный порядок. А подхватить еще и простуду, помимо дикого животного на хвосте, это уже перебор для одного вечера, который должен был стать спасательным, а в итоге обернулся игрой на выживание. Да, конечно, Саша преувеличивает, но ощущения были именно такими.

Судя по всему, спор определенно мог затянуться, потому что выражение лица у Леона стало соответствующим - он буквально набрал в грудь побольше воздуха, чтобы вылить очередную тираду на своих спутников. Тут к гадалке не ходи, эти двое были просто профи в пререканиях, но они не в Древней Греции, чтобы тут в споре родилась истина. Так что...
- Я пойду, - все же говорит Козаченко, для весомости своих слов быстро снимая галстук, чтобы не мешался, следом расстегнул пару верхних пуговиц рубашки и принялся закатывать рукава. Это ему сейчас холодно, но когда он начнет шарахаться по лесу в поисках зверя, а после - ради спасения от него, вряд ли он сможет пожаловаться на излишне прохладный ветер. - Так будет лучше всего.
Да, он действительно успел хорошенько подумать. И, несмотря на логику в словах Алекс, в этот раз он предпочел согласиться с Леоном. Если зверь не клюнет, если решит пробраться в дом, от Саши не будет никакого толка. Вряд ли он сможет отбиться фонариком от животного, болеющего бешенством. А Леон сможет защитить единственную женщину в их пестрой компании, даже если она сама считает, что в помощи не нуждается.  Но это нормальный и здоровый порыв мужчины - в первую очередь обезопасить женщин и детей. Последней категории здесь так и не оказалось из-за неудавшихся поисков. Так что в роли оберегаемой придется оставаться Алекс. Это правильно. Рисковать тренированным и способным дать отпор мужчиной? Или тем, кто в лучшем случае может определить, к какому биологическому виду принадлежит зверь? Выбор очевиден. И потому, если у Саши получится привести сюда неведому зверушку, будет лучше, если на месте окажется человек, который действительно сможет его поймать, а не только постараться написать светом от фонарика свое имя.
- У Леона мало патронов, а в лесу стреляй на любой шорох. А здесь - только в цель, - собираясь с силами и призывая то, что должно называться смелостью, Александр направился к двери, глубоко вдыхая. - И потом, он более ловкий, чем я. С ним определенно безопаснее.
Последнее явно адресовалось Алекс, но услышать в свой адрес в ответ парочку витиеватых предложений не хотелось, поэтому Саша только ловко перехватил второй фонарик, махнул им, молчаливо заявляя: "А это я одолжу", а после поспешно выскочил, почти сразу исчезая в ночном лесу.
Было ли ему страшно? Определенно. Хотел бы он вернуться в помещение, готовое вот-вот рухнуть? Не отказался бы. Но он честно действует по рискованному плану Леона - бежит вперед, создавая как можно больше шума, пока не достигает небольшой поляны. Отличное место для засады и глупой жертвы, просто таки нападай не хочу. Саша еще на всякий несколько раз моргает фонариком, обходит вокруг поляны, похрустывая веточками и листьями, уже не особо уверенный, что затея удастся. А потом волосы на затылке вполне ощутимо становятся дыбом. Это вообще отличный защитный механизм человека - он чувствует агрессивный взгляд, направленный в его сторону, буквально кожей ощущая чужое желание нанести вред. Но взгляд животного - это нечто большее. Оно быстрее, ловчее и уж точно от него не отделаешься, отдав свой телефон и бумажник. Даже пробовать не стоит.
Александр медленно поворачивается, в этот раз совершенно тихо. Неверный свет фонарика следует за его взглядом и спустя всего пару мгновений выхватывает из темноты чужую фигуру. Все, что успевает заметить Козаченко - это вздыбленную шерсть и какие-то слишком светящиеся глаза. Такие обычно показывают у оборотней в фильмах ужасов, но вот беда, Козаченко не верит в сверхъестественное, а от того еще страшнее. И он сразу забывает про всякие правила типа "смотри в глаза зверю, тогда не нападет", "не беги, а медленно отступай", он просто срывается с места и напролом несется обратно к домику. Он не знает азбуку Морзе, но его фонарик так хаотично поблескивает среди деревьев, что прячущиеся в развалюхе определенно должны были понять, что их "наживка" несется обратно, да еще и не с пустыми руками. Все выходит именно так, как и предсказывал Кеннеди...
- Он тут! Он бежит за мной! - зачем-то еще и оповещает криком притаившихся полицейских, действительно прекрасно слыша, как за ним кто-то бежит. Нагоняет, почти дышит в затылок, тихо порыкивая и громко отдуваясь. Оно явно не хочет повалить на землю и облизать лицо в приступе любви и нежности, если Козаченко упадет, то здоровым уже не встанет. Поэтому он бежит так, как никогда прежде. И лишь надеется, что Леон и Алекс уже готовы. И что у них получится поймать то, что должно ворваться следом за ним в обветшалый домишко.

Отредактировано Alexander Kozachenko (23.10.2015 09:58:07)

+7

22

Растерявшись от гневной тирады Алекс, Леон открывает и закрывает рот, не в силах что-либо сказать. Нет, конечно, они всегда не соглашались друг с другом, это почти норма в их взаимоотношениях, но в этот раз Алекс просто перешла черту! Между прочим, они все находятся на задании (опасном и важном), так что субординацию никто не отменял.
- Знаешь, что! - наконец, набираясь воздуха побольше в легкие, чтобы хватило на подольше, мужчина делает шаг к рыжей и с нажимом тычет пальцем в ее плечо. - Может, тебе стоило бы хоть раз прочистить уши и послушать саму себя?
В глазах раздражение, губы кривятся. Ему хочется наорать на нее и посоветовать "завалить", просто потому что иных слов она, похоже, не понимает. Он к ней по доброму, а она каждый раз платит черной неблагодарностью. И откуда в ней столько дерьма? В смысле, сарказма и ехидства.
"Вот стерва!" - думает про себя и почти готовится сказать это вслух, но между ними вклинивается Саша - и конфликт разом сходит на нет. Кричать из-за плеча друга о своей уязвленной мужской гордости Леон не собирается (хотя и хочется), лишь отворачивается, чтобы больше не видеть ее лица.
- Ты обижаешь всех, кто вокруг. Что с тобой не так? - бросает через плечо. И хотя в обычное время он сам не против с ней поогрызаться для бодрости духа, сейчас ему действительно обидно. Он тут де из себя героя и смельчака строит, а ей лишь бы поиздеваться! Иногда нужно все же уметь промолчать, чтобы не разрушить "худой мир", который в последнее время между ними стоял под большим сомнением, однако Алекс в упор лишена умения держать язык за зубами, что лишь усугубляло ситуацию. Леон всерьез думает над тем, чтобы перейти к прямым конфронтациям. В конце концов, что ему терять? Хуже уже не станет, и без того все плохо.

Нервно теребя собранные куртки в руках, он мрачно сосредотачивается на учителе, что самоотверженно принимает его план. Тем лучше, избегут долгих споров.
- Будь осторожен, - напутствует вдогонку и остаток времени хранит мрачное молчание.
Ему совсем не хочется новой ссоры, а уж тем более выяснять причинно-следственные связи ненависти рыжей именно к себе. С Сашей она была (почти) добра, по крайней мере не ерничала с ним и не язвила. Леон был склонен полагать, что Алекс со всеми ведет себя, как заноза, но был неприятно удивлен тем, что она умеет бывать (почти) милой. Значит, дело лишь в ее отношении к самому Кеннеди. И чем же он заслужил ее немилость, интересно было знать?
Поджимая губы, мужчина занимает оборонительную стойку у порога, всматриваясь в темный лес, где исчез его сосед по домику. Свет от фонарика очень вскоре теряется среди темных силуэтов деревьев, и Саша окончательно пропадет из вида. Главное, чтобы в самом деле не помер... Рапортов написать придется немереное количество!
Вздыхая себе под нос и, будто обиженный ребенок, в упор не замечая напарницу, Леон "замораживается", даже шевелиться забывает, пристально смотря в темный лес, лишь иногда облизывает нижнюю губу, будто готовится ловить самый важный пас в своей жизни. Даже его поза похожа на позу кэтчера из бейсбольной команды, который вот-вот поймает мяч в перчатку.
И вот, наконец, его ожидания вознаграждаются. Между деревьями снова появляется тонкий длинный луч фонаря, который хаотично мечется из стороны в сторону, так что становится легко угадать - держащий его в руке учитель несется во весь опор. Удача! Пока все идет точно по плану.
- Беги! - оживая, коротким выкриком подбадривает товарища. Наверняка Саше важно знать, что они его заметили и готовы исполнить план. - Беги быстрее!

Чуть ниже приседая, Леон щурится в сторону хаотичных отсветов фонаря и, лишь стоит учителю приблизиться, прыгает за его плечо, накидывая связанные вместе куртки на голову преследующего его по пятам и как раз вовремя, чтобы тот не отгрыз сожителю лодыжки. Тварь в его руках не очень большая, но внезапно сильная. Она брыкается, рвется, рычит и мотает башкой так, что мужчину кидает по земле из стороны в сторону, покуда он перебирает ногами по траве, силясь найти опору и зацепиться, иначе эта фигня просто утащит его за собой прочь от покосившейся лачуги.
- П.. помогите! - задыхаясь от резких рывков и лихой скачки, едва слышно бормочет и сильнее наваливается на пойманное существо. То испускает душераздирающий визг и так сильно дергается вверх, что мужчина не успевает уклониться - и получает точно в лицо чем-то ороговелым и безумно жестким. Будто копытами в лицо словил! Или рогами. Что за дрянь он держит, почему оно такое твердое?!
"Твою мать..!"
Из глаз катятся искры и слезы от силы удара, но Леон не сдается и откатывается в сторону, выхватывая по пути пистолет, что лишь чудом не вылетел из кобуры за все время валяния - и изо всей силы бьет по копошащемуся свертку из курток и лесного чудища рукояткой, покуда оно не успело вырваться и сбежать. Сверток затихает, мужчина переводит дыхание, вытирая разбитый нос. Ему кажется, что прошла вечность, покуда они боролись, однако же это длилось лишь пару коротких секунд.

Шатаясь, Леон поднимается на ноги, ощущая, как дрожат колени от перенапряжения, но надеясь, что этого больше никто не замечает. В носу хлюпает, все лицо саднит от силы удара. Мерзкая лесная дрянь! А ведь больничный ему навряд ли выпишут, придется жалеть себя самому.
- Готово, - выдыхая, тихо бормочет и осторожно тянет одну из курток. - Посмотрим, что у нас там.
Моток разворачивается за мотком, внутри - весьма крупная, но словно бы самая обычная собака. У нее большие лапы с крепкими когтями, длинный хвост и вся шерсть будто изъедена молью, редкая и висит клоками. Наверное, какой-нибудь лишай.. Леон боязливо отодвигается, надеясь не подцепить никакой заразы.
- Посветите кто-нибудь, - через плечо просит, с ужасом пытаясь понять, что у собаки на башке. Это рога? Вот чем он получил в лицо! В неровном же свете отблеска чужих фонарей ему чудится, что редкая неопрятная шерсть отливает зеленцой.
- Скажите, что вы тоже это видите, - со стоном просит.
"Зеленая собака-переросток с рогами? Что за херня тут творится?"

+7

23

Алекс смотрит прямо в глаза напарнику, сжимая кулаки от сдерживаемой злости. Девушка поджимает губы, сдерживая новые язвительные комментарии, которые вертелись на языке. Кажется, еще чуть-чуть и они бросаться друг на друга и это будет самым идиотским поступком, который может случиться за сегодня. А сегодня случилось довольно много событий, которые никак не попадали под категорию нормальности.
И судя по всему, Леон ощущает почти схожие чувства. Он возмущенно раскрывает рот, словно выброшенная на берег рыба. Алекс даже показалось, что он дернулся, будто от удара.
А дальше все начинается заново. Они снова вступают в спор, который пошел по новому кругу. Разве что развивается теперь по совершенно новому сценарию. Алекс бы остановиться и первой прекратить глупый спор, от которых уже оба устали, но увы, уже не может этого сделать. А болезненный и крайне панибратский тычок в плече (что расценивается Алекс, как грубейшее оскорбление) раззадоривает ее еще сильнее. Девушка смотрит с яростью и угрозой, но при этом остается совершенно неподвижной. Разве что напряжение, царившее между ними становиться столь густым, хоть ложкой черпай.
Алекс с холодной яростью практически рычит на напарника и готовая при любом случае просто растерзать мужчину. Дождавшись окончания крайне экспрессивного ответа напарника, Алекс холодно цедит в ответ:
- Это не мне нужно уши почистить, а тебе! Неподготовленного человека бросать дикому зверью, лишь бы свою задницу оставить невредимой!
Однако ответить Леон не успевает (хотя, судя по красноречивому взору, ответить было чем). Их ссору прерывает, возникший неожиданно вовремя, Александр. И это было действительно вовремя, иначе все зашло бы слишком далеко.
Алекс тяжело дышит, но в этот раз действительно молчит. Ей больше не хочется ссорить или пререкаться, она слишком устала от этого. Она даже не успевает заметить, как на ее плечи ложиться чужой пиджак. Девушка резко дергает головой в сторону самоубийцы, что решил так не вовремя проявить джентльменские замашки. В голове рождается мысль, что эти двое просто сговорились и решили вместе свести ее с ума. Умом-то она понимает, что это просто добрый жест, но от этого желание придушить мужчину не становиться меньше. Больше всего ее злило именно это – то, что ее считали слабой женщиной. Если бы она была действительно бесхребетной амебой, то давно сгинула бы где-нибудь или жила бы такой жизнью, какой никому не пожелаешь. Она сама себя слепила, имея в своем арсенале всего лишь волю и крайнюю степень упрямства. За такое Алекс обычно ломала кости и выбивала зубы, но она уже давно выросла из этого. Да что там, и сама не раз ходила с гипсом, однако неумной вредности это ничуть не убавило. Даже ее работа грозит тем, что однажды она может просто не вернуться домой. И Алекс, с полным осознанием этого факта, все равно выбрала эту профессию, добровольно принеся в жертву свое будущее. У нее не будет огромного дома с лужайкой и слюнявым псом, не будет крепкой, дружной семьи, в старости (если оно вообще будет) у ее кровати не будут сидеть ее дети и внуки. Абсолютный тупик. И, наверное, от этого должно становиться грустно. Кому-то, но не ей. Алекс вообще ничего не ощущает от осознания этой ситуации. Смирилась, наверное.
Зато в игру снова вступает Леон. Перенимает, так сказать, эстафетную палочку. Зато брошенные слова попадают точно в цель, отчего вся ярость мгновенно сходит на нет. Однако на его место приходит растерянность и даже древняя, спрятанная в глубине сознания, боль. Та, о которой Алекс поклялась забыть и не вспоминать никогда.
Она мнет в руках чужой пиджак, сброшенный в порыве гнева и с хмурым смирением, отводит глаза в сторону. Ей мгновенно становиться неуютно и тоскливо, будто кто-то дернул невидимую струну в ее душе. То же самое ей бросила ее семья, ну или то, что осталось от нее, после того, как отца не стало. То же самое говорили ей бывшие друзья, что считали ее другом. То же самое она все чаще спрашивала у самой сама.
«Я всегда все рушила»
Алекс горько ухмыляется после чего, наконец, прекращает терзать пиджак и кладет его на спинку старого, полуразвалившегося стула. Сейчас она понимает, что была, хоть и права в какой-то степени, однако снова перегнула палку. Порой она просто забывает включать в себе человечность.
Девушка неуверенно трет шею, да мнется на месте. Разумная ее часть говорит о том, что она лишь сказала правду, однако другая часть намекает, что именно сейчас лучше всего плюнуть на логику и просто извиниться. Алекс даже успевает порадоваться тому, что Леон стоит к ней спиной и не видит ее метаний.
Она даже не заметила, как их общий знакомый скрылся в густой тьме леса. Тогда бы она точно остановила мужчину от самоубийственной миссии. И теперь они остались одни в хижине и напряженное, неуютное молчание кране раздражало. Ну, Алекс так точно, а за напарника она не берется утверждать. Но судя по напряженной спине, обиделся тот не на шутку. Алекс тяжело вздыхает, однако в этот раз решает плюнуть и правда извиниться перед ним. Может он действительно хотел как лучше?
Однако, когда она успевает что либо сделать, из леча доноситься жуткий треск сучьев и следующий за ним, очень знакомый крик.
Алекс вздрагивает и дергается за пистолетом, однако, к ее неожиданности, Леон реагирует быстрее. И вот Александр промчался мимо нее, а напарник уже повалил тварь на землю. Зверюга извивалась и дико верещала, путаясь в куртках всеми лапами и… рогами?! Кажется, будто Леон – ковбой и сейчас он на родео. Однако изящным ударом в нос (кажется, она даже успела услышать хруст) наездник летит в сторону и тварь грозиться вырваться из своих пут.
Тут-то Алекс и высаживает в животное несколько пуль, а через пару секунд к ней присоединяется Леон (правда он бьет, а не стреляет, но не суть), после чего тварюга с хрипящим, булькающим рыком затихает. Пару минут они стоят в тишине, что сейчас кажется жуткой.
Леон, шатаясь, встает, наконец, с земли и девушка замечает, как с носа струиться кровь, да и, в общем, он выглядит не очень. Алекс хмыкает, выискивая в кармане джинс платок (сама даже дивиться, сколько вещей у нее вмещается), после чего протягивает напарнику. Она бы предложила помощь, однако, тот ее вряд ли примет.
В это же время Алекс успевает подивиться со зверюги, что они только что прикончили. Уродливая тварь, даже после смерти крепко держит чужую куртку в смертельной хватке своих клыков, которые, кстати, совершенно неподобающе выпирают из пасти, будто там не помещаются. Да и общий вид существа, облезший и  мерзковатый, вызывает отторжение.
Алекс держит тварь на прицеле, будто та сейчас вскочит и закончит начатое ей дело. Однако существо остается неподвижным и только после этого девушка убирает пистолет обратно в кобуру.
- А я думала, что люди совсем сбрендили, когда на чупакабру жаловались.
Алекс честно становиться очень жутко, но внешне она только сильно хмуриться да с тревогой осматривает окрестности на опасность. А то вдруг, правда ее догадки правдивы и тварь не одна, а с собратьями?
- Надо затащить ее в хижину и дождаться рассвета, а после оттащить ее в участок. Пусть там разбираются, что это за хрень, - Алекс настороженно прислушивается, будто сейчас к ним выпрыгнут с десяток таких же, как эта, однако говорить не прекращает. – Сейчас куда безопасней внутри, чем снаружи. Кто знает, была ли тварь одна или уже успела отыскать пару и настругать монстриков.
Потом, будто спохватившись, спрашивает:
- Александр, вы целы или от вас уже успели отхватить кусочек? Если что, я могу обработать рану. Кстати, Леон, это тебя тоже касается.
Алекс спокойно стоит на месте, ожидая, когда мужчины ответят на вопрос. Если она и была в шоке от неведомой зверюшки (что было в какой-то степени правдой), то вида не подавала и отвлекала себя единственным, чем могла - своей работой.

+8

24

У Саши со школьных лет не заладилось с уроками физкультуры. Он не был задохликом или слабаком, вполне себе среднего роста и ладно сбит, но вот не сложилось. Он не любил бегать по этому замкнутому кругу стадиона, отжиматься под грубоватые окрики тренера или стыдливо поправлять плавки во время прыжков в бассейн. Он предпочитал книги, естественные науки и скамейки. Леон уже тогда подсмеивался над его увлечениями, потому что сам блистал именно на футбольном поле, теннисном корте или в том же бассейне. В общем, прирожденный спортсмен, не понимающий скучного ботана. На том различии они тогда и сошлись, но вот прямо сейчас Козаченко был готов поменяться своими навыками с Кеннеди. Хотя бы на этот десяток минут, за которые он буквально поседел, пока не влетеле в хлипкое помещение. Притормозить сразу не удалось, он почти впечатался в стену, а после развернулся на 180 градусов, чтобы убедиться, что это нечто больше не бежит за ним, а теперь яростно сражается с когда-то лучшим пинчером Смоллвилля. Александр был бы и рад ему помочь, но сейчас максимум, на который он был способен, это согнуться пополам и тяжело дышать, стараясь выровнять дыхание. Он даже вскинул одну руку, прося чуток подождать, хотя прекрасно понимал, что на него никто не смотрит, слишком увлеченные умерщвлением бешеного зверя.

Козаченко дергается только на крик Леона, все таки выпрямляется и делает шаг к нему, желая помочь, но в этот самый момент Алекс стреляет. А Александр просто на дух не переносит огнестрельное оружие. Он вздрагивает, пятится и с подозрением косится на ствол, из которого неспешно плывет сизый дым. И кто только придумал это орудие убийства? Конечно, резинывае дубинки им бы тут мало сейчас помогли, но это ничуть не уменьшает нелюбовь учителя. Пусть все это будет... где-то подальше от него. Он правда не готов к перестрелкам и убойному звуку, поэтому еще какое-то время стоит в стороне, ожидая, пока адреналин сойдет на нет, и общий всплеск эмоций немного поугаснет. И только после он аккуратно подходит ближе, смотря на то, что совсем недавно так отчаянно за ним неслось. Он смотрит. И не верит тому, что видит.
- Быть того не может, - тихо шепчет Саша, как завороженный подходя ближе. Его уже не пугает мысль, что тварь еще может быть жива, он сейчас охвачен тем самым интересом, из-за которого учился на биолога. Он прекрасно разбирается в разновидностях собак и подвиде волков в целом, но даже его знания не дают ему возможности правильно квалифицировать это создание. - Я бы сказал, что это мутация, но...
Он продолжает фразу, но уже так тихо, что и не разобрать. Он даже протягивает руку и касается твердых рогов, которых определенно не должно быть на голове этого животного. Он трогает слишком большие лапы, переходит к осмотру неестественно маленькой головы, но зато приличной пасти. Это действительно очень сложно описать, но физиологические мутации чаще всего охватывают лишь одну определенную область, и на то должно быть несколько серьезных факторов, начиная от окружающей среды и заканчивая испорченным геном в предках. Но ни о каких даже мало-мальских мутациях в Смоллвилле никогда не слышали, а о хорошей экологии и упоминать не стоит. Тогда... откуда?

- Нет, я в порядке. А вот Леону точно необходима помощь, - рассеянно отвечает Александр, явно слишком увлеченый их, как бы сказать, добычей? Пусть эти двое озаботятся друг другом, решат там быстренько свои дела и уже перестанут изображать из себя детсад на выгуле, а сам учитель пока продолжит осмотр зверя. Он еще бросает через плечо, что эту находку обязательно нужно отнести в лаборатории, чтобы там осмотрели и точно проверили, нет ли какой опасности. Александр не уточняет, какой именно, оно и так понятно - если в окружающей среде появилось нечто настолько ядовитое, что способно вызывать такие физические изменения, то лучше об этом узнать сразу. А еще там проверят, не нападало ли животное на кого-то еще, есть ли на ее странной шерсти следы крови или чего-то еще, в общем, не оно ли явилось причиной внезапных исчезновений. Как ни крути, но вопросов появилось теперь лишь больше, и чтобы найти хоть какой-то ответ, им нужна будет квалифицированная помощь. И как удачно, что в их городе есть прекрасно оборудованные лаборатории, в которых им точно смогут ответить хоть на что-то.

+7

25

Адреналин бешено гонит кровь по сосудам, придавая полицейскому сил. Он даже почти позабыл о страхе, но вот из разбитого носа до сих пор течет, так что он вынужденно принимает платок у Алекс.
К слову, схватка с лесным чудовищем выбила из него весь негатив, так что он почти забыл о своей обиде. Сложно обижаться на напарницу, которая всего-то сказала ему пару неласковых - сущий пустяк на фоне этой зелено-рогатой твари.

В ушах все еще звенит от выстрелов. Вообще-то Леон хотел взять эту тварь живой (ему все еще казалось, что это некий карлик-переросток), но теперь он был почти благодарен Алекс за то, что она пристрелила эту штуку. При виде широкой пасти, утыканной острыми желтыми клыками, ему становилось не по себе.
- Спасибо, что не пристрелила. В следующий раз не стреляй, пока я не окажусь на безопасном расстоянии, - едко возвращает "должок", но без издевки. Это даже можно считать перемирием - он снова разговаривает с напарницей и даже готов вернуться к обыденным перипетиям.
Всхлипывая разбитым носом, Леон откидывает голову назад, чтобы унять кровотечение, и машет свободной рукой.
- Тащите его внутрь сами.. Я ранен.

Теперь, когда опасность миновала, он становится типичным мужиком. Поныть и пожалеть себя бедного. Он даже собирается забраться обратно в домик и найти себе угол, в котором станет скулить и жалеть себя разнесчастного, но пока откидывает голову - под странным углом замечает, как в зеленоватой шерсти что-то блестит в свете фонаря.
- Что это у него на шее? - снова опуская лицо и зажимая нос промокшим от крови платком, прищуривается. Оттесняет Сашу плечом и сдергивает с шеи твари кулон с адресом. Повертев в руках, с выражением читает:
- Пушок. Если потеряется, вернуть по адресу.
"Вы, бля, издеваетесь?"
- Пушок, - беззлобно бормочет и подтыкает убитую тварь в бок ботинком. Оно издает какой-то чавкающий звук, очевидно, послесмертный, но это все равно нервирует Леона, и тот отступает.
Ну нафик эту Годзиллу, завтра разберутся!
- Не трогай ее, Саш, - нервно зовет сожителя, который дюже увлечен рассматриванием убитой собаки (или чем оно там является?), а после переводит взгляд на Алекс. - Давайте запремся в доме и дождемся рассвета. Я больше не хочу приключений.

Леон в самом деле устал, а еще ранен! и истекает кровью!, так что ему хочется лишь приткнуться в угол и чтобы чертов нос перестал кровоточить.
Так что он, поколебавшись, все же опускается до помощи Алекс, которую она щедро предлагает. Впрочем, ему больше любопытно, что рыжая сумеет поделать без электричества, воды и медикаментов? Не прижжет же его раскаленным фонарем, чтобы остановить кровь, право-слово? Эта мысль немного напрягает мужчину, но в остальном он убеждает себя, что ему нечего бояться и опасность миновала.
С этими мыслями Леон возвращается в домик, надеясь, что до утра они останутся в безопасности.
К слову, на горизонте уже светлеет, чего пока не видно за плотным слоем деревьев, но очень скоро они смогут вернуться домой и в участок, притащив с собой трофеи. Дальше уж пускай разбираются уполномоченные, потому что с него хватит этого дерьма.

+8

26

Алекс хмуро поглядывала на недо-собаку, что сейчас безвольно распласталась на земле, удерживая себя от того, чтобы не пустить еще пару пуль в мертвую тушу. Так, для общего спокойствия. Хотя даже сейчас, когда жизнь его покинула, во взгляде еще читалась та безумная ярость и желание растерзать любого, кто встанет на пути. Даже мертвое, это существо вызывало дрожь и желание скрыться где-нибудь очень далеко.
«Сумасшедшая ночь. Сумасшедший город»
Алекс задирает к небу голову и тяжело вздыхает. Чувства и ощущения начинают потихоньку возвращаться, распутывая клубок из взвинченных нервов. Конечно для того, чтобы полностью упокоить расшалившиеся нервишки ей нужно вернуться домой, ну или хотя бы быть как можно дальше от этой твари и от этого леса вообще. Спасибо, нагулялась уже.
Возобновившиеся подколы напарника даже радуют Алекс, ведь на фоне всей этой чертовщины, это сейчас кажется приятной обыденностью. Знаком того, что все возвращается в привычную колею, без всяких уродливых собак и сумасшедших гонок по ночному лесу.
- Хорошо, но потом только не жалуйся, что тебя покусали.
Алекс пожимает плечами, намеренно умалчивая о том, что стреляет она метко, в отличие от некоторых. Впрочем, это только мысли в голове, а ссор им и так на сегодня хватило.
Впрочем, даже это не могло отвлечь от той картины, коей свидетельницей она стала. С удивлением наблюдая, как недавний спринтер, который так лихо ломился через все кусты, теперь едва ли не обнимает трофей, Алекс не могла удержаться от недоуменного взгляда. А ведь с виду такой скромный... А она даже не может сдержать отвращения на лице, когда тот в очередной раз дергает мертвую зверюгу за лапу или шерсть. Кому как, а сама она брезгует прикасаться к чему-то столь… неестественному, особенно, если это что-то недавно еще хотело пообедать ими.
- Вы его еще поцелуйте. Только прошу вас, не при моем напарнике. Еще одной сцены ревности я не переживу, - едва не шлепнув по рукам чрезмерно любопытному мужчине, Алекс укутывает тварь обратно в куртки, будто в саван. От греха подальше.
Однако в последний момент Леон, предварительно оттеснив друга, что-то срывает с шеи животного, после чего пристально вчитывается в надпись, не прекращая влажно хлюпать носом.
«Пушок? Боюсь представить, какой у него хозяин, если у него такие вот твари «Пушками» зовутся. Однако адрес запомнить стоит, а еще лучше наведаться лично»
В голове уже зреет план действий и это успокаивает хаотично скачущие мысли, расставляет все по полочкам. Это привычная, рутинная (если забыть о «миленьком» питомце) работа практически убаюкивает.
Вспомнив, что среди них есть умирающий раненый, а так же то, что она вроде как обещала свою помощь, Алекс, наконец, отрывается от созерцания безобразной твари, зато обращает свой взор на мужчину.
- Александр, вы оттащите это в хижину, а я пока помогу Леону, хорошо?
После чего разворачивается и бредет в сторону хижины, однако не заходит в нее, а кружит вокруг, будто акула. Во время своего обучения им всем в обязательном порядке преподавали первую помощь, и пока от зубов отскакивать не будет, живым тебя не отпустят. Это, конечно, не раз помогало Алекс, но те времена она все еще вспоминает с дрожью.
За всеми этими невеселыми воспоминаниями о прошлом Алекс, наконец, находит то, что искала. Перед ней находиться старая, проржавевшая бочка с дождевой водой. Девушка светит фонариком в глубину бочки, просматривая дно с опаской, будто сейчас из нее выпрыгнет куча клыкастых монстриков и схарчат ее без хлеба и соли. Однако вода в бочке остается все так же неподвижной, разве что отражает хмурое лицо самой Алекс. Вздохнув, она прогоняет идиотские мысли подальше, набирая воду в небольшую миску, стоящую рядом (которая была так же заранее помыта Алекс). Да, возможно она и не отличается кристальной чистотой, но это уж всяко лучше, чем совсем нечего. Руки мгновенно замерзают, едва ли не леденеют, но для будущей операции самое оно. Сжимая в руках миску со студеной водой, девушка быстрым шагом возвращается в временное убежище. Укутанная тварь уже валяется в углу, однако взгляды на нее все равно периодически обращаются.
За все то время, что они скакали по двору, борясь с бешенной животиной, хижина успела получше прогреться и теперь им не приходилось стучать зубами и жаться к друг дружке. Вот уж чего бы она точно не пережила.
Фыркнув своим мыслям, Алекс направляется к напарнику, что сейчас сидит на стуле и стонет, не зная как убаюкать пострадавшую часть тела. При виде нее, мужчина напрягается, будто у девушки в руках не миска с водой, а комок змей, однако на это Алекс остается лишь пожимать плечами в недоумении.
Поставив миску рядом с собой, Алекс присаживается на корточки перед напарником, слегка наклоняя его к себе.
- Не нужно так задирать голову, иначе кровь может попасть не туда, куда нужно, - буднично сообщает Алекс, будто они говорят о погоде, однако хмуриться она не прекращает. -  Прекрати дергаться, я тебе его не откушу.
Воздохнув, она промачивает платок и аккуратно начинает обрабатывать рану, стараясь действовать максимально осторожно. Сейчас Алекс мало волнует, как они выглядят со стороны (даже она заметила, каким понимающим взглядом одаривает их Александр, будто на роботе она сплетен не наслушалась), сейчас она полностью сосредоточенна на работе, а что там думают остальные, не ее дело. Ей главное оказать первичную помощь, а после, когда рассветает и они выберутся отсюда о нем будет кому позаботиться. Главное просто дождаться рассвета.
Но на данный момент самое главное, чтоб некоторые не дергались и дали спокойно обработать рану.

Отредактировано Alex O'Conner (31.10.2015 08:28:54)

+6

27

Александр не особо реагирует на бравых полицейских. Они могут страдать, как Леон, или использовать свои защитные реакции в виде сарказма, как Алекс. В свое время Саша наслушался столько всего из-за своего увлечения науками, что уже никакие сравнения или эпитеты в свою сторону его не задевали. Как говорят в России - в одно ухо влетело, в другое вылетело. Так что он принялся и дальше изучать мутировавшее животное. Это занимало его куда больше, чем копошения напарников. В конце концов, ни у кого из них не было рогов или зеленой шерсти, чтобы достаточно заинтересовать Козаченко.

Единственное, на что он обратил внимание, это ошейник, который снял Леон, почти удивленно прочитывая явно кличку домашнего животного - "Пушок". Звучит, определенно, издевательством, но для Александра это очередная загадка. Как много людей в тихом Смоллвилле завели бы себе подобного семейного любимца? А как много смогли бы прятать его в столь небольшом и деревенском городишке? Да здесь в одном конце города чихнешь, в другом скажут, что у тебя грипп и посоветуют народные средства. Другими словами - это просто невозможно. Что подводит к следующему вопросу - какая же это мутация? Врожденная или приобретенная? И если вариант второй, то тогда с какой скоростью проходил весь процесс? Это просто физически нереально - приобретенные физические изменения не бывают таких масштабов. Это вообще хоть кто-то, кроме него, осознает в полной мере? Хотя... о чем это он... Полицейским просто хочется поскорее со всем этим покончить. И, возможно, даже желательно никогда не вспоминать. Но Саша едва не прыгает вокруг находки, желая изучить и узнать. Интересно, его пустят в лаборатории, как непосредственного участника охоты на это существо?

- Когда ты найдешь его хозяина, я пойду с тобой. С ним нужно много о чем переговорить, - Александр не спрашивает, он сразу ставит в известность, что уж точно не упустит возможность задать несколько вопросов владельце подобного создания. И никакие отговорки он просто не примет. Леон много раз нарушал мелкие правила, нарушит и еще раз. Тем более, если Козаченко действительно может оказаться полезным.
Недовольно одергивая руку, когда Алекс бесцеремонно отшлепала его по ладоням, чтобы он уже перестал трогать убиенное животное, Саша печальным взглядом уставился на кучу курток, под которыми скрывалось самое интересное. Что и говорить, люди кулака и люди думалки никогда не поймут друг друга...

- Да, конечно. Не добейте друг друга, - не то чтобы он действительно этого опасался, но кто знает этих полыхающих товарищей? Будет хорошо, если они и правда займутся чем-то тихим и не склочным, пока Козаченко послушно взваливает на плечо нелегкую тушку зверя и заносит в так называемый домик. Он пристраивается в другом углу, чтобы не смущать Леона и Алекс мертвым телом рогатого существа, к которому те не питают ничего, кроме отвращения и осторожности. Лично у Саши оно вызывало исключительно научный интерес, а потому он выжидательно уставился в окно, буквально призывая утро. Поскорее бы разобраться со всем этим и удостовериться, что никто больше в лесу или окрестностях не пострадал от агрессивного животного. Тогда еще оставалась надежда, что в следующий раз они найдут хоть кого-то из пропавших... Возможно, перепуганных и уставших, но зато живых и здоровых. Козаченко всегда верил в счастливые финалы.

- Нам уже можно возвращаться в город, - на удивление бодро рапортует, как только первые лучи едва золотят верхушки деревьев. Ему не привыкать сидеть всю ночь над особо важным уроком или за проверкой контрольных. И несмотря на то, что так называемое "приключение" его вымотало, у него слишком много вопросов и желания что-то делать, чтобы клевать носом. Он даже сам готов тащить мертвую тушку до города, пусть и не отличается силой и сноровкой Леона. Главное, уже оказаться в городе, посетить лабораторию, принять душ, выпить чашку кофе и... заняться поиском ответов. А это Александр с детства любил.

Отредактировано Alexander Kozachenko (02.11.2015 17:31:50)

+6

28

- ..еще одной сцены ревности я не переживу, - бормочет Алекс, и Леон беззлобно желает ей заткнуться.
Ну в самом деле!
Если у нее такая повышенная терпимость к меньшинствам, пускай выказывает ее в каком-нибудь другом месте, а мужчине окологейские шуточки порядком надоели. Он всегда считал себя бабником и Казанова, так что подобные "подколы" становятся для него неожиданностью - сказать больше, неприятной. Располагай сейчас ситуация, Леон бы даже рассказал рыжей напарнице, какой популярностью пользовался у противоположного пола в школе, колледже, да и после тоже, однако он решает оставить эту информацию при себе, уязвленный до глубины души.
Впрочем, Алекс можно понять. Видимо, ревнует. Потому что Кеннеди свято уверен, что та втрескалась в него по уши еще в первый день после перевода, потому и вела себя подобным образом. Будто школьница, она дразнилась и обижалась, лишь бы обратить на себя его внимание.
Мысленно утешившись, Леон отдается во власть напарницы, которая серьезно настроена подлатать его. Используя подручные средства, она действует уверенно и умело, будто только этим и занимается на досуге. Может, хобби у нее такое? Мужчина даже удивлен ее талантами, но комплименты оставляет при себе до более удобного случая, а то ляпнет чего - и она ему точно нос откусит, хотя и обещала этого не делать.
Охая и ахая, он все же мужественно выдерживает "медицинские" процедуры, а после миролюбиво шипит:
- Шарлатанка, не стану платить тебе денег за это непрофессиональное лечение.
конечно, он благодарен. И, конечно, этого не покажет.

Однако, сидеть в тесном домике им остается недолго. На улице в самом деле рассветает, и троица собирается в обратный путь. В утреннем свете лес уже не кажется таким пугающим, да и нужная дорога находится на раз-два, хотя и подернута легким белесым туманом.
Леон помогает Саше упаковать их трофей в куртки, будто в сеть, и вместе они волочат тугой сверток к участку, иногда меняясь сторонами, чтобы перенести вес с левых рук на правые. За обратный путь полицейский окончательно выбивается из сил, его поврежденный нос сипит и посвистывает, что не добавляет Кеннеди настроения.
- Оставим это здесь, - когда они достигают участка, Леон отпирает ближайшую камеру и помогает Саше втащить собаку внутрь. Где еще ее оставить, он не имеет ни малейшего понятия, потому что утро слишком раннее и кругом все закрыто. Нести тушу в ветеринарку означает лишь потерять еще пару часов на пороге закрытого заведения, а вот из камеры она точно никуда не денется, даже если волшебным образом "оживет", во что мужчина, конечно же, не верит, но решает перестраховаться. Кто знает этого Пушка и какие тайны еще таит зеленая рогатая шкура?
Тщательно запирая камеру, полицейский трогает разбитый нос, морщится и мрачно взмахивает рукой.
- Все, расходимся до утра, концерт окончен. Встретимся в девять или когда там начало работы.., - обращается главным образом к Алекс, потому что Козаченко наверняка через пару часов отчалит учить своих детишек, а вот их с рыжей ждет дальнейшее расследование этой весьма престранной истории.
Все, что он хочет, это забраться в душ и смыть с себя страхи и грязь, а после доспать оставшиеся часы до побудки в мягкой теплой постели. Поэтому без колебаний покидает место разборок, в последний момент сунув найденный кулон, что снял с собаки, в карман. Завтра приложит к рапорту, или что там еще положено делать с уликами...

***
Наутро Леон разбит, окончательно и бесповоротно. Нос болит и пульсирует, все лицо, кажется, исцарапано и полыхает, а пары часов сна категорически не хватило, чтобы восстановить силы. Даже горячий крепкий кофе без сахара не особо спасает положение, к тому же единственная его куртка осталась в камере вместе с трупом подстреленной собаки, так что до участка он бежит налегке, ежась в утренней прохладе.
Отчаянно бодрясь и сдерживая зевки, полицейский первым делом направляется к камере, чтобы проверить их трофей, но дверь камеры распахнута настежь, а сама камера пуста. Даже их с Сашей куртки, оставленные на мертвой тушке, тоже куда-то исчезли.
Первые несколько мгновений Леон тупо пялится на пол, где поутру он с напарниками оставил труп, а после растерянно озирается. Пытается спросить у коллег, видел ли кто зеленую рогатую собаку, что сидела в камере, но почти все они вертят пальцем у виска.
Загадка, не иначе.
- Алекс, Алекс! - придя в себя, Кеннеди носится по участку в поисках рыжей, а после кидается к ней с кулоном, на котором все еще выбиты имя и адрес собаки. - Труп исчез, но у меня остался брелок. Нужно идти к шефу! Вызывать ФБР! Правительство!
Она единственная, кто помнит прошедшую ночь и может подтвердить его слова, так что должна поддержать все его фантазии идеи  разом, не иначе.

+5

29

Алекс со вздохом заканчивает обрабатывать рану, устало отбрасывая окровавленный платок обратно в миску с водой. Конечно это минимум, что сейчас она может сделать, но даже это всяко лучше, чем совсем нечего. Все от себя зависящее она сделала, а дальнейшее ее уже не касается.
Напарник фыркает и называет ее шарлатанкой, как и то, что платить за ее помощь не будет. На это Алекс лишь безразлично пожимает плечами, отходя от Леона в свой угол этой лачуги. Благодарность девушке не особо была нужна, просто это, хоть и малая, но часть ее работы.
Сейчас же она сидит у огня, отогревая замершие руки, устало поглядывая, как огонь весело потрескивает, да жадно вгрызается в поленья. Алекс сидит спиной к напарникам, но взгляды, что порой сверлят ее спину, все же ощущаются девушкой. Она иногда оборачивается к ним, а после не найдя ничего важного, вновь обращает свой взор к огню.
Сейчас ее мысли лениво блуждают в голове, изредка сталкиваясь друг с другом, после чего также медленно разлетаются в разные стороны. Но все эти мысли не наполнены чем-то действительно важным. Например, об ошибочном мнении, которое сложили об ее персоне.
Одни свято уверенны, что стали предметом ее воздыханий, другие же просто думают, что она так же втрескалась в этого человека и всячески пытаются свести ее с ним. Нет, есть, конечно, и те, что просто считают ее стервой, но таких, увы, совсем немного. И от тех, и от других она уже очень устала. Раньше Алекс крайне возмущалась, после просто смеялась от всех этих глупостей, потом пришло раздражение и в самом конце – усталость.
Наверное, дело в том, что она слишком сильно разделяет людей на категории и группы. Вот гражданский, а вот офицер, вот доктор, а вот писатель… И Алекс скорее оценивает не самих людей, а то, как они выполняют свою работу. А после сделанных выводов, учитывая род деятельности человека, создавала… определенную модель поведения с этим человеком, что ли. Плохо выполняешь работу, изволь получить соответствующее отношение к себе с ее стороны.
Вот взять хотя бы того же Леона и Александра: Леон – коп и ее напарник, к тому же. Она знает, как должны работать копы, и, видя отношения самого Леона к этой работе, Алекс и придирается, что ошибочно воспринимается оным, как влюбленность. На это остается лишь махнуть рукой, ведь объяснить все равно ничего не получиться. Плавали, знаем. А что насчет Александра? Учитель, гражданский, т.е не боец, заметно, что хорошо выполняет свою работу… Стоит ли дальше говорить? Но даже он ошибочно считает, что они влюблены друг в друга.
Увы, переубеждать их всех, что дело тут не в каких-то высоких чувствах Алекс уже честно устала, поэтому, не видя смысла в том, что бы опровергать слухи, она просто молчит. В конечном итоге, когда это ее волновало, что себе навоображали другие люди? Так что, махнув рукой на эту ситуацию, Алекс просто позволяет другим тешиться фантазиями.
Очередной раз вздохнув, девушка подбрасывает в камин еще парочку поленьев, да изредка поглядывает в сторону мутного окна, в котором едва виднеется восходящее солнце. Неужели они пережили эту ночь?
Сейчас Алекс вся эта ситуация кажется обычным ночным кошмаром, но не как не реальностью. Но, увы, труп, прочно завернутый в их куртки, все также валяется в углу, не подавая никаких признаков жизни. И, несмотря на то, что она является убежденным атеистом, Алекс все равно хочется сказать «И, слава Богу!»

По дороге в город они молчат, раздумывая каждый о своем. Хотя Алекс могла поставить пятьдесят баксов на то, что сейчас мысли у них сходятся в одном. Смыть с себя кошмары этой сумасшедшей ночки и поспать хотя бы пару часиков. Ну, Алекс так точно об этом думает.
Город оказывается всего в десяти минутах ходьбы от их временного убежища, хотя ночью это расстояние казалось непреодолимым. Девушка даже успевает подивиться этому факту.
Но сейчас, когда они находиться в родимом участке, а мертвая тварь надежно закрыта за решеткой, все оставшиеся мысли выветриваются из головы. Алекс безумно хочет спать (Во всем виноваты чертовы отчеты! Ну вот зачем нужно заполнять столько бесполезных бумажек?!), а если хватит сил, то и помыться. Смотря, как напарник несколько раз дергает запертую дверь камеры, Алекс мысленно его поддерживает его. В данной ситуации лишний раз перестраховаться не помешает. А вообще, будь ее воля, она бы еще и записочку какую-нибудь прикрепила, мол «Не открывать! Здесь лежит неведомая херь!», ну или что-нибудь в таком же духе.
Вяло махнув на прощание рукой, Алекс уходит домой, разве что более задумчивая и обеспокоенная, чем раньше. Вскоре густой туман полностью скрывает ее в своих объятьях.

Крепкий сон, утренняя пробежка и завтрак окончательно отпугивают остатки сна, так что на момент, когда нужно выдвигаться на работу, Алекс чувствует себя если не отдохнувшей, то более-менее бодрой. Теперь, сверкая полированным мотоциклом, Алекс едет в сторону участка воодушевленная и готовая крушить и разрушать работать.
У входа ее встречает дежурный, уже пожилой, но все еще боевой дедок. Военный в отставке, он все еще не терял своего сурового и боевого настроя. Алекс он честно нравиться и она задерживается с ним поболтать на пару минут, когда со спины на нее буквально вываливается Леон. Но, увы, сонный мозг принимает его за угрозу и ситуация принимает неожиданный оборот.
Алекс отточенным движением дергается в сторону, берет его в захват и силой выворачивает напарнику руку. Все это происходит в какие-то считанные секунды, поэтому, когда Леон кряхтит от крепкого захвата,  Алекс остается лишь удивленно наблюдать засим действом. Мгновеньем спустя она, конечно, отпускает его руку, но сделанного уже не воротишь.
Кто-то довольно смеется и свистит, на что девушка лишь раздраженно буравит шутников взглядом, но подобный…инцидент еще долго будет обсуждаться среди коллектива. Вот чего ей еще не хватало!
- Черт возьми, Леон, сколько раз я говорила тебе не подходить со спины!- девушка недовольно хмуриться, упираясь одной рукой в бедро. Весь ее вид говорит «Сам виноват!»
- Чего ты с утра такой бодрый? Тебя же с утра и пушечным выстрелом не проймешь. Только не говори, что так сильно соскучился по моей скромной персоне.
В этот раз ей действительно интересно, что же могло такого произойти, что заставило обычно инертного напарника, столь бешено носиться по участку.

Отредактировано Alex O'Conner (15.11.2015 19:51:10)

+3

30

Не успел Леон найти Алекс и порадоваться, как она.. Заломала ему руку и скрутила в зюзю, так что мужчина сам не заметил, как жалобно заскулил в попытке вымолить свободу. Вообще - это произошло неожиданно (даже для него самого), потому что нападения он не ожидал, а когда ощутил боль - сработал инстинкт самосохранения, ибо своей шкурой он дорожил.
- Ты одурела? - едва выдыхая, зашипел сквозь плотно стиснутые зубы. Рыжая уже и сама поняла свою ошибку - и выпустила его запястье, только теперь рука ныла от кончиков пальцев вплоть до шеи. К столь грубому отношению Кеннеди не привык, а потому мигом приуныл.
Его позор не остался незамеченным. Так бывает всегда: вот вокруг никого, а вот - вдруг разом с десяток любопытных пар глаз. И откуда только понабежали? Леон поморщился, растирая запястье.
- Да уж, по тебе не соскучишься. Я к тебе по делу, а ты.. Больная, блин, тебе лечиться надо, - мужчина обвиняюще покосился на Алекс и покачал головой. Ему казалось, что там, в лесу, среди ночных ужасов, им наконец хоть чуточку удалось понять друг друга, но при свете дня все вернулось на свои круги. Быть честным, сейчас он ее искренне ненавидел. Впрочем, это прошло вместе с болью в руке, когда Леон вспомнил повод, по которому, собственно, и рисковал своей шкурой.
Собака!
- Пушок пропал, - понижая голос, поделился мужчина. До чужих улюлюканий и посвистываний ему дела не было, сам заломает кого хочет. Пускай неудачники завидуют и верят в его личную жизнь с этой рыжей мегерой, ему до лампочки; только дураку не понятно, что они едва не убивают друг друга каждый день с сотню-другую раз. Миф он разрушать не спешил, девять парней из десяти в участке считали O'Коннер горячей штучкой и искренне завидовали Леону, что якобы сумел ее охмурить. Что ж, хоть так - а он походит в победителях еще немножко.
"Неужели только я нахожу ее мужланкой?" - подумал полицейский про себя, а вслух сказал:
- То, что мы ловили всю ночь, загадочным образом исчезло. Если бы ты пришла вовремя, то сама заметила бы, - ехидным голоском подковырнул, а после полез в карман рубашки, покуда Алекс со злости не заломала ему и вторую руку. - Вот, у меня остался только его ошейник с брелком. Как думаешь, поможет?
Ему не с кем было поделиться этой новостью, поэтому он рассчитывал на заинтересованность рыжей. В конце концов, не каждый день ловишь в лесу зеленую рогатую собаку, что пропадает поутру из запертой камеры, верно? Мимо такого просто так не пройдешь и без внимания не оставишь.. Но так как никто из коллег в его слова не поверил, Алекс оставалась единственной свидетельницей, а заодно - заинтересованным лицом.
Прибирая брелок с адресом собаки обратно в карман, будто дорогую реликвию (еще бы! единственная зацепка!), Леон посмотрел строго и серьезно. Он редко бывал сосредоточен, но сегодня превзошел сам себя.
- До того, как ты решила сломать мне руку, - обвиняющий взгляд, - я предлагал отправиться к шефу и все ему рассказать. Надеюсь, он не сочтет нас больными. Один я точно не пойду, но вдвоем - есть шанс.
Боль в запястье вернулась, и мужчина снова потер руку. Теперь точно до вечера будет ныть, поморщился он сам себе под нос, а после нетерпеливо прожег рыжую взглядом. Он откровенно не знал, чего от нее ожидать, и в обычное время держался подальше, но сегодня у них назрело общее дельце, так что приходилось терпеть. Главное, чтобы она не сломала ему ничего или не вырубила и не заперла в чулане умирать одного.. Она могла. Точно-точно, вон какой взгляд! Кеннеди передернулся и на всякий случай сделал шаг в сторону от Алекс, чтобы иметь возможность дать деру при возникновении опасности.

+4


Вы здесь » Marvel & DC: School's Out » Сбывшееся » [09.05.17] В поисках...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC